БДСМ

Эротический рассказ: О природе людского сяБор вернулся из драйва, положил тяжелые кулаки на стол и сказал:
- Все! Я в эти игры не играю.
И тогда мне стало страшно. Потому что Бор был десантник от бога. Потому что, если он сломался, то что же с нами будет?
Тон хотел свести все на шутку.
- Куда же ты пойдешь? Ты ж кроме десанта ничего не знаешь.
- Отдохну, осмотрюсь. Баб трахать буду. Детей заведу. Я последний в роду. Мне род продолжать надо.
А Мета сказала:
- Я под тебя лягу и рожу тебе ребенка. Не уходи из десанта.

Эротический рассказ: История моей ОПоэма доминирования и подчинения.

Моя чудесная О! Волосы твои сияют, словно облако светлячков. Да и вся ты светишься, будто внутрь янтаря поместили маленькую звезду. Медленно выливается из углов мгла, но не может добраться до тебя, беспомощной, своими мягкими тяжелыми лапами. Если бы над нами не было старого пыльного чердака и крыши, темной от сотен дождей и тысячи ветров, а я бы мог взмыть высоко, в черную синеву, ты, О, наверно, превратилась бы в единственную светлую точку на темном морщинистом лике Земли, погруженной в сон. И я бы видел этот мерцающий огонек за световые столетия.

Твои глаза сейчас закрыты в сладкой и острой неге, но я помню их отчетливо: они цвета балтийских сосен с искорками золотого песка. Мне иногда кажется, что я вижу не тебя, распростертую внизу, не твое неземное тело, которое пытаются удержать эти путы, а прибрежные дюны, над которыми несется морской ветер, играющий в соснах, в вихре твоих сияющих волос - нет ему преград... Этот ветер дует прямо внутрь меня, превращается в ураган, и вот уже порван и отброшен мой парус, пытавшийся в своей самонадеянной наивности противостоять стихии, и меня бросает в какой-то невероятный водоворот, Мальмстрим, полный огней и цветов, удивительных звуков и мягких прикосновений.

Эротический рассказ: Звезда под бичемСветящийся овал над "половником" внезапно замерцал по краям, сократился и исчез. Мак-Кей воспринял Это как проявление печали и подавленности.
- Что-то не в порядке? - спросил он.
Вместо ответа позади калебана открылась круглая туманная труба прыжковой двери. В отверстии стояла сильно уменьшенная женщина, видимая словно в перевернутой подзорной трубе. Мак-Кей когда-то видел ее по видео, когда получал инструкции по выполнению этого задания.
Он видел перед собой Млисс Эбнис. Она медленно двигалась в трубе, залитая ярким красноватым светом.
Было видно, что косметологи со Стедиона хорошо поработали над ее персоной. И Мак-Кей решил это проверить. У нее была фигура двадцатилетней девушки. Феерические голубые волосы контрастировали с пухлыми вишнево-красными губами. Большие зеленые глаза и острый прямой нос, на котором были видны следы уменьшения хирургическим способом, находились в странном контрасте друг с другом. Она была как отвергнутая королева, старая и юная одновременно. "Ей должно быть, по меньшей мере, восемьдесят нормальных лет", - подумал Мак-Кей. Косметологи создали страшную комбинацию: мягкая, очаровательная юность и холодная, жадная властность.

Эротический рассказ: Записки причетника- Ну-ка, гляди мне прямо в глаза. Ну, прямо, прямо! Вот так! Все гляди, все гляди!
Говоря это, мать игуменья брала своими гибкими, иссиня белыми длинными перстами щепотку соли и, усмежаясь, долго целила матери Секлетее в глаза, затем медленным размахом руки ловко пускала помянутую соль в самые зрачки жертвы.
Мать Секлетея стоически выдерживала пытку и, выпучив до невероятия белки, не без успеха старалась явить на лице свое довольство, на устах веселую улыбку и вообще всем существом своим выразить, что засыпанье ей глаз солью составляло для неё одно из избраннейших времяпровождений.
- Что ж тебя так поводит, а? - спрашивала мать игуменья тихо и мягко. - Может, ты недовольна, а?
- Ах, ваше преподобие, благодетельница душ и телес наших, как же я могу быть недовольна? - отвечала с некоторым дрожанием, но с беспечностью и преданностью в голосе мать Секлетея. - Все, что ваше преподобие ни изволите сделать, нам, грешным, только на пользу, все благо... за все благодарим...
И мать Секлетея с жаром клала земной поклон перед преподобной матерью игуменьей, а затем повторяла снова:
- Все благо... все благо...

Эротический рассказ: Жизнь между ногКогда я учился в 9 классе к нам в школу пришла новая учительница, назовем ее Лена. Она была небольшого роста, блондинка с очень хорошей фигуркой, постоянно ходила с ярким макияжем в босоножках на шпильке. Вся школа засматривалась на нее. Я пользовался любой возможностью , чтоб полюбаваться ее ножками, мне нравились ее колготки, пальчики с ярким педекюром. Когда на уроке она проходила мимо меня я ранял ручки и все что попадало под руку и поднимал долго чтобы продлить зрелище. Как я потом узнал она все поняла и специально задерживалась у моей последней парты. Однажды она наступила мне наруку, я посмотрел на нее и увидел улыбку. В конце урока она сказала чтоб я зашел после уроков. Закрой дверь на замок и садись-сказала Лена.
Я сел за парту. Она подошла комне и села на парту а свои ножки поставила на соседний стул. Я оболдел, моя мечта была так близко, я не мог оторвать глаз, мы сидели в полной тишене минут десять. Нравится, спрасила Лена и поставила ножку мне на ноги. Я не мог ответить, ее коленка была прямо перед моим лицом, я чувствовал ее запах, пьенел от него, я сидел как истукан. Ты никогда невидел женскую ногу-засмеялась она. Я что-то промычал в ответ. Поцелуй-сказала она , но голос уже был другой, в нем был металл, Я продолжал сидеть, тогда она руками прижала мое лицо к ноге, я стал покрывать эту ножку поцелуями, она направляла меня. Это длилось несколько минут. А теперь хватит целовать чулок и поцелуй ножку и прибоднела юбку.

Эротический рассказ: Женщина на крестеАлина и Генрих Шемиот вышли из дома.
Кругом многое изменилось. Все оттенки пурпура, золота, синего и лилового разлились по деревьям. Листья еще не совсем опали, но было страшно подумать, что станется с ними при первой буре и дожде. На акациях повисли вздутые стручки, безобразие которых сменило красоту белых душистых гроздей. Шиповник обнажился и пылал крупными ягодами. Плющ и виноград были красны с медными и коричневыми оттенками. Мрачное великолепие осени рождало печаль. Но в то же время было нечто несказанно сладостное, сонное и нежное в тишине сада, бледном солнце и аромате гниения.
Светло-золотистое манто Алины, отделанное узкими полосками соболя, сливалось с общим тоном. Край ее белого шерстяного платья задевал репейник. По своей излюбленной привычке она оставила голову непокрытой, и пепельные волосы трепал ветерок.
Они выбрали дорогу мимо экономии и углубились, по желанию Шемиота, туфли на высоком каблуке, шелковая блузка, костюм с плиссированной юбкой, сегодня - еще и длинные тонкие перчатки; в кожаной сумочке лежали документы и косметика.
к маленькой уединенной дачке.
- Объясните же мне ваше поведение, Алина, - сказал Шемиот, - до сих пор нам мешал Юрий. Теперь мы одни.
Она хотела казаться веселее, чем была, и взяла легкий, оскорбительно-легкий тон. Витольд Оскерко сделал ей предложение. Последние дни они проводили вместе, он пригляделся к ней серьезно. Наполовину она согласилась.

Эротический рассказ: Её секрет"...Никогда ничего не принимайте как истину в последней инстанции. В каждом периоде жизни может произойти нечто такое, что заставит вас в корне изменить ваши убеждения..." Я не помню, кто из моих университетских профессоров сказал эти слова. Сегодня я могу сказать, что он был больше, чем прав. Я расскажу вам, что произошло со мной несколько недель назад, и что заставило меня вспомнить эти слова.

В больнице, где я работаю, мне дали отпуск. Я воспользовался им, чтобы провести Рождественские дни с моими родителями. Было весело и празднично. На другой день после праздника я попросил у моей матери разрешения воспользоваться электронным почтовым ящиком её офиса. С кем бы выйти на связь с помощью компьютера? Я решил попробовать несколько электронных адресов, которые мне дала моя подруга Джилл. Джилл относится к особому роду девушек. Я встретил её несколько месяцев назад при посещении выставки эротических товаров. Она была хозяйкой экспозиции одной из компаний, представленных на ярмарке, я очень дорожу знакомством с ней и с тех пор до настоящего времени мы вместе. Я сказал ей, что у неё великолепная фигура, которой бы позавидовала иная фотомодель, на что она, рассмеявшись, ответила, что уже была в роли модели...

Эротический рассказ: Дневник горничнойВечером, когда я накрывала на стол, в столовую вошел хозяин. Он вернулся с охоты. Это мужчина высокого роста, широкоплечий, с большими черными усами и матовым цветом лица. У него неловкие, угловатые манеры, но выглядит добрым малым. По-видимому, это не такой гений, как Жюль Леметр, которому я столько раз служила на улице Христофора Колумба, и не такой изящный, как де Жанзе - ах этот Жанзе! Но он симпатичен... Его густые, вьющиеся волосы, его бычья шея, икры борца, мясистые, красные и улыбающиеся губы - все говорит о силе и добродушии. Я готова пари держать, что он неравнодушен к женскому полу. Я это тотчас же заметила по его подвижному, чуткому носу, по необыкновенному блеску в мягких и смеющихся глазах. Никогда, мне кажется, я не встречала мужчины с такими густыми до безобразия бровями и такими волосатыми руками. Спина у него, должно быть, покрыта шерстью, как у животного, у этого дяденьки! Как большая часть людей мало интеллигентных и очень сильных, он очень робкий.
Он осмотрел меня каким-то странным взглядом, в нем были и доброжелательность, и впечатление неожиданности, и чувство удовлетворения; в нем светились так же и шаловливость, но без нахальства, и нескромность, но без грубости. Хозяин, очевидно, не привык к таким горничным, как я; я его смущаю, бледные от сияния окружающей белизны, делаются похожими на лица заговорщиков.

Эротический рассказ: Дева у столбаОна будет кем-то вроде официантки, но в основном ей придётся просто стоять. Это не интим, точно, всё нормально. Сейчас все работают, и можно попробовать, тем более что ничего особенного делать не надо.


Девушка шла по улице быстрым шагом, слегка пригнувшись и борясь с бьющим прямо в лицо ветром, пытаясь запахнуть полы пальто серого цвета. Длинный оранжевый шарф мешал идти, и только вязаная шапочка преданно спасала хозяйку от ледяной измороси. Она иногда доставала из сумочки сотовый и сверялась с чем-то, а затем опять прятала его обратно озябшими раскрасневшимися пальцами.

Она остановилась около большого здания. На высоте примерно трёх метров розовым неоном светилось витиеватое название. Это было именно то кафе, которое она искала.

Девушка нашла дверь, которая почти не выделялась на блестящем чёрном монолите витрины. Она протянула руку к кнопке вызова, затем отдёрнула руку, затем снова поднесла и снова отдёрнула. Был холодный осенний день, серое небо не предвещало ничего хорошего, вот-вот должен был пойти снег. Раздался писк сотового в сумочке. Четыре. Пора. Рука с силой нажала на кнопку вызова, потом ещё и ещё раз. Динамик переговорного устройства захрипел.

- Да, да я... Мне назначено, да! - девушка почти кричала в динамик скованным от холода голосом.

Эротический рассказ: Вне закона на гореКогда девушку расковали, и я поднял ее на руки и отнес в указанную мне палатку.
Здесь мы должны ждать, пока будет готов ошейник.
Пол палатки был покрыт толстым пушистым ковром, стены украшены цветным шелком. Палатку освещали три медные лампы, подвешенные на цепях. По ковру были разбросаны подушки, у стены стояла тахта.
Я аккуратно опустил девушку.
- Ты сперва надругаешься надо мной?
- Нет.
Тогда опустилась на колени, положила голову на ковер и откинула волосы, обнажив шею.
- Бей!
Я поднял ее.
- Разве ты купил меня не для того, чтобы уничтожить? - в замешательстве спросила она.
- Нет, - ответил я, - а почему ты попросила, чтобы я купил тебя?

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!