Эта комната была не очень просторной, без окон, с низким потолком, однако не всякий тронный зал мог сравниться с ней в своём великолепии. Нескромная, безумная, кричащая роскошь проявлялась в каждой детали. Только всё самое дорогое было удостоено чести быть здесь. Множество золотых, серебряных, платиновых, адамантовых, мифриловых и других монет беспорядочными кучами валялись прямо на полу, загадочно позвякивая, когда на них неосторожно наступали. Короны, медали, скипетры, кольца, серьги, кинжалы, кубки, шкатулки из уникальной древесины, цепи из драгоценных металлов — всё, что мешалось под ногами, было бесцеремонно раскидано по углам. Вставленные в стены крупные ювелирные камни светились и мерцали всеми цветами радуги, ярко освещая бесчисленные сокровища этой комнаты.

В центре помещения находился огромный круглый стол, вырезанный из цельного куска малахита, инкрустированного переливавшимися на свету бриллиантами, обрамлёнными чёрным и белым металлами. Этот безумно дорогой предмет мебели был похож на гриб, росший прямо из пола. Непонятно, кто и как сумел занести эту многотонную тяжесть в комнату. Может быть, саму комнату построили вокруг огромного куска полудрагоценного камня, которому потом придали форму стола. Вокруг было девять стульев, достойных того, чтобы на них сидели если не короли, то хотя бы первые министры.

У этой комнаты не было ни входа, ни выхода, в неё могли попасть только немногие избранные с помощью особой магии. Для этого нужно было иметь с собой какую-нибудь драгоценность: монету или ювелирное изделие, причём добытую преступным путём: с помощью грабежа, воровства, обмана или мародёрства. Честный, порядочный или просто бедный не мог попасть в это помещение, а тот, кто попадал, не мог ни забрать своё сокровище обратно, ни прихватить что-то ещё из того, что уже было в комнате. У жадин и хитрецов обратная телепортация не срабатывала.

Таким был зал совещаний руководства Организации.

В тот день девять игроков: семь мужчин и две женщины собрались для обсуждения будничных вопросов. Они были одеты по-разному, но так, чтобы лица не было видно. Лидеры криминального мира не доверяли никому, даже друг другу, на то были веские основания. Некоторые знали некоторых, но никто не знал всех. Среди них не было главного, все решения принимались единогласным голосованием, а если были разногласия, то выигрывало мнение тех, кто оставался в живых после процесса обсуждения. Чтобы не было таких сложностей, члены совета обычно старались не возражать друг другу без необходимости.

Когда все расселись, немолодая женщина, одетая как светская дама, с лицом, закрытым карнавальной маской, первой нарушила молчание:

— Я приветствую совет. Каковы новости на сегодня?

— Порошок ещё не приплыл в Орлунд. Должен был быть два дня назад. — произнёс Пятый — мускулистый, широкоплечий мужчина. Роскошный костюм смотрелся на нём нелепо, как на горилле.

— Это не новость, это — отсутствие новости. — нудно возразила Седьмая.

— Так ведь порошок не пришёл.

— Может тут замешаны, как вы их называете... париты? — предположил Третий. Он был единственный подземник в совете. Низкая фигурка гуманоида была с макушки до пят закрыта традиционными церемониальными одеждами из шёлка гигантских пещерных гусениц.

— Пираты. — лаконично поправил его сосед.

— Да, точно, париты, которые плавают сверху по наземной воде и грабят наводные корабли. Они могли перехватить груз.

— Корабль мог утонуть из-за плохой погоды. Чёртово вечное средневековье, никто не может сделать ничего надёжного! — пожаловалась Вторая. На рыжеволосой девушке не было ничего, кроме платка, повязанного вокруг рта. Глаза с вертикальными коричневыми зрачками выдавали её не вполне человеческое происхождение, но в остальном она выглядела как типичная уроженка одной из жарких стран. Вся смуглая кожа была в синяках и царапинах, как будто она явилась на совет из бойцовского клуба нудистов. К её радости, никто ни о чём девушку не расспрашивал и нотаций на счёт морального облика не читал. Мужчины инстинктивно бросали беглые взгляды на обнажённую грудь, но откровенно пялиться не решались. В Организации не приветствовали ненужное любопытство.

— Мне кажется, всё намного проще. Парни могли захотеть попробовать немножко порошка, им понравилось, они захотели ещё и так далее, в результате они забыли куда плыть или перестали различать север и юг. — предположил Девятый, одетый в чёрный костюм ниндзя.

— Там были игроки? — поморщившись, спросила Седьмая.

— Нет, только неписи. — неохотно ответил Пятый.

— И ты доверил восемьсот килограмм порошка кучке торчков? — ядовито поинтересовался Девятый.

— Базар фильтруй. — ответил мужчина, рефлекторно хватаясь за нож. Все остальные встрепенулись, но Седьмая быстро разрядила ситуацию:

— Мальчики, давайте мы будем считать, что с этого дня Пятый будет изо всех сил выяснять, что произошло с грузом.

Все вздёрнули руки, соглашаясь с предложением. Пятый сверкал глазами в сторону невозмутимого Девятого, но ничего больше не говорил. По комнате поплыли облака табачного дыма. Шестой, как всегда, раскурил свою сигару, наполняя помещение табачной вонью. В Андорре курить было бессмысленно, потому что по закону в виртуальных мирах не должно было быть влияющих на игроков наркотических веществ, таких как никотин. Виртуальное курение не доставляло игрокам никакого удовольствия, но Шестой всё равно раскуривал свою неизменную сигару на каждом заседании совета, раздражая окружающих. Два раза его за это убивали, но и это не остановило упрямого владельца нелегальных игорных заведений. В итоге на него махнули рукой.

Шестой был одет в тяжёлую стальную броню. Верхнюю часть лица не было видно из-за шлема. Выдохнув очередное облако дыма, он спросил, повернувшись ко Второй как к главному разведчику Организации:

— Что с культом?

— Их почти добили. Почти все бордели сожжены, остались только самые мелкие и незначительные. Большинство проституток и их охранников попались или были убиты. Тех, кто сбежал от властей, сейчас добивают наши убийцы.

— Кто?

— Слизь, Попугайчик, Чёрный Зефир, Мегалепрекон, Продавец...

— Значит, проблема решена?

— Не советую меня перебивать, Шестой. Проблема решена не полностью. Никого из высших жрецов мы устранить не в состоянии. Они постоянно вмешиваются, спасают своих.

— Уже это хорошо. Мы выгнали их из бизнеса. Теперь можно будет самим восстановить все злачные места и начать зарабатывать. Четвёртый, у нас есть возможность за два месяца купить много молодых рабынь? — впервые подал голос Восьмой, довольный расширением поля своей деятельности.

— Думаю, да. Если задействовать все возможности и дополнительные финансы, то это осуществимо. Я не рекомендую так делать. Это опустошит рынок, цены взлетят. Ловцы и перевозчики живого товара получат большую прибыль и их позиции усилятся. За шесть месяцев можно всё сделать аккуратно, без лишних проблем.

Восьмой громко не согласился:

— Четвёртый, мы говорим о целых семи городах! Ты хочешь задержать доход на четыре месяца? Да там за месяц всё окупится, включая строительство, это же основной инстинкт!

— Поддерживаю. Люди очень любят платить деньги за то, чтобы размножаться. Надо строить как можно быстрее. — вклинился Третий.

Многие из присутствующих закивали, соглашаясь с быстрым вариантом. Они все умели считать деньги. Четвёртый развёл руками, произнося:

— Ладно. Мне нужны четыре миллиона. Если хотите девок пожопастее, то шесть миллионов.

— Отлично. — ослепительно улыбнулся Восьмой. Половина зубов у него были золотые, куда делись обычные, никто не знал. — Я официально запрашиваю у совета денежные средства в двенадцати игровых валютах, в сумме эквивалентные 26 миллионам кредитов реального мира. Двадцать миллионов пойдёт на строительство новых роскошных домов прелюбодеяния, шесть — на закупку персонала.

Совет единогласно одобрил предложение, довольный ожидаемыми прибылями. Общение стало гораздо дружелюбнее, плавно переходя с одной темы на другую, пока не дошло до отвлечённых разговоров:

— А что там за чудо-юдо поселилось в Сонар Соне? — лениво поинтересовался Шестой.

— Я чего-то не знаю? Расскажите! — оживилась Вторая. Остальные члены совета, совещавшиеся между собой вполголоса, прислушались к разговору. Девятый спокойно ответил:

— Нечего рассказывать. Восточный Ветер, наш сыщик, нашёл под городом подземелье. Там живут странные типы. Мы их обложили данью, но не знаем, чем они там занимаются.

— А невидимку послать? — азартно осведомилась Вторая.

— После того, как Осьминог ушёл в отставку, у нас не осталось никого, кто мог бы пролезть в отверстие диаметром десять сантиметров. Тут как раз такой случай.

В разговор вмешался Первый, отыгрывавший чернокожего грабителя-варвара. На нём было мало одежды, зато много острого оружия, шоколадные мышцы бугрились, лицо скрыто под жуткой языческой маской:

— А я слышал другое. Кого-то из мелких воришек похитили, наблюдатель города сбежала и её не нашли, потом умерла целая толпа нубов, в то время как Попугайчик и Восточный Ветер колупались там несколько недель. Во всём были виноваты те, кто под землёй, но с них просто взяли штраф и теперь стригут какие-то копейки. Я всё правильно говорю, Девятый?

— 1200 таинов в месяц — не такие уж копейки. — равнодушно отреагировал тот, обходя основной смысл вопроса.

— Бог мой, 1200! Да я за пол дня трачу в десять раз больше! — осклабился Шестой.

— Ну и трать дальше.

— У тебя совсем яйца отсохли, вор? Кто хочет теперь может делать всё что угодно с твоими людьми?

— Не преувеличивай. — ответил Девятый, которого, казалось, ничто не сможет вывести из себя: — У нас не так много больших источников дохода, в основном состояние складывается из подобных мелких налогов.

— Да не в деньгах дело, спокойный ты наш. Тебе плюнули в рожу, а ты вытерся и лыбишься, от того, что тебе дали монетку. Я бы раскатал их на месте.

— Если ты нарываешься на дуэль, то забудь. У меня банк завтра, мне сейчас не до тебя. Сначала надо узнать соотношение сил, потом нападать.

Шестой выплюнул сигару и проревел во всю мощь прокуренной глотки:

— Совет! Я требую разрешения на боевую операцию! В Сонар Соне завелись вредители, а Девятый не хочет ничего делать!

— Не ори. Я сам займусь. — тихо сказал Девятый под заинтересованными взглядами всех остальных.

— Предложение отклоняется. Девятый против. — официально произнесла Седьмая и вернулась к своему разговору.

— Вот оно. А то ты как жирный кот. Не пнёшь — не пошевелится. — вполголоса сказал Шестой.

***

Безволосая рука отодвинула кусок ткани, закрывавший вход в комнату — жалкое подобие двери в месте, где похоронена её девичья честь. Порождение, одетое лишь в набедренную повязку, показалось в проходе. В правой руке у него было печенье в форме сердца. Нужно было идти.

С самого рождения они с сестрой были неразлучны. Все девчачьи, а потом и женские секреты они делили на двоих. Марьяна всегда была храброй непоседой, ограждавшей свою робкую Софу ото всех, кто мог её обидеть, но сейчас она не могла защитить даже себя.

Девушка встала и уверенным шагом направилась к выходу, настраивая себя на общение с мужем. Сегодня придётся потерпеть, завтра родит Стар и этот развращенец переключится на неё.

В последнее время её отношения с сестрой стали неуловимо другими. Словно стена вырастала между ними, даже не стена, а овраг, быстрой размываемый талой водой. Сёстры никогда не разлучались дольше, чем на день, даже в плен к Аринталу попали вместе, но эти несколько недель в подземелье отделили их друг от друга. Софа словно стала принадлежать другому миру. Девушка оставалась такой же ласковой и заботливой, как и всегда, но в её словах сквозила едва уловимая снисходительность, как у взрослого, поучающего несмышлёное дитя. Остальные женщины были такими же. еtаlеs Не так давно она поняла, почему. Наибольшее различие между Марьяной и остальными заключалось в том, что она не беременела от Аринтала, а другие беременели. Девушка видела, что воздействие этого мужчины меняло их не только физически, но и духовно. Любая нормальная женщина пришла бы в ужас от одной только мысли о том, чтобы в своём чреве вынашивать человекообразных, и не только, монстров, но на деле было не так. Осеменённые, стесняясь показать это друг другу, свыклись со своей ролью, получали удовлетворение от своей плодовитости и даже от вкуса его оскверняющего женскую сущность семени, который обсуждали, словно вкус изысканного вина. Бездетная Марьяна, которую от присутствия спермы во рту тошнило, была ущербной в их глазах.

Остальные женщины не очень-то стремились выбраться из подземелья, может быть, за исключением адорийки. Конечно, пленницы много раз обсуждали между собой все возможности, вспоминали всё, что знали о магии, пытались перенастроить телепортатор, планировали нападения на Аринтала, давали сиську порождениям, чтобы те подобрели и выкопали туннель наверх, но делали это вполсилы, без огонька. Лишь Марьяна, на которую опьяняющие чары осеменителя не действовали, оставалась в твёрдом рассудке, всей душой желая избежать позорной участи. Она не могла смотреть на то, как живот её любимой сестры раздувался от очередного монстра, что медленно зрел внутри, чтобы сразу после рождения уступить место следующему. Страшнее всего было то, что Софа всё больше смирялась, находя удовлетворение в происходящем. Марьяна чувствовала, что рано или поздно настанет момент, когда сестра утратит волю к свободе, чтобы добровольно остаться в плену у осеменителя.

Помимо отчуждения от остальных, в её бесплодии был и другой существенный минус — каждый раз, когда Аринталу хотелось полноценно предаться похоти, а оплодотворять было некого, он звал именно её. Конечно, Линария и Сохашш мастерски умели удовлетворять его орально, но чаще всего пресыщенному женскими ласками извращенцу этого было недостаточно. Тогда он вспоминал про Марьяну, которую называл странным именем Бета. Очень удобно, ведь ему не надо было сдерживать свои прелюбодейские фантазии, если партнёрша не беременна. Сигналом было сердце из теста, принесённое избраннице любым из слуг — знак того, что хозяину захотелось пошалить.

***

Я отодвинулся от бумаг, развалившись на просторном мягком диване. Печенька послана, Бета вот-вот должна была прийти. В тот день не нужно было никого оплодотворять, значит, наступило время златовласой нимфы. А вот и она!

Девушка вошла тихо, боясь меня потревожить и в то же время понимая, что прятаться глупо, ведь не было никакого шанса, что я её не замечу. Она была полностью обнажена, ни один кусок ткани не скрывал очарования юного создания. Слегка вьющиеся, пшеничного цвета волосы ниспадали сзади и спереди. Ей нечем было подвязать или состричь волосы, за то время, которое она провела у меня, они ещё немного выросли, достаточно, чтобы закрыть широкие соски, венчавшие грудь. Мне нравилась такая естественная, ничем не испорченная красота, чем меньше на женщине лишнего, тем лучше. На плоском животике была отчётливо видна потускневшая, криво нарисованная буква «бета» греческого алфавита, которую я выписал когда-то прямо на коже недовольной моим варварством красавицы, чтобы отличать близнецов друг от друга. Вскоре стало очевидно, что не нужно было этого делать, сила осеменителя сделала всё что нужно. После четырёх полных беременностей тело Альфы округлилось, бёдра расширились, груди увеличились и налились жизненной силой, а её сестра осталась почти такой же, какой она ко мне попала. Предписанные мной ежедневные физические упражнения явно шли ей на пользу: спина выпрямилась, намечавшийся было животик исчез, попа стала упругой, походка — лёгкой, но изменить данные природой пропорции они не могли.

Девушка неуверенно села рядом со мной и уставилась в пол.

Я спросил её, приобнимая за талию:

— Как настроение?

— Нормально.

— Только нормально? Давай сделаем его отличным. — с преувеличенной весёлостью ответил я, привлёк её к себе и поцеловал. Она не сопротивлялась, но и не ответила взаимностью, избегая смотреть мне в глаза. Не нужно было читать мысли, чтобы понять, о чём она тогда думала. Обхватив ладонями её голову, я приблизил её глаза к своим и произнёс:

— Что бы там ни было с тобой раньше, это всё ушло. Теперь я — твой единственный мужчина. Не бойся, нам будет хорошо вместе.

Я слышал её равномерное дыхание. Запах молодого женского тела дико возбуждал меня. Желания растягивать прелюдию не было.

— Я лягу на диван, ты — сверху.

Аккуратно держа моё достоинство, Бета села на него, соединяя свою плоть с моей. Член привычно вошёл к ней во влагалище, от природы способное растягиваться достаточно хорошо для относительно скромных габаритов моего инструмента. Я наслаждался близостью с женщиной. Она двигалась сноровисто — сказались опыт секса со мной и уроки Линарии. Поначалу Бета ничего не умела, хоть и досталась мне не девственницей. Она усердно и сосредоточенно училась тонкому искусству удовлетворения мужчины, зная, что я хочу от неё именно этого. Мне нравились её старания. Видя стремление мне угодить, не упрекал её в бесплодии. Если она не может стать матерью, то пусть будет хорошей любовницей.

Интересно: кто же лишил её невинности? Кто первым сорвал цветок, предназначенный мне? Я задал вопрос вслух, девушка засмущалась, не желая отвечать, я не настаивал, читая сообщения, посыпавшиеся на меня, как из рога изобилия.

Внимание!

В мире Андорры много женщин, способных вынашивать потомство Осеменителя, но не все одинаково пригодны для этого. Некоторые обладают особым потенциалом. Осеменители знают об этом и конкурируют друг с другом за право оплодотворить таких. Награда победителю велика, поэтому в ход идут любые средства, если только они не вредят самим женщинам.

Бета потенциально способна успешно выносить и родить особое потомство. Её репродуктивные способности были запечатаны более могущественным Осеменителем, чем вы. На данный момент ваших мужских сил недостаточно, чтобы снять печать.

Новое задание!

Тип: классовое.

Описание: снимите репродуктивную печать с Беты, оплодотворите её своим семенем и дождитесь появления потомства.

Награда: 1 очко талантов.

Условие провала: Бета погибает, стареет, перестаёт быть человеческой женщиной или беременеет не от вас.

Бонус: сломайте печать неудержимым напором своего либидо, увеличив «Силу семени» до?.

Бонусная награда: +4 очка характеристик.

Бонус: сломайте печать с помощью зелья, приготовленного из семени того, кто поставил печать.

Бонусная награда: +4 очка характеристик.

Бонус: сломайте печать с помощью магии жизни.

Бонусная награда: +2 очка характеристик.

Бонус: уничтожьте или обезвредьте Осеменителя, который поставил печать.

Бонусная награда: +2 очка характеристик, 50% опыта до следующего уровня.

Принять задание: да/нет.

Меня охватила злость. Я сношался с ней больше месяца, безуспешно пытаясь заставить женский организм сделать своё дело. Всё это время система молчала. Оказывается, надо было спросить у неё самой! Именно за это многие не любили виртуальные миры — нельзя было знать всю ситуацию наверняка, всегда было что-то, что выскальзывало из поля зрения, везде были тайны, загадки, секреты.

Чтобы согласиться с заданием, я сказал:

— Сокровище моё, мы уже долго в браке. Пора бы тебе вспомнить, что ты женщина. Я хочу от тебя ребёночка.

Вы приняли задание.

— Разве сейчас я не веду себя как женщина? — спросила супруга, удивлённая неожиданным упрёком. Она тяжело дышала, всё сильнее пахло потом. Груди мелко подпрыгивали в такт движениям.

— Из-за того, кто был с тобой раньше, всё идёт не так, как надо. Ляг на правый бок и подними левую ногу. Я буду сзади.

Мы сменили позу, я повторно вошёл в неё и продолжил своё дело, тиская партнёршу за грудь. Только после нескольких десятков толчков она ответила:

— Какая разница? Всё равно ребёнок будет от вас. В такое только старые бабки верят, что первый мужчина на что-то влияет.

— Ну и пусть. Расскажи мне, кто он, где живёт, как он делал это с тобой.

Она рассказывала, пока я совокуплялся с ней. В таких условиях ей не очень удобно было говорить, но я не хотел прерывать праздник наших тел. В конце концов я кончил, трахая её в той же позе, что и тот парень. Мы оба стояли, она наклонилась вперёд, выпятив передо мной свой зад, я входил и выходил, держа девушку за запястья грубо вывернутых за спину рук. Наслаждаясь кульминацией, я самодовольно спросил у жены:

— Что, понравилось тебе? Кто лучше: он или я?

— Вы намного лучше. От него меня чуть не разорвало. Оттуда столько выплеснулось, что получилась лужа и я вся в этом измазалась. Не понимаю, как в нём столько вмещалось? — честно ответила девушка.

Я подумал, что обычный человек на такое извержение не способен, а вот Осеменитель высокого уровня очень даже. Если 1 очко «Запаса семени» давало 1/10 грамма спермы, то, учитывая склонность таких девушек всё преувеличивать, можно было предположить, что у загадочного конкурента было как минимум 300—500 этой характеристики. Я никогда не встречал вещей, которые повышали бы «Запас семени», равно как и другие характеристики Осеменителя, значит, предположительно, у него их тоже не было. Большая часть древа навыков по-прежнему была от меня скрыта из-за моего относительно низкого уровня и новизны класса. Может быть, где-то на одной из веток развития были способности, увеличивающие количество спермы, но пока можно было предположить, что таких не было. Если остальные три характеристики: «Сила семени», «Восполнение семени» и «Скорость развития» были примерно на том же уровне, то напрашивался неутешительный вывод: мой противник имел уровень далеко за тысячу, то есть своими силами уничтожить его было невозможно.

***

Тяжёлое, нудное, изнурительное наказание подошло к концу. Недовольные охранники отконвоировали довольных Буга и Сокрамента к выходу из шахты, вытолкнули парней на улицу и ушли. Нагебатиля с ними не было, его срок было значительно длиннее, потому что похитителя посадили не как рядового исполнителя, а как главаря банды. У освобождённых не было иллюзий по поводу перспектив их дружбы с бывшим сообщником: Нагебатиль знал, что оба свалили значительную часть своей вины на него, потому-то ему пришлось горбатится в шахте лишние несколько недель, пока они разгуливали на свободе. Они продали его дружбу за несколько дней свободы, нажив себе врага на всю жизнь.

Нагебатиль снова и снова вонзал тупой наконечник кирки в неподатливый камень, проклиная свою наивность, жадность и неумение выбирать сообщников. Если его злость к бывшим товарищам можно было сравнить со свечой, то ненависть к истинному виновнику его страданий — Аринталу, была подобна неугасимому факелу.

К его удивлению, на каторге не он один питал к мошеннику такие чувства — у него было много недоброжелателей. Нагебатиль легко нашёл с ними общий язык. Оказалось, они все хотели вступить в Организацию, но не прошли вступительное испытание, которое заключалось в том, чтобы в буквальном смысле достать Аринтала из-под земли. Несчастные долго-долго копали и долбили камень, но в итоге ничего не получилось. В конце концов их всех непонятно за что убили члены легальной гильдии. После такого приключения часть потенциальных преступников завязала с криминалом, остальные попытались действовать в самостоятельно, но многие по неопытности быстро попались и загремели на каторгу. Организация отмазывала только своих, вольным ворам пришлось испытать на себе всю строгость закона.

Нагебатиль для себя решил, что ни в Организацию, ни в какой другой клан вступать не будет — к чёрту такие экзамены, но идея собрать единомышленников организованно отомстить Аринталу виделась ему всё более привлекательной. Если у подлеца к тому-же было что-то ценное, то это можно было изъять для компенсации ущерба. Многим понравилась эта идея.

Так, в грязной пыльной шахте «Фронт ненависти к Аринталу» заимел своих первых последователей.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!