Повелитель стихий

Не успели мы подойти к бассейну, как к нам подбежали радостные Катарина и Вилда.

‒ Привет Лана! ‒ бросилась ко мне Вилда и ухватив за руку, потащила к стойке бара. ‒ Снимай халат! ‒ затарахтела она, заглядывая мне в глаза. ‒ Здесь все, даже бармен и официантки ходят голыми. Хочешь я закажу тебе коктейль? Ты какой любишь? А если хочешь, пошли в бассейн, там морская вода, очень тёплая. Смотри сколько там красивых голых девушек и парней. Пошли! ‒ потащила она меня к бассейну.

‒ Подожди! ‒ попыталась я её остановить. ‒ А где Хелен?

‒ Зачем она тебе? ‒ удивлённо посмотрела на меня Вилда. ‒ Смотри – есть свободные шезлонги. Давай займём их! Раздевайся и ложись, а я пока схожу за коктейлями!

Заманчиво покачивая кругленькой попочкой, Вилда гордо проплыла мимо атлетически сложенных красавчиков, расположившихся невдалеке от нас и растворилась в толпе у бара, а я устроившись поудобнее, стала рассматривать двух девушек, плавающих в бассейне на надувных матрацах и смуглого мужчину, плавающего рядом с ними. Его длинные чёрные волосы, мягкими локонами ниспадали на широкие плечи, а однодневная щетина делала его и без того красивое лицо, ещё более привлекательным.

Словно ощутив на себе мой взгляд, он резко обернулся, обжигая меня пристальным взглядом чёрных, как угли, глаз. От неожиданности я вздрогнула и попыталась отвести взгляд в сторону, но почувствовала что мне это не удаётся – мой взгляд намертво приклеился к этому странному мужчине.

‒ Привет, Лана! ‒ помахал он мне рукой и, выбравшись из бассейна, направился ко мне.

Странно, откуда он знает моё имя, ведь мы с ним незнакомы, во всяком случае я его вижу в первый раз. Наверно узнал меня из тех дурацких газет, ‒ подумала я, с интересом наблюдая за приближающимся ко мне незнакомцем. Остановившись от меня в нескольких шагах, незнакомец взмахнул рукой и в тот же миг в его руке оказался букет алых роз.

‒ Это Вам! ‒ приветливо улыбнулся он, протягивая мне появившиеся из ниоткуда цветы.

‒ Как Вы это сделали? ‒ растерянно спросила я, осторожно беря букет. ‒ Вы что ‒ волшебник?

Я хотела сказать «фокусник», но в моём словарном запасе французского языка отсутствовало это слово и я, подумав немного, заменила его на «волшебник».

‒ Вы сказали «волшебник»? ‒ улыбнулся незнакомец. ‒ Ну, что же, Вы очень близки к истине. Разрешите представиться ‒ маг, повелитель стихий, Алан Ставински, но для Вас, прекрасная Лана, я просто добрый волшебник.

‒ Повелитель стихий? ‒ зачарованно глядя на Алана, переспросила я. ‒ А каких стихий?

‒ Всех, ‒ улыбнулся он. ‒ Воды и огня, ветра и земли, даже свет и сама тьма тоже подчиняются мне.

‒ Вы это серьёзно? ‒ недоверчиво спросила я.

‒ Абсолютно, ‒ спокойно ответил Алан, вытащил из подаренного мне букета красную розу, взмахнул ею и в тот же миг в его руке оказалась чёрная шляпа.

Алан положил шляпу на шезлонг и, склонившись надо мной, тихо шепнул на ухо:

‒ Вон идёт Вилда, Ваша юная подружка. Вы её не гоните от себя, она хорошая девочка и по уши влюблена в Вас, а то, что Вам о ней рассказывала Ваша сестра Хелен, немного не соответствует действительности. С двумя бокалами коктейлей в руках, Вилда присела рядом с нами на шезлонг и, покосившись на шляпу, удивлённо спросила:

‒ Чья это шляпа? Можно её куда-нибудь убрать?

‒ Конечно! ‒ пожал плечами Алан. ‒ Отложите её в сторону.

Вилда поставила бокалы и осторожно подняла шляпу, под которой оказался мирно сидевший белый голубь. От неожиданности она вскрикнула и взмахнула рукой. Испугавшись резкого движения, голубь взмыл вверх и стал кружился над нами.

‒ Пу-у! ‒ сделав палец пистолетом, выстрелил в него Алан и красавец голубь взорвался разноцветным фейерверком многочисленных, блестящих конфетти.

‒ Что это? ‒ восхищённо вскрикнула Вилда и как ребёнок стала обеими руками ловить сыпавшиеся на нас блёсточки, но, к нашему всеобщему удивлению конфетти кружились и падали только на меня, даже не задев сидевшую рядом со мной Вилду. За миг я уже была вся сплошь усыпана маленькими блёсточками, они были рассыпаны по всему моему телу ‒ и в волосах и на лице, и на плечах, но особенно много их было у меня на груди.

‒ Разрешите? ‒ улыбнулся Алан и осторожно взяв в руки мою грудь, аккуратно смёл с неё блёсточки себе в ладонь.

Ощутив на своей груди его руки я словно вспыхнула вся, перед моими глазами закружились мириады ярких звёзд, танцующих вокруг меня свой дивный танец под удивительную, чарующую музыку, которая, переливаясь всеми цветами радуги, зазвучала во мне, словно я была волшебным органом, на котором играли сами ангелы. Эта божественная музыка напомнила мне однажды уже пережитое состояние, когда, достигнув сладчайшего в своей жизни оргазма, я приобрела новое, поистине божественное свойство моего чудесного тела.

Алан убрал с моей груди руки, музыка во мне стихла и я вновь перенеслась в окружающую меня реальность.

‒ Это Вам, ‒ протянул он несколько блёсток, вложил их мне в ладонь и закрыл её.

‒ Что это? ‒ зачарованно глядя ему в глаза, спросила я.

‒ Откройте ладонь и посмотрите, ‒ улыбаясь ответил Алан.

Я осторожно разжала пальцы и с моей ладони выпорхнули три яркие бабочки. Покружив надо мной, они сели мне на руку, посидели немного и помахав мне на прощанье своими хрупкими крылышками, взмыли в небо и улетели прочь.

‒ Здорово! ‒ восторженно завизжала Вилда. ‒ Покажите нам ещё какой-нибудь фокус.

‒ Фокус? ‒ удивлённо посмотрел на неё Алан. ‒ Я не умею показывать фокусы. Знаете что, Вы пейте свой коктейль, а мы с Ланой искупаемся в бассейне. Вы не против? ‒ взял он меня за руку.

‒ Нет, ‒ как зачарованная ответила я, послушно следуя за ним.

‒ Что это? ‒ раздался у нас за спиной удивлённый голос Вилды. ‒ Я брала два «Монако» а здесь «Мохито» и «Пина колада»!

‒ Если Вам не нравятся эти коктейли я могу их заменить на «Лонг Айленд» и «Секс на пляже», ‒ махнул рукой Алан и мы, под изумлённые возгласы Вилды, прыгнули в воду.

‒ Вон там, прямо в бассейне есть бар, в котором мы сможем взять себе чего-нибудь выпить и спокойно поговорить, ‒ предложил Алан и мы поплыли на другой конец бассейна.

‒ Скажите, а откуда Вам известно, что мне рассказывала о Вилде Хелен? ‒ спросила я у Алана, сидя на парапете бассейна с бокалом прохладного коктейля.

‒ Но я же говорил Вам что я маг, которому покоряются все стихии, в том числе и стихия человеческих мыслей и эмоций.

‒ Ну, бросьте, ‒ улыбнулась я. ‒ Лучше признайтесь, что Вы знакомы с моей сестрой и от неё узнали некоторые подробности, которыми и воспользовались, чтобы удивлять меня.

‒ А о том, что рыжеволосая Валери, с которой Вы уединялись в море у буйка, при расставании оставила Вам свой телефон в Лондондерри, я тоже от неё узнал?

‒ Нет, от неё Вы этого узнать не могли, ‒ испуганно посмотрела я на Алана. ‒ Но тогда каким образом Вы об этом узнали? Может Вы и с Валери тоже знакомы?

‒ Нет, я не знаком с ней, как не знаком и с тем мальчиком, с которым в период Вашей студенческой юности у Вас был первый секс, не знаком и с Вашей коллегой по работе, у которой крыша едет от одного только взгляда на Вас, я никогда не видел ни этого подлеца Вито, зарабатывающего себе на жизнь тем, что соблазняет богатеньких женщин, а потом тянет с них деньги, ни Лоренцо, «спасателя Малибу», как Вы его про себя называете. Я не знаком ни с кем, с кем знакомы Вы, но я знаю о них всё, как знаю все мельчайшие подробности о Вас и о Вашей сестре Хали Эверин.

Узнавая от незнакомого мне человека довольно интимные подробности моей жизни я всё больше и больше удивлялась Алану, но когда услышала от него настоящее имя Галины, не на шутку испугалась.

‒ Откуда Вы знаете имя моей сестры?

‒ Мне всё известно о Вас, как, впрочем, и о всех людях, ведь я же Вам говорил, что мне подчинены все стихии, в том числе человеческие мысли и их эмоции.

‒ Вы очень опасный человек! ‒ испуганно глядя на Алана, ответила я и спрыгнула с парапета в воду.

‒ Возможно, но Вам меня бояться не следует ‒ я Ваш настоящий друг и истинный поклонник Вашей красоты.

‒ Хорошо, Алан, припустим я действительно верю, что в силу Ваших необычайных, сверхъестественных способностей, Вы всё знаете о моём прошлом, но тогда не могли бы Вы рассказать мне о моём будущем ‒ что ожидает меня в нём?

‒ Для каждого человека будущее существует во множестве вариантов, ‒ аккуратно подхватил меня под руки Алан и вновь усадил на парапет. ‒ Мы привыкли думать, что будущее – это нечто предопределенное, фиксированное, но это вовсе не так ‒ у будущего много дорог, оно никогда, ни у кого не бывает раз и навсегда предопределённым. Наш Господин дал нам полнейшую свободу действий, свободу выбора своего пути и по какому из них пойдет наша жизнь, зависит только от нас с вами.


Все настоящие маги очень хорошо знают об этом и в отличие от гадалок, эти знания используют в своей практике, а вот простые гадалки часто об этом не догадываются, поэтому и выдают свои предсказания за истину в последней инстанции, мол, ждёт тебя такое-то будущее, и что бы ты не делала – никуда от него не денешься. Это неправда! Гадалки, не являющиеся магами, просто не знают, что будущее многовариантно, так как никогда над этим вопросом не задумывались, но даже если и знают, то, не смотря на это знание, им важнее уверить своего клиента в их абсолютной правоте, чем предоставить ему право выбора своего будущего.

‒ Так что ‒ никому в этом мире не дано знать его будущее?

‒ Никому, кроме нашего Господина, но даже Он не может с уверенностью сказать какой путь мы выберем, Он может только подсказать нам правильность выбора, наставить нас на путь истинный.

Стоя по грудь в воде он объяснял мне необъяснимые вещи, а я сидела, раздвинув перед ним ноги и впитывала в себя каждое его слово, осознавая всю нашу человеческую беспомощность перед сверхъестественными законами Вселенского разума.

‒ В магии не принято при гадании рассказывать клиенту все варианты, которые его ждут в будущем, потому что клиенту легче услышать что-то определённое, чем выбирать, по какому варианту будет идти его жизнь. Клиент подсознательно хочет переложить ответственность за свою собственную жизнь на мага ‒ мол, он так сказал, значит, так тому и быть, значит, такая жизнь мне свыше предопределена, поэтому можно даже и не пытаться что-то изменить, ведь всё равно у меня ничего не получиться. Люди очень боятся взять на себя ответственность за свою судьбу, а маги это видят, потому и говорят им только один вариант, тот, который имеет самую большую вероятность осуществления.

Но дело в том, что не все варианты нашего будущего могут быть осуществлены с одинаковой вероятностью. Одни варианты имеют больше шансов, другие меньше, иногда таких вариантов может быть много, а иногда всего лишь два или три, но всегда какой-либо из вариантов является доминирующим. Именно такой вариант будущего и сообщает Вам при гадании маг. Он не говорит остальные, потому что этот имеет самые большие шансы на осуществление, в противном случае гадание будет сложнее, дольше и утомительней. Не все маги готовы стараться лишний раз, чтобы разузнать те варианты будущего, которые имеют малую вероятность осуществления. Большинство из них считает, что достаточно сообщить только наиболее вероятный вариант будущего, а остальное можно пропустить ‒ мол, не так уж это и важно.

‒ Но ведь Вы же не рядовой маг?

‒ Да, я Верховный маг, но даже я, Повелитель стихий, предпочитаю давать своим клиентам свободу выбора. Я всегда стараюсь, если это возможно, рассказывать им несколько вариантов, даже если они очень маловероятны. Кстати, именно многовариантностью нашего будущего и объясняется не стопроцентная предсказательная сила гадания. Ведь, если гадание действительно хорошее и будущее при этом имеет всего лишь один вариант, то мы должны были бы получать стопроцентно гарантированный прогноз, но этого не происходит именно потому, что будущее имеет много вариантов.

Нежно поглаживая внутреннюю поверхность моих бёдер, Алан пристально посмотрел мне в глаза и тихо сказал:

‒ Для Вас я сделаю исключение. Дайте мне свою руку, я расскажу Вам самый вероятный Ваш путь и если он окажется для Вас критическим, я приложу все усилия чтобы направить Вас по правильному пути. Алан описывал мне моё далёкое, загадочное будущее, а я внимательно слушала его, пытаясь понять почему такие странные события должны со мной произойти.

‒ Скажите, Алан, а как у нас будут развиваться отношения с Хелен? Она будет как и прежде мне верна или тень подлой измены когда-нибудь ляжет между нами?

‒ Она безумно любит Вас, ‒ не задумываясь ответил Алан. ‒ Хелен любит Вас не только как женщину и великолепную любовницу, но и как преданная, заботливая мать, готовая пойти на любые жертвы ради своего ребёнка. Любите и Вы её и постарайтесь не огорчать свою «МАМУ». А насчёт измены Вам волноваться не стоит, но и эгоисткой, в этом вопросе, тоже быть не нужно. У каждого человека есть свои маленькие слабости, они есть как у нее, так и у Вас их тоже предостаточно, но я уверен, что сообща Вы легко с ними справитесь.

‒ А как Вы считаете ‒ мы правильно сделали, что приехали сюда отдыхать? ‒ смущённо спросила я.

‒ Ведь я никогда прежде не ходила обнажённой перед таким количеством голых мужчин.

‒ Как сказал Марк Жильбер Совайон, женщина не должна скрывать свою красоту до такой степени, чтобы потерять человеческий вид. Природа наделила нас таким телом, какое мы имеем, и потому оно не может расцениваться как нечто непристойное. Тело человека прекрасно и совершенно, это признавалось во все времена, оно прославляется и ныне – в литературе, скульптуре, живописи, в театре и в кино! Великие художники, изображавшие на своих полотнах обнажённую натуру, не проявляли неуважения к обществу, а уж появление в обществе красивой женщины в обнажённом виде никоим образом не является проявлением неуважения, наоборот ‒ это великая честь для этого общества.

А что касается лично Вас, то Вам скрывать свою неземную красоту от людей просто преступно! Вы должны радовать Ваших друзей, знакомых и незнакомых Вам людей своей божественной красотой. Вы просто обязаны это делать, потому что так задумано природой: цветы должны цвести и источать тонкие ароматы, птицы должны петь, солнце светить, а женщины должны радовать наш глаз своей красотой. Не бойтесь что люди осудят Вас, красоту не осуждают, ею восхищаются! Не отказывайте им в возможности видеть красоту Вашего нагого тела.

‒ Вы хотите сказать, что если я красива то обязана ходить голой перед своими друзьями, знакомыми и коллегами по работе?

‒ Нет, конечно! Вы никому, ничем не обязаны, как не обязаны и тысячам отдыхающих на нудистском пляже, но я уверен, что любая женщина хорошо знает как не обнажаясь полностью показать себя окружающим её мужчинам и женщинам.

‒ А как насчёт семьи? Я выйду замуж? ‒ задала я Алану самый главный вопрос.

‒ Обязательно, но прежде Вам нужно будет выдержать очень тяжёлое испытание. Вам придётся побороться за своё счастье, но Вы с честью сдадите этот, неимоверно трудный, экзамен.

‒ А дети у меня будут?

‒ Вы родите сначала сына, потом дочь, а потом ещё много красивых и здоровых детей.

‒ Спасибо Вам! ‒ вытирая слёзы радости, искренне поблагодарила я Алана. ‒ А мы с Вами ещё когда-нибудь увидимся?

‒ Не знаю, ‒ пожал плечами Алан. ‒ Пути нашего Господина неисповедимы, но Вы должны помнить:

‒ чтобы с Вами не случилось, я всегда будут рядом и всегда буду стараться Вам помочь.
С этими словами Алан помахал мне рукой и бесследно исчез.

Бассейн
Прошло уже немало времени как Алан ушёл, а я всё сидела на краю бассейна и думала о его загадочном предсказании моего таинственного будущего. Стало уже темнеть, бассейн вспыхнул изумрудным светом, вокруг бассейна зажглись маленькие фонарики, а в раскалённом от жары воздухе повеяло спасительной вечерней прохладой.

‒ Лана, ‒ коснулась моего плеча Вилда. ‒ Почему ты одна? А где фокусник? Я думала ты с ним.

‒ Не знаю, ‒ пожала я плечами. ‒ Он куда-то ушёл.

Вилда присела рядом и прижавшись ко мне бедром, тайком посмотрела на меня.

‒ Может пойдём на шезлонг?
‒ Нет, давай лучше здесь посидим, ‒ покачала я головой.
‒ А можно тебя поцеловать? ‒ тихо спросила Вилда.
‒ Зачем? ‒ удивилась я.
‒ Я просто с ума схожу, когда смотрю на тебя, ‒ с волнением ответила Вилда, нежно гладя мою ногу.
‒ Успокойся, мне кажется ты очень много себе позволяешь.
‒ А разве тебе это неприятно?
‒ Может и приятно, но я не понимаю зачем тебе это нужно.
‒ Ты мне очень нравишься, ‒ прижалась ко мне своими твёрдыми, как камешки, сосками Вилда.

‒ Я польщена твоим искренним признанием, но это не даёт тебе права приставать ко мне, ‒ вздрагивая от её нежных прикасаний, ответила я. ‒ Убери руку, на нас люди смотрят.

‒ Никто на нас не смотрит, ‒ упорно продолжала Вилда гладить мне ногу.

‒ Так! Мне это уже надоело! Ты хочешь опозорить меня перед людьми? ‒ вскочила я и обойдя группу молодых людей, дурачившихся у бассейна, направилась к нашим шезлонгам, едва видневшимся в тусклом свете ночных фонариков.

‒ Извини, я не хотела тебя обидеть! ‒ бросилась следом за мной Вилда.
‒ Ты со всеми женщинами так себя ведёшь?
‒ Как? ‒ удивлённо посмотрела на меня Вилда.
‒ Они тебе позволяют это делать на людях?
‒ Что делать?
‒ То, что ты сейчас собиралась делать со мной.
‒ Но я лишь хотела тебя поцеловать.

Я оглянулась и убедившись, что никто нас в такой темноте увидеть не может, взяла Вилду за руку и притянула к себе.

‒ А если я позволю тебе поцеловать меня, ты успокоишься?

‒ Да, ‒ едва слышно выдохнула она.

Обняв Вилду я коснулась её губ лёгким поцелуем.

‒ Ах! У меня закружилась голова, ‒ закрыв глаза, прошептала Вилда, посасывая мои губы своими пухлыми, детскими губками.

‒ Хватит! ‒ разомкнув губы, отстранила я её от себя.

‒ Но почему? ‒ прижавшись щекой к моей груди, грустно спросила Вилда. ‒ Я тебе не нравлюсь? Я противна тебе?

‒ Ну что ты, что ты! ‒ ласково погладила я её по щеке. ‒ Ты мне очень нравишься, но уже очень поздно и мне пора идти к себе в номер. Но ты не расстраивайся, завтра мы вновь встретимся на пляже и я позволю тебе смазать меня своим кремом.

‒ Завтра утром мы уезжаем, ‒ грустно ответила Вилда, протягивая мне клочок бумаги. ‒ Здесь я записала свой телефон. Если будешь в Германии ‒ позвони, я сразу же приеду к тебе.

Уже попрощавшись, Вилда неожиданно окликнула меня.

‒ Лана! Я люблю тебя!
   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!