Светлана.

Уже октябрь. Наконец то закончилась суматоха с переездом, с обстановкой. Наконец то встретилась с сыновьями. Как я по ним соскучилась. Тискала весь вечер озорника Мишу и тихоню Женечку.

Хоть и нравится мне обставлять гнёздышко, но понимаю, что позолота вскоре надоест, опять вернётся рутина.

Хорошо мальчик проворный и понятливый. Успевает во всём. Нашёл квартиру, сдаваемую по часам. Согласовав график, сношаемся и рассуждаем на любовные темы.

***

— Любимая, у меня есть к тебе серьёзный разговор. — тон мужа меня пугает.

Кто-то нас с Вениамином заметил? Донёс Алексу? Адреналин мгновенно подстёгивает сердечные сокращения. Хорошо, что свет в спальную проникает лишь с улицы — мою краску муж не видит.

— Какой?

— Давай сделаем хоумвидео?

— Давай. Ты ведь знаешь, что я согласна на любой половой акт... Но только если он завершится обоюдным оргазмом. В эту субботу. Нужно снимать днём. Куда детей... ? — Вспоминаю разговор с любовником: — Может Римма Львовна присмотрит? Это ведь твоя, пусть и виртуальная любовница. Ты и поговори.

— Любовница?

— А что? Не красива лицом? Представь, что это я через десять лет.

— Хорошо, поговорю я. Но сценарий за тобой.

Алекс освобождает меня от взгляда в глаза Римме. Веня сказал, что она даже угрожала обнародовать нашу связь.

— Аппаратура, освещение и... оператор за тоб...

— Оператор? — какая-то дрожь присутствовала в его произношении. — Камера будет статична... Иди ко мне...

— Зимин! Секунду назад, до того, как я сказала об операторе, у тебя эрекции не было. Стоящий хуй, наводит меня на вывод — мысль о третьем лице у тебя была. Доверься мне, сознайся о самых потаённых желаниях...

— Ничего такого... Он просто встал!

— Алекс, сейчас к тебе будет применена пытка номер один. О ней я вычитала в шпионском романе... ещё в девичестве.

Супруг до того консерватор, что минет его огорчает, он потом просит меня чистить зубы и рот в течении получаса и не целует до вечера следующего дня.

Но теперь минет моё оружие. Начинаю сосать. Алекс вырывается.

— Ты, мандюк, разве не понял? Это пытка. Попробуй ещё раз вырваться — навсегда пойдёте со своим хуем спать на диване, а может даже на коврик в прихожке. Руки, сучонок... , убрал... Так-то...

За три недели я отшлифовала опыт иррумации. Член легко входит глубоко в рот, рефлексы не отторгают чужеродное тело. Вначале Алекс не реагирует, но наполненный член не согласен с его мыслями. Пенис пытается эякулировать.

Я сильно сдавливаю мошонку с яйцами. Зимин вскрикивает от боли. Я вновь ласкаю пенис ротиком, позволяю члену проникнуть глубже. Готовый к окончанию пенис начинает подёргиваться, вновь получает боль.

Муж вспотел, ему уже хочется пойти спать на коврик.

— Расскажешь о чём мечтаешь?

— Да.

— Повтори: «Любимая, я расскажу тебе всё!»

— Светочка...

— Любимая! — я сама испугалась, что вскриком могла разбудить детей. — Ёб твою мать!

— Любимая, я всё расскажу, только позволь кончить...

— И потом сразу поцелуешь меня в губы!

— Да, поцелую!

Наготовила я такое количество спермы... Даже сама удивилась. И взяла на заметку.

Я просовывала ему язык между зубов, измазывала спермой дёсны и язык Алекса.

— Можно я ополоснусь? — супруг казался маленьким пёсиком.

— Сначала рассказ.

— У меня... На форуме... Есть собеседник... Он такого же возраста, как и я. Долгое время он отсутствовал на форуме. Объяснил семейными проблемами. Сексолог, к которому он обратился, предложила несколько вариантов решения охлаждения к супруге. Я узнал у него о блоггере, которая платно консультирует семейные пары по вопросам половых отношений. Нет, я ещё не общался с ней. Но моему визави она посоветовала сначала сделать хоумвидео. Они сделали... Затем ещё одно... уже с закрытыми лицами и выложили на порносайт. А потом уже пригласили профессионального оператора... Андрей дал мне ссылку на это видео... У оператора тоже возникла эрекция... Потому что на видео видно — она сосёт ему, а супруг отдыхает.

— А первое видео?

— Его руки дрожали... Когда поставил камеру на что-то, стало плохо видно... Я поговорю с Риммой.

— Саш, сейчас будет игра... Участвуй... Милый, а если она попросит платы? И не денежной... , а соития? Ты должен будешь рассчитаться с ней... «Александр, — начнёт она. — Помнится у вас, шалунишка, встал на меня. Вы не могли отвести свой взгляд от десятка моих интимных волосков. Наверняка вы вхолостую истратили тот заряд тестостерона. А мне, безмужней, его ой как не хватает — она потащит тебя, упирающегося, на двуспальную кровать. Разденется, скажет: — Сашенька, надеюсь Светочка хорошо обучила тебя оральным ласкам?». Ты вспоминаешь вонь селёдки из промежности матери твоего должника, отнекиваешься. Она хватает тебя за волосы и прижимает к клитору. И тут ты понимаешь, что не от всех женских промежностей исходит смрад. Здесь всего лишь лёгкий запах пота женщины. Ты вспоминаешь вкус моей вагины. Окунаешь язык к источнику. «О! Господи! — думаешь ты. — Что же я раньше не лакал из пиздёнки Светочки. Это же усиливающее потенцию средство».

Я добилась своего — Алекс ожил. Нагнул шею к моей промежности. Понюхал, лизнул.

Дождалась его полной активизации. Отдалась наслаждению.

«Хм! А не плохо подчинять я умею. Даже смогу настоять на операторе... А пусть Алекс снимает, а Венечка... ! О-о-о-о! Мальчик гораздо лучше будет смотреться в кадре... О-о-о-о-о!!! И потом, Веня снимет момент, когда Алекс начнёт слизывать его сперму с моей пизды! О-о-о-о-о-о!!! Прямо сейчас унижу его до этого!»

— Хватит, любимый, я уже хочу тебя в себе... Отъеби свою... госпожу... У-у-ух! Какой энергичный мой раб! Тебе приятно ебать, ту которая повелевает тобой. — где-то я вычитала про аффирмации, которые вплетаются в подсознание человека.

Алекс забился в экстазе. Пару минут приходил в себя. Можно продолжать:

— Ты, мой сладенький, кончишь Римме в манду. Она поблагодарит тебя за сладость, подаренную ей. Расскажет тебе, как её Николай вылизывал после себя пизду. И прикажет тебе слизать твою сперму, обильно вытекающую из её большой вагины. Саша, начинай лизать... Не смотри на меня так. Ты ещё в игре, должен подчиниться моим правилам. Блядь, Зимин, я ведь ещё не кончила толком... А ты знаешь, что бывает в таких случаях. Ты же уже пробовал свою сперму, поэтому глупо брезговать.

— Когда я пробовал?

— Ты кончил мне в рот, слизистая языка пропиталась спермой. Ты сосал его... Всё! Иди на хуй в прихожку...

Щенок поджал хвостик и начал лакать. Я изобразила оргазм.

— Сашенька, как же нам хорошо! Правда? За это я тебя ещё больше люблю. И знаешь, что? Ты должен бросить палочку, другую Римме.

— Госпожа, не шути так!

— Наши новые отношения должны развиваться дальше. Я хочу выслушать твой рассказ об акте с соседкой. Она разговаривала с подружкой, сказала, что послезавтра выходит на ночное дежурство. Значит она вновь будет спать до обеда. Помнишь, как эротично она смотрелась? Запиши на диктофон, о чём вы будете говорить, звуки при соитии.

Член вновь обрёл силу.

Теперь и я удовлетворилась...

Алекс.

Как же стучало моё сердце. Её голос был похож на голос мамы, наказывающей мне уважать и не обижать девочек. Другая интонация была похожа на голос одноклассницы, которая колотила меня за массаж попы.

Появилось желание испробовать лёжку на коврике у двери, свернуться там калачиком. Нюхать её обувь. Я наверняка схожу с ума, но это приятное сумасшествие. Охота делать такие глупости — понюхать её зад после туалета. А потом загнать в жопу хуй и выебать... Как печники моих родителей. И потом пососать свой член. Нужно будет попробовать лизнуть, когда останусь один.

И посмотреть, как она будет сосать хуй Вениамину, ебаться с ним. Как сказать ей об этом? Предложу ей съёмку хоумвидео и оператором пусть

будет парень.

Меня определённо заводят её речи о совокуплении с учеником. Я ведь тоже мечтал о училке в школьном возрасте.

Анна Григорьевна появилась в нашем восьмом классе в начале учебного года, и к новому году уже ходила пузатой. Как я мастурбировал в то время, представляя, что ебу беременную училку. А вот беременную Светку жалел, осторожничал. Нужно предложить ей ролевую игру — она беременная училка... Ох как возбудительно.

Её желание услышать, как я буду... , да буду! ебать Римму, меня возбуждает. Вот бы заснять это на смартфон.

Светлана.

Утром была с ним необыкновенна мила, приготовила на завтрак вкусняшку. Поцеловала его в губы перед выходом на работу.

— Ты лучший муж, любимый. — сказала, глядя ему в подобревшие глаза.

Пусть размышляет — с какими мужьями я его сравнила.

И ученики отвечали отлично. Так что настроение моё было эйфорическое. Скакала как первоклассница, улыбалась знакомым и незнакомым встречным.

Сигнал — носовой платок, торчащий из нагрудного кармана мальчика, заметила сразу. Я вынула свой, чихнула в него три раза.

В пятнадцать часов я вышла из школы и направила ступни в сторону гипермаркета. Ночная игра с мужем так и не завершилась моим оргазмом — я дожидалась ласк любовника. Вспомнила о своём умении повелевать Алексом и решила испытать его на Вениамине.

Через десять минут толкнула притворённую дверь арендуемой мальчиком квартиры.

— После душа, повяжи вот этот газовый платок на лицо. Будет подарок... Сегодня месяц наших отношений.

Точно! Шестое октября! Так быстро я ещё не подмывалась. Только зачем платок я пока не поняла, но исполнила. Вышла в комнату...

Вениамин сидел в кресле. Напротив, него стоял обнажённый мужчина. Стоял не он один. Его кривоватый член тоже стоял.

«Вот тебе Светочка, прекрасная возможность подчинять и принуждать. Доминировать двоими можно. Но почему-то всё желание пропало. Охота самой стать собачонкой, тереться о ноги кобелей»

— Это подарок за один месяц. За два нас будет трое.

— За год тринадцать?! — моя фраза прозвучала во всех интонациях.

И как восторг, и как вопрос, и обидное. Почему так мало?

— Теперь выбор за тобой — можешь открыть лицо, тогда Стас его увидит. Можешь играть скромницу — тогда может в последующем пожалеешь. Хочу сказать, что этот мужчина не болтун. Гигиенически чист и здоров. А оригинальный его... член, ты видишь... Погладь его пальчиками, пощупай неровности...

Десять минут назад я хотела повелевать... Теперь сама сняла косынку, встала на колени перед Стасом и начала тактильное изучение.

— Таким родился? — спросила просто, чтобы проверить не провалился ли мой язык в глотку.

— Неудачный опыт с малолетней подружкой. Ткнул не туда. Зато теперь женщины прохода не дают. Можешь начать орально ознакомиться с его рельефом... Хотя насчёт «прохода не дают», я не точно построил предложение. Ведь не дающих женщин нет! Согласна со мной, соска?

— У-у.

— Нужно сказать так: «Женщины преграждают мне путь, требуя повторения». Некоторые даже покупают секс со мной. Чего смотришь? Да, я жиголо. Не только девушки зарабатывают этим. Соси-соси, сегодня оплачено!

Голова моя поплыла. Клитор бился о половые губки, как язык колокола. Слизь полилась тонкой струйкой на ламинат.

Веня продолжает смотреть на моё искусство. А времени у нас всего сорок минут осталось. Мне ещё отдохнуть, помыться и подкраситься нужно.

Повернулась к Стасу кормой.

— Э, нет. Я люблю, когда женщина ко мне сиськами прислонена. Запрыгивай на мою шею и опустись на хуй. А ты, парень, можешь дрочить или вторым смычком сыграть! Хочешь, сучка, солировать двум смычкам?

— Хочу, хочу. — второе слово я сказала, покрыв искривлённый член влагалищем.

«Давай, Светик, приучайся солировать двум-трём хуям! Ведь шестого сентября следующего года их будет тринадцать, а времени может не хватит... Какой любовничек у меня классный. Чтобы ему подарить? За месяц смогу подчинить Зимина. Пусть устроит мне встречу с якобы девственником Вениамином! Точно!».

— Веня, ты знаешь... Через десять минут разбуди. — только и успела сказать, как уснула.

Вениамин.

— Ты зачем про жиголо сказал? — Спросил я у Стаса, провожая его из подъезда.

— А почему бы не заработать на этом... ? Всё, ты со мной в расчёте за блог. Пока.

Я вернулся в квартиру. Вновь два чувства боролись во мне. Не хотелось так сильно развращать эСВэ. Хотелось более чистого общения. Но чувство мести Алексу ещё не оплачено.

— Света, просыпайся.

— Венчик, спасибо тебе! Такой оргазм... не передать словами.

— Подожду окончания твоих уроков, по пути домой поговорим.

Женщина согласилась.

В седьмом часу, она будто нагнала меня.

— Вениамин, вы не поможете мне донести пакет с тетрадями... ? Спасибо. — она хорошо сыграла перед другими преподавателями.

— Римма Львовна в субботу работает?

— С ночи будет.

— Нам с Алексом нужно отлучиться на три-четыре часа. Хотим попросить её присмотреть за детьми. Подготовь её... Ага?

— Сама поговори, тебе она не откажет... — вчера вечером мы с Ликой балдели над началом доминирования Светы над Алексом.

— Я хочу, чтобы Алекс с ней договорился... Так надо, не пытай меня.

— А если она по-настоящему попросит соития? Не прибьёшь её?

— Хи. Мне кажется он согласится. Вчера я ему предложила игру. Он сильно возбудился.

— Может правильно, что ты так с Алексом живёшь, а не как мои родители мучали друг друга.

— Сильная женщина Римма. Много лет прожила без секса.

— И вероятно не знает, что такое оргазм. — лгу любовнице. — Вот ты, как жила до нашей связи? Были оргазмы?

— Конечно. Но чаще это было лишь исполнение супружеских, блин, обязанностей. В такие разы я длительное время чувствовала раздражительность. Успокаивалась лишь через сутки. Не беги... Мне ещё охота поговорить.

— Что мне сказать маме? Что Алекс рассчитается соитием?

— Нет, не говори. Пусть сам флиртует. Мне и так стыдно ей в глаза смотреть.

— Свет, как это произойдёт? Ты на самом деле хочешь и можешь сделать мою маму чуть счастливее?

— Я буду с тобой откровенна, романтичный ты мой. Меня саму заводит эта тема. Хочу вначале подыграть ему, затем будто слегка поревную и скажу, что он лишь фантазёр и не сможет для своей задумки поговорить с Риммой, не то, что дойти до адюльтера. Он как обычно растеряется, а я заставлю принести доказательства... допустим запись на диктофоне.

— Ах ты ж, коварная бестия, ты и мой так помыкаешь! Но мне нравится. Дашь послушать хотя бы как он будет выпрашивать?

— За сегодняшний подарок я для тебя даже... Нет, потом узнаешь. Сюрпри-и-и-из! Ты мне скажи, как ты додумался Стаса позвать? А если я не согласилась бы? Наорала на тебя?

— В клубе ты так развязно себя вела. Видно было что ты не против групповичка. Я вообще придерживаюсь такого кредо — лучше попытаться и сожалеть о попытке, чем не пытаться и жалеть, что отказал себе...

— Он действительно так зарабатывает?

— С меня две тысячи взял.

— Накопил... ? Я тебе верну, сладенький!

— Не нужно, Светик. Это ведь подарок.

— Те деньги что я тебе даю на оплату квартиры ещё не закончились... ? Шестого ноября я тебя тоже поздравлю. Любовничек мой ненасытный.

— С тобой насытился. Других любовниц бросил. — я наплёл ей о том, что Татьяна Зайцева моя любовница и в театре ещё парочка.

«А почему бы не напроситься в гости к Клавдии Андреевне? Нужно проверить и её на слабость передка!». — подумал я.

— И Татьяну?

— Всех троих разом.

Мы подходили к дому. Перешли на официальное обращение. Подбежавшая Наташа взялась за руку Светы. эСВэ помахала Алексу, выглядывающему из окна.

Хорошо иметь знание. Без знания что Света начала доминировать над Алексом, я сам хотел попасться на её крючок.

Светлана.

Едва только я взглянула на Алекса, смотрящего на меня в окно, поняла — что-то произошло. Анус мой сжался до мышиного. К двери квартиры подошла, набрав полную грудь воздуха.

— Здравствуйте, мои мальчишки! — Своим задором решила остудить Алекса. — Здравствуй, любимый. Разогрел ужин?

— Света! Ты только не волнуйся, моя родная. Сосед над нами застрелил собаку. Потом сам застрелился. Тут такая слышимость. Он с кем-то долго ругался.

Анус вернулся в нормальное положение. Мне без разницы почему люди совершают суицид. Только подыграла мужу, покачала головой.

После ужина сразу села проверять тетради. Это меня успокоило окончательно. Готовка обеда и ужина на завтра прошла под моё пение незатейливого мотивчика. Когда купала малышей, Алекс захотел повторить игру «малыш и малыши». Я испугалась что он почувствует растяжение влагалища, отказала ему: «Я всё ещё в раздумьях о соседе и его собаке. Зачем стрелять в собаку? Поэтому, извини, не смогу настроиться!»

Вениамин.

Весть что сосед, за счёт которого мы обогатились, покончил жизнь самоубийством, вначале испугала. Мы с любимой начали придумывать что отвечать если нагрянут следователи.

— Я думаю они вряд ли выйдут на нас. Он оказался простым насильником падчерицы. Та однажды сделала запись его угроз и процесс насилия на видеокамеру. — Лика днём подслушала о чём говорили две женщины, допрашивающему их следователю. — Венька! Этот извращенец позволял своему кобелю трахать девушку. Я бы сама его убила, тварь!

— Может вернём часть денег девушке?

— НЕТ! — сестра даже вскрикнула. — Ты что? Они догадаются, что мы перехватили... И к тому же я не хочу расставаться с ними.

Римма.

«Да кто же так настырно стучит? — сознание ещё не вошло в режим, охота послать пришельца и спать дальше. — Может перестанут колотить? Наверное — нет!»

Встала, по привычке обмоталась простынёй.

Ага! Дождалась! Явился собственной персоной. Ох, мать моя бабушка! Я опять его встретила в не подобающем виде.

Побежала переодеться.

«Что надеть? Где оно всё? Ладно халат пока. Стоп! Успокойся, дурёха! Он пришёл не затем! Может соль попросить, может о Вениамине узнать?».

Вышла к нему. Он прошёл в зал, стоит, осматривает меня. Точно! Пришёл за этим самым. Нужно хоть причесаться, письку после туалета не помыла.

Целует. Мнёт ягодицу...

Светлана.

«Что? Кто-то опять застрелился? Ты же так никогда не делал — не встречал меня стоя у окна! А ведь ухмылка у него радостная. Ах ты ж, кобелина! Бросил палку Римме! Ну ночью ты у меня раскаешься!»

Настроение, испорченное проказой семиклассника, сразу поднялось.

Готовку на завтра решила переложить на него — раб не должен расслабляться. Вообще-то он готовит лучше меня, недаром ведь самые лучшие повара — мужчины.

Вечером занялась Наташенькой. Сегодня ей нужно помыть волосы. Пока помыла их, дождалась пока они обсохнут беседовала с ней об учёбе и в целом о школе. Она вся в меня, умничка. Разговаривает как совсем взрослая. Я вспомнила как сама беседовала с мамой-педагогом. Она говорила, что я самая умная девочка в школе. Вспомнила также, что мама несколько раз ездила на методические курсы. Возвращалась оттуда с таким же блядским настроем, как у меня после встреч с мальчиком.

Прилегла подле неё на кровать, начала мурлыкать колыбельную.

«Наташенька. Хочу ли я для тебя повторения моей судьбы? А чем моя участь плоха? Пусть тоже выучится, выйдет замуж... ну и доминирует им. Ведь мужьями нужно командовать, и подчиняться любовникам. В семье кто-то обязательно должен быть главным, это закон эволюции. И лучше если главной будет женщина. Так напутствовала меня мама, так и я посоветую Наташеньке. Целку пусть бережёт до замужества... Жениха и минетом можно держать при себе. Сама обучу её любовным трюкам. Ох, ты ж, чёрт! Я и бойфренда её обучу. А что? Это идея. И меня трахнет и Наташу ублажит как положено самцу со стальными яйцами и гранитовым хуем. Светка! Ты блядь! Загаси эту мысль! Думай о другом! О бантиках, которые нужно заплести в красивую головку... Головки... Аж две подрастают. И их тоже нужно обучить. Особенно Женечку. Такой тихоня растёт. Мишенька, наверняка, как появится поллюция, начнёт поглядывать на меня или Наташеньку. Ой, потаскушка ты, Светочка, ой блядь! А они могут Наташеньку раскрутить на полный контакт. Целку порвут как пить дать. Значит нужно обучить аналу. И самой наконец опробовать дупло. Ой, что сейчас будет с Зиминым, ой берегись, щеночек!».

***

— Я уже догадалась, что ты поговорил с Риммой. И она согласилась...

— Светик, вновь я побывал в отрочестве. В мой обеденный перерыв, я постучался после часа. Она оказывается всегда спит до двух после полудня. Сегодня правда, укуталась основательно — только колени и локти видны были. Она согласна посидеть с малышами и Наташей.

— Мне настраивать детектор лжи или ты всё сам расскажешь?

— Расскажу.

— Повтори: «Всю правду скажу, госпожа!»

— Госпожа! Я расскажу... Как только я сказал, что у меня к ней есть предложение, она вначале сильно покраснела. Смущение её было до того сильным, что она растерялась и опустила руки. Света, она спала в одних трусах. Потом опомнилась, кинулась в спальную... Вышла через несколько минут. Волнение женщины помешало ей правильно застегнуть халат — пуговицы оказались не в тех отверстиях. Заметив конфуз, бросилась исправлять — руки ходили ходуном. Я осмелился... потом уже размышлял и понял — не волнуйся она так, не поступил бы, как ты велела... Ах да, как ты, госпожа, велела. Когда приблизился к ней, почувствовал запах сонного женского тела... Ты также пахнешь по утрам. Она успела замкнуть всего одну пуговицу в низу подола, когда я взял её пальцы в свои...

— Возьми мои, покажи.

— Вот так. Мы стояли так же близко, как сейчас с тобой... Она сильно опустила голову. Мне на руку капнула слезинка, другая. Я, вот так, приподнял её подбородок. Ты знаешь, у неё необычные глаза... Или это влага так украсила. Большие, как у её сына, губы, тоже необычно мягки... Она худее тебя... , груди не такие возбудительные... Но... , ты... , госпожа, не обижайся, влагалище её узкое и мелкое. Возможно конституция тела такая.

— Но вероятнее всего она неправильно пользовалась своим рабом-мужем, её влагалище не кем не пользованное иссохлось. Сухо было?

— Не-е-ет. Влага хлюпала как в болоте жижа под сапогами.

— Насколько её пизда мельче моей?

— То, что она мельче, даже причиняло неудобства, по этому параметру твоя норка лучше.

— Значит узина понравилась? И твоему хую приятно ощущать пизду. Ты сделал запись?

— Да, но там в основном наши шорохи и стоны. Там можно услышать, как я попросил её присмотреть... , а она сказала, что глупая, подумала о сексе. И что ей ужасно стыдно. Вновь плакала... Стонала...

— Значит ей понравился расчёт?

— Да... , госпожа моя. Давай я покажу как трахал её.

— Хорошо. Покажи всё до мелочей. Я постараюсь также трястись и плакать. На небольшие отличия не обращай внимания... А то получится как тот раз. Выходи. Дверь открою я.

Я ведь прирождённая актриса, сыграла роль Риммы на отлично. Тряслась, пускала слезу и стонала.

— Я не сильно переиграла?

— Незначительные отличия больше понравились мне. Где будем сниматься?

— Погоди... Я ведь не кончила... всего лишь Римму изображала. Ты должен убрать за собой... Да, ты сообразительный... стал...

Алекс облизывал каждый миллиметр моей промежности, а я изображала оргазмы (меня вновь отвлекали насущные вопросы).

— Сниматься будем в старой квартире. Давай обсудим сценарий. Говори свои предложения.

— Я больной, ты врач! Халат, шапочку с крестиком я куплю. Снимать будем на смартфон.

— На первом звонке, одна моя коллега снимала на полупрофессиональную камеру. Поговорю, возможно даст попользоваться.

Потом мы обсудили количество дублей, ракурсы съёмок и прочую мелочь.

— А какой бы ты предложила сценарий? — Зимин задал этот вопрос, а сам изображал поиск выпавшего волоса на фиолетовой простыне, явно пряча глаза.

— Йа-а-а... , я бы изобразила женщину-повелительницу. Представляешь, как я великолепно смотрелась бы в чёрной, облегающей моё стройное тело, одежде. Я кормила бы тебя своими соками. Поила бы вином, стекающим по моим срамным губам.

— А минет?

— Минет? Пожалуй, это не лишнее... я даже сделаю тебе специальный массаж... простаты... Можно пальцами, можно специальный массажёр купить. Или даже хуй резиновый. Точно! Привяжу тебя к обеденному столу. Начну ебать фаллоимитатором в жопу, а когда ты будешь кончать, так и быть, твоя госпожа сделает тебе минет.

— Хуем... не надо... Будет больно

— Ну-ка, раб, по подробнее... Сашенька, мамочка будет очень сердита... , рассказывай

— Маму, папу насиловали при мне! Тринадцать лет мне было. Но ни мама, ни папа не издали ни звука. Папа даже кончал под мужиком.

— Я сожалею о твоей боли. И тебя попытались... ?

— Нет, но именно после этого я стал брезговать целовать ваши промежности и целовать вас в губы после минета.

— Но теперь то ты лижешь и целуешь... ? Знаешь я считаю, что ты начал перебарывать себя. Ты становишься независим от этих комплексов.

— Всё благодаря тебе... , Госпожа Света.

— Давай продолжим говорить о съёмке... — мысль о том, что я сильно давлю и могу перегнуть, остановили моё желание испробовать анал. — Да, отвлечение на съёмку не лучший способ снять хоумвидео. Я предлагаю пригласить... Римму. Вы же теперь близко знакомы. Ну скажи: «Да, госпожа, ты права. Третий лучше!»

— Да, госпожа, ты права... Только не Римма. Она будет трястись. Ты начнёшь нервничать... Помнишь, мы играли на стремянке? Ты и Вениамин. Давай изобразим сцену как он навешивает светильник, посматривает на сиськи.

Сказать в тот момент я ничего не могла — клитор вибрировал как дверной звонок.

То как легко раб предложил пригласить Вениамина, меня слегка испугало. Не переигрываю ли я?

— Я правильно поняла — мы пригласим Вениамина, чтобы он повесил люстру, при этом поглядывал на моё декольте. Ты будешь снимать это...

— Даль-ш-ш-ше...

— Тебе придётся залезть на стремянку, чтобы заснять как моя грудь будет смотреться с того ракурса...

— Ещ-щ-щё-ё-о...

— Вениамин однозначно возбудится, член его станет виден из-под шорт... Тебе придётся лечь на пол, чтобы заснять мои мокрые трусы...

— Да-а-а-а.

— И ты скажешь ему: «Вениамин, негоже мужчине ходить с эрегированным членом. Светлана Викторовна поможет тебе расслабиться».

— Рас-слаби-ться...

— Я посмотрю в объектив камеры. Спрошу у тебя: «Сашенька, ты хочешь, чтобы твоя госпожа расплатилась с Вениамином минетом?», «Да-а-а-а!», — ответишь ты... Алекс, успокойся, не кончай... Ложись на мамочку. Мамочка тебя любит. О-о-ох, какой хуй мы накачали кровью... Не жди! КОНЧАЙ!!!

Давно такого у нас с мужем не было. Сердца вырывались из глоток. Кислород обжигал гортань. И самое ужасное — я вдруг захотела всё рассказать Алексу, сознаться о измене. И даже о Наташе.

Хорошо, что моя реакция на оргазм — глубокий сон, который мгновенно окутал меня.

Проснувшись утром заметила эрекцию. Пипи тоже хотелось. Хотелось также ошарашить преподавателей: такая похабная идея — зубы чистить не буду. Начну дышать на коллег — пусть разбираются, то ли это кишками воняет, то ли спермой.

— Это тебе за приятную ночь, милый. — Сказала проснувшемуся мужу, высасывая остатки спермы.

Ведь он заслужил — нужно применять не только кнут, но и пряник.

— Госпожа Света желает завтрак в постель?

— Твоей госпоже нужно помыть писюндю — с грязным влагалищем спала.

Вынув тряпицу, показала её супругу.

Алекс.

«Любимая моя Люсенька, как я сейчас жалею, что не пересилил себя при соитиях с тобой, мой ангел. Как же мне сейчас хочется хотя бы понюхать твою промежность. Облизать все, как говорит Света: «Гребешки петушка» твоей вульвы. Госпожа Света такая же страстная как ты, любимая. Временами мне чудится твой голос, твои всхлипы при оргазме. Ради любви к тебе, душа моя Люся, я полностью избавлюсь от комплекса брезгливости!».

Вениамин.

С сестрой мы решили сделать маме подарок на день рождения. Купили билет на Гоа. В начале ноября вылетит из столичного Домодедово. Лика познакомила со своим мужчиной, собрала вещи и уже вторую ночь живёт у него. Мама рассказала о слитии с Алексом Лике, та пересказала мне.

Мы порадовались за маму. Она правда говорила, что теперь не сможет посмотреть в глаза эСВэ.

Светлана.

Суббота. Коллега камеру не дала. К тому же я решила не форсировать действие. Нужно сильнее укрепить в сознании Алекса что именно Веня трахнет меня, а ему достанется лишь «уборка» и минет. Хотя может и этот сценарий переиграю. Сегодня у нас просто репетиция без главного героя.

Снимаем на оба смартфона. Муж стоит на столе, капается у светильника. Я снизу нахожу нужные ракурсы, снимаю.

Затем Алекс снимает моё декольте. Конечно вновь отвлекается на мелочи — лифчик нужно свободнее сделать. Нет! Наоборот плотнее поднять. Может вообще без лифчика? Да, так эротичнее.

Вновь мой телефон работает. Шорты длинноватые — виден только бугор, а нужен оголённый кончик. Сосу ему. Так-то лучше — тем более штанину приподняли.

Теперь Алекс снимает мой взор на его бугор. Просит облизнуться.

Следующий ракурс — он примостился меж моих ног, так, что не видно, как сильно они разведены, но видна перемычка моих трусиков. Оказывается, прокладка мешает.

Задираю подол, лезу в трусики...

Совокупляемся на полу...

Это что-то! Вновь поэтический оргазм.

Алекс не даёт уснуть, предлагает добавить натуральности.

— Какой? — спрашиваю зевая. — Веньку позвать?

— Нет! Нужно будто он в проводах копается. Предварительно показать его приход к нам, мой разговор с ним. Я хочу больше правдоподобности. Вплоть до мелочей. Вот сама посуди... Зачем ты стоишь у стремянки? Чтобы подавать инструмент! Затем, твоя одежда. Нужна моя рубашка.

— Футболка. В ней заметны соски.

— Да, моя длинная футболка.

— А макияж? Какой ты хочешь?

— Вовсе без него... Ты зеваешь. Я забыл, что после оргазма тебе нужно вздремнуть. Спи, госпожа. Я буду сочинять.

Он разбудил меня через час. Начало смеркаться. Рассказал о своих задумках.

Пока в прежней одежде я исполняла свою роль. Алекс полез к светильнику, начал изображать работу с ним.

Электричество оказывается действительно опасно! Хорошо, что нож, который исполнял роль отвёртки, был изолированный — сноп искр ослепил не только Алекса. Он спрыгнул со стола, гораздо проворнее прежнего.

Свет погас во всей квартире.

«Обесточивание в следствии короткого замыкания!», — так сказал местный электрик три года назад. Показал где нужно щёлкнуть.

Сейчас Алекс щёлкнет...

Ага! Сделает он! Видимо анус его сжат так сильно, что ходить не может. Пошла сама на площадку. Посмотрела. Очень внимательно посмотрела. Решила, ну его на хуй этот ток — сейчас поедем домой, а знакомый парень, который не боится ни электричества, ни... лепиздричества жены труса, на неделе сделает.

***

Второе ноября. Сказала любовнику, что желаю шестого ноября особенный подарочек.

— Веня, ты знаешь, как меня раздражает Зайцева. Позови её четвёртой.

— Она же тебя узнает.

— А вы ей глаза завяжите. Я буду сохранять молчание. А потом в субботу ты получишь подарок от меня... Я хочу сняться в хоумвидео. Знаком тебе такой термин?

— Ну так снимайся с Алексом.

— А он хочет, чтобы ты изображал его, а он будет оператором.

— Не надо так шутить. Я ведь могу поверить...

— На днях он к тебе подойдёт. Сначала скажет, что нужно перевесить светильник в той квартире. Но там будет всё так эротичненько... Тебе лишь нужно сыграть девственника. Римма посидит...

— Не посидит. Она седьмого улетает на Гоа.

— Блин! Тогда давай потом, когда вернётся.

— Тогда можно в нашей квартире. Наташа сможет пару часов посидеть с мальчиками?

— Это ещё лучше.

— Только с Алексом сама разговаривай, узнай почему мама ему не сказала о поездке.

— Ты считаешь, что они опять трахались?

— Ну по её счастливой мордашке, а она у мамы хорошо читается, видно. Только не убивай его — тебе ещё детей растить с ним.

— Тогда и намекать не буду. Для, тебя мой любименький, для счастья твоей мамочки отпущу своего... холопа гулять.

— Свет, зайди вечером к нам. Ты же была на курортах, расскажи маме о нюансах. Что там, да где. Как вести себя.

— Мне до сих пор стыдно ей в глаза смотреть. А ей мне. Ладно, милый, для тебя... Про Таньку не забудь...

— Беги уже...

***

Вечером я прихватила Амаретто, постучалась к Римме. Мальчик куда-то слинял.

Не глядя друг другу в глаза выпили по две рюмочки. Поговорили по-бабски о всякой хрени. После третьей рюмочки договорились перейти на «ты».

Объяснила Римме как вести себя с обслугой в отеле, куда стоит поехать в дополнительные экскурсии.

Пустая бутылка осталась на столе, а мы с новой подружкой пошли к нам, смотреть наши фото, которые мы с Зиминым сделали в Турции, до рождения наших близнецов.

Она так комично остерегалась встречи с Алексом, я угорала с неё. Но ничего страшного не произошло, разве что Зимин чуть не обкакался. Над ним тоже поржала.

Я приказала ему выпить бокал коньяка, чтобы он также раскрепостился.

Потом мы долго рассматривали наши фото. Я покормила детей, отправила Наташу ложиться спать. Сама прилегла к малышам. Уснула. Что там происходило дальше, выведала только на следующий день.

***

— Я так понял, госпожа, ты специально её напоила, и сама ушла спать, чтобы я и Римма... Я проводил её до... её постели...

— Вообще-то я так не планировала. Но получилось замечательно. Я ведь нажралась как алкашка, а тебе хотелось секса... Долго был у неё?

— Два соития. Между ними она рассказала о своей жизни. Я у неё всего лишь третий мужчина.

— Мне она тоже понравилась. Такая э-эээ... добродушная.

— Значит ты не сердишься, моя любимая... госпожа?

— Зачем? Ведь с такими нашими играми-разговорами, ты воспрял. У тебя появился юношеский задор.

— И я тебе сейчас докажу.

Я даже начала подозревать, что они с Вениамином сговорились — куннилингус в течении десяти минут. Эрекция сравнимая с юношеской. И оргазмы... , оргазмы... , оргазмы... И вновь куни для успокоения. Так и заснула...

Вениамин.

Уговорить Зайку на секс оказалось легче чем Жанку поцеловаться. Зайцева сразу приняла условия оргии. Но после этого она хочет оргии на своих условиях. Про эСВэ я наплёл, что она безобразна и стесняется раскрыть лицо перед посторонними.

Светлана.

Шестое ноября. Позвонила Зимину, предупредила что пройдусь по бутикам, торгующим эротичным бельём.

Любовник ждёт у подъезда.

— Ногти наклеила? — после поцелуя спросил любовник. Я показала накладные ногти красного цвета. — Таня уже здесь. К тебе будем обращаться по имени Лена. Больше молчи.

Он дал мне чёрную тряпочку. Я развернула — мешочек.

— Это на первые минуты, наденешь как войдёшь в квартиру. Потом сможешь снять и наблюдать.

Клитор извещал набатом, что готов стать объектом ласк. Подмылась я довольно быстро. Надев на голову мешочек, протянула руку мальчику. Он провёл меня в комнату.

— Леди и джентльмен. В целях конспирации, в лицо вас знаю только я. И гарантирую вам, что информация останется тайной для других участников встречи... назовём это клуба по интересам. Также я просмотрел все ваши справки из кожвендиспансера. Да и не стоит сомневаться, что бизнесмен Станислав, бизнесвумен Елена и дочь известного человека Татьяна, опустятся до связей с нездоровыми партнёрами. Итак, проходим в ванную, раздеваемся догола, кроме маски, разумеется. Выходим сюда и ожидаем остальных участников. Станислав, вы первый.

Влагалище моё выдавало такие потоки влаги, что мне пришлось попить из крана. Нужно будет напомнить ему о напитках.

Вениамин призвав сохранять молчание, снял с меня мешочек. В маске находилась только девушка. Оргия началась с поцелуев и минета. Девчушка опытная, так насасывает Стасу, что мне завидно стало.

— Таня, ляг сюда на диванчик. Елена давно мечтает о девичьих соках.

Я удивлённо посмотрела на Веню.

— Потом я буду. — прохрипела девушка.

То, как искривлённый член Стаса таранил глотку Тани, повергло меня в шок. sеxytаl.cоm Она давится, но не протестует. А её цветочек более приманивал меня. Аккуратненькая такая щёлочка, в обрамлении синевато-розовых лепестков. Мелкий клитор еле угадывался. Я припала к этому соцветию губами и языком. Вспоминала куни любовника, повторяла те же действия.

При ответных действиях Татьяны, я накрыла лицо маской. Стас, зараза такой, всё равно просунул ятаган в моё горло. Мне стало противно, оттолкнула его. Начала наслаждаться поцелуями Татьяны.

Потом опять игра на двух смычках. Меня, уставшую оргазмировать, отнесли на кресло. Девушка испугалась за целостность вагины, и пожелала вагинально-орально закончить встречу.

Пора избавляться от привычки засыпать после оргазма.

***

Отбрехалась перед Зиминым, что встретила коллегу с бывшей школы, мол посидели в кафе... Вновь забота о детях и проверки тетрадей, отвлекли и успокоили меня.

— Света, я сегодня ночью повезу Римму в аэропорт.

— А такси ей вызвать слабо?

— Она как ребёнок, не понимает куда идти, показывать билеты. Не сердись. А когда она вернётся мы снимем хоумвидео.

Чувство собственничества успокоилось лишь только я подумала, что не в проигрыше. Если посчитать сколько раз я трахалась с мальчиком, адюльтер Алекса можно считать всего лишь игрой в пипирки.

— Госпожа разрешает тебе трахнуть Римму в авто. Так сказать, прощальное соитие. И знаешь у меня появилась идея — мы можем воспользоваться её квартирой. Но это если ты твёрдо решил пригласить оператором Вениамина.

— А какие ещё варианты? Профессионал конечно сделает на отлично — это плюс. Минус... , даже минусы — искать такого, раз. Составлять договор о не разглашении, два. Моя, да и твоя адаптация к незнакомому человеку, три. И самое главное — тебя саму заводит мысль о парне. Заводит?

— Да-а-а. — мне хотелось сказать безразличным тоном, но клитор звенел с самого начала разговора. — Я даже смогла уговорить коллегу дать камеру на прокат. Всего за тысячу. Сказала, что хочу заснять игру малышей.

— А что, действительно хорошая идея. Сделаем и с ними ролик. Но я не договорил о Вениамине. Меня тоже заводит от мысли, что он станет свидетелем... А может и участником...

— Зимин...

— Кем ты хочешь пред ним предстать? Строгой, несправедливой училкой или благодарной соседкой?

— Зимин...

— А давай ты будешь школьницей? Наряд старшеклассницы тебе пойдёт...

Я решила заткнуть...

Заткнула. Ему рот. Себе влагалище. Которое ещё не сузилось после двух членов, в котором сперма мальчика и Стаса, ещё не окончательно вымыта. Вагина неприлично пёрнула. Я хихикнула:

— Зимин, твоя госпожа так заведена, что даже её влагалище аккомпанирует... Веня, положи свои ладони на мои груди. Да, Вениамин, это то, что ты пока лишь видел в разрезе декольте. Теперь можешь ласкать их. Что? Великолепные говоришь? Спроси вот у Александра Сергеевича, нравятся ли они ему, они ведь стали такими благодаря его постоянным ласкам. Вениамин, нежнее... Что? Достаточно ли хорошо развит твой пенис? Не спрашивай об этом ни у одной женщины. Ведь нам... Ой... ! Нам, женщинам, не обязательны большие члены, нам нравятся ваши ласки... Ай!!!

С высот эйфории чувствовала, как Алекс тоже спустил.

В щёлочку тряпочку, носик подмышку супруга.

***

Алекс вернулся как раз перед моей побудкой. Рассказал, как провожал... любовницу. Ну и как я пожелала, трахнул её на заднем сиденье авто.

— Нагрузил её дополнительным... грузом. Когда сделаем это?

— В воскресение.

***

В пятницу я приказала любовнику, не сношаться с другими, копить сперму — ведь он должен сыграть девственника.

В воскресение, на обед приготовила детям вкусняшек, они наелись до отвала. Малыши уснули.

— Наташа, папа поможет Вениамину с определённой проблемой, а я помогу им с переводом. Мальчишки спят. Если проснутся и будут проблемы — позвони мне на сотовый.

Могла и не говорить — она у меня умничка. Мне даже подумалось, что она желает мне кучу оргазмов...

Вениамин.

Итак, день мести наступил. Хотя какая это месть? Так просто — угода любовнице.

Вчера мне пришлось действительно краснеть перед ним. Он также заливался краской смущения, но долгая репетиция помогла ему произнести нужные фразы:

— Вениамин... У меня к тебе совсем необычная просьба. Ты должен сыграть роль электрика. А мы со Светланой Викторовной будем снимать тебя на видеокамеру. Ты сможешь?

— Я хоть и не профессиональный актёр, и электрик, но смогу исполнить... А для чего?

— Ну-у-у-у... , это будет необычное видео. Хоумвидео. Слыхал о таком?

— Нет. Перевести смогу.

— Это видео только для супругов. На память, так сказать. Надеюсь ты парень серьёзный, не разнесёшь весть... Были у тебя половые связи?

— Не-е-ет. Только вот это. — я показал на свои якобы «волосатые» ладони.

— В процессе съёмок, ты сможешь дать им волю.

— А можно узнать весь сценарий?

Вначале Алекс заикался, перескакивал с одного на другое, но затем успокоился, объяснил всё понятно.

Вечером он рассказал эСВэ о нашем разговоре. Не привирая, не скрывая отчитался перед ней. Затем вновь начали уточнять все тонкости и возможные варианты съёмки.

Алекс.

Уже завтра днём, я буду смотреть как Вениамин будет ебать Госпожу. Какие штаны мне надеть? Нужны просторные и рубашка на выпуск, чтобы скрыть эрекцию.

Вениамин.

Сначала зашёл мужчина. Судя по его одежде, он будет исполнять роль делового хозяина. Впрочем, одеяние легко снималось, всего за несколько движений.

Самка вошла в моё логово, одетая в халат. Если косметику принимать за прикрытие лица и тела, то Света зашла полностью обнажённой. От неё пахло только чистотой. Камеру на треноге, Алекс занёс с утра, настроил, показал мне, как и что нажимать, крутить. Халат затем ложится на спинку стула, а женщина остаётся в длинной мужской футболке.

По сценарию я приглашённый специалист. Выхожу на площадку, звоню, захожу. Подсветка камеры слепит меня, Свету. Он говорит, что нужно сделать. Камера выхватывает её губы, говорящие мне. Мои глаза, смотрящие на них. Затем она проходит в зал. (камера показывает виляющий попец, мой кадык, движущийся от глотания слюны).

Я залезаю на стремянку. Открываю доступ к проводам.

— Любезная хозяюшка, помогите мне. Подайте отвёртку из ящика.

Света плавно направляется к ящику с инструментами, не сгибая колен, наклоняется. Алекс с нижней ступеньки снимает будто с моего ракурса попку супруги. Затем исполняет роль Светы, показывает на камеру её взгляд на бугор под моими шортами.

Уже я снимаю, что вижу в глубоком разрезе футболки. Делаю наезд камерой, крупным кадром снимаю всё до пупырышков на ареоле. Затем Алекс снимает головку члена, видимую из-под шорт. Мокрые трусики Светы.

— Вот это. — Света дотрагивается до головки. — Это так на вас электричество действует?

— Конечно. У нас, у электриков, столько случаев поражения током, что органы напрягаются. Возможно мне понадобится заземлиться.

— У вас с собой какой-то компактный громоотвод?

— Красавица! А вас разве не предупредили, что нужно самим приобрести устройство?

— Вообще-то договаривался муж... Я спрошу у него.

Камера вновь у меня. Женщина обращается к мужу и объясняет ему возникшую ситуацию. Тот ведь изображает делового, машет рукой, мол сама решай.

Следующий кадр, я всё так же, на стремянке.

— А какой он из себя, этот громоотвод? Я сейчас съезжу в специализированный магазин.

— Нет. Так долго. Давайте народным методом. Снимите мои шорты. Держитесь за пенис рукой и направляйтесь к радиатору отопления.

Объектив камеры буквально касается моей головки. Затем пальчиков, охвативших ствол. Мы подходим к радиатору.

— Стоп! Сухими конечностями и органами касаться металла опасно.

— Пойдёмте на кухню, я там... — камера снимает наивно хлопающие реснички.

— Кран также металлический. Может произойти электротермический ожог. Ээээ, у вас, там... Ну, там... , в письке есть влага. Не отпускайте пенис! Его тоже нужно поместить в среду с электролитом... слюна во рту отлично подойдёт.

— Это пра-а-ати-и-ивно! Я даже мужу так не делаю...

— Э-э, нет. Только так и никак иначе. Сгорим оба — к чертям собачьим. Только подошва туфель останется!

Объектив вновь чуть ли не меж зубиков Светочки. Кончик языка слизывает мою каплю.

— Вот, а теперь нужно обязательно снять трусики и окунуть ВСЕ пальцы в писю. Ой какая умничка! Сейчас нужно сосредоточиться. Выполняем с великой опаской! Левую руку на металл... правую руку на пенис... не отпуская орган переносим ногу через руку... вставляем пенис в громоотвод. Теперь хорошенько заземляемся.

Алекс скрупулёзно заснял, как Света удерживая член, перенесла ногу через руку и стремительно вставила его во влагалище.

Как я люблю такой ракурс — белая спина как ствол пениса, а две ягодицы это головка, с влагалищем-уретрой. Будто я ухватился за большой член, и трахаю его.

Оператор-рогоносец, старался максимально точно зафиксировать процесс унижения его самого. У самочки оленя, начали подкашиваться ноги.

За двое суток без разрядки, спермы скопилось достаточно много — Света успела дважды отлететь к звёздам, прежде чем орган перестал пульсировать.

— Вот тут ещё сдача вам, соберите. — так по сценарию. Света дососала остатки спермы. Высосала чуть ли не из яиц.

Через полчаса, мы разбудили эСВэ.

— Алекс, хороший ты сценарий придумал. Дай я тебя поцелую.

— Светлана Викторовна, я как актёр, скажу. Это не хоумвидео. Мало страсти и эффектов.

Мы с любовницей уже обговорили дальнейшие действия.

— Как вы это видите?

— Допустим ранее утро. Александр приносит вам напиток. Замечает, что вы ещё спите.

— А можно сразу играть? — как бы не знает нашей задумки Света. — Давайте я лягу... и вид у меня соответствующий.

— Конечно. Вот на этой кровати где мама спала с... — Мы до точек отрепетировали фразы. — Как раз и солнце садится, а на видео будет, будто восходит. Ложитесь, Света.

— Да, вот так оголить попку... , Свет, подтяни ножку к животу... , хорошо... — Алекс попался в сети госпожи, сам руководит процессом. — Мне нужен разнос со стаканом воды. Света, умоляю не шевелись...

Пока я отсутствовал произошли изменения — рубашка с галстуком оказались повешенными на спинку стула.

Я снимаю, как мужчина входит в освещённую Солнцем спальную. Его взгляд на голую промежность жены. Из влагалища свисает светло-серая капля моей спермы. Кадр до того эротичен, что я вновь возбуждаюсь.

Алекс поглаживает внутреннюю поверхность бедра Светы. Окунает палец сквозь каплю во влагалище. Двигает его там вдоль щели.

Света выгибает спинку, ягодицы расходятся в стороны. Коричневое пятно ануса, сморщенное как вытянутые губки прелестниц, озадачивает меня своим шевелением.

Фрикции пальцем участились до постанываний самочки. Она поворачивается на спину.

— Доброе утро, любимый, ты сегодняшней ночью был так... ненасытен. Моё влагалище полно твоей спермы. Собери её язычком.

Она становится

на четыре опоры. Коричневое освещено зарёй, пульсирует над темнотой влагалища. Алекс языком-лопатой слизывает первую каплю. Самочка стискивает мышцы вагины, выдавливает ещё порцию. Алекс вновь двигает языком вдоль щели, доводит язык до ануса. Исполняет роль жала пытается слизью проникнуть сквозь сфинктер.

Света это хорошо чувствует, смотрит на меня. Я пожимаю плечами.

Мужчина вновь собирает лубрикант, роль которого сейчас прекрасно исполняет моя сперма, подносит каплю к анусу, оставляет на нём. Палец Алекса кажется толстым карандашом на коричневой звёздочке, толкается во внутрь.

— Алекс...

— Госпожа, доверься мне.

— Алекс, ты это не любишь...

— Я для нас стараюсь, госпожа... Ведь не испытав, ты не можешь судить, полюбишь ты сама или нет.

Я продолжаю снимать, и понимаю, что он играет свою пьесу. Света находится в ступоре. Прерывать игру мужа-раба, для жены-госпожи равносильно капризу девочки-нимфетки.

Да к тому же она возбуждена предчувствием мегаоргазма.

— Ты осторожней там...

— Сперма хорошо смажет наши органы, госпожа. — говорит между делом Алекс.

Ну раз она начала подыгрывать ему, то я начну тщательнее фиксировать... дефлорацию... сфинктера.

Мне показалось, что Алекс уже просмотрел курс молодого дефлоратора анусов. Вначале он хорошенько разогрел жёнушку через влагалищное отверстие и когда она начала издавать те, предоргазменные стоны, резко перенаправил член в другую трубу.

— ОЙ!

ЧМАК! И головка проникла сквозь сфинктер.

— ОГО!

ЧПОК! Бёдра хлёстко соприкоснулись с аппетитной попкой Светочки.

— ОГО-ГО!

Для того чтобы показать в какое отверстие входит член, я встал у головы женщины. За что был немедленно вознаграждён минетом.

Алекс также двое суток сидел на голодном пайке, плюс необычный акт — кончил быстро.

— Веня, продолжи туда же.

Я ещё на один шаг стал более извращённым.

Что-то незнакомое мне стало происходить с любовницей. Оргазмы шли каскадом, но она стойко держалась на конечностях. Я уже устал долбить, решил не дожидаться её разрешения. Поменял дыры. Как только я вошёл в вагину, женщина так сильно закричала и затряслась, что мы с Алексом испугались.

Её оргазм сменился сном.

Я отхлёбывал из кружки горячий чай, Алекс курил в форточку. Что-либо сказать никто из нас не решался.

«Я что, тоже её раб? Почему я действую по её желаниям. Вначале мне казалось, что я лишь играю с ней. Оказалось, она играет мною. Что делать? Ладно я, а Алекс? Он что весь остаток жизни проведёт, угождая прихотям эСВэ? Хотя... Как там говорила Жанна — любящий человек живёт желаниями любимого. О, вроде проснулась. Пошла подмываться»

— Саш, ты иди дома приготовь покушать. И вина открой.

Алекс, мне показалось, обрадованно побежал домой.

— Веня, надеюсь твоя психика достаточно крепка, не разрушилась сегодняшним происшествием.

— Молодость быстро адаптируется.

— Что делать с видео?

— Есть программы, с помощью которых редактируются видео в хорошие ролики. Вы сегодня ещё детей поснимайте.

— Пойдём покушаем и выпьем вина ради нового нашего статуса.

Алекс.

Ни одну девушку мне не приходилось переводит в статус женщины. И вот сегодня что-то на подобии произошло! С каким потрясающим эффектом головка распрямилась после ануса. И кончил я, не задумываясь о Госпоже. Ведь её удовлетворил парень. А не плохо он держался в кадре, не заикался, не дрожал. Всё-таки артист.

«Люся, а ты разрешала трахать себя в попку? Как сегодня задница Госпожи была похожа на твою попочку, любимая. Я вновь сожалею о том, что потерял многое, не поддавшись на твои предложения, родная моя, единственная женщина, с которой мне посчастливилось радостно оканчивать акт. Чтобы ты ещё предложила, счастье моё?». — я продолжил размышлять.

Зайдя домой, заметил обувь Светы. Вспомнилась маленькая ступня Люси. А ведь мне нравились её наманикюренные пальчики, изгиб лодыжек. Вот что нужно сделать — поцеловать пальчики, помассировать ступни.

Светлана.

Что это со мной было? Я будто стала другим существом, которое может клацать влагалищем. (Оно, кстати, до сих пор болит. А прошли уже сутки). Вагина хватала фантомы члена, понимая, что её обманули, вновь открывалась и вновь ошибалась. И какое же облегчение наступило от поимки настоящего... хуя.

Вчера мы сидели у меня за столом, кушали, пили вино. Я посматривала на мужчин. Алекс отрешённо смотрел то телевизор, то на детей. Мальчик прятал взор. Хотя какой он мальчик — сношает баб как положено мужчине.

***

«Сегодня он вёл себя как все разы до этого. Домой ушёл с Зайцевой. Сегодня навертится сучка на члене моего любовничка. Уже сейчас, наверное, сношаются... А сотворю-ка я вот что!».

— Алекс, ты сейчас будешь трахать молоденькую девушку.

— Это игра такая?

— Нет. По-настоящему. Веня привёл подружку домой.

— Будто они так быстро согласятся.

— Я и ему стану госпожой. Дай мне телефон.

«Зайди к нам!» — отправила сообщение любовнику.

Две минуты его ждала. Клитор дребезжал лишние две минуты.

— Алекс, займи детей. Веня, сядь. Чёрные шляпки ещё у тебя? Я хочу, чтобы Алекс... выебал твою сучку. Иди подготовь её. Мы войдём в верхней одежде, и в шапочках.

— Света...

— Не перечь. Ты не представляешь, что может произойти! Просто сделай как я... говорю. Через полчаса.

— У неё опасные дни. Нужны презервативы. На противозачаточные у неё аллергия.

— Твои кончились что ли?

— Да. Но в анус ни в коем случае нельзя! — предупреждает Веня.

Врёт ли мальчик я не знаю. Посылаю Алекса в аптеку.

Через час получаю СМС — «Да!». Да куда эта сука ебливая денется! Даже унижу её — кину пять тысяч, пусть бельё поэлегантнее купит.

***

Сквозь узкие прорези для глаз вижу, что Таня закуталась в рубашку мальчика. Наверняка трусики под ней уже мокрые, хоть выжимай.

Всё происходит молча — Веня рассказал сучке. Я предупредила раба, чтобы ебал как можно жёстче. Не жалея. Он попытался сказать о молодом влагалище. «Саша, её пизда тебя должна волновать только как объект наслаждения. Что ты со своим хуем можешь сделать с тем, что в последующем разорвётся при родах?». — Напутствовала его.

И холоп постарался порадовать госпожу. Драл эту блядь не жалея. Конечно, будь у меня хуй, я бы устроила ей ночь Святого Варфоломея.

— Дофофи. — сказала не ясно — проложила меж зубов ватку, получалось будто шепелявлю.

Сучка облизала конец рабу.

— Уот, на бельиско. — положила купюру.

***

Перед сном выслушала рассказ о ощущениях в молодой пизде. Радуйся, холопчик, радуйся. Сегодня госпожа добрая.

— Но жопа у неё не такая... обширная, как у тебя, моя радость... , да, моя госпожа.

— Эта фраза для чего? Намёк?

— Болит?

— Нет. Ты же знаешь о моих запорах. Временами откладываю личинки в два раза толще твоего хуя. Изучил информацию?

— Да, госпожа. Решил подарок тебе сделать...

— И за одно себе! Льстить умеешь — хочешь повторения значит. Давай для сравнения её манды и моего ануса.

— Пока не забыл ощущения? Что делать? Куни или...

— Сначала позиция шесть-девять. Затем вагина и...

— Понял, любимая госпожа. Форум рекомендует опорожнить кишечник.

— Можешь пока о новом сценарии размышлять.

После двух кружек Эсмарха испражнения стали прозрачными.

Алекс размышлял.

— Поговорим сначала о моей задумке.

Холоп начал излагать свои фантазии, а я продолжила совершенствовать свой замысел.

— Хорошо ты придумал. Сначала снимем твой сценарий, а потом мой... Слушай... Мы с тобой оказываемся в плену у извращенца. Он пытает тебя, требует выкуп. Ты отдаёшь ему последнее, но изверг продолжает издеваться. Пугает тебя насилием надо мной. А я слабая женщина, что могу поделать? Ты связанный не можешь прекратить его издевательства над моими органами. Кричишь насильнику: «Трахни лучше меня! Освободи любимую! Разорви мою жопу! Выеби как сучку!».

— Меня в жопу?

— Некоторым бисексуалам нравится возбудиться под мужчиной и сразу трахнуть женщину. И Веньку отпидарасим.

— Не нужно его.

— Я лишь намекну, не согласится, не будем.

— Когда? Римма через десять дней дома будет.

— Я решу. Начинаем.

Иррумация начала мне определённо нравиться. Наслаждение ласками Алекса и минет, прервались моим микрооргазмом. Вчерашняя усталость вагины сразу напомнила о себе. Я встала на четыре опоры. Алекс начал быстро таранить в письку. Массаж стенок влагалища головкой члена, облегчил боль.

— Хлопни ладонью по ягодице... Сильно бей... Ещё сильнее... Во-о-о-от. Давай в попку...

Член уже был в кишке, когда я заметила, как в свете яркого ночника сверкнула ручка на двери. Резко вывернулась из-под Зимина, накрылась простынёй.

— Чего вы тут делаете? — Наташенька тёрла глаза и, наверное, не обратила внимание на отца, прикрывшего срам ладонью.

— Комар откуда-то залетел. Папа его ловит.

— Да, доченька, комара ловлю.

— Можно я с вами полежу? Испугалась сильно.

Ребёнок не стал дожидаться разрешения, юркнула под простыню.

— А чем у вас воняет?

— Фумигатором! — нашёлся Алекс, а сам тихонько потянулся за трусами.

— А почему ты голая?

— Засыпай. Папа потом тебя отнесёт на кровать.

Наташа прижалась щекой к моему плечу и сразу уснула.

Алекс не надел трусы. Лёг сзади меня.

— Малыши-малыш. Ага? — прошептал мне в ухо.

Я согласно придвинула к его стояку попку. Пусть вставляет куда додумается. Вошёл сначала в вагину. Рукой ухватился за сиську.

«Я такая же извращенка, как мама! Мне и в тот раз, при малышах, было приятно и сейчас при Наташе. А если бы она не спала, а допустим дальше расспрашивала меня. А Алекс в это время трахал в попку... О-о-о-о! Как, чёрт побери, волнительно, однако».

Алекс поменял дырочки. Небольшой дискомфорт и я вновь размышляю о своей извращённости.

«До каких пределов я могу дойти? Днём при детях? Если допустим я у Алекса на коленях, он пристроил бы хуй, так, что моя писька скрыла бы его срам. О-о-о-о-о! Давай, Сашенька, еби мамочку при дочери, еби родительницу своей падчерицы. А если бы я не заметила, что ручка поворачивается, а ребёнок у нас глазастый и умный... В её годы я уже знала о ебле не только по рассказам подружек. О-о-о-о! Если бы в клубе не штрафовали — легла бы на стол голой. Ну это пьяной. А трезвой? А допустим в примерочной? Возможно не только я додумалась до этого. И возможно уже были прецеденты. В общественном транспорте? В час пик. На балконе!»

Похлопала по руке мужа. Толкнула его в живот, давая понять, что нужно встать.

Нагими вышли на балкон. Многие ещё не спали. Я высунулась, посмотрела влево, вправо. Жаль — возможных наблюдателей не обнаружила.

— Давай, родной, выеби госпожу здесь.

— Я так и понял...

Мне такая позиция не понравилась, но Алекс смог кончить.

— Ты как, любимая?

— Не кончила. Но устала.

Алекс поднял меня на руки, отнёс в ванную, помыл. Пока я обтиралась, отнёс Наташу в её спальную. Когда вернулась я, то постелька была разглажена и готовая к приёму моего величества.

Конец второй части.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!