Вика.

Через несколько дней после совместного ужина, я отозвал в сторону Вику и начал расспрашивать её о Соне. Не встречается ли она с кем, и если нет, то не смогла ли бы Вика помочь уговорить девушку пойти со мной на свидание.

— Да кто её знает, что она думает по этому поводу, — ответила Вика. — Она еще такой ребенок, что я иногда удивляюсь, как это она до сих пор не сбежала к своей мамочке. Поэтому, я более чем на девяносто процентов уверенна, что парня у неё нет. Если хочешь, я поговорю с ней...

— Нет, не надо говорить. Просто давай сегодня все вместе сходим в кино. У нас с Владом есть четыре билета в «Октябрь». Я очень тебя прошу, уговори Соню пойти с нами.

— То есть я с Владом, а ты с Соней... — уточнила Вика.

— Ну, если тебе общество Влада не до души, — предположил я.

— Нет, все нормально. Я согласна, — поспешила заверить она. — Но вот удастся ли мне уговорить эту дикарку...

— Эй, поосторожнее! Как-никак о моей будущей девушке говоришь, — в шутку пригрозил я.

— Ох, не завидую я тебе, — улыбнулась она в ответ.

Я выбрал Соню по двум причинам. Во-первых, чтобы Влад мог общаться с Викой. А во-вторых, если мы с Викой не ошибались, и Соня, по сути, была еще ребенком, то особой ревности со стороны Влада не будет. Ну а для того, чтобы приучать его к тому, что когда-то нам, возможно, придется пойти разными путями, эта девушка была идеальным вариантом.

Тем же вечером мы вчетвером сначала посмотрели фильм, потом пошли в бар. Соня, наверное, хорошо проинструктированная Викой, уже не прижималась к ней, как перепуганный ребенок к маминой юбке, а спокойно оставалась рядом со мной. Поскольку мы с Владом вели себя довольно корректно, не злоупотребляли алкоголем, не наглели, то в скорости я «прочитал», что Соня перестала бояться нас.

Возвращались домой мы тоже вместе, только я с Соней шел на несколько шагов впереди. Чтобы развлечь девушку, я постоянно рассказывал какие-то анекдоты. И сам себе удивлялся, что знаю их так много. Она все время смеялась. Мы были похожи на двух подростков. На нашем фоне Влад с Викой выглядели солидной парой.

Но чем ближе мы подходили к общежитию, тем сильнее я начал волноваться о том, как мы распрощаемся с девушками. Я все время думал как бы «спасти» Влада от более интимного свидания с Викой. Ведь что могло помешать девушке напроситься к нему в гости? Если бы они первыми заняли комнату, мне бы ничего не оставалось, как уступить. Вот тогда Влад бы обиделся на меня по-настоящему. Чтобы избежать такого развития событий, я далеко не отдалялся от Вики с Владом. Когда зашли в общежитие, специально придержал лифт, а потом нажал кнопку пятого этажа, где жили девушки, а не восьмого, где мы жили. Я продолжал изображать из себя подростка, что развлекается по полной. Когда лифт остановился, шутя, вытолкал всех, и, рассказывая очередной анекдот, провел девушек к двери их комнаты. И только там остановился.

— Соня, — я демонстративно поцеловал ей руку. — Вика, — по-джентельменски (читай по-клоунски) поклонился ей. — Спасибо вам за компанию. Надеюсь, в ближайшее время вы повторите сегодняшний подвиг и согласитесь еще раз рискнуть встретиться с нами. А сейчас простите меня, — чтобы не испортить амплуа легкомысленного подростка, я выдал фразу, которая заставила всю компанию улыбнуться, — мне очень нужно в комнату для мальчиков. Я побежал!

Не оглядываясь, я, правда, пошел домой. Что делали Влад с Викой я не знал, но не сильно беспокоился. Теперь он найдет способ проститься с ней. Как я и думал, Влад вернулся домой через пять минут.

— Я не очень перегнул палку с «комнатой для мальчиков»? — спросил у него.

— Нормально, — улыбнулся Влад, вспоминая мою выходку. — Я только не понимаю для чего ты устроил весь тот спектакль.

— Хорошо, впредь не буду, — я сделал вид, что обиделся. — Если в следующий раз Вика напроситься к тебе в гости пока я буду «прощаться» с Соней, то давай договоримся о каком-нибудь условном сигнале, чтобы я знал когда смогу вернуться домой.

— Вот я дурень! — округлились у него глаза. — Я даже не думал о таком развитии событий. А ведь ты прав! Вика запросто могла проявить инициативу... Спасибо тебе.

— Ешьте с хлебом, — улыбнулся я будто бы снисходительно.

Мы переоделись и продолжили наш разговор.

— Как тебе свидание? — снова я повернул беседу туда, куда мне было нужно.

— Скучно, — сознался Влад. — Кино так себе, не по моему вкусу, да и компания Вики, если честно, не вдохновляла. Если бы не ты — считай вечер прошел впустую.

— Вика совсем-совсем тебе не нравиться?

— Дэн, зачем ты снова начал этот разговор? — обиделся он. — Меня не интересует ни Вика, ни Соня, ни Маня, ни Таня. Ты ведь знаешь кто мне нравиться, и кого я хочу видеть рядом с собой.

— Прости, — сказал я и замолчал. Я хотел чтобы он почувствовал себя виноватым, что не хочет думать правильно, а продолжает цепляться за меня.

— Ты меня прости, — мой расчет снова сработал. Влад, наверное, так же сильно хотел быть со мной, как боялся огорчить. Я это всегда знал, поэтому и не удивился. Но то, что он сказал после этого, меня снова заставило изумиться его проницательности и тому, как хорошо он знает меня. — Я понимаю, что ты заботишься обо мне, хочешь чтобы я меньше страдал, когда придет время нам расстаться. Понимаю, что для меня и правда будет лучше привыкать к другим людям постепенно, но мое сердце не хочет нечего понимать.

Ну что мне с ним делать? Ничто не действует на него. Ни мои доводы, ни его собственная практичность и здравомыслие. Он ведь очень упрямый. Вбил себе в голову, что жить без меня не сможет, вот и цепляется за меня.

Тут уж моё упрямство подключилось. Нет, я докажу, что ты ошибаешься! Ты можешь жить без меня, только не хочешь принимать этот факт. Вот тогда я решился на радикальные меры.

— Ладно, Влад, я попробовал, — рубил я с плеча. — Попробовал облегчить нам обоим наш будущий разрыв. Чтобы потом не резать по живому, чтобы не обижаться друг на друга, если когда-нибудь кто-то из нас захочет вылезти из этой берлоги. Я думал, что мы научимся любить друг друга без ревности, без этого желания владеть своим любимым полностью и безраздельно, что у каждого из нас может быть своя жизнь, а наша любовь будет только ореолом, нимбом, который будет объединять наши души. Но я ошибся... Ты хочешь владеть мной. Я пока не возражаю. Пока меня все устраивает. И то, что у меня есть объект для удовлетворения моего сексуального желания, и то, что у меня есть надежный друг, который поможет в трудную минуту, и то, что есть человек, который заботится о моем быте. Что еще мне желать? Ты выгоден мне со всех точек зрения. К тому же ты постоянно повторяешь, что пока я хочу — будешь рядом, а когда станешь ненужным — уйдешь прочь. — Я замолчал на несколько секунд, но как только увидел, что он хочет что-то сказать в свое оправдание, продолжил. — Только мне кажется, что во всем этом чего-то недостаёт. И чего же? Ты не знаешь? А я знаю. Недостает тебя самого! Влад, где твое Я, где твоя личность, твои желания и твои мечты? Прости, но мечтать лишь о том, чтобы всю жизнь прожить моей тенью — это слишком мелкая мечта, недостойная тебя. Куда делся парень, с которым я познакомился три с половиной года назад? Куда делся парень, с которым я впервые целовался? Он был сильный, здравомыслящий, знал чего хочет от жизни и знал чем надо жертвовать...

Влад молчал. Я подошел к нему ближе и взял за руку, чтобы иметь возможность «прочитать» его. И удивился, что кроме стыда, ничего не почувствовал.

— Влад, любовь моя, — продолжил я искренне и нежно. — Я задыхаюсь в твоей заботе и твоей любви. Мне приятно и хорошо, что ты такой преданный, но я хочу не только брать, но и отдавать тоже. Только что я могу дать тебе, если ты ничего не хочешь? Верни себя мне и себе! Иначе я действительно когда-нибудь не выдержу и уйду от тебя.

— Дэн, про...

— Тсс, — прижал я палец к его губам. — Не надо ничего говорить. Просто подумай о том, что я сказал тебе. И помни, что я люблю тебя, что бы ты ни говорил, и хочу лишь добра для тебя.

После этих слов я почувствовал как радостно забилось его сердце. Влад был неисправимым влюбленным идиотом и лишь одна фраза, что я люблю его заставила улыбаться и ликовать от счастья.

— Поцелуй меня, — попросил он.

— С радостью, — не мог я не чувствовать, что все равно дорожу им.

Следующее утро началось с сюрприза. Влад проснулся раньше меня, приготовил кофе и подал мне в постель.

— У-у-у, мечта всех женщин, — пошутил я не очень доброжелательно, тем не менее, взял чашку и с наслаждением сделал глоток. — И мужчин тоже...

— Я вчера долго думал над тем, что ты мне сказал, — не обратил внимания на мою насмешку Влад.

— И...

— Ты был прав, во всем прав...

— Влад, я не...

— Не перебивай.

— Извини.

— Я действительно потерял себя, растворил в своей любви к тебе, ослеп и оглох ко всему, что не касалось наших взаимоотношений. Мне казалось, что это самое лучшее, что я могу сделать для тебя и для себя. Ты не разделял моего мнения, поэтому я обижался, обвинял тебя в эгоизме и думал, что ты не любишь меня. Но сегодня ночью я понял, что и в этом ошибся. Ты любишь, а я веду себя как маленький эгоистичный ребенок, который не любит своего новорожденного братика или сестричку, потому что не хочет делить любовь мамы.

Влад замолчал. Он забрал у меня пустую чашку, поставил на стол. Но я почувствовал, что он собирается с мыслями или просто с силами, чтобы сказать мне что-то очень важное.

— Чувствую, самого главного ты еще не сказал, — подбодрил я его.

— Ты вчера просил чтобы я нашел себя для тебя и для себя. Оказалось, что это не так просто. Почти два года я не видел ничего перед собой, кроме твоего лица. Но сегодня ночью я не спал, чтобы отыскать ради чего еще я могу жить.

— И нашел? — терял я терпение.

— Не совсем... До того как я влюбился в тебя, я был в том самом поиске, и думаю, что мне следует продолжить там, где я остановился. А остановился я именно на Вике.

— Значит...

— Я больше не буду подавать тебе кофе в постель, — улыбнулся он. — Я хочу воспользоваться твоим советом и найти себя, устроить свою личную жизнь и тебя отпускаю для того же. С сегодняшнего дня никакой ревности и никаких ограничений твоей свободы с моей стороны не будет. Надеюсь, что и с твоей стороны ко мне также. Я лишь хочу, чтобы мы навсегда остались друзьями, чтобы не забывали как любим друг друга и, если будет взаимное согласие нас обоих, мы хоть иногда целовались.

Ничего себе! Вот как я промыл мозги Владу! Вот как заставил парня прозреть! Я не ожидал, что его согласие расстаться со мной будет таким ударом. Я подозревал, что жалость к Владу не единственная причина того, что я не хочу его бросать, вот сейчас все и подтвердилось — я действительно и сам не хотел уходить. Какое-то время сидел оглушенный своим открытием, не имея сил ни думать, ни говорить.

— Дэн... — не понимал Влад моего молчания.

— Теперь я знаю что чувствовал ты в тот день, когда я впервые заговорил о нашем будущем, — сознался я.

— Что?

— Не обращай внимания — это у меня от шока. Я удивлен твоим решением, хотя и подталкивал тебя к нему не один день. Как оказалось, я сам не совсем готов к нему.

— То есть, ты не хочешь...

— Нет, мое решение вернуться к «нормальной» жизни вполне осознано и менять его я не хочу и не буду. Просто я привык, что ты противишься этому, думал, что окончательный разрыв настанет не так скоро. А тут понимаю, что за что боролся, на то и напоролся.

— Я тебя не совсем понимаю... — Влад взял меня за руку и я снова почувствовал, что его сердце бьется чаще, а он чувствует нерешительность.

О его упрямстве я мог пересказать не одну легенду. Если он принимал решение, то никакими силами нельзя было заставить изменить его. А вот сейчас впервые я понял, что он готов изменить свое решение, которое далось ему так тяжело. Я испугался, потому и продолжил уже более уверенно.

— Прости, Влад, что запутал тебя. Сначала поставил условие, что мне не нужна моя тень в твоей особе, а сейчас ищу её. Мне, правда, тень не нужна. И я действительно хочу, чтобы мы были друзьями, как говорил вчера. Но я, как и ты, не скоро смогу забыть нашу страсть, поэтому с радостью даю согласие на то, чтобы наша физическая связь продолжалась еще какое-то время, сколько нам будет нужно.

— И никакой ревности, если Вика затянет меня в постель? — улыбнулся он, но от меня не укрылось, что он сожалеет, что я не дал ему изменить свое решение.

— Абсолютно, — улыбнулся я в ответ и потянулся к нему, чтобы поцеловать.

После непродолжительного, но нежного поцелуя я встал и начал одеваться, ведь надо было спешить на занятия. Уже перед самым нашим выходом Влад сказал:

— Я сегодня планировал Вику пригласить на свидание. Ты не возражаешь, если мы начнем его два на два?

— Только начнем? — уточнил я.

— Там посмотрим, — уклонился Влад от прямого ответа. — Я не уверен, что Вика та девушка, на которую я хочу променять тебя. К тому же я не совсем уверен, что сам нужен Вике, а то, что она предложила мне снова встретиться с ней...

— О, в этом можешь не сомневаться, — уверил я Влада. — Если бы ты слышал вчерашний наш разговор, когда я приглашал её в кино, то так не говорил бы.

— Ну а ты сам как к Соне относишься?

— Да как к этому ребенку можно относиться? Она ведь всего боится, стесняется... Я потому и спрашиваю, хочешь ли только начать наше общее свидание, потому что не совсем представляю себе что буду делать наедине с Соней.

— Если она не нравится тебе, то не приглашай её, пригласи кого-нибудь другого, или вообще не надо мне помогать. Я постараюсь сам справиться.

— Э, нет! Чтобы я упустил возможность посмотреть как ты «выздоравливаешь»? — засмеялся я. — К тому же Соня сейчас идеальная кандидатка для того чтобы поддержать легенду почему ты таскаешься на свидание с Викой вместе со мной.

— Интересно, ты садист или мазохист? — засмеялся он в ответ.

— Что ты имеешь в виду? — не понял я.

— Смотря на мое «выздоровление» ты будешь наслаждаться моими страданиями или своими? — объяснил он с улыбкой, но я понял, что хотя он принял окончательное решение и уже не собирается его менять, все же дается оно ему не малой кровью.

— Никто не будет страдать! Мы будем страховкой друг другу. И если вдруг возникнут какие-нибудь проблемы, сможем помочь.

— Ладно, обсудили стратегию, давай обсудим тактику... Куда пригласим наших девушек?

— А что долго голову ломать? Давай в какое-нибудь кафе и пригласим, — предложил я.

Я, Влад и Вика учились в разных группах, но на одном потоке. Именно в тот день четвертая пара у нас была лекция, поэтому после пары мы оказались все вместе. Я кивнул Владу, что, мол, удачный момент начать разговор. Он согласился.

— Вика, — окликнул я девушку.

— Да, Дэн, — вежливо улыбнулась она в ответ, но я чувствовал её раздражение. Почему-то ко мне она относилась предвзято.

— Вика, ты не знаешь где сейчас Соня? — не обращал я внимания на ее чувства.

— Может домой идет, — ответила она. — Кажется у неё сегодня тоже четыре пары.

— Ты не могла бы позвонить Соне? — попросил я.

— А тебе зачем? Совсем хочешь голову ребенку задурить? — съехидничала Вика.

— Прямо таки ребенку, — «огрызнулся» я.

— А кто же она? Ребенок и есть. Вчера пол ночи спрашивала меня о тебе, лепетала какой ты классный!

— Правда? — теперь уже «радовался» я. — Если так, то немедленно звони ей. Я хочу пригласить Соню на свидание! — А потом я как будто бы вспомнил что-то и спросил: — Кстати, Вика, как ты думаешь, она согласиться со мной пойти в кафе? Мне почему-то показалось, что она немного боится меня.

— Я тоже на первом курсе боялась ходить на свидания с четверокурсниками, — засмеялась она. — И правильно делала! С вами всегда нужно держать правильную дистанцию.

Влад все время стоял рядом с нами, но в дискуссию не вступал, а тут вдруг вмешался.

— Да ладно тебе, Вика, читать ему нотации. Что нам мешает сделать доброе дело для Дэна с Соней и составить им компанию? Тогда и Соня не откажется, и ты будешь спокойна, что Дэн не обидит её. Кстати, Дэн, ты ведь не собирался обижать девушку?

— Все зависит от того какой смысл вы вкладываете в это слово... — рядом с Викой амплуа ветреного подростка у меня получалось лучше всего. — Если желание влюбить в себя девушку означает обидеть её, то да, я собираюсь её очень обидеть.

— Вика, не вздумай звонить Соне! Наоборот, предупреди, чтобы обходила этого соблазнителя десятой дорогой, — поддержал мою шутку Влад.

— Ну вы и юмористы! — смеялась Вика. Я почувствовал, что пропало её раздражение и настроение заметно улучшилось. — Ждите, сейчас попробую связаться с Соней.

Вика набрала нужный номер и отдала телефон мне. Пока я ожидал ответа, услышал как Влад обращается к Вике с вопросом соглашается ли она составить нам компанию. Мол, сначала все вместе поедим, а потом подумаем чем еще занять себя. Вика согласилась. За это время и Соня ответила.

— Алло, Вика, я тебя слушаю, — услышал я её голос.

— Это не Вика, это Дэн...

— Дэн? — воскликнула она удивленно.

— Как ты оцениваешь идею пообедать вместе со мной в кафе?

— Я не знаю...

— Вика с Владом тоже будут, — опередил я её отказ.

— А в какое кафе мы пойдем? — Соня все еще не знала что ответить.

— В хорошее, — я попытался поскорее закончить телефонный разговор. — Ты сейчас где находишься?

— В вестибюле...

— Жди там. Мы подойдем через три минуты. — Я выключил телефон, и хотел переписать номер Сони, но Вика не разрешила.

— Я не дам тебе её номер! Если девушка захочет, сама тебе продиктует, а я не имею права, — возмутилась она моей наглости.

— Извини, я не подумал. — Мне вдруг действительно стало неловко за свое поведение, но я не привык долго мучиться. И уже через секунду изменил тон: — Ну, вы идете со мной, или сказать Соне, что я обманул её, когда обещал, что вы составите нам компанию?

— Ладно, пойдем, — согласилась Вика.

Девушек мы уговорили, что им не обязательно идти домой переодеваться. Мол, вы и так красавицы, а мы голодные. В кафе тоже нам было более-менее комфортно и весело вчетвером. Теперь необходимо было решить что делать дальше. Снова разойтись по домам или расходиться по парам. Я ждал что решит Влад. Он не разочаровал меня...

— Вика, какие у тебя планы на вечер? — спросил он тихо, пока я показывал Соне очередное прикольное видео в телефоне. В ушах у неё были наушники, поэтому девушка не слышала их разговора, но я все прекрасно слышал и видел.

— Ничего особенного, просто подогнать немного работу, — ответила Вика, но от меня не укрылось как она затаила дыхание.

— А как ты посмотришь на предложение прогуляться немного вечером?

— Все вместе? — спросила она с иронией. Мол, надоело мне таскаться с твоим другом и этим ребенком на свидания.

— Нет, Дэн вечером занят. Но если хочешь, можешь взять с собой Соню, я не возражаю, — не менее иронично заметил Влад.

Я едва сдержал улыбку. Умеет мой друг отомстить за необдуманное слово!

— Я согласна прогуляться только с тобой, — засмеялась она радостно. — И куда ты предлагаешь пойти?

— А куда ноги понесут, туда и пойдем, — улыбнулся он в ответ.

Хорошо пообедав, мы пошли домой.

Если честно, то я начал скучать в компании девушек. Да и Влад был явно не в настроении. Уже второй раз за сегодня я пожалел, что заставил друга принять решение о разрыве наших отношений. Но пути назад уже не было.

Когда, наконец, я оказался в своей комнате, продолжил обдумывать свое положение и дальнейшие шаги. Влад сегодня пойдет из-дому. Ну а мне что делать? Оставаться самому не хотелось категорически. Еще бы! Ведь я ревновал Влада. Не хотел, но ревновал. «Может соблазнить Соню?» — пронеслась мстительная мысль. Но соблазнить её — это, что конфетку у ребенка отнять. Об этом было даже противно думать. А что, если... Мне в голову пришла другая мысль, что не обязательно ведь соблазнять её. Можно же просто угостить кофе, поговорить, в крайнем случае, поцеловаться с ней. От этой последней мысли я как будто бы проснулся. Поцеловаться? Я ведь уже почти год не целовался с девушками! Соня и правда была идеальной кандидаткой для того чтобы проверить себя, чтобы окончательно убедиться, в том, что я хочу будущего с женщиной. Или наоборот, убедиться, что я таки гей и каким-то образом попробовать вернуть себе Влада.

Интересно, о чем он сейчас думает... Наверное так же боится оставаться наедине с Викой. Вон уже пол часа сидит, уперев глаза в тетрадь, а еще ни одной формулы не написал. А, может, продолжает обижаться на меня? Снова возникло искушение подойти к нему и «прочитать», или еще лучше просто поцеловать его и подбодрить. Но я подавил в себе оба этих желания, а вместо этого начал рассказывать о своих планах.

— Влад, пока ты будешь гулять с Викой, я хотел пригласить к себе Соню, — сказал я.

— Ты уверен? Она ж действительно еще ребенок. Может не стоит обижать её, как говорит Вика, — удивился Влад. Я бы даже сказал, что моя идея неприятно поразила его. И ревность здесь была ни при чем. Он не ожидал от меня такой гнусности.

— Да не думаю я обижать её! — успокоил я Влада. — Просто хочу побыть с ней наедине, познакомиться ближе. Хочу понять действительно ли она наивный ребенок, и мне стоит познакомиться с кем-нибудь более взрослым, или постараться сблизиться с ней, потому что чисто внешне Соня мне очень нравится.

— Как хочешь, — согласился Влад. — Только не делай того, за что сам себя престанешь уважать. Кстати, как я буду знать, что мне можно заходить домой?

— Просто зайдешь. Я даже дверь не буду закрывать, а то напугаю до полусмерти ребенка. И сказал я тебе о своем плане не для того чтобы ты был осторожен, а для того, чтобы не удивлялся, если увидишь её у нас.

— Ладно, — успокоился он. Но успокоился только в отношении меня и Сони. Что касается его и Вики, то тут до спокойствия было далеко, как до Луны пешком. Я даже на расстоянии чувствовал его волнение и страх.

— Разрешишь тебя поцеловать, чтобы подбодрить перед предстоящим свиданием? — задал я совсем неправильный вопрос. Мне не следовало бередить его рану, не надо было давать дополнительного повода для сомнений в правильности его решения, но мне самому нужна была поддержка и ободрение.

— А я думал, что уже не дождусь от тебя такого предложения, — счастливо улыбнулся Влад.

Влад забрал на прогулку Вику, а через пятнадцать минут я пошел в комнату Сони и пригласил её к себе.

— Вика с Владом тоже там? — почему-то спросила она. Я так и не понял, что больше она хотела услышать в ответ: да, или нет.

— Нет, они пошли прогуляться на улицу, но думаю скоро вернуться, — честно ответил я.

— Вообще-то я планировала заняться математикой, — сомневалась Соня.

— О, математика! Я уже и забыл, что на первом курсе мы изучали такой предмет! — сказал я с ностальгией. — Если хочешь, могу помочь тебе. Когда-то у меня неплохо получалось.

— Правда? А я тут голову ломаю...

— Давай, бери свое задание, и пойдем ко мне. Посмотрю, над чем ты так ломаешь свою красивую головушку, — соблазнял я её легким способом сделать курсовую работу по математике.

Соня закусила губу, чем вызвала мою улыбку. Я давно заметил, что она всегда так делала, когда сомневалась или колебалась какое решение принять. В конце концов, кивнула на знак согласия.

Дома я поставил чайник, а тем временем просмотрел над чем она работает, даже успел дать несколько подсказок. Но когда он вскипел, решительно отложил тетрадь в сторону.

— Давай сначала перекусим, поговорим немного о чем-нибудь более приятном, чем математика, — предложил я.

Как только я привел Соню к себе, она была немножко напряжена. Не скажу, что боялась как в день нашего знакомства, но, тем не менее, волновалась. Правда то, что я не закрыл дверь изнутри, а потом, как и обещал, взялся просматривать её математику, успокоило девушку. Она расслабилась и совершенно спокойно оставалась со мной наедине. Потом мы пили чай, разговаривали. Но мне надоело изображать из себя старшего брата. Я сел ближе к Соне и обнял её за талию. Сразу же почувствовал, что она снова заволновалась, но очень быстро понял, что её теперешнее волнение не имеет ничего общего со страхом. Она ведь ждет от меня более решительных действий! Ничего себе ребенок! Я крепче обнял её, еще немного «послушал» и убедился, что не ошибся, Соня действительно ждала, когда я поцелую её.

«Хорошо, хоть не будет мучать совесть, что я использовал бедное дитя в своих целях, — обрадовался. — Ну а теперь развлечемся! Я, наконец, узнаю действительно ли я гейй или это страсть Влада застилала мне глаза!»

Я не спешил. Наслаждался каждым словом, что говорил ей для того чтобы соблазнить, каждым касанием, что приближал наш поцелуй. На Соню я мало обращал внимания, потому что и так «читал» её нетерпение. Я прислушивался к себе. Что говорит мое тело, а главное что говорит мое сердце и моя душа, когда я обнимаю её, когда приближаю свое лицо к ней ближе, когда мои глаза смотрят в её немного перепуганные и удивленные глаза, когда мои губы касаются её губ. А они: и сердце, и тело, и душа очень радовались. Знакомый трепет поднимался в груди, тепло разливалось по телу. Я возбуждался! Полная эйфория овладела мной! Я не гей! Я люблю женщин! И Влада люблю, только как друга. А секс между нами был потому, что мы запутались. На радостях, что я принял правильное решение, отказавшись от Влада, я начал отдаваться своему возбуждению и уже целовал Соню не так осторожно и нежно, поэтому немного напугал её. Девушка стала вырываться, чем вернула меня в реальность. Конечно, я не выпустил её из объятий, а только начал успокаивать:

— Не бойся, Соня, я не хотел ничего плохого. Просто ты такая красивая, такая нежная и такая соблазнительная, что я увлекся.

— Мне лучше уйти, — лепетала она.

— Не спеши. Обещаю, что ничего против твоей воли не стану делать.

Я немного ослабил объятия, но полностью не отпускал, чтобы не убежала. Потом погладил её по волосам, переместил руку на щеку.

— Соня, ты мне очень нравишься, — говорил я, смотря ей в глаза. — Я хотел бы встречаться с тобой, ходить на свидания, на прогулки, разговаривать с тобой, смеяться... мне так нравится твой звонкий смех!

Сердце девушки бешено билось, а на лице играла счастливая улыбка. Она влюблялась в меня сильнее с каждым моим словом. В какое-то мгновение я подумал, что зря обманываю сейчас Соню, потому что на самом деле не планирую с ней долго поддерживать связь. Но потом возразил сам себе. А почему бы и нет! Она действительно очень нежное и милое создание. Почему бы мне и правда не начать строить с ней какие-то отношения, если она сама этого захочет?

— Дэн, — прошептала она в ответ мое имя и больше ничего не смогла сказать.

— Соня, разреши еще раз поцеловать тебя, — так же тихо прошептал я, а потом, не ожидая разрешения, снова поцеловал её.

Новая волна возбуждения накрыла меня, причем моего собственного, а не перехваченного от неё. Чтобы снова не напугать девушку излишней страстью, я пытался сдерживаться, а одновременно разобраться с тем, почему она не возбуждается. Да её сердце трепещет, она выказывает все признаки влюбленной девушки, но почему она не возбуждается? Я что, разучился правильно целоваться?

— Соня, солнышко мое, — заговорил я снова как можно нежнее. — Скажи, что ты согласна быть моей девушкой.

Она открыла затуманенные глаза и только теперь меня накрыла не волна — лавина таких разнообразных и сильных ощущений, что я едва удержался, чтобы не рассмеяться от счастья. Она что, потеряла сознание от моего поцелуя?

— Дэн, что со мной? — подтвердила она мое подозрение. — Только что мне показалось, будто бы я выпрыгнула из своего тела... Так всегда бывает, когда тебя целует парень?

— Нет, солнышко, так бывает, когда тебя целует парень, который тебе нравиться и которому нравишься ты, — поучал я. — Ты раньше никогда не целовалась?

— Целовалась, только никогда мне не было так хорошо, — созналась она, краснея.

Мы еще некоторое время разговаривали, целовались также, но вскоре вернулся Влад, потому я тоже Соню провел в её комнату.

У меня было прекрасное настроение. И я был счастлив от того, что не ошибся, выбрал для себя будущее с женщинами, счастлив от того, что не придется всю жизнь прятаться от людей. Мне хотелось поскорее поделиться своим счастьем с Владом. Но вдруг во мне заговорил какой-то страх. А что если у Влада все наоборот? Что если...

О плохом не хотелось думать, потому как только вернулся от Сони сразу спросил:

— Ну, рассказывай, как свидание?

Только теперь я заметил, что Влад сидит на кровати, даже не сняв куртки. И вид у него то ли удивленный, то ли растерянный. Нет, скорее испуганный.

— Что случилось? Почему ты так напуган? — не на шутку перепугался и разволновался я сам.

— Дэн, я удивлен, — сказал Влад.

— Удивлен? — не понял я, что он имеет в виду. Чтобы иметь с ним зрительный контакт я взял стул, поставил его напротив Влада и сел на него. Теперь я готов был выслушать друга.

— Я думал, что не смогу даже прикоснуться к Вике. И я не совсем шутил, когда говорил, что меня может стошнить. Я действительно так думал. Мне казалось, что после того что мы с тобой пережили вместе, прикасаться к кому-нибудь другому — это будто бы святотатствовать. А сегодня я целовался с Викой. Кстати, она первая меня поцеловала, — оправдывался он. — Дэн, мне было приятно с ней целоваться! Я не почувствовал тошноты, а совсем даже наоборот...

— Ну, Слава Богу! — вздохнул я с облегчением.

— Я что не любил тебя? Я не гей? — не мог прийти в себя Влад.

— Нет, ты не гей, как и я, — засмеялся я счастливо. — Но ты меня таки любил, как и я. Не спрашивай, я тоже не знаю как это объяснить! И не знаю что об этом думать. Зло ли подшутила над нами судьба, или наоборот, подарила великое счастье познать эту любовь. Да теперь это и не важно. Важно главное — мы оба нормальные, не геи.

— И как нам теперь быть?

— Наслаждаться жизнью! Забыть что такое ревность, забыть что такое страх потерять друг друга. Ведь мы не сможем потерять ту любовь, что была между нами лишь потому, что будем любить женщин. Она навсегда останется в нашем сердце и в нашей памяти.

— Ты что действительно не ревнуешь? Ты действительно не обижаешься, что только что я целовался с Викой? — снова удивлялся Влад.

— Нет, не ревную и не обижаюсь, — уверил я его, даже не подозревая что на самом деле скрывается за его удивлением. — Ведь ни Вика, ни все женщины мира не смогут изменить твоего отношения ко мне. Я всегда буду твоим другом, которого ты будешь любить. Вот действительно к кому я могу приревновать тебя, так это к другому мужчине. И если бы я узнал об этом, то действительно обиделся бы по-настоящему.

Влад все еще молчал, изумленный своими чувствами и моими словами, потому, чтобы вывести его с этого эмоционального ступора, я весело спросил:

— Ну а если все действительно так, как я говорю, то, может, поцелуемся. Или ты считаешь, что мы таки предали друг друга и теперь не имеем права на поцелуй?

— Поцелуй меня, — попросил он с таким отчаянием, что снова напугал меня.

Я немедленно подбежал к нему, обнял, нашел его губы. порно рассказы Я был просто ошеломлен страхом, пустотой, непониманием и безысходностью, что господствовали в его душе.

— Влад, что с тобой? Почему ты так взволнован? Случилось еще что-то, о чем ты не успел мне рассказать?

— Нет, ничего не случилось. Кроме того, что час назад разлетелись вдребезги все мои убеждения, привычки и взгляды на жизнь. Я сейчас будто бы новорожденный, не способный выжить самостоятельно без помощи матери. Помоги мне, Дэн! — на меня смотрели его глаза, полные слез.

— Вот горе! Да что же это такое! Тебя околдовали, что ли? — испугался я теперь по-настоящему. — Опомнись! Ничего ведь не случилось! Земля крутится вокруг Солнца, а Луна вокруг Земли; я с тобой живу в этой комнате и ближайшие три месяца никуда не собираюсь уезжать; мы с тобой оба мужчины, поэтому естественно, возбуждаемся от поцелуев женщин... Что еще не так?

У меня также начиналась истерика. Я хотел плакать от того, что чувствовал боль Влада, а еще от того, что не мог утолить её.

— Прости, Дэн, я не знаю что со мной твориться, — как всегда, Влад больше волновался за меня, чем за себя.

— И он еще извиняется! — сквозь слёзы говорил я. — Влад, как мне достучаться до тебя? Как объяснить, что на самом деле все в порядке. Теперь становиться все на свои места, а раньше было неправильно, потому что ты не должен был быть таким привязанным ко мне. И я, наконец-то, понимаю почему ты так напуган и так растерян. Оборвалась та нить, что привязывала тебя, а сейчас она кровоточит и болит. Но это пройдет! Мы сможем научиться жить без этой нити! Ведь так?

По его щеке скатилась сначала одна слеза, а за ней другая. Влад впервые плакал, хотя я знал, что очень много раз он чувствовал боль гораздо более сильную, чем сегодня. Теперь я лишь надеялся, что те слезы принесут ему облегчение.

— Надеюсь, что так, — ответил он мне, улыбаясь и вытирая мою слезу. — Только, пожалуйста, пока не очень сильно отдаляйся от меня.

Наутро я проснулся с тяжелой головой, ведь заснули мы далеко за полночь. Хотелось убедиться, что вчерашний разговор не прошел даром и что Влад принял свое новое состояние, поэтому подошел, взял его за руку, и спросил как он себя чувствует.

— Ничего, все нормально, — улыбнулся он в ответ, а сердце трепетало, как всегда, посылая в пространство его любовь ко мне.

— Какие у тебя на сегодня планы?

Я был разочарован, что, невзирая на все мои слова, даже слезы, Влад продолжает держаться за ту нить, что обрезал сначала я, а потом Вика, но попробовал не подавать вида. У самого же выстраивалась новая идея.

— У меня сейчас консультация у моего куратора. Потом планировал пойти в магазин. А у тебя какие планы?

— Сейчас тоже иду в университет. А дальше, наверное, буду работать над дипломом. Вечером же я пригласил Соню на свидание.

Влад вздрогнул, когда я назвал имя девушки, но через мгновение взял себя в руки, даже улыбнулся и начал собирать вещи для консультации.

— Пойдем? — сказал, когда был готов.

— Пойдем...

Я понял, что не смогу помочь Владу. Сколько раз я буду жалеть его, как вчера, столько же раз буду снова привязывать к себе. Этот гордиев узел сможет разрубить только Вика. Мне повезло, я случайно встретил её возле деканата.

— Привет, Вика, у тебя найдется свободная минутка? Мне обязательно надо поговорить с тобой.

— Снова хочешь чтобы я помогла тебе вытянуть Соню на свидание? — иронизировала она.

— А разве Соня тебе не сказала, что мы уже условились о свидании на сегодняшний вечер? — попридержал я её язык.

— Нет! Вот тихоня! — удивилась Вика.

— Оставим Соню в покое. Я хотел поговорить с тобой о Владе, — у меня не было ни времени, ни желания тратиться на светские любезности.

— О Владе? — еще больше удивилась она.

— Да, только не здесь. Давай найдем какое-нибудь место, где нас никто не услышит и случайно не увидит Влад или Соня.

— Пойдем, вот эта аудитория свободна, — кивнула она на дверь.

Мы вошли. Она села на один из стульев, а я присел на стол.

— Ты любишь Влада? — спросил я прямо.

— Да как ты...

Было ясно, что Вика возмущена моей бестактностью и хотела сказать, что это не мое дело, потому я продолжил, не давая возможности высказаться.

— Мне не говори, ответь себе. Я же пришел кое-что рассказать о нем. Недавно Влад пережил тяжелый разрыв. Ты первая девушка, с кем он хотя бы разговаривает. И я больше, чем уверен, что только ты можешь помочь ему выйти из депрессии.

— А что случилось? — заинтересовалась она.

— Я не имею права тебе что-либо рассказывать, ведь это его тайна. И если ты, не доведи Господь, обмолвишься, что я говорил с тобой, я потеряю друга, и ты тоже его потеряешь. Поэтому, если Влад тебе нужен, приходи сегодня вечером к нам в комнату. Меня не будет, сможете побыть наедине. Поговори с ним. Вы девушки знаете как нам парням голову заморочить, чтобы мы не думали лишнего.

— Да ты хоть намекни, что мне лучше сделать или сказать...

— Значит, он тебе не безразличен и ты хочешь ему помочь, — сделал я вывод.

— Конечно, — подтвердила Вика.

Я улыбнулся, демонстрируя ей свое дружеское расположение.

— Самое лучшее и простое, что ты можешь для него сделать — это просто поцеловать, приласкать, рассказать, что он дорог тебе. Чтобы он почувствовал твое тепло и твою заботу. Конечно, если ты действительно хочешь заботиться о нём и дарить свое тепло.

— Спасибо, что рассказал мне об этом, — Вика до сегодняшнего дня не очень меня жаловала, а сейчас становилась моим другом. — Вчера я подумала, что не нравлюсь ему совсем. И ходил он на свиданья со мной только из-за тебя и Сони. Теперь понятно, почему он был таким холодным...

— Только еще раз прошу тебя, чтобы этот разговор остался между нами. Влад последнее время стал осень обидчивым. Не надо давать ему повода для негативных эмоций.

Вечером, когда я собирался на свидание с Соней, я чувствовал, что Влад ревнует, даже на расстоянии ощущал это. Но он боялся мне даже намекнуть об этом. Ну а я, естественно, твердо решил не поддаваться.

— Влад, ты бы Вику пригласил. Сходили бы куда-нибудь вместе, — предложил я.

— Нет, не хочется. Да и работы много. Я ведь сегодня почти нечего не сделал, не выполнил своего минимуму по диплому. Сходим куда-нибудь в следующий раз.

— Ладно, как знаешь, — согласился я.

Мы с Викой договорились, что я сообщу, когда можно будет зайти к Владу, но она не стала дожидаться моего звонка. Пришла сама. Естественно, с конспектом.

— Привет, ребята, я не очень отвлеку вас от ваших дел, ясли попрошу помочь мне с этими расчетами?

— Вообще-то меня оторвешь. Я на свидание опаздываю, — изобразил я неудовольствие.

— С Соней? А я-то думаю, чего это она, на ночь глядя, вдруг решила прическу сделать, макияж! И ты смотри какая тихоня, никому и не сознается! — «удивлялась» она на полную.

— А ты завидуешь! — подшутил я над Викой. Не мог же я вести себя с ней как-то по-другому в присутствии Влада.

— Кому? Соне? Да девушке посочувствовать надо, что такой оболтус ей голову морочит! — не осталась она в долгу.

После такого обмена любезностями она, сделав вид, что обиделась, обратилась к Владу.

— А ты, Влад, никуда не спешишь? Мне тут дела на пять минут. Я опять сделала ошибку и не найду её. Посмотри на свежую голову...

— Давай, посмотрю что там у тебя, — вздохнул он.

— Я ушел. Всем пока!

— Удачного свидания, — пожелал мне Влад.

— Смотри, не обижай Соню, — кинула мне вслед Вика. — А то будешь иметь дело со мной.

Соня вышла из комнаты, и будто бы солнышко осветило все вокруг. Она была очень красива, улыбалась счастливо. Рядом с ней я сразу забыл о тех волнениях, что переживал из-за Влада. Я делал ей комплименты, она мило краснела, кокетничала, пыталась и мне сказать что-то приятное. Одним словом, влюбленная парочка вышла на свидание.

— Куда пойдем? — спросила она.

— А куда бы ты хотела?

— Да мне как-то без разницы, лишь бы с тобой.

— Может, пойдем в бар или ночной клуб?

— Хорошо... — согласилась она, но я заметил, что эта идея ей не очень понравилась.

— Тебе не нравятся ночные клубы?

— Нравятся. Просто там много алкоголя, пьяные парни пристают, — созналась девушка, что боится.

— Тогда давай просто пройдемся. Может, по пути найдем такое место, куда нам захочется зайти, — предложил я.

— Согласна, — по-настоящему обрадовалась Соня.

Вечер был чудесный. Сначала мы нашли какое-то симпатичное кафе и выпили кофе с пирожными, потом просто бродили по улице.

— Устала? — спросил я.

— Нет, что ты! — заверила Соня, хотя я чувствовал как настроение ее с каждой минутой падает, потому что проклятые каблуки так быстро утомляют ноги.

— Вон скамейка. Давай присядем, — предложил я.

Скамейка была очень удачно спрятана между двух кустов. Свет фонаря не освещал её, значит, даже редкие прохожие не могли нас заметить, ну разве что, если будут проходить уж совсем рядом. Я позволил себе поцеловать Соню.

— Дэн... — смотрели на меня её широко открытые и счастливые глаза.

— Соня, солнышко мое, — гладил я её по щеке и время от времени касался её губ. — Почему я раньше не встретился с тобой?

— Раньше я была маленькая, — смеялась она. — Теперь выросла и встретилась тебе, а ты мне.

Я тоже смеялся. Оказалось, что она не только милое и нежное создание, она еще и разговаривать может, говорить какие-то смешные комплименты. Я радовался каждому открытию, которое делал относительно Сони. Она нравилась мне все больше и больше.

— Поцелуй меня, — попросил я.

— Нет, я не умею, — пугалась она, а одновременно я «читал» радостную эйфорию, в которой пребывала её душа.

— Умеешь, давай, — подбадривал я.

Соня нерешительно начала приближаться к моим губам, потом робко прикоснулась к ним.

— Смелее, — прошептал я, не отрывая своих губ, и только слегка подсказал, как следует целовать дальше.

Она действительно осмелела, и целовала более уверенно. Я стал возбуждаться и перехватил инициативу. Теперь уже сам ласкал и целовал её, и наслаждался страстью и возбуждением, что разгорались во мне и в ней. Вдруг я перехватил какие-то новые ощущения. Рядом с тем, что мое сердце трепетало в унисон с её сердцем, рядом с тем, что моя плоть пульсировала от возбуждения, внизу живота я ощутил какое-то напряжение. Оно нарастало с поразительной скорость, накрывало меня всего. Из опыта я знал, что на самом деле это не мои чувства, а чувства Сони, только никак не мог понять что они означают. На мгновение я даже испугался их. Прервав поцелуй, я посмотрел на Соню. Её глаза смотрели на меня так же перепугано, потому что и она не понимала что с ней происходит. Но по тому, как она крепко прижималась ко мне, как искала мои губы, я понял, что она на грани оргазма. От осознания этого меня накрыла новая волна счастья и возбуждения. Я приник к её губам и крепко сжал в своих объятиях. А через какое-то время напряжение внизу живота изменилось неистовой пульсацией, будто другое сердце забилось.

— Дэн, что со мной? — шептала она в сладком расслаблении.

— Соня, солнышко моё, — не менее блаженно чувствовал я себя. — Такой темпераментной девушки я не встречал еще. Ты награда моему мужскому самолюбию.

— Какая награда?

— Скоро узнаешь, — засмеялся я. — Вот подрастёшь еще немножко, тогда и узнаешь.

— Мне скоро восемнадцать. Я больше не буду расти, — сказала Соня совсем детскую фразу, но то, как она засмеялась после этого, я понял, что на самом деле она только шутит, потому, что прекрасно понимает о чем я говорю.

— Будешь, мы всю жизнь растем и чему-нибудь учимся, — уверил я. А потом до меня дошел смысл фразы о её возрасте. — Что ты сказала? Ты несовершеннолетняя?

— А ты боишься ответственности за совращение несовершеннолетних? — подшутила она надо мной.

— Да разве я тебя совращал? — ох и умное это дитя! — Ты даже не представляешь что такое настоящее совращение!

— Вообще-то представляю немножко. С девочками в Интернете такого насмотрелись! — снова смеялась она.

— Кстати, когда у тебя День рождения?

— Через три дня...

— Через три дня? И ты молчала? — возмутился я.

— Я думала завтра вручить тебе приглашение на мероприятие по поводу моего Дня рождения, — чопорно ответила она, а потом прыснула со смеху.

— Буду ждать, — так же чинно кивнул я, и тоже рассмеялся.

Мы вернулись домой. Я провел Соню к двери её комнаты и хотел уже идти домой, но вдруг вспомнил, что Вика должна была быть у Влада.

— Соня, проверь, дома ли Вика, — попросил я.

Девушка вошла в комнату, спросила о чем-то подружек, а через минуту вышла.

— Нет, её нет дома, — сообщила она. — Уже давно куда-то ушла и не возвращалась пока.

— Соня, Вика у Влада, — сказал я радостно. — Я не могу пойти домой. Давай еще немножко побудем вместе.

— С удовольствием, — согласилась Соня.

Мы уже не стали никуда уходить, просто отошли к окну в коридоре и стали так, чтобы видеть когда вернется Вика. Еще час ожиданий ничего не дал. Я начал волноваться, ведь уже шел четвертый час с того момента, как они остались наедине. Сумела ли Вика помочь ему? Или наоборот, Влад сейчас страдает еще больше?

— Соня, позвони Вике, — не выдержал я. — Придумай какой-нибудь простой вопрос, чтобы Влад не заподозрил, что это я попросил тебя позвонить.

— Что же придумать? Я спрошу не сможет ли Вика посмотреть мои записи, мол, мне звонят, я а не дома.

— Прекрасно! А если она скажет, что тоже не дома, то спросишь где она...

Соня набрала номер Вики, и мы услышали рядом звонок. Она уже возвращалась домой.

— Вы давно ждете? — все поняла Вика.

— Ждем? Да мы наслаждаемся обществом друг друга, — заверил я Вику и Соню заодно.

— Ладно, наслаждайтесь, — улыбнулась она.

— Подожди, с тобой все в порядке? — спросил я. — Ты не расстроена?

— Нет, только устала немножко, — успокоила она меня. — Спать хочу ужасно.

Я быстренько попрощался с Соней и ушел домой. Влад лежал на кровати.

— Привет, как дела? — спросил я бодро.

— Нормально, — наоборот, вяло ответил он.

— Что такое? Перетрудился с Викой? Только что встретил её у лифта, так она тоже говорит, что устала и спать ужасно хочет. Вы что написали весь проект за сегодняшний вечер?

— Мы к работе даже не прикоснулись. Мы... — Влад замолчал. Я почувствовал, что он не решается мне сказать правду.

— Ну, не томи меня! Рассказывай, что вы... ?

— Как только за тобой закрылась дверь, Вика набросилась на меня с поцелуями, как фурия. Я уже и отбивался, и отшучивался... , — наконец засмеялся Влад. — Ничего не помогало. Спрашиваю, что это на неё нашло, а она говорит, что я тупой болван, слепой еще кто-то там, потому, что не замечаю как она меня любит. Потому она решила, что хватит уже надеяться на какой-нибудь шаг с моей стороны, а пришла с твердым намерением выгнать тебя с комнаты и рассказать это все мне. Ты здорово ей облегчил жизнь тем, что сам ушел.

— Ну а ты что? — улыбался я. Вика не разочаровала меня.

— А что я? Сказал правду, что мое сердце занято, что я не могу ответить ей взаимностью, по крайней мере пока что, хотя она и нравится мне немножко больше, чем остальные девушки.

— Ну, а она? — подгонял я Влада.

— А она сказала, что ей плевать на ту, что застряла в моем сердце. Она сделает все, чтобы выгнать её и самой занять это место. Ты представляешь какая страсть? Какая романтика! После этого она села мне на колени и сказала, что не встанет, пока я не поцелую её. Я думал, что вот поцелую разочек и она отстанет от меня. Да куда там! Она опытна в этом деле, знает как довести парня до нужной кондиции. Через пять минут я уже повалил её на кровать и мы занимались любовью.

— Замечательно! Я так рад за тебя! — искренне радовался я.

— Спасибо, — улыбнулся он. — А у тебя как дела? Как свидание прошло?

— У меня тоже все хорошо!

В какой-то момент я прислушался к себе. Неужели я действительно рад? Неужели не чувствую ревности? Ведь еще очень мало времени прошло с того момента когда мы вдвоем занимались

любовью и не представляли себе, что можем расстаться. Но я действительно не ревновал. Сейчас я начинал влюбляться в Соню, а Влад переставал интересовать меня в интимном плане. Он для меня оставался всего лишь любимым и самым близким другом.

Я разделся, выключил верхний свет и тоже лег в кровать. Правда оставил включенную настольную лампу, чтобы мы могли разговаривать и видеть лицо друг друга.

— То выходит, что Вика тебя любит, — продолжил я расспрашивать Влада. — Ты также отвечаешь ей взаимностью?

— Да, Вика любит меня, но я не испытываю и десятой доли её любви. От этого чувствую себя виноватым.

— Теперь ты знаешь как я чувствовал себя все время рядом с тобой, — улыбнулся я. — Теперь ты понимаешь, что отдавать иногда намного легче, чем брать?

— Теперь понимаю, — согласился он.

— Ну и что ты планируешь делать дальше?

— Попробую взять тот дар, что дает мне Вика. Что мне терять? Ведь мой дар тебе не нужен. — Я впервые за вечер уловил в голосе друга нотки сожаления.

— Нет, Влад, твой дар мне не нужен, потому, что Соня мой дар. Да и я тебе не нужен. Просто в тебе еще говорит привычка. А ты сам говорил, что сознательно от своих привычек всегда тяжело отказываться.

— Соня? — удивился Влад. — Ты хочешь сказать, что влюбился с Соню?

— Наверное. Еще рано об этом говорить, но эта девчушка меня постоянно поражает. Она нежна, красива, не глупа, темпераментна...

— Ты что уже... — снова в его голосе слышалось удивление, смешанное с презрением.

— Нет, — успокоил я его. — А говорю темпераментна... Ты не поверишь, но когда я поцеловал её впервые, она потеряла сознание.

— Скажешь такое, — засмеялся Влад.

— Я не шучу! Может не в прямом значении этого слова. Я поцеловал её и удивился, что она не реагирует на мой поцелуй. Не понимая что это может означать, заговорил с ней, посмотрел в глаза, а они как будто в тумане и она не понимает где находится и что с ней. Позже Соня сама созналась, что ей показалось, будто бы она выпрыгнула из своего тела.

— Ничего себе! Я начинаю завидовать тебе и ей тоже.

— Не стоит, — засмеялся я. — У тебя тоже есть возможность терять сознание от любви с необыкновенной девушкой. Ведь как бы не была мила и темпераментна Соня, меня ожидают еще немало дней, а может и месяцев терпения и обучения девушки, а ты получил все готовое. Вика опытна и сама может научить тебя многому, ведь так?

— Да, если бы на месте Вики была Соня, то и сегодня я бы рыдал на твоей груди, а так я успокоился и почти смирился с тем, что закончилась наша счастливая пора.

— Почти? — переспросил я.

— Да, почти. Я все еще жалею, что пришлось отдать тебя Соне, но радуюсь, что получил взамен Вику. Сейчас мне кажется, что обмен неравноценный, но надеюсь, что со временем поменяю свое мнение.

— Я уверен в этом. И ты обязательно будешь счастлив!

Засыпая, я вспомнил, что впервые с начала наших отношений мы за весь день ни разу не поцеловались. Ожидал, что сейчас наступит сожаление, но нет, я и так был доволен жизнью.

Правда утром ситуация изменилась. Воспоминания о Соне и наслаждение её поцелуями было в прошлом, а Влад вот он рядом. Я привык начинать день с его пылкого поцелуя. Мне его недоставало. Но я не хотел наступать на те же грабли. Слова на Влада не действовали. Если я сейчас поддамся искушению, то снова дам ему пустую надежду, разрушу то, что с таким трудом удалось отвоевать Вике. А Влад будто бы услышал мои мысли, подошел и попросил, чтобы я поцеловал его.

— Хорошо, — улыбнулся я и весело чмокнул его в губы.

Конечно, это был не тот поцелуй, что просил Влад и который был нужен мне самому. Но надо было привыкать, что мы больше не будем любовниками.

— Дэн, ты издеваешься? — возмутился он.

— Что такое? — я сделал вид, что не понимаю его.

— Дэн, — с нажимом произнес он мое имя. Мол, не притворяйся, ты прекрасно понимаешь о чем я.

— Влад, хватит, — перешел и я на серьёзный тон. — Ты говорил, что возьмёшь дар Вики, а сейчас заставляешь меня растоптать его. Зачем тебе мои поцелуи? Чтобы наматывать очередной круг сожалений, слез и страданий?

— Дэн, один поцелуй, — требовал Влад.

— Я знаю, что потом, возможно, пожалею, но, будь по-твоему, — вздохнул я.

Он потянулся ко мне руками, обнял меня и сам начал целовать. Я ожидал «услышать» все то, что и всегда в последнее время — любовь и надежду, смешанную со страхом и безысходностью, но ощутил радость. Просто радость от того, что жизнь прекрасна, что я рядом, что его ожидает Вика. Та радость передалась и мне, потому я тоже обнял Влада и поцеловал в ответ.

— Приятного тебе дня, — сказал он, когда мы разорвали наши объятия. — Меня ждет Вика.

— А я пройдусь по магазинам, чтобы выбрать подарок для Сони.

Жизнь действительно была прекрасна!

Спасибо тебе...

Прошло несколько недель. Теперь мы обедали и ужинали дружной компанией на четверых. Мы с Владом приносили продукты, а Вика с Соней готовили. Иногда мы баловали девушек приглашением в кафе или ресторан. Мы все хорошо подружились между собой.

Постепенно установили себе график, когда могли оставаться наедине со своими любимыми. Вика с Владом в основном утром, поскольку оба писали диплом и часто были свободны от необходимости идти в университет. Я же Соней чаще вечером закрывался в комнате, пока наши друзья ходили на прогулку или в кино.

Ну а поздно ночью мы оставались с Владом одни. Мы снова были просто друзьями. Ни секса, даже поцелуев между нами не было. Я несколько раз пытался «читать» его, но как-то не помогало, потому, что так и не смог разобраться до конца в его чувствах. Но главное я знал — Влад больше не страдает от неразделенной любви ко мне. И этого мне было достаточно.

Однажды в один из обычных вечеров, когда ми отправили девушек домой и готовились сами ложиться спать, произошло то, чего я давно хотел и ждал.

— Спасибо тебе, Дэн, — вдруг сказал мне Влад.

— За что ты благодаришь меня? — удивился я.

— За то, что вернул меня мне...

Я тогда стоял возле шкафа. Хорошо, что стул был рядом. Я смешно опустился на него и хватал воздух открытым ртом.

— Выходит, это правда! Неожиданность действительно может с ног свалить, — рассмеялся я из-за своей реакции на его слова.

— Если бы я знал, что ты так удивишься, то дождался бы пока ты сядешь, — засмеялся и Влад.

— Давно мы не говорили на эту тему.

Я выключил свет, оставив гореть только настольную лампу, и лег в свою кровать, чтобы поговорить, как мы раньше это любили делать.

— Ты был во всем прав. И в том, что я был как околдованный, и в том, что мы не геи, и в том, что мы сможем жить каждый своей жизнью, и при этом наша любовь от нас никуда не денется...

— Много тебе понадобилось времени, чтобы поверить в это! А сколько ты забрал моего здоровья и нервов, пока я пытался вдолбить это в твою упрямую голову!

Теперь я мог шутить над нашим прошлым. Значит, река жизни окончательно вошла в правильное русло. Последние сомнения относительно Влада были развеяны. Он также счастлив, что избавился зависимости от меня.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!