Прошел еще один год.

После защиты диплома я покинул Киев, переехал в свой родной город и устроился на работу. Еще какое-то время с Соней поддерживал связь, но ей надоел роман на расстоянии, поэтому, как и следовало ожидать, звонили мы друг другу все реже и разговоры наши ставали все короче, пока совсем не оборвались. На работе у меня завязался очередной роман, но ничего серьёзного. Намерения жениться у меня не было. И я даже знал почему — из-за Влада.

Меня мучили угрызения совести. Я должен был догадаться! Я должен был что-то сделать, чтобы помочь ему! Я должен был уговорить Игоря Романовича, чтобы он не забирал Влада...

Все эти «должен» так меня угнетали, что думать о построении своего личного счастья просто не хотелось.

Вспоминая как я прожил этот год, я лишь жалел, что никогда больше не буду так счастлив, как до того трагического дня. Ведь тогда я не знал горя. У меня был дар чувствовать чужое горе, но собственного я не знал. А болезнь Влада стала для меня именно настоящим горем. До того трагического дня надежда и вера в счастливое будущее не покидали меня, а теперь надежда приходила только иногда, когда были позитивные сдвиги в здоровье Влада, ну а веры совсем не было.

Первая надежда пришла ко мне и к Игорю Романовичу, когда он передал Владу игрушечное сердце. Врачи сначала отказывались дать разрешение на такой эксперимент, говорили, что это только спровоцирует новый приступ, но отец, вдохновленный моей верой у Влада, настоял.

Игрушку передал в руки сам Игорь Романович, но в присутствии врачей. Влад увидел её, ухватил, прижал к груди. Все удивились, ведь впервые наблюдали хоть какой-то намек на эмоции.

— Влад, ты знаешь кто к тебе пришел? — спрашивал врач.

— Папа.

— Что он тебе принес?

— Сердце.

— Ты знаешь чье оно?

— Знаю.

— Оно твое?

Далее молчание.

Врач кивнул, и тогда заговорил отец.

— Ты знаешь Дэна?

Снова никакой реакции.

— Это Дэн передал тебе. Он просил, чтобы ты берег его так же, как Дэн бережет твое сердце.

Влад долго смотрел перед собой, потом снова прижал игрушку к груди, а на глазах заблестела слеза.

Тогда все заплакали. Уже от счастья. Появилась надежда. Я оказался прав. Ну а дальше началось мучительное и долгое ожидание.

Через три месяца Влад начал улыбаться, через пол года начал вспоминать некоторых знакомых. Папа ему постоянно рассказывал обо мне, но он только слушал, а сам никогда и ничего не говорил, ни разу даже имя мое не произнес.

— Ты не знаешь, почему он молчит? — как-то спросил меня Игорь Романович. — Ведь ясно же, что он помнит тебя.

— Он боится выдать мою тайну! — догадался я.

Тогда я впервые попросил разрешения приехать и проведать Влада. Если честно, я очень боялся ехать, боялся того что увижу там. Но я не мог не думать о нем.

— Влад, привет, — однажды сказал я ему.

— Дэн...

— Ты узнал меня! — обрадовался я. — Обними меня, покажи, что ты тоже рад меня видеть!

— Нельзя...

— Почему нельзя?

— Увидят...

— Никто не увидит, я дверь закрыл.

Влад робко обнял меня, а потом куда-то убежал. Через минуту вернулся с тем самым игрушечным сердцем.

— Ты сохранил его! Я тоже твое берегу...

У меня по щеке покатилась слеза. Влад вытер её, а потом спросил.

— Ты приехал меня забрать?

— Нет, Влад, ты еще не совсем здоров. Вот как только поправишься, я обязательно приеду и заберу тебя. А пока я буду навещать тебя. Хорошо?

После той встречи я долго говорил с Игорем Романовичем.

— Ну, что ты почувствовал? — спрашивал он.

— Очень мало. Его эмоции очень слабые. Радость, удовольствие, удивление, непонимание... — это все я иногда улавливал, пока мы разговаривали, но в основном пустота. Даже страха нет.

— Врачи говорят, что и это чудо, потому, что прогнозировали намного худший вариант. Только прогресса больше нет.

— Может, ему нужен еще один толчок? Еще один эмоциональный штурм? — предположил я.

— Да, но что может служить таким толчком?

Я приезжал еще несколько раз, пробовал все, что приходило на ум, но Влад оставался безучастным ко всему.

Снова надежда покинула нас. Потихоньку и я, и Игорь Романович смирялись с тем, что сделали все что могли. Но однажды я снова получил подтверждение тому, что если очень сильно чего-то хочешь, происходит чудо, и ты находишь ответы на все свои вопросы.

Как-то, бродя по Интернету, я случайно попал на страничку Вики. Сразу написал ей, она написала в ответ. Спустя некоторое время мы могли уже общаться по телефону. Вика жила недалеко от меня, я даже решился съездить проведать её. Конечно, никаких планов касательно Вики у меня и в мыслях не было. Просто она была единственным человеком, кроме Игоря Романовича, с кем я мог поговорить о Владе.

Мы встретились в каком-то кафе. Сначала просто разговаривали о всяких мелочах. То о моей работе, то о моих отношениях с Соней.

— О, когда это было! — засмеялся я. — Соня не выдержала и трёх месяцев разлуки.

Потом я начал спрашивать как у нее дела, как на личном фронте. Она отвечала, что все нормально. Нашла какую-то временную работу, потому, что по специальности работы нет, ну а в личной жизни тоже полный штиль.

Я думал, что Вика так и не спросит главного, а сам я не решался начать разговор первым. Ведь кем был Влад для Вики? Однокурсником, да парнем, с которым встречалась не полных два месяца. Но она не разочаровала меня и в этот раз.

— Дэн, ты не знаешь как там Влад? — спросила она робко.

— Ты еще не забыла его? — почему-то не очень удивился я.

— И не скоро забуду.

Ну, я и рассказал ей все о нем. И то, что появилась надежда, и то, что прогресс в его лечении остановился, и то, что мы уже потеряли веру вернуть его к нормальной жизни. Мне стало легче, ведь я излил душу. еtаlеs.оrg Но я даже не мог предположить, что тем самым вселил в душу Вики веру и надежду.

— Дэн, помоги мне встретиться с Владом! — она ухватила меня за руку и я с ужасом «прочитал» неимоверную радость и счастье.

— Вика, он сейчас находится на уровне пятилетнего ребенка. Не стоит тебе видеть его таким, — растерялся я. Чему она так радуется? Неужели она думает, что Влад еще хотя бы помнит о ней, не говоря уже обо всем остальном?

— Дэн, у меня от Влада ребенок, — улыбалась она.

— Ты с ума сошла! — меня будто бы дубиной по голове стукнули. — Ты же знала, что с ним произошло! Ты хочешь такой судьбы своему ребенку? Его болезнь ведь передается по наследству!

— Именно поэтому мне нужно встретиться с отцом Влада и его врачами!

Я, наконец, понял причину радости и счастья Вики. С потерей Влада она, может и смирилась бы, но волновалась за будущее своего ребенка. А я действительно дал ей надежду, что даже если и унаследовал её сын от отца свою болезнь, у него все же есть шанс прожить нормальную жизнь.

Через несколько дней мы вдвоём приехали к Игорю Романовичу. Рассказали все ему, а потом пошли к Владу.

— Вика...

— Привет, Влад, — улыбалась она ему.

— Вика! Папа, это Вика! Она моя невеста! — радовался Влад.

— Ты помнишь меня! — кажется, она даже не удивлялась, в отличие от меня.

— Ты кому-нибудь сказала? — задал бессмысленный, на мой взгляд, вопрос Влад.

— Нет, я никому не говорила, а теперь скажу, если ты хочешь, — ответила Вика.

— Я хочу, скажи, — его голос становился все четче и увереннее. Создавалось впечатление, что он полностью понимал о чем говорит.

— Дэн, Игорь Романович, у нас с Владом будет ребенок...

Мы не знали что сказать и что думать. Вика, зная всю историю Влада с моих слов, давно сделала вывод каким именно должен быть эмоциональный удар, чтобы разбудить Влада. И его реакция на Вику подтвердила её предположение.

Дальше выздоровление Влада было делом нескольких месяцев. Правда, врачи выписали его из больницы только через год, когда убедились, что он полностью здоров. Сразу после этого они с Викой поженились.

И хотя врачи снова предупредили, что с таким диагнозом нельзя быть ни в чем уверенным, что рецидив возможен, но это уже не важно. Один раз мы смогли спасти его, значит есть шанс, что спасем еще раз, если понадобиться.

Что касается меня, то я, наконец-то, избавился от угрызений совести и чувства вины. Ведь я постоянно корил себя, что должен был увидеть, понять, предупредить...

Оказалось, что я действительно ни в чем не виноват. Наоборот, одержимость Влада, которая развивалась почти в течение года, нашла выход в нашей любовной связи и немного ослабла. Все может было бы хорошо, если бы он не встретил Вику. Чувства столкнулись с одержимостью. Но может и это выдержал бы сильный Влад, ведь имел поддержку как с моей стороны, так и со стороны Вики. Но на его и так не в меру перегруженную психику, добавилась еще и новость о будущем ребенке. Именно она оказалась той последней каплей, что окончательно сломала его мозги.

Теперь стали видны все наши ошибки. Но тогда мы многого не знали и даже не предполагали. В конечном итоге его болезнь оказалась результатом совпадения многих обстоятельств. Основным было то, что никто не знал о его болезни. Второе то, что Вика скрыла от меня свою беременность, третье то, что отец слишком рано забрал его в больницу, четвертое то, что Вика не пришла его проведать. Если бы я знал о его диагнозе и о его любви к Вике, я бы обязательно что-нибудь сделал. Даже если бы хотя бы узнал о ребенке немножко раньше, события могли бы развиваться совсем по-другому. Но так ли это, мы уже никогда не узнаем. Все случилось, как случилось.

Не знаю, возможно, я слишком самоуверен, но все-таки считаю, что именно благодаря мне Влад поправился и вернулся к нормальной жизни. Ведь именно я понял, что он не безнадежен, дал эту надежду Игорю Романовичу, а он врачам. Потом я встретился с Викой...

Но пусть я буду хоть сто раз самоуверенным, я все же счастлив, что помог другу всем, чем смог. Теперь можно и о себе подумать. Вот, у Влада уже сынок бегает, а я даже невесты себе не подобрал...

26 ноября 2014г.

P. S.

Я все время думал для чего мне был дан мой дар. Сначала, пока не научился пользоваться им — считал его наказанием, потом — развлечением. Но все же я понимал, что ни один, ни другой вариант не соответствует истинной причине. Бог, или природа, ничего не делает просто так. Для чего-то или кому-то очень нужно было, чтобы мое умение у меня было!

Когда Влада выписали, я возблагодарил Бога за то, что он дал мне этот дар. И пускай я больше ничего в жизни не сделаю стоящего и хорошего — спасение Влада уже может быть тем, что называют Миссией на Земле.

Кстати, — это не только мое мнение, что я помог вытащить моего друга с этого кризиса. Так думали и Влад, и его отец, даже врач, который и не знал о моих способностях, сказал, что благодаря моей вере в него им удалось поставить Влада на ноги.

Я решил пересмотреть свою жизнь. Что я сейчас делаю, чем благодарю за свой дар? Оказалось — ничем. Моя работа не имела ничего общего с его применением, ну разве что давала только выгоду мне одному.

Решение мне далось не очень сложно, хотя я и думал над ним несколько месяцев.

Теперь я учусь на психолога и работаю в той самой клинике, где лечился Влад.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!