Эротический рассказ: ВстречаДорогая Жаклин, спасибо за фото!
Рада за тебя - такому загару можно только позавидовать! Вернешься с Лазурного берега черная как слива.
Пишу тебе, чтобы рассказать, как прошел мой день. Только не спеши сворачивать письмо, это совсем не то, о чем ты, наверное, подумала (всякая рутина и неприятности), все как раз наоборот - я тоже взяла отпуск на несколько дней, и вот сегодня... В общем, читай это как маленький роман!

Было уже позднее утро, когда я вышла из продуктового магазинчика на забрызганную ярким солнечным светом парковку и поспешила в тень липы, чтобы надеть солнцезащитные очки. Там, прислонясь к стволу дерева, стоял какой-то человек и довольно откровенно мне улыбался. "Еще один, которого надо будет отшить," - сказала я сама себе, но, странно - когда я рылась в своей сумочке, мне почему-то захотелось рассмотреть повнимательнее этого приставалу, и я подняла голову. И тут он, по-прежнему улыбаясь, вдруг обратился ко мне:
- Не рискну помочь тебе, дорогая Сабин - это, должно быть, такой страшный бардак, какой только можно представить себе в сумочке красивой женщины!
Как он узнал мое имя, откуда? Я оглядела его с ног до головы: мокасины, джинсы в обтяжку, распахнутая на загорелой безволосой груди рубашка... "Лицо... Его лицо - где-то я его уже видела..."
- Ну же, еще одно маленькое усилие! А то я уже начинаю терять терпение - не узнала своего старого друга Франсиса!

Это был он, Франсис! Мой друг детства и школьной поры, с которым я когда-то играла, бегала в лес и на танцы, могла говорить с ним о чем угодно. Видела бы ты меня в этот момент - настолько по-детски глупое выражение плясало у меня на лице! А когда он наклонился, чтобы обнять меня, от радости я даже расхохоталась как ребенок, ей-богу! Как когда-то, он взял меня за руку, и вопросы посыпались с наших губ как из рога изобилия - мы не виделись с ним уже без малого пятнадцать лет, чего только ни могло произойти за это время в жизни каждого из нас, и обо всем хотелось узнать поподробнее. Неожиданно прервав нашу болтовню, Франсис спросил:
- Тебя кто-нибудь будет ждать к обеду - муж, дети?
- Нет.
- Может, любовник?
- И любовника нет.
- В таком случае, хочу пригласить тебя в один мой любимый кабачок, где мы могли бы поговорить обо всем в уютной обстановке. Не думаю, что пакет лапши, который болтается в твоей сетке, может за это время испортиться.
И, не обращая внимания на мои протесты, он чуть ли не силой усадил меня в свой припаркованный невдалеке автомобиль.

Воспользовавшись небольшой паузой в начале пути, я рассмотрела Франсиса в профиль: он почти не изменился - все те же русые волнистые волосы, слегка приплюснутый нос, волевой подбородок. Он окинул меня своим особым, с затаенной в его серо-голубых глазах усмешкой, взглядом и сказал, что я все такая же красивая даже с короткой стрижкой.
- А когда-то у тебя волосы были чуть ли не до пояса...
- Никогда не забуду, как ты меня за них таскал...
- ... но я их и гладил, когда доводил тебя до слез.
Я лишь улыбнулась этому воспоминанию.
Продолжая свой монолог, он похвалил мою фигуру. "И ноги у тебя тоже ничего, но чтобы я мог иметь о них полное представление, тебе надо было быть в мини-юбке. Хотя мельком я видел твои ляжечки, когда ты садилась в машину..." - и он расхохотался. Я без сожаления выпроваживала других и за намного меньшее, но на этот раз удержалась от того, чтобы съязвить побольнее, и лишь сказала Франсису, что он поросенок. Держа руль левой рукой, правой он ласково погладил меня по щеке. В этом был "эффект Франсиса": чего только ни выдумывал он во времена нашей бесшабашной юности, и я, иной раз стиснув зубы, всегда шла у него на поводу; и вот теперь, пятнадцать лет спустя, через четверть часа после встречи, я вновь оказалась под его влиянием.

Когда мы выехали из города, дальше дорога шла через лес, и я спросила Франсиса, куда он меня везет. Он сбросил скорость и повернулся ко мне:
- Испугалась, малышка Сабин? Возьми меня за руку!
И протянув мне свою ладонь, он добавил со смехом:
- У нас будет столик для влюбленных, но если тебе что-то не понравится, обещаю - я ничего навязывать не буду.
Мне стало немного стыдно за свои мысли, и я взяла его за руку, при этом его рука тут же упала мне на бедро, моя тонкая юбка почти не спасала от этого контакта, и меня вновь охватило какое-то тревожное предчувствие.
- Извини, я такой неловкий! Поэтому до сих пор холостой.
В это время мы были уже на месте - Франсис остановил автомобиль возле старенького домика под замшелой крышей, рядом с которым, в беседке из виноградных лоз, были расставлены столики для посетителей. Навстречу нам вышла совсем юная девушка в маленьком белом фартуке:
- Здравствуйте, вам накрывать внутри или снаружи?
- Нам нужен тихий уголок для влюбленных, - ответил Франсис, положив руки мне на плечи.
Почувствовав, что я хочу выскользнуть из его рук, он зашептал мне на ухо:
- Подыграй мне, малышка Сабин - посмотри, как ей это нравится!
Маленькая официантка, действительно, смотрела на нас с улыбкой, и, возможно, даже с некоторой завистью. Я не стала строить из себя недотрогу, чтобы никого не разочаровывать, и позволила себе прижаться к Франсису, неожиданно испытав при этом какое-то смутное удовольствие.
- Хорошо,- сказала малышка,- идите за мной - вы будете совершенно одни, и я с удовольствием вас обслужу!

Она привела нас в беседку, очень напоминавшую один из тех шалашей, какие мы сооружали когда-то во время школьных каникул. В тени вьющихся растений ощущалась приятная свежесть. Мы сели напротив друг друга за столик, покрытый скатертью в красно-белую клетку, где уже были приготовлены столовые приборы. Франсис, заглянув в меню, поинтересовался моими предпочтениями. Я попросила его на этот счет не беспокоиться, поскольку какой-то особой разборчивостью при выборе блюд не отличалась, и добавила, что мне нравится все. Тогда он спросил:
- И Франсис тоже?
- Ну да, ты же видишь - я не капризничаю.
Такой ответ его явно не устраивал, и он продолжал:
- Ты хочешь сказать, что у тебя обычный вкус. А я немного гурман и смотрю на твои губы как на спелый плод, умирая от желания его вкусить.
Я ответила, что с такой старой девой, как я, подобные фокусы не пройдут.

В это время официантка принесла заказанные Франсисом первое и бутылку "Бордо". Франсис погрузился в долгое молчание, и чтобы как-то вывести его из этого состояния, я сказала ему, что не хотела его обидеть.
- Нет, нет, я не обиделся, просто пытаюсь тебя понять. Если я правильно понял, на данный момент ты свободна, в том смысле, что у тебя нет мужчины. Но ведь раньше у тебя кто-то же был?
- Никогда!
- Ну хорошо, хорошо. Но этому должно быть какое-то объяснение. Вытяни-ка руки перед собой и положи их на стол так, чтобы локти были точно по краю.
Еще ничего не понимая, я все же послушно ("эффект Франсиса"!) выполнила его указание, и мои руки оказались почти на уровне его тарелки. Франсис попросил меня смотреть ему в глаза, и когда наши взгляды встретились, он положил свои руки на мои обнаженные предплечья и нежно-ласково, кончиками пальцев, стал поглаживать их, поднимаясь все выше и постепенно приближаясь к коротким рукавам моей блузки. Коснувшись рукавов, его пальцы скользнули вниз, и тут же его руки сжали мои. Удары моего сердца становились все сильнее, но при этом мне совсем не хотелось отрываться от его приковывающего к себе взгляда.
- Скажи мне, малышка Сабин, тебе было приятно? Только честно.
- Волнующе, конечно. Приятно ли? Пожалуй, да... Ласка всегда желанна.
- Но, похоже, мужскую ласку ты никогда не воспринимала как-то иначе, чем чисто человеческую. И это не может не удивлять с учетом того, что твое тело настолько же чувствительно к ласкам, насколько твое сердце не безралично к комплиментам. Я более чем уверен - многие мужчины были далеко неравнодушны к тебе как к женщине, но, как мне кажется, все их старания обольстить тебя были напрасны, каждый раз ты становилась на дыбы, предпочитая оставаться в гордом одиночестве. Я, как, наверняка, и ты сама, теряюсь в догадках относительно истинной причины твоего равнодушия к мужчинам, это обстоятельство, очевидно, кроме грусти и печали, и тебе самой никогда ничего не приносило.
Несколько шокированная его выводами, я готова была отрицать все подряд, хотя ясно отдавала себе отчет в том, что в словах Франсиса была такая неудобная для меня безжалостно-горькая правда.
- Сабин, продолжим нашу любовную игру. Только на этот раз поменяемся ролями.
После некоторых колебаний мои пальцы касаются его кожи, и я вся буквально дрожу от удовольствия, вынужденная признаться самой себе, что только и ждала этого момента.
Он взял мои руки и поднес их к своим губам.
- Спасибо, малышка Сабин, ты восхитительна... Но сейчас надо перейти к более серьезным вещам - этот цыпленок нас уже заждался!
Мы улыбнулись друг другу и принялись за еду.

Не помню, как закончилось наше застолье и что мы рассказывали друг другу о нашей жизни, о своих занятиях. Помню только блеск бокалов в лучах солнца, пронизывающих зеленую крышу, и щебетание птицы где-то невдалеке.
Но я хорошо помню, что все мои мысли были заняты воспоминаниями о подаренных друг другу ласках.
Я держалась за его руку, чтобы дойти до машины - видимо, хватила лишнего. Мы договорились встретиться с ним на следующий день, Франсис должен был заехать за мной во второй половине дня (с утра он был занят), чтобы потом вместе отправиться на лесное озеро.
- И не забудь надеть купальник поэротичнее!
Он обнял меня за плечи и наклонился, чтобы поцеловать. Я закрыла глаза и всего лишь на какое-то мгновение ощутила прикосновение его губ. Или мне это только показалось?
- Это совсем короткий, славянский поцелуй. Если будешь умницей, покажу тебе флорентийский. Напомни, если забуду.
И снова его иронический смех...

Он уехал, а я словно вернулась в сегодняшнее утро, когда вышла из магазина с пакетом лапши на эту парковку, над которой все так же ослепительно светило солнце. И я могла бы поверить в то, что все происходившее до этого момента привиделось мне во сне, если бы на моих губах еще не хранился вкус поцелуя Франсиса...
Я догадываюсь, о чем ты сейчас думаешь, Жаклин: "Сабин сняла парня! Она с ним целовалась! Она влюблена! " Если я угадала твои мысли, то ты почти права. Не знаю, влюблена ли я, но я волнуюсь и переживаю, поэтому и пишу тебе. Я до сих пор чувствую тяжесть его рук на моих плечах, все еще ощущаю вкус его губ, мягкие прикосновения его пальцев к моей коже, вижу его шутливую улыбку, его загорелую грудь...
В этот вечер я схожу с ума. Сейчая приму холодный душ, чтобы хоть немного собраться с мыслями. А потом надо будет выбрать купальник поэротичнее... Ему нравятся мои ноги! Может быть, сделать эпиляцию? А какую юбку надеть?... Или шорты?... С топиком, который ты мне подарила? Извини, продолжу завтра вечером.


продожение слдует (завтра)
По новелле Жана-Клода Шамбона "Сабин"
   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!