Эротический рассказ: Последнее желание тети Анны- Классный был вечер! - сказал Момо, - Тетя Анна, можно, я Вас поцелую на прощание?
И чмокнул ее в щечку. Она улыбнулась, и тотчас его голова оказалась в ее ладонях:
- А мне тебя можно?
И одарила Момо таким страстным поцелуем, что глаза у того сделались как блюдца, и он со всех ног бросился наутек.
- Завидуешь? - обратилась она к Жони, ждавшему у кромки тротуара.
- В общем-то есть немного, но не так, чтобы очень...
Тетя Анна взяла его под руку, и они пошли.
- А давай продолжим банкет! Составишь мне компанию? У меня еще осталась бутылка шампанского и есть куча дисков..

... Все началось с Лор, одноклассницы Момо и Жони, которая накануне обратилась к ним за помощью. Проблема состояла в том, что ее тете вдруг захотелось повеселиться в одном из известных в городке кафе, где каждую субботу для посетителей устраивались вечеринки.
- Это более чем странно, ведь она давно уже никуда не выходила, практически с тех пор, как овдовела. Она попросила меня пойти с ней, и я не могла отказаться, потому что она такая славная, что я ее просто обожаю. А тут еще Жюльен пригласил меня к себе, пока его родителей нет дома. Эта вечеринка обеспечила бы мне превосходное алиби, если придется отчитываться перед домашними.
- В общем, ты хочешь, чтобы мы занялись твоей тетушкой, - подытожил Жони.
- Ну да, повеселитесь с ней, выпейте, потанцуйте. Только потом обязательно проводите ее до дома, а то ей будет страшно возвращаться одной.
- Не проблема, Лоретт, мы обожаем пожилых дам, - успокоил ее Момо.
На следующий день, уже под вечер, встретившись с молодыми людьми в кафе, Лор подвела Момо и Жони к уже поджидавшей их за столиком даме - яркой декольтированной блондинке с шиньоном и с большими голубыми глазами а-ля Мишель Морган. В тон красивым глазам блондинки, благодаря ее без единой морщинки коже, смотрелись ее шея и верх груди, открывавшийся в вырезе ее вытисненного крупными фиолетовыми цветами платья декольте.
Момо задышал в ухо Жони:
- Ничего себе тетушка!


Лор представила даму и молодых людей друг другу и убежала, поцеловав всех на прощание и пожелав всем хорошего вечера.
- Итак, молодые люди, - начала, смеясь, тетя Анна (так представила даму Лор), - вместо Лоретт со мной будет два кавалера? Что будете пить? "Мартини", как и я?
Юноши предпочли пиво. Они говорили о Лор, о лицее и о том, как редко выпадают у них минуты для отдыха и развлечений. Громко играла музыка, и, чтобы лучше расслышать молодых людей, тете Анне, опершись на подбородок, пришлось немного наклонить голову в их сторону, отчего те тотчас уловили источаемый дорогими духами запах свежераспустившихся фиалок.
Жони не удержался:
- А я и не знал, что у Лор такая молодая тетя…
- И такая красивая, - добавил Момо.
Тетя Анна, смеясь, откинулась на спинку стула:
- Увы, я уже не молода. А для вас, наверное, вообще уже старуха.
Тогда Момо пригласил ее на танец.
- Это медленный танец? Тогда я еще смогу.
Когда они отходили от столика, Жони предупредил Момо:
- Через пять минут моя очередь!

Теснота в зале была невообразимая, и музыка едва перекрывала шум голосов - такие вечеринки стали уже традицией, и желающих попасть на них было хоть отбавляй. Яркими пятнами на фоне танцующей публики выделялись золотистый шиньон тети Анны и оживленное лицо Момо, рассказывающего ей какую-то длинную историю.
Жони допил свой стакан и стал протискиваться между танцующими парами.
- Момо, сейчас моя очередь танцевать с тетей Анной!
- Но пять минут еще не прошло! - запротестовал было тот.
Тетя Анна ласково провела пальчиком по щеке Момо, пообещав, что следующий танец будет его, и тут же оказалась в руках Жони, для которого ощутить близость ее не по возрасту гибкого и упругого тела было уже счастье. И про себя он подумал, что проводить время с родственницей Лор не такое уж и неприятное занятие.
- А ты не так разговорчив, как Момо. Тебе не скучно?
- Что Вы, тетя Анна, напротив, одно удовольствие танцевать с Вами!
Немного отстранившись, она посмотрела ему в глаза:
- Спасибо. Надеюсь, ты не иронизируешь. Если бы я увидела, что тебе это в тягость, утруждать бы тебя не стала. Пойдем к Момо, что-то пить хочется.

Момо был оживлен и болтлив как всегда. Приткнувшись к плечу Жони, он тут же поделился с ним новостью:
- Ты не заметил, какие у тети Анны чулки? Это просто чудо!
Жони был несколько удивлен таким интересом Момо к деталям женского туалета. Все это выглядело довольно забавно. Поскольку во взгляде тети Анны Жони прочел немой вопрос, он передал ей слова Момо. Она рассмеялась от всей души и вытянула ногу, чтобы они могли полюбоваться этим "чудом".
Момо не скрывал восхищения:
- Жони, посмотри - какая сетка, эти ажурные чулки похожи на кружева! Ни на одной девушке я не видел ничего подобного!
- Ты что - чулки не можешь от колготок отличить?
- А в чем разница?
- Да ни в чем, если только "кружевной ажур" рассматривать. Но если посмотреть на ноги, которым этот ажур так идет, то разница будет большая.
Тетя Анна живо заинтересовалась:
- А можно поподробнее?
Жони немного замялся, но потом быстро собрался с духом и выпалил:
- В общем, когда девушка в чулках или в колготках, а парень гладит ей ноги, то он может зацепиться за материал или ногтем, или какими-нибудь шероховатостями на пальцах, или мозолями, потому что он не занимается маникюрюм. Если на девушке колготки, это будет продолжаться до бесконечности, а если чулки, то когда парень дойдет до верхней части бедер, проблемы уже не будет, потому что в этом месте чулки заканчиваются и цепляться будет не за что...
Прикрыв лицо ладонями, тетя Анна шепотом воскликнула:
- Боже мой! Да эти мальчишки готовы открыть мне целый мир, о котором я и понятия не имела. Надо будет обязательно поблагодарить Лоретт за такой удачный выбор.
Кафе постепенно пустело, и Момо воскликнул, взглянув на часы:
- Очень жаль, но я обещал вернуться пораньше. Простите, тетя Анна, не смогу Вас сегодня проводить, я просто не успеваю...

...- Я живу в первой, иди за мной.
Тахта с золотисто-желтым покрывалом и несколькими подушками, кресло, столик, телевизор и книжный шкаф - вот все, что составляло убранство гостиной.
- Располагайся поудобнее и будь как дома, сейчас я принесу шампанское.
Когда он снял куртку, она вернулась с двумя бокалами и начатой бутылкой.
- Я немного выпила для храбрости перед тем, как идти в кафе, но пузырьки сохранились благодаря специальной пробке.
Она протянула ему бокал:
- Думаю, тебе понравится. Выпьем, Жони, и давай потанцуем немного. Диски с танцевальной музыкой у меня тоже есть.
С грустной улыбкой, как ему показалось, она обняла его за шею. Он заключил ее в объятия, и они танцевали почти на месте из-за весьма ограниченного свободного пространства гостиной. Держа в своих объятиях тетю Анну, Жони вновь испытал пережитое в кафе чувство какого-то маленького счастья.
- Вы такая гибкая и теплая, тетя Анна, и мне так хорошо с Вами! Для меня это незабываемые минуты!
Она чуть отстранилась, напряженно глядя ему в лицо. Взгляд ее как-то сразу потух, и она вдруг зарыдала, положив голову ему на плечо.
Жони был в отчаянии:
- Тетя Анна, что случилось? Я что-то не так сказал или сделал? Простите, я не хотел Вас обидеть! Не плачьте, прошу Вас, я сейчас уйду!
- Нет, Жони, останься, мне очень нужно, чтобы ты остался сегодня! И не обращай внимания на эту маленькую слабость, - почти взмолилась тетя Анна, вытирая слезы, - Может быть, позже ты меня поймешь. Ладно, проехали...

Выдавив из себя подобие улыбки, она взяла свой бокал и расположилась в кресле.
- Я хочу веселиться. Мы будем смеяться, пить, танцевать и делать глупости - хорошо, Жони? А для начала отгадай загадку, подойди поближе!
Взяв его руку, она положила ее на свое не закрытое платьем колено.
- Вопрос как специалисту в этой области, - сказала она насмешливо, - угадай, что на мне - чулки или колготки?
Жони, залившись краской, смущенно пробормотал:
- Я ничего насчет этого не знаю...
- Ты ничего не знаешь, но можешь легко узнать, я хорошо помню наш разговор в кафе. - Но, тетя Анна, я не могу!
- Потому что я не девушка? Или потому что у меня ноги какие-то особенные, не такие, как у твоих подружек? Ну же, Жони, смелее!
- Я никогда не посмею этого сделать.
- Посмеешь, Жони, посмеешь... Чтобы доставить тете Анне удовольствие.
Тогда его пальцы очень медленно и осторожно стали подниматься вдоль ее бедра; он поднял взгляд, надеясь получить ее поддержку, но тетя Анна сидела с закрытыми глазами, и лицо ее ничего не выражало. Сердце у Жони билось так, что, казалось, готово было выскочить из груди, когда его пальцы, скользнув по краю чулка, коснулись гладкой и упругой кожи. Он быстро убрал руку и только тогда смог перевести дух.
- Ну как, доволен? Это чулки.
И она взъерошила юноше волосы, а тот никак не мог прийти в себя и был красный как рак.
- Налей в бокалы немного шампанского. А я пока переоденусь, в этом платье мне несколько тесновато.

Жони в раздумье присел на краешке тахты: "А тетя Анна еще некоторым девчонкам сто очков вперед даст! Если бы еще не этот прикол с чулками... Но на трезвую голову она бы, наверное, этого делать не стала..."
Задумавшись, он не заметил, как открылась дверь, и когда тетя Анна неожиданно предстала перед ним в своем новом наряде, восхищению его не было предела:
- Это не сон? Вы фея ли или принцесса?
Она была в длинном темно-красном, с белой оторочкой, халате, у которого были такие непомерно широкие рукава, каких Жони еще никогда не видел.
- А как же Вы будете есть с такими рукавами - они же будут свисать в тарелку?
Она удивленно рассмеялась:
- В этом халате я только читаю, смотрю телевизор или танцую с кавалером. Тебе нравится?
- Вы просто божественны, а Ваши распущенные волосы как будто ореол вокруг Вас!
- Святая тетя Анна! - посмеялась она.

Жони встал и приблизился к ней, когда она повернулась к нему спиной. Его ладони, охватив ее тонкие запястья и скользнув вверх по рукам, легли на ее округлые плечи.
- Простите, тетя Анна, может быть, я преувеличиваю, но мне очень сильно захотелось это сделать.
И он хотел убрать руки.
Она всей спиной прижалась к юноше и удержала его руки на своих плечах.
- Меня так долго не касались мужские руки, что я уже забыла, как это приятно.
Она откинула голову ему на плечо.
- Жони, ты не хотел бы поцеловать меня так же, как я Момо, прямо сейчас? И, если хочешь, продолжи свои ласки.
Он склонился к ее приоткрытым губам, а его руки стали мять ее массивную грудь. Тетя Анна оставалась неподвижной, лишь дыхание ее участилось, а на лице ее отражалось безмятежное счастье. Наконец, она выпрямилась и стала разливать по бокалам остатки шампанского.
И вдруг оживилась:
- Видишь, мой прекрасный рыцарь, чулки все еще на мне, и для нашего общего удовольствия ты с меня их снимешь, не порвав при этом. Вот так.
Присев на тахту, она распахнула полы халата и показала ему, как надо снимать ажурные чулки - осторожно засучивая их как рукава. Потом она вытянулась и закрыла глаза.
По мере того как работа продвигалась, его пальцы, слегка затрагивая кожу ее ног, постепенно опускались от бедер к ступням. За все это время она не проронила ни слова, и лишь однажды у нее невольно вырвалось:
- Мне щекотно!

От ее казавшихся еще красивее на фоне темно-красного халата ног невозможно было оторвать взгляда, и Жони, всецело поглощенный созерцанием захватывающего дух зрелища, стал ласкать их, поднимаясь все выше и постепенно приближаясь к окаймлявшей крутые бедра полоске бикини, таких же темно-красных, как и халат. Со стороны тети Анны не последовало никакой реакции даже тогда, когда его рука, исследовав ее живот, скользнула под ткань. Это придало ему решимости, и он, развязав пояс, распахнул на ней халат и стянул с нее бикини. Осыпав ее лицо поцелуями, он прогулялся губами по ее шее, упругим грудям и выпуклому животу и зарылся лицом в развилку ее раздвинувшихся бедер. Во рту он ощутил смешанный вкус шампанского, фиалок и ее собственных соков.
Тихо простонав, она вытянулась и села. Ее большие голубые глаза смотрели на него умоляюще.
- Жони, Жони, ты хочешь любить меня ... в последний раз?
- Тетя Анна, я люблю тебя, люблю!
Мигом сбросив с себя одежду, он устремился к ней на тахту. Она улыбнулась его пылу и протянула руку к его напрягшемуся члену, который стала ласкать и которым управляла, закинув ноги на спину юноши...

Все воскресенье Жони провел не выходя из дома. Восстанавливая подробности того вечера, закончившегося "продолжением банкета" у тети Анны, он не мог понять, почему эта дама, которая, по словам Лор, давно уже никуда не выходила, решила вдруг, что называется, "подышать свежим воздухом". Почему она плакала и почему сказала ему "ты поймешь позже", почему искала любви "в последний раз"?

В понедельник он отправился на утреннюю пробежку вместе с Момо. Тому не терпелось узнать, чем закончился в вечер, но натолкнувшись на упорное молчание Жони, на своих расспросах он больше не настаивал. В толпе девчонок они заметили Лор, которая в знак приветствия помахала им рукой.

Всю следующую неделю желание навестить тетю Анну не покидало Жони ни на минуту, но она его больше к себе не приглашала, а явиться к ней по собственной инициативе он так и не решился. Лор все эти дни почему-то отсутствовала, однако в субботу вечером Жони получил от нее SMS-сообщение, в котором она просила их с Момо прийти завтра к десяти часам к большой башне.

Лор ждала их, держа в руке прикрывавший лицо букет алых роз. Не отвечая на вопросы, она повела встревожившихся молодых людей на кладбище. Указав на свежую могилу, Лор, со слезами на глазах, едва смогла произнести:
- Вы больше никогда не увидите тети Анны... Вчера мы ее здесь похоронили... В прошлое воскресенье мама отвезла ее в больницу, только она знала, что у тети Анны рак. И эта поездка оказалась для тети Анны последней. Она хотела меня видеть, и когда я пришла, она была очень слаба и держалась только благодаря морфию. Она привлекла меня к себе и прошептала мне на ухо: "Я провела чудесный вечер с Момо и Жони, передай им это обязательно!"...

Потрясенные, с трудом сдерживая слезы, они поместили розы в находившуюся там небольшую вазу, и с этого дня на могиле тети Анны всегда можно увидеть живые цветы.

По новелле Жана-Клода Шамбона "Тетя Анна".
Литературный перевод с французского Владимира Савина
   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!