Экзекуция

Моей целью было подчинить себе Оксу полностью. Я принес ей несколько фаллоимитаторов и предложил самой выбрать что куда она себе будет перед камерой вставлять я даже по доброте своей душевной не стал ограничивать её в позах главное это хороший вид на экране. Не стану вас утруждать не нужными подробностями, скажу только что она так хорошо запомнила прошлые уроки, что когда мы вместе с ней просмотрели отснятое я ещё раз убедился что все эти профессионалки на экранах обычные любительницы по

Ольга приехала как обычно вовремя - она знала, что нельзя опаздывать. Я приказал ей раздеться.

-Совсем, догола?

Она специально это спросила, знала что получит. Затрещина получилась звонкая. Я бил сильно, но старался, что бы следа не оставалось, она была за мужем.

Итак, я сижу в кресле с сигаретой, она голая стоит передо мной. Я ее рассматриваю. Это наверно унижает ее. Она изменяет мужу, унижается: и это ее возбуждает.

-На колени, и сними с меня джинсы.

Я давно думал, чем бы ее занять. Что ж раз она так хочет быть со мной. Нужно придумать ей работенку.

Суть задумки изложил сразу. На первой же после четырехмесячной разлуки встрече, обусловленной ее летней работой в Америке.

- Ты станешь моей сексуальной рабыней. А я твоим хозяином. Мы подпишем договор. Ты будешь принадлежать мне до тех пор пока не сделаешь 1000 миньетов. Безусловно, я как и прежде буду драть тебя спереди и сзади. Но считать буду только миньеты.

Я

Я слышу голоса. Вижу свет. Поднял голову. Гости сидели на диване, пили пиво.

-А очнулся. Почти полчаса лежал. Ползи сюда урод, - недовольно изрекла Татьяна. В центре дивана, закинув ногу на ногу, сидели дамы. Мужчины по краям. Я подполз к ним.

-Встань на колени и слушай. Отныне ты раб наших семей. Будешь обслуживать наши дома и нас. Фото у нас есть. Так что никуда ты не денешься. А сейчас посмотри какие у меня грязные сапоги, -с этими словами Татьяна больно ткнула носком

В силу не до конца понятных мне причин мне удалось дожить до 40 лет неокольцованным. Работаю я в монтажно-наладочном управлении, которое монтирует и настраивает все и вся, а потому часто и подолгу бываю в командировках. В силу чего своих женатых знакомых вижу крайне редко и зачастую не знаю чем они занимаются и какие изменения в жизни у них происходят. История которую я хочу рассказать началась в начале ноября, в пятницу. На улице лежал свежий пушистый снег. Но было относительно тепло. Во

Взгляд снизу.

Она обречена, ее грудь слега приподнялась надежно удерживаемая его рукой, он подносят иголку к соску, собираясь проткнуть его насквозь, она напрягается, низ весь обмяк, вдруг начинают подрагивать ноги, сердце съежилось и дыхание замирает: нет, иголка еще не в теле, она застыла в миллиметре от него на границе ареолы, но руки связаны, верхний медлит, но сегодня он сделает ЭТО и игла сейчас непременно вонзится. Она такая тонкая, такая острая, такая: стальная, а грудь

Их было трое. Они сидели в комнате и пили пиво. А она лежала раздетая в холодной ванне уже около часа с тряпкой во рту. Все конечности онемели. Ноги были прочно связаны вместе и руки тоже, веревка обвивала ее грудь, живот, проходила между ног и связывала ноги и руки вместе. Они оставили ее здесь подумать над тем, что она сделала. Ну настукачила, и что? Ей ничуть не жаль. Жаль, что они поймали ее. Как можно было быть такой самоуверенной? После двух дней после случившегося пойти по городу,

Пол напоминал наждачную бумагу. Майкл вскрикнул, рванулся, металл рвал и царапал кожу. На мгновение мелькнула паническая мысль, что он застрял и теперь лишь глубже увязнет в острой ловушке. Но через несколько шагов он освободился и не бежал, вопреки указаниям, а осторожно пошёл вперёд. Как только порция уколов ударяла в тело, юноша отходил в сторону. Но иглы всё равно терзали. Проткнув кожу и мышцы, они шатались при движении испытуемого, усиливая страдания. К концу пути его пересекали

Его язык проник глубоко внутрь. Рот впился в половые губы, взасос целуя чисто выбритую пипку. Майкл глотал её соки, словно не мог насытиться. Ксанда плотнее притиснула голову юноши, перебирая чёрные густые волосы, отчего по телу Майкла бегали приятные мурашки. Ксанда содрогнулась, тихо застонала, больно сжала шею партнёра.

После волны оргазма ей хотелось слегка перевести дух. Она села на диван, придвинула к себе Майкла и взяла в рот напряжённый, пульсирующий член. Юноша тихо охнул

Майкл, восемнадцатилетний юноша, стоял перед тремя взрослыми абсолютно голый. Он не особенно смущался, так как сие обстоятельство не выходило за рамки обычного порядка вещей. По достижении данного возраста все особи мужского пола этой местности проходили инициацию - обряд посвящения в воины. Они расставались с детством и становились мужчинами путём жестоких испытаний. Не выдержавшие - погибали. Отец тренировал Майкла постоянно с самого нежного возраста. Изнурительные физические упражнения,

- Тётя Клава, пожалуйста, начинайте, - взмолился юноша.

- Ишь ты, какой прыткий, - усмехнулась женщина. - Что ж, действительно пора.

Она высоко взмахнула и обрушила на спину племянника первый удар. Энди стиснул зубы, но не смог сдержать стон. Он дёрнулся и изо всех сил вцепился в батарею. Вновь розги со свистом рассекли воздух и стегнули по пояснице. Юноша тонко вскрикнул. От жгучей боли голова его закружилась. Он тряхнул ею, пытаясь прийти в чувство, и тяжело задышал.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!