— Чертова солома, — прошептал Джерри переступая ногами. Один раз эта колючая дрянь застряла в моей заднице. Ты не представляешь, как я мучился, прежде чем избавиться от нее.

Он оставил Бет и зашел в первый же из стоел. Оттуда до женщины донеслось радостное фырканье. Копыта Гарольда гулко затопали по соломе.

— Готова мама? — произнес Джерри появляясь наружу.

Он вел в поводу высокого гнедого жеребца. Бет не смогла удержаться и бросила заинтересованный взгляд на поджарое брюхо лошади. Она увидела просто огромную мохнатую мошонку, мерно покачивающуюся при каждом шаге, она напомнила ей два спелых мандарина в кожаном мешке. Половой орган жеребца скрывался в черном кожистом капюшоне.

— Располагайся тут, — сказал Джерри доставая откуда то большое цветастое одеяло расстелив его на тюке сена.

Бет послушно присела и заерзала попкой, колючая шерсть немилосердно колола нежную кожу ягодиц. Сын поставил жеребца так, что он оказался стоящим к женщине боком. Сморщенный кожистый мешок располагался в паре десятков сантиметров от ее головы, а крупная отвисшая мошонка едва не касалась ее плеча.

Бет погладила теплый округлый бок лошади. Жеребец довольно фыркнул. Джерри присел на корточки и начал опять мять груди матери пощипывая коричневые ареолы сосков. Бет задумчиво смотрела на черный мешок, в котором прятался гигантский фаллос жеребца.

— Давай мама! Начинай представление! — нетерпеливо прошептал Джерри.

Бет осторожно протянула руку и дотронулась кончиками пальцев до мешка, который так походил на капюшон. Он был горячим и неожиданно бархатистым на ощупь. Гарольд повернул морду в сторону Бет и фыркнул, шевеля ушами. Он нервно переступил задними ногами. Его большие карие глаза округлились еще больше, когда ее пальцы достигли основания мешка. Она заколебалась. Тогда Джерри схватил ее кисть и прижал к мошонке лошади, будто вложил в чашку огромные шарики.

— Хороший Гарольд! Хороший! — поспешно зашептала Бет успокаивая голосом явно занервничавшего жеребца.

Шарики нервно задергались, поджимаясь под ее влажными от волнения пальцами. Женщина нервно облизала губы пораженная их тяжестью и упругостью. Она не смело сжала их, взвешивая в руке. Из капюшона вынырнул губчатый кончик члена, а следом показался полуупругий ствол, который медленно выползал наружу сгибаясь под собственной тяжестью. Он подрагивал и распухал прямо на глазах.

— Ооо — невольно вырвалось у Бет.
— Производит впечатление, да мамочка? — ухмыльнулся Джерри. Трудно смотреть на него без крамольных мыслей?

Бет не ответила на непотребные комментарии сына. Продолжая играть пальцами с мошонкой лошади она вытянула вторую руку и коснулась подергивающегося ствола пениса. Со стороны жеребца раздалось возбужденное сопение, и он снова нервно зацокал копытами переступая ногами. Большой толстый член дернулся, распрямляясь, он был очень горячий и немного влажный. Бет тихо застонала, сжав пальцы, пытаясь охватить ствол в кулак. Кожа на боку лошади нервно задергалась, одно из задних копыт оторвалось от земли. Чудовищно огромный фаллос жеребца быстро напрягался и рос под ее рукой. Крупная пористая головка пениса похожая на шар с рваными краями распухла и маслянисто заблестела. Бет пришлось бросить мошонку жеребца и обхватить ствол члена второй ладонью, что бы удержать его. Затаив дыхание, блестя глазами Бет начала медленно двигать ладонями вдоль ствола сминая, стягивая тонкую бархатистую кожицу.

Джерри просунул руку между плотных раздвинутых бедер матери глядя как она мерно двигает руками по члену коня заворожённо глядя на него. Бет повернула голову и отрешенно посмотрела на сына, слабо улыбнувшись ему одними губами. Она непроизвольно выгнула спину и развела колени шире не в силах скрывать удовольствие от его прикосновений к ноющей промежности.

— Готова трахаться? — спросил он, вводя два извивающихся как черви пальца во влажное разморенное влагалище женщины.

Бет судорожно вцепилась пальцами в бугристую плоть члена жеребца и застонала, волнообразно двигая животом, пыталась насадится на пальцы сына.

— Да! Да! — истомно выдохнула она, буравя мальчика безумным взглядом. Трахни меня! Дай мне кончить хотя бы теперь!
— Хорошо. — ответил возбужденный парень, вставая и привязывая повод лошади к вертикальной балке. Я возьму тебя по собачьи, что бы ты могла продолжать играть с Гарольдом.

Затем он спутал попарно передние и задние ноги жеребца. Бет опустилась на колени и наклонилась вперед почти заползла под брюхо животного. Солома неприятно покалывала колени, но это было такой мелочью. Не думая ни о чем другом кроме сладостных пульсаций в животе женщина зачаровано потянулась руками к подрагивающему пенису жеребца, который теперь покачивался совсем рядом с ее лицом.

Прости меня господи! — подумала Бет сжимая пальцами каменно твердых ствол члена коня, чувствуя как сын возится позади нее прижимаясь животом к горящим ягодицам. Как я объясню все это Джеку, если он узнает!? Вряд ли даже самая последняя шлюха в городе согласилась бы дрочить член жеребца пока ее собственный сын трахает ее сзади!

Джерри навалился на ее спину принуждая женщину наклонится вперед еще больше. Он обнял мать руками снова обхватил ее груди и сильно сжал соски между пальцев подергивая и проворачивая их. Хриплый стон нарастающей страсти сорвался с ее губ. Тем не менее, женщина не забывала быстро скользить по стволу пениса жеребца сжимая его между двух ладоней. Пенис резко дергался вверх вырывался, пульсировал, огромная бесформенная головка блестела и расширялась прямо у нее перед глазами. Женщина самозабвенно мастурбировала жеребца не обращая внимания на его встревоженный храп и нервный перестук копыт.

Я хуже самой отвратительной извращенки. — думала она лаская член лошади похотливо двигая попкой по паху сына пока он терзал ее соски. Я больная сука! Я должна кончить! Боже помоги мне! Мне нравится то что он делает со мной и я ни чего не могу с этим поделать!

Она ощутила что руки сына оставили ее груди.

— Как насчет моего языка мамочка, для начала? Что бы согреться! — предложил он непристойно.

А потом его мягкие губы коснулись ее попки. Джерри увидел как все соблазнительное тело матери изогнулось в спазме сладострастия, он смотрел на ее промежность. Раздвинул пухлые половинки попки что бы лучше видеть раздувшиеся набрякшие мокрые складки покрасневшей чувствительной плоти. Вагина будто дышала периодически раскрывая бромистый провал в котором отчетливо виднелись розовые стенки влажно поблескивающие и гладкие. Не удержавшись мальчик дунул в этот провал и услышал сладострастный всхлип матери а ее половые губы дрогнули сжавшись на мгновение и между ними свесилась широкая лента вязкой слизи. Джерри высунул язык и провел им по солоноватому рассеченному надвое холму, ягодицы женщины рывком отклонились назад когда язык проник в затопленный влагой канал. Он просунул его настолько глубоко как это было возможно, испытывая удовольствие от липких чавкающих звуков которые производила вагина Бет и ее истомного непрерывного всхлипывания.

— Аааах! Оооох! Даааааа! — взвизгнула Бет горбясь дергая попой словно насаживалась на невидимый пенис. Я не могу это вынести! Трахни меня!

Джерри поднял глаза глядя на изгибающуюся поблескивающую от пота спину матери, наблюдая за длинными ухоженными пальцами, трепетно ласкавшими пенис жеребца. Огромный член дергался, пульсировал, будто дышал в нескольких сантиметрах он ее перекошенного лица. Мальчик ввел три пальца во влагалище женщины. Бет хрипло зарычала от наслаждения. Он заталкивал пальцы в чавкающую сжимающуюся щель скручивал их шевелил из стороны в сторону, а Бет поскуливая насаживалась на них отстраняясь назад всем телом подавая навстречу свои восхитительные круглые ягодицы безумно мечтая что бы они проникли глубже.

— Тебе жарко мама? — подразнивая произнес Джерри шевеля пальцами внутри влагалища, ритмично надавливая подушечкой большого на подергивающееся кольцо ануса женщины.
— Ооооо, пожалуйста! — простонала Бет уже ничего не соображая от раздиравшей сознание похоти. Трахни меня, пожалуйста! Трахни! Вы*** меня... умоляю!

Большой палец Джерри надавил сильнее, промял розовое упругое пятно вдавил ребристые края внутрь и провалился в кишку. Бет захлебнулась стонами извиваясь словно ее било током, потом громко ахнула когда сфинктер окончательно сдался и палец утонул в попке до упора ласково сдавленный стенками заднего прохода.

— Уооохаааааа! — разбрызгивая изо рта слюну простонала она выпучив глаза от мощнейших приливов удовольствия вызванных двойной стимуляцией.

Анус задергался мелкой дрожью сжимая большой палец, в попке возникло жжение и легкая боль. Удовольствие было необычным пульсирующим и необычайно острым. Мальчик медленно освободил оба отверстия матери а потом с силой резко загнал пальцы обратно. Бет вскинула попку вверх виляя ей из стороны в сторону со страстным восторгом, оглашая конюшню громкими стонами, едва не плача от удовольствия, не забывая страстно почти жестоко дрочить член жеребца. Она расставила колени шире прогнулась и задвигала тазом насаживаясь на пальцы сына до упора, задавая ритм.

— Сейчас я трахну тебя мамочка! — закричал Джерри.
— О, да! Да! Трахни меня, трахни меня! — начала скандировать женщина.

Пальцы исчезли оставив в теле ощущение почти болезненной потери а потом Бет всхлипнула почувствовав как горячая головка члена тычется в ее бедра сзади проскальзывает между ними зарываясь в волосы на лобке. Женщина раздраженно зашипела двигая низом живота, пытаясь поймать пенис раскрытым влагалищем. Она изогнулась до боли в пояснице, толкалась назад но ей ни как не удавалось поймать головку члена липкими половыми губами. Она просто изнемогала от возбуждения, какая то невероятная, совершенно безумная жажда овладела ей, такого Бет не помнила за собой. Она просто теряла контроль превращаясь в кусок не рассуждающей плоти которой требовалось ощущать в себе твердый член, чувствовать растяжение раз за разом, испытывать удовольствие снова и снова. Все остальное было абсолютно не важно. Обе ладони прилипли к гигантскому стволу члена коня, мысль о том что стоит протянуть одну руку назад и направить пенис сына в нужное место если и возникала в деградировавшем сознании Бет то тут же отбрасывалась в сторону. Она считала невозможным хотя бы на секунду оторвать пальцы от горячего бархатистого и вместе с тем невероятно твердого фаллоса. Она была просто ошеломлена раздавлена страстью. Чувствовала себя фантастически, невероятно невозможно горячей, а влагалище просто кипело и булькало безумное вожделение.

— Хочешь его? — спросил Джерри, снова обхватывая покачивающиеся груди матери ладонями.

Он словно издевался над ней. Ему, похоже, доставляло удовольствие ее состояние ее муки ее униженная покорность, готовность на все.

— Да! ДА! — прорычала Бет в ответ, едва сдерживаясь что бы не обозвать сына бранным словом.
— Тогда поцелуй Гарольда! — произнес мальчик водя руками по изгибающейся влажной от пота спине. Поцелуй его фантастический член мама!

В ушах Бет зазвенело а потом их наполнила ватная давящая тишина. Она была какой-то жуткой безжизненной, только пульсации крови в венах, бухающее в диком ритме сердце и в этой тишине снова и снова звучал голос Джерри, повторяющий последнюю фразу. Он словно бы гипнотизировал ее. Когда до сознания Бет дошел смысл слов она перестала дышать, ее разум пошатнулся. Она посмотрела на фаллос перед собой, на собственные пальцы, елозящие вдоль ствола, перебирающие крупные вены. Рот женщины невольно раскрылся, она облизала разом пересохшие губы. Желудок на мгновение взбунтовался, в нем возник спазм и женщину едва не стошнило. Напор страсти был таким что кружилась голова. Этот гигантский орган, покрытый розовыми и черными пятнами, лоснящийся глянцевитый словно смазанный чем то жирным, с невероятно большой губчатой, пористой головкой пепельно-серого цвета притягивал, манил обладая некоей непонятной магнетической силой. А потом сознание Бет раскололось окончательно похоронив цивилизованную замужнюю женщину, выбросив на поверхность монстра единственным желанием которого было получать непрерывное наслаждение. Снова и снова... снова и снова...

— Черт возьми! — прорычал Джерри сатанея. Поцелуй этот гребаный член сука! И тогда я вые*** тебя!

Бет дернулась как от удара. Голос сына неуловимо изменился в нем слышались властные повелительные нотки и ей на мгновение показалось что позади нее стоит Ковер. В уголках мутных от похоти глаз блеснули слезы. Бет прерывисто дышала и продолжала смотреть на подергивающийся фаллос перед собой. Колонна плоти буквально гипнотизировала ее. Ее влекло к нему все больше и больше. Невероятно крупная похожая на шар с рваными неровными краями головка с четко видным отверстием мочеиспускательного канала очень напоминающее косо срезанную пластиковую трубку притягивала, манила, обещала невероятное удовольствие, новые горизонты неудержимого фантастического блаженства. Она вдруг показалась ей удивительно похожей на оплывшей от жары, соблазнительно подрагивающий шарик шоколадного мороженого, которое женщина обожала с детства.

Не веря что делает это, затаив дыхание, ощущая трепетную дрожь в животе, Бет крепко стиснула ствол члена коня обеими руками пригибая колонну плоти вниз. Подбородок женщины задрожал, шея вытянулась рот раскрылся обдавая головку пениса горячим дыханием. Джерри сверху с восторгом смотрел как мать потянула член жеребца к себе и раскрыла алые искусанные губы. Гарольд нервно заржал. А потом Бет поцеловала пористый комок плоти, раскрыла рот шире едва не разорвав губы и начала заталкивать головку внутрь.

— О, боже, мама! — фальцетом вскрикнул он слепо шаря под ягодицами женщины в поисках собственного пениса. Вот именно! Да! Соси его! Соси!

Бет ощутила теплоту, морщинистую упругость и гладкость плоти заполняющей ее рот и у нее окончательно сорвало крышу. Ее поведение стало абсолютно непредсказуемым. Челюсти ныли, губы растягивались невероятно но она мучительно мыча заталкивала головку фаллоса жеребца в рот. С трудом пошевелив языком, захлебываясь слюной женщина нащупала кончиком невероятно крупное отверстие мочеиспускательного канала из которого толчками текла густая терпкая влага. Вкус пениса текущей из него влаги оказался неожиданно приятным. Не вызывал отвращения или позывов к рвоте, чего боялась Бет еще секунду назад. А вот осознание того что она делает до какого невероятного извращения опустилась наоборот вызывали в сознании бурные приливы восторга, трепета почти экстаза.

Все ее тело невольно дернулось вперед, когда парень вставил член во влагалище и мощным толчком утопил его до упора хлопнув мать животом по ягодицам. Головка жеребца провалилась в рот полностью, заставив женщину пронзительно замычать, сгорбиться в судороге удушья издать невероятную какофонию кашляющих звуков. Член Джерри был просто волшебным, он заполнил вагину задвигался в ней, Стенки дрожа сдавили ствол пениса как настоящее сокровище. Между ног Бет громко зачавкало, мальчик опустил голову и увидел как весь пенис жирно блестит от сока...

Бет непрерывно мычала, давилась, но продолжала с жадностью сосать головку члена жеребца раскачиваясь всем телом вперед и назад. Гарольд снова заржал и попытался взбрыкнуть когда она с силой вцепилась пальцами в его пенис проталкивая его в рот глубже. Невероятно, но ей удалось уместить еще пару сантиметров. Она с трудом сглотнула вязкий коктейль, широко раскрыв глаза, из которых текли слезы. Зрачки полностью заполнили радужку превратив их в темные адские провалы сверкающие чистой похотью. Бет невольно откинула голову спасаясь от давящего объема плоти растягивающего челюсти но умудрялась при этом шевелить языком пытаясь лизать опухающую головку.

— Да мама, именно так! — прохрипел Джерри ей на ухо.

Он навалился на скользкую спину женщины и быстро дергал низом живота посылая член в ее расплавленную утробу, яростно и безостановочно. Бет попыталась ответить, что то, но из горла неслось только какое-то клокотание и бульканье. Она разрывалась между членом сына и бесподобно прекрасным фаллосом жеребца, разрывающим ее губы. Она упивалась его животной силой и ароматным соком, затопившим ее рот.

Как хорошо, — подумала она почти бессознательно, распадаясь на части от непрерывный безбрежных приливов острого блаженства и неизъяснимого восторга наполняющего душу от осознания факта что она занимается сексом с собственным сыном и жеребцом одновременно. О, боже! Я стала героиней безобразного порно-спектакля и это великолепно!

Ей требовалась разрядка. Нужен был этот бесстыдный акт, что бы не рехнуться от похотливого желания. Она знала, что просто не выдержит, умрет, если не кончит на этот раз!

Опозоренная превратившаяся в нимфоманку мать яростно двигала попой насаживаясь на член Джерри, ее красивое лицо раскраснелось и стало совершенно неузнаваемым перекрошенное похотью и огромным куском плоти жеребца растягивающего ее рот.

Джерри пыхтел и без устали колотился животом о ягодицы матери, он горбился, хрипел, терзал пальцами ее опухшие груди. Каждый толчок сопровождался громким бульканьем и хлюпаньем и липким шелестом, его член выдавливал из вагины женщины горячие клейкие капли жидкости, которая медленно текла по половым губам и паху женщины, извозив весь лобок мальчика. Толчки Джерри были такими сильными что Бет едва не падала. Ей пришлось судорожно опереться обеими ладонями в дощатый пол, что бы удержаться в нужном положении и если бы не фаллос жеребца, который распирал ее рот создавая дополнительную точку опоры она бы давно растянулась на соломе.

Бет сосала член лошади неистово с таким пылом и непосредственностью которой сама от себя не ожидала. Пульсирующая колонна плоти вызывала у нее приступы дикого энтузиазма, который вряд ли смогли бы разжечь Джерри или Джек. Ее совершенно не беспокоило что остальной мир посчитает ее действия низкопробным извращением. Пошел этот мир к черту! Оргазм уже накатывал на нее она утопала в океане блаженства. Чувствовала что дошла до самого пика и остальное ее совершенно не беспокоило.

Господи! Как хорошо! Это походило на раскат грома, который переворачивает все внутренности, скручивает их в жгут заставляет замереть присесть упасть на землю. Венец всего, жизнь и смерть одновременно, краткий миг абсолютного блаженства. Мозг женщины взорвался радужными брызгами экстаза. Это было бесподобно, естественно, правильно. Она хотела, что бы сын и этот прекрасный мощный жеребец присоединились к ней прикоснулись к невероятному таинству сладострастного экстаза.

Когда она забилась в пароксизме, когда внизу живота начались настоящие схватки словно она рожала, Гарольд дернулся вперед и пропихнул ей в рот еще несколько сантиметров своей гигантской плоти непостижимым образом. Головка фаллоса уткнулась в гортань совершенно перекрыв дыхательное горло и начала растягивать его пытаясь втиснуться внутрь. Бет отшатнулась назад запрокидывая голову, изогнулась едва не сломав позвоночник вскинула левую руку и вонзила ногти в ствол пениса пытаясь не позволить ему задушить ее. Она ощутила, как весь член жеребца пронзила вибрирующая судорога, Гарольд пронзительно заржал и вдруг замер как вкопанный, только его мошонка, два раздувшихся шара, начала дергаться, поднимаясь вверх перед ее плывущим взором.

— Ммммпппффф! Ггглуууббб!

Бет испытала приступ паники, когда прямо ей в горло ударила тугая струя горячей пахучей спермы. Настоящий гейзер слизкой густой влаги. Щеки женщины раздулись в верхней части горла на коже образовалась заметная опухоль. Фонтаны жидкости изливались из мошонки жеребца непрерывно практически без промежутков. Женщина в отчаянии глотала и глотала дергая головой в такт судорожным рывкам члена. Из ее ноздрей неожиданно брызнули две толстые густые белые струи с желтоватым оттенком цвета слоновой кости. Она почти теряя сознания почувствовала как очно такие же струйки густо потекли из углов ее растянутого рта. Семя растеклось по всему ее подбородку и закапало вниз превратившись в настоящий ручей. Секунда и она еще содрогаясь в конвульсиях одного оргазма кончила снова. Уже притухающая сладость взорвалась с новой силой. От неземного восторга перед глазами пошли цветные круги. Все тело женщины мучительно содрогнулось а потом зрачки закатились вверх обнажив белки глаз. Влагалище задергалось как некий живой организм. По стенкам внутри прошла рябь, клитор ощутимо задергался посылая все новые волны сладостный спазмов в живот, в грудь в мозг. Яркие искры заплясали перед ее невидящим взором, когда Джерри заполнил ее вульву членом и тоже забился, задергался в судорогах экстаза.

Мальчик был в восторге. Он чувствовал, как вся площадь влагалища матери стиснула его член, словно огромный кулак и теперь ритмично сдавливала его. Ее тело билось в таких сильных конвульсиях что ему даже стало страшно на мгновение. Он вцепился скрюченными пальцами в ее груди и повис на ее спине всем весом тела судорожными короткими толчками посылая член еще глубже в ее живот. Его лоб уперся в затылок Бет который кренился назад под продолжающимися рывками и пульсациями члена лошади все выстреливающего и выстреливающего струи спермы в ее рот. Он отклонился в сторону и увидел, как из углов рта текут две толстые струи липкого семени, покрывая белой пенкой весь ее подбородок, как та же жидкость сочится из носа матери надуваясь постоянно лопающимися маслянистыми пузырями. Мать громко хрипела и кашляла с набитым ртом издавая какофонию невероятных звуков.

Бет показалось, что ее клитор начал жить собственной жизнью, он подергивался, сжимался и наконец, возникло ощущение, что вращается словно пропеллер. В животе разом ударила тысяча молний, а в глубине влагалища грохотал гром. Она ни когда не кончала так мощно с Джеком. Сын принудил ее испытать самый мощный оргазм в жизни. Она в очередной раз проглотила порцию слизистой жидкости хлеставшей из члена жеребца и бурный поток наконец иссяк. Женщина едва не теряла сознание от недостатка кислорода, безумно хотелось вдохнуть, но и выпускать ком живой плоти изо рта было выше ее сил. Все ее тело продолжало мелко вздрагивать от нереально острых прекрасных ощущений.

Джерри что то хрипло завопил ей на ухо и Бет ощутила упругие толчки семени где-то в глубине живота. Он так дико затрясся, ударяясь о ее попу бедрами, хватая ее за груди толкая женщину из стороны в сторону, что она сильно качнулась и невольно дернула головой. Черная залитая слюной и беловатыми разводами спермы головка фаллоса Гарольда с влажным чавканьем выскочила у нее изо рта, разбрызгивая по носу и щекам женщины маленькие толстые струйки спермы короткими выстрелами. Член мелко задрожал перед ее лицом испуская с кончика последние крупные капли семени цвета слоновой кости. Бет закашлялась с сипом дыша, хлюпая, непроизвольно выхаркивая сперму, попавшую в легкие, разбрасывая тягучие брызги во все стороны. Липкий белый серпантин вычурными сосульками свисал с ее губ и подбородка, скручиваясь, извиваясь медленно оседал вниз падая на пол. Бет непристойно с каким то благоговением сжала пальцами скользкую головку и из нее выкатилась последняя крупная мутная капля, повиснув на истончающейся блестящей нити. Член жеребца быстро уменьшался в размере втягиваясь в кожистый мешок под брюхом.

— Боже мама! — выдохнул Джерри увидев как женщина торопливо ловит губами и языком остатки спермы со ставшей ватной и вялой головки члена коня. Я не думал, что тебе удастся запихнуть ее в рот. Она кажется просто огромной.

Его пенис, потеряв твердость, выскользнул из влагалища женщины, и мальчик, отдуваясь, выпустил из рук измученные груди, тяжело опираясь одной ладонью на крестец матери. Бет надсадно застонала, чувствуя ломящую тяжесть в пояснице. Болел и ныл весь рот, болели груди, продолжало томно посасывать в паху, все тело казалось липким и мокрым, но женщина была счастлива.

— О, Джерри! — только и смогла пролепетать она. О, мой замечательный сладкий сын!
— Ты кончила очень ярко ведь так? — вздохнул парень, лениво поглаживая живот и попку женщины ладонью.

Бет стыдливо покраснела и ничего не ответила. Она чувствовала себя прекрасно так замечательно и умиротворенно что его непристойные комментарии приятно будоражили и не вызывали отвращение. Она провела по губам и подбородку тыльной стороной ладони и посмотрела на быстро остывающее похожее на клейстер семя жеребца покрывшую ее. Даже теперь когда она удовлетворила свою жажду сперма животного не вызывала у нее отвращения. Что то сломалось в ней за эти 15 минут, необратимо изменилось в психике и поведении. Повинуясь неодолимому желанию она высунула язык и начала слизывать сперму Гарольда с ладони. Она чувствовала, что ее влагалище все еще вяло раскрытое затопленное спермой сына, казалось бы полностью удовлетворенное не перестало зудеть. В глубине где-то в районе матки она ясно чувствовала вновь зарождающиеся сладострастные пульсации похотливого желания, жжения, чего ни когда не случалась после занятий любовью с Джеком.

Она невольно вспомнила, как это происходило. Он немного играл с ее грудями, тер ее промежность, она без особого энтузиазма ласкала ртом его пенис пока он не становился твердым, тогда он наваливался на нее всем телом и без подготовки заталкивал член в вагину, еще до того как она достаточно разогреется, размякнет и увлажнится. Поэтому ей частенько приходилось помогать себе рукой разогревая влагалище заранее в ванной перед соитием с мужем и только в этих случаях она успевала кончить вместе с ним.

До событий сегодняшнего утра подобные маленькие неудобства мало беспокоили ее. Она в принципе была довольна своей сексуальной жизнью с мужем. Иногда, они даже занимались любовью несколько раз подряд и тогда она чувствовала себя на вершине блаженства. Если этого не происходило она без претензий к мужу шла в ванную и доводила себя там до изнеможения пальцами либо ждала когда он заснет и мастурбировала прямо в постели. Но сейчас, все вдруг стало иначе. Она осознала себя. Поняла, что долго загоняла, сдерживала собственное либидо практически нимфоманию. Этот мерзкий уголовник будто разбудил ее. Разжег давно прятавшееся за оболочкой цивилизованной женщины пламя дикой звериной похоти. Вывернул наизнанку, вывалил на свет постыдные развратные фантазии, инцестуозные адские позывы о которых она даже не подозревала.

Женщина прекрасно осознавала, что теперь даже если она захочет, она не сможет не допускать Джерри до своего тела. Проще было удавиться, чем лишить себя однажды испытанного упоительного наслаждения.

— Давай сынок! — произнесла она со вздохом распрямляясь, чувствуя как ноют мышцы икр и бедер. Давай уберем бардак, который мы тут устроили. А потом... ты хочешь принять ванну со мной, аа?

Ее больше абсолютно не беспокоило присутствие уголовника в доме. То что он скорее всего подсматривал за ней во время безумных забав в конюшне. Наблюдал за ней, когда она похотливо жадно глотала сперму лошади и одновременно трахалась с сыном. На самом деле осознание того что она вместе с Джерри стала участницей развратного шоу для одного зрителя только добавляло произошедшему пикантности. Еще сильнее обостряло удовольствие и остроту ощущениям, которые она испытывала. Раньше с ней не происходило ничего подобного, никогда. Бет не замечала за собой склонности к эксгибиционизму. Теперь осознавая то что она чувствовала она понимала что не только с удовольствием выставляла свое обнаженное тело напоказ, проделывала все эти развратные штуки с мальчиком и жеребцом но даже ощущала какой то неизъяснимый неописуемый мазохистский восторг и возбуждение от сложившейся ситуации, от всего того что еще вчера казалось ей унизительным, грязным, попросту невозможным.

Она томно улыбнулась, поворачиваясь к Джерри на подгибающихся от слабости ногах и сжала ладонями груди вытягивая крупные шары вперед.

— Хочешь отвести меня в ванную держа за них или за мой клитор малыш? — усмехнулась она, расставляя бедра и приподняла вверх пах.

Глава 4

Дожидаясь Карен, которая застряла на улице Джек попытался дозвонится жене. В трубке звучали монотонные длинные гудки. Бет так и не сняла ее, хотя Джек знал, что телефонные линии отремонтированы и работают. Это не сильно обеспокоило мужчину он предположил, что жена вместе с сыном занижаются работой по хозяйству.

Позвоню позже. — подумал он, кладя трубку на рычаг.

Когда сестра вернулась из бакалейного магазина она сжалилась над Винстоном, немецким догом, который совершенно замерз на улице и разрешила ему прошмыгнуть следом за собой в дом. Она с улыбкой смотрела, как Пэтти суетится над мелко дрожащей огромной собакой. И попросила ее поухаживать за беднягой. Высушить его полотенцем накормить и расчесать его.

— Можешь отвести его в пустующую комнату наверху. — предложила она. Там он не сможет устроить беспорядка и не перевернет все вверх дном. Винстон так и не научился вести себя, как подобает воспитанной собаке.

Пэтти согласилась с радостью. Она с детства обожала собак, и мысль о том, что старина Винстон мучается с наружи под ураганным ветром и снегом не давала ей покоя с утра.

— А ты... — повернулась Карен к брату. Бери сумки с продуктами и тащи их на кухню. Я чуть не оборвала себе руки пока несла их из магазина. На улице настоящий кошмар передвигаться практически невозможно.

Джек стоял с удовлетворенной улыбкой и глядел, как сестра снимает пальто. Под ним оказалось легкое сиреневое платье и когда женщина наклонилась что бы поднять с пола сумки оно так откровенно врезалось между ее выпуклых ягодиц что мужчина понял что на сестре нет нижнего белья. Потом косая полоса света бьющего из окна на мгновение сделала платье прозрачным обрисовав контуры ее длинных ног и силуэт грудей и Джек ощутил, как его член в штанах тяжело дернулся, начав набухать.

Дерьмо! Он опять возбудился! Мужчина с тоской поглядел на часы. Не представляя как дотерпеть до ночи, когда он сможет прокрасться в спальню Пэтти и излить сперму в ее чудесный жадный ротик.

Он шел следом за Карен, не в силах отвести глаз от ее крепкой попки, которая призывно колыхалась под легким платьем при каждом шаге. Он в очередной раз вспомнил, как подглядывал за ней сегодня. Ярко представил обнаженную сестру практически сложившуюся пополам в ванной комнате и ее пышные и вместе с тем тугие ягодицы, которые судорожно сжимаются и раскрываются, обнажая аккуратное пятнышко ануса пока ее длинный мясистый язык лижет пушистые набухшие половые губы.

Член Джека встал в полную силу упираясь в тесные брюки, и он всё чаще начал возвращаться мыслями к Пэтти и нарастающему желанию остаться с ней наедине не дожидаясь ночи. Его мошонка так разбухла и переполнилась изнутри, что если бы мужчина сейчас был один он, не раздумывая расстегнул брюки и занялся онанизмом забрызгав в итоге ближайшую стену спермой. Мужчина не замечал, но его лицо быстро краснело, а в ушах забухала кровь, когда он вспомнил о своих приключениях с дочерью в ванной.

Идущая перед ним женщина, которая так возбуждала его сама чувствовала себя не в своей тарелке. Она думала о брате все время пока бродила по магазину. Странные невероятные фантазии то и дело возникали в ее сознании вызывая у нее приступы стыда и даже паники, своей дикостью. Сейчас она почти не осознавая того что делает сознательно соблазнительно покачивала бедрами пытаясь произвести на Джека соответствующее впечатление. Теперь она была почти на сто процентов уверена, что он подсматривал за ней утром. Прекрасна зная темперамент брата она была уверена, что он мастурбировал глядя как она ласкает себя в очень необычном положении. Женщина освоила этот прием не так давно когда пару лет назад увлеклась йогой.

Черт, какая глупая трата семени! — вспыхнуло у не в мозгу, когда она ярко представила, как из члена брата прерывисто брызжет молочно-белая сперма, окатывая бирюзовые обои, которыми была оклеена гостиная.

Она ощутила, как между ног мгновенно стало влажно. Густой сок начал просачиваться между половых губ растекаясь по плотным складкам, пачкая короткие темные волоски, заставляя их слипаться, неприятно за холодил внутреннюю поверхность бедер в паху. Она почувствовала, как мороз пробежал по коже спины и по рукам, несмотря на то что в доме было тепло, даже жарко. Карен совершенно осознанно попросила Джека помочь донести сумки, кухня располагалась в дальней части дома и Пэтти занятая Винстоном не смогла бы увидеть, что то не предназначено для ее глаз.

Так что если случится страшное и Карен потеряет самообладание, племянница не сможет услышать крики и стоны, обычно сопровождавшие ее кульминацию. Это звучало смешно и нелепо. Карен словно переродилась в юную неопытную девочку и жарко фантазировала на тему того что может произойти. Пока они были детьми и жили с Джеком в одном доме он практически терроризировал ее своими домогательствами, потом он женился и стал жить на ферме родителей, а она перебралась в город, но Карен не забыла его неистребимой порочной страсти к юным девушкам. Несколько раз она не выдерживала и рассказывала Бет о том, как он третировал ее, не называя имен, не уточняя к кому приставал любимый братец, но та не отнеслась к словам Карен серьезно, не поняла, что она рассказывает о своем опыте и сводила их беседы к шутке.

Сегодня она внимательно следила за ним за завтраком, будто предчувствуя, что то. Еще до того как он неожиданно предложил ей помочь вымыть посуду, она обратила внимание на его косые взгляды то и дело останавливающиеся на ее полных грудях, с совсем не братским интересом и осознавала что он растеряет остатки самообладания и цивилизованности если эти тяжелые упругие напоминающие два спелых кокоса шара окажутся в его руках.

Мысль о том что бы соблазнить его, заставить сбросить маску, обратится похотливым животным каким он был на самом деле, попробовать обуздать выдрессировать его, весь день не давала Карен покоя. Она настолько увлеклась ей, что временами думала о том, что бы просто зайти в его спальню сегодня ночью голой и посмотреть на его реакцию. Конечно, это были только фантазии. Карен всерьез не рассматривала возможность заполучить член брата в свое голодное влагалище и все же не переставала думать об этом...

Когда они оказались на кухне, женщина распахнула низкую дверь, ведущую в маленькую кладовку и обернулась к Джеку.

— Боже мой, Джек!? — воскликнула она, вытаращив глаза. Что с твоими брюками!?

Она разыграла натуральное сильное удивление и шок, прижав ладонь к груди.

— Что ты сделал? — продолжила она атаку, глядя как он запнулся на месте и торопливо опустил голову. Засунул в брюки шерстяной носок?
— Нет! Нет... — забормотал Джек поневоле оправдываясь. Я... черт, это просто случилось... я... это само собой... я не специально... !
— Ты так и остался ребенком, братик... не хочешь взрослеть! — продолжила Карен, качая головой, стараясь не улыбаться. Я помню, как ребята в школе набивали брюки носками, чтобы выглядеть эдакими мачо, хвастаясь мнимым размером своих незрелых корешков. Но в твоем возрасте это выглядит не просто глупо, а смешно! Особенно учитывая, что я твоя сестра, что за глупые выходки!

Лицо Джека стало пунцовым, а рот приоткрылся, он был просто ошеломлен натиском сестры. Он не знал, что ей ответить. Не говорить же правду!? Чертов член был напряжён и похож на деревянную дубинку, выпирающую из штанов и мужчина ничего не мог с этим поделать. Долбаный отросток плевать хотел на то что его хозяин сейчас чувствовал себя как оплёванный. Сгорая от стыда как мальчишка, застуканный за чем то неприличным родителями.

— Готова поспорить, что ты до сих пор комплексуешь из-за размера братишка. — неожиданно зло продолжила Карен. В противном случае тебе бы не требовалось искусственно преувеличивать естественные размеры собственного члена! Я читала о подобном. О парнях, которые стесняются своих 10 сантиметровых отростков и даже покупают специальные насадки, что бы хотя бы внешне соответствовать размеру нормального мужчины! Они не понимают что выглядят при этом нелепо и неадекватно!

Кровь бросилась в голову Джека, смущение сменилось злобой даже яростью. Мужчина сжал кулаки и порычал.

— Проклятье, Карен! Заткнись! Ты переходишь черту!

Карен заливисто расхохоталась еще больше разозлив брата. Внутри она вся трепетала, в каком то бесшабашном возбуждении. Подразнивая брата, насмехаясь над размерами его члена, женщина с каждым словом распаляла заводила себя. Сама того не замечая она заводилась, испытывала будоражащие приливы похоти унижая Джека.

— Что то ты занервничал братец? Неужели я права... 10 сантиметров... ? Всего... ? — она расхохоталась, запрокидывая голову. Бедная Бет, я ей не завидую!
— Это не справедливо... — запальчиво воскликнул Джек, ощутив себя сопливым подростком, стоящим перед рассерженной матерью, которая обвиняет его за шалость, которой он не совершал. Ты прекрасно понимаешь, что я... не могу опровергнуть твой бред...
— Не можешь, потому что я права! — самодовольно произнесла она, опираясь спиной о косяк двери и соблазнительно изгибаясь. Или смелости не хватает!

Мужчина опять покраснел. Черт возьми, он смущался, оправдывался перед сестрой как нашкодивший мальчишка. Бред, какой то!

— Готов воспользоваться любым предлогом, что бы не демонстрировать свой маленький корешок?! — подзуживала женщина. Раньше ты вел себя смелее... Не волнуйся, вид твоего малыша не оскорбит мои чувства! И я ни кому не расскажу твою позорную тайну!

Джек решительно опустил руку и начал дергать молнию на ширинке брюк. Карен с вызовом смотрела на него уперев руки в бедра.

— Я сделаю это! — предупреждающе пробурчал он набычившись.
— Дерьмо собачье. У тебя духу не хватит!

Джек едва не разорвал молнию, резко дергая ее вниз. Сейчас он действовал совсем не под влиянием похоти. Он действительно испытывал унижение и злость из-за беспочвенных обвинений сестры и хотел доказать ее неправоту.

Карен подначивала, сознательно злила брата, под влиянием некоего непонятного ей самой порыва. Она хотела спровоцировать его, но совсем по другому. Но не заметно зашла так далеко, что теперь уже при всем желании не могла свести все к шутке и ей приходилось играть заданную роль.

— Давай, давай... смелее... — усмехнулась она. Пошарь рукой, поищи, как следует, и ты найдешь его.

Джек сейчас действовал совершенно спонтанно он уже забыл, что еще несколько минут назад просто хотел заняться с сестрой любовью. Возбуждался на нее. Сейчас он испытывал только злость и ярость из-за необоснованных обидных обвинений. Он даже не подумал, что женщина просто играет с ним. Последняя фраза сестры просто взбесила его. Он нащупал в штанах эрегированный член и потащил его наружу.

Карен, сверкая глазами, не выдержала и жадно облизала губы наблюдая за его манипуляциями. Она не замечала, но все ее тело мелко потряхивало от нетерпения. Она уже не помнила, что хотела просто устроить провокацию и посмеяться над братом. В какой то момент злая шутка переросла во что то большее и женщина не заметила когда. Она не понимала, что теперь Джеку придется доказывать свою правоту методом, который в нормальном обществе считается, мягко говоря, неприличным.

Джеку пришлось нагнуться, в брюках было слишком тесно и ему ни как не удавалось вытащить его наружу. Шипя и морщась от боли, мужчина буквально вырвал пенис из ширинки, крупный розовый за исключением темно красной головки.

Карен ошеломленно посмотрела на обнажившейся фаллос, который величественно вздымался в паху брата ритмично подергиваясь. С кончика головки свисали несколько прозрачных тягучих ниток предварительного сока.

— Теперь ты удовлетворена! — прорычал мужчина в котором ярость смешивалась с самодовольством.

Карен запнулась на мгновение, выбирая линию поведения. Она почувствовала легкий страх и неловкость, но уже не могла остановится. Женщина захлопала длинными ресницами и с придыханием произнесла, изображая невинную девочку.

— Я... я никогда не видела такой... большой! — пролепетала она, приоткрыв рот.
— Что больше чем у Боба? — самодовольно усмехнулся мужчина, мгновенно забыв, что ещё секунду назад его душила ненависть к сестре.
— Это что за жидкость ты что писаешь? — пробормотала Карен не спуская глаз с головки члена.

Все новые и новые прозрачные вязкие капли набухали на кончике головки срывались вниз и медленно тянулись к полу на постепенно истончавшейся нити. Каким то нервным дёрганым движением она оттолкнулась от косяка двери и сделала неуверенный шаг вперед.

— Он выглядит невероятно твердым, — прошептала она зачаровано и вскинула на Джека блестящие глаза в которых плескался некий непонятный почти звериный голод. Почему... почему... причина? — она вдруг задохнулась, опустив голову и на щеках женщины возникли два алых пятна, словно ее озарило. Но я... я твоя сестра Джек!

Джек как заведенный механизм тоже двинулся навстречу Карен, нервно сжимая ладони в кулаки. Он сделал шаг... другой... третий... Пока липкая головка со сползшей под корону крайней плотью упруго не вдавилась в спортивный плоский живот сестры. Опомнившись, он хотел отшатнуться, но женщина вдруг вскинула руки обвила его шею и уткнулась красным от смущения лицом ему в грудь.

— Джек. — выдохнула она, едва шевеля губами, перебирая пальцами густые волосы на его затылке. Тебе же наверно больно ходить, так что... — она оборвала себя и плавно закачала бедрами так что член скользнул по ее платью и оказался зажат между ее животом и пахом мужчины и мягкая ткань заскользила по нему лаская.
— Карен... — почти бездумно мужчина обнял сестру и крепко сжал ее крепкие оттопыренные ягодицы с силой оттягивая сочные округлости вверх.

Его пальцы зашевелились, сминая ткань платья, задирая подол выше и выше пока попка женщины не обнажилась, и он смог жадно обхватить ее ладонями наслаждаясь горячей гладкой упругостью. Через несколько секунд низ платья Карен оказался скручен на ее тонкой талии.

— Ммммм... — наслаждено промычала Карен, когда влажная липкий стержень заскользил по густым волосам на ее лобке.

Она осознала, что если он скользнет на сантиметр ниже он буквально провалится в ее тело. Вагина женщины была полностью расслаблена заполнена смазкой и готова с радостью принять мужской пенис. Карен надавила на шею брата заставляя его опуститься на пол вместе с ней. Ее глаза мазнули по совершенно забытым бумажным пакетам с едой...

Джек послушно опустился на колени между немного расставленных ног сестры. Аккуратный треугольник волос на лобке не мог закрыть от него рельефные слегка раздвинувшиеся складки половых губ. на густых пушистых волосках обильно поблескивали капельки слизи точно роса на траве ранним утром. Скрученный подол платья скатался валиком вокруг талии оголяя пикантную ямочку пупка на рельефном соблазнительном животе женщины который едва заметно вздрагивал. Плотные спортивные бедра Карен непрерывно двигались, раскачивались из стороны в сторону покачивались вперед и назад. Создавалось ощущение, что Карен мысленно насаживается влагалищем на член.

— Тебе нужны какие то слова Джек? Хочешь, что бы я в слух сказала чего хочу? — с нотками откровенной непристойности в голосе прошептала она, раздвигая ноги шире.
— Ты гадкая провокаторша! — простонал Джек, наваливаясь на сестру сверху.

Он протянул руку подправляя член, словно окунул головку в горячее влажное заполненное жаром отверстие. Пенис с легкостью вошел внутрь, и мужчина испытал необъяснимый восторг, который каждый раз охватывал его на несколько мгновений при первом погружении в тело любой женщины. Стенки канала упруго, но не сильно сдавили весь член, не тормозя его движения, но создавая необходимую приятную плотность. Мужчина шумно выдохнул и протолкнул пенис на максимально возможную глубину.

— Аааххххх! — простонала Карен в такт движению члена брата.

Она ощутила как твердое горячее тело восхитительно растягивает ее влагалище изнутри. Импульсивно подалась ему навстречу выгибая спину, а потом вскинула ноги и обхватила бедрами поясницу Джека скрестив икры на его спине.

— Гхмааа! Сильнее! Сильнее... черт! Сильнее! Глубже... глубже... — простонала она, вонзая в его ягодицы каблуки туфель.

Джек начал мерно вгонять член в раздувшееся от страсти и вместе с тем невероятно плотное влагалище жмурясь от сладострастного восторга. Бедра Карен ритмично сдавливали его таз, когда он входил максимально глубоко и расслабленно приоткрывались едва мужчина начинал выходить наружу. Женщина чувствовал, как мышцы влагалища неохотно расслабляются, не желая отпускать твердый стержень и охватывают кольцом рельефную толстую головку пениса. Потом ствол пениса начинал обратное движение и ее половые губы вдавливались, вворачивались внутрь, словно стремились втиснуться следом за пенисом в мокрый туннель вагины.

— О, боже, Джек! — истерично вскрикнула она. Трахай меня жестче! Мне это нужно, мне это так нужно! О, боже!

Женщина под ним сейчас была похожа на умалишенную. Она извивалась, корчилась и беспрестанно елозила попкой по дощатому полу сминая длинную расшитую затейливым узором ковровую дорожку. Она выгибалась, почти вставая на мостик будто бы стремилась приподнять тело мужчины ощутить давящую сверху тяжесть еще больше. Отвисшая мошонка мужчины влажно хлопала о подрагивающие блестящие от слизи ягодицы сестры. Вонзаясь в розовую щель между припухших половых губ член издавал громкий шелест и чмоканье выдавливая наружу густые подтеки слизи.

— Ахххх, даааа! Дай мне это Джек!

Брат послушно вонзался в ее плоть, наращивая темп. Погружался максимально глубоко каждый раз так что Карен чувствовала болезненную и вместе с тем сладкую резь в матке. Она с легким смущением чувствовала, как из нее вытекает настоящая река сока. Слизь разбрызгивалась под сильными толчками заливая лобковые волосы и бедра любовников каждый раз, когда они соприкасались животами.

— Оо, бо-о-оже! Как хорошо, — простонала Карен.
— Твоя сладкая попка всегда сводила меня с ума, — неожиданно признался Джек, тяжело дыша, толкая член туда и обратно с все более громким липким чмоканьем.

Он порывисто наклонился и горячо поцеловал сестру.

Карен застонала и открыла рот бесстыже втягивая в него его мясистый язык испытывая волнующее будоражащее чувство, воспринимая этот поцелуй как нечто гораздо более запретное и развратное чем сам половой акт с родным братом. Джек облизал ее десна и нёбо а потом всосал розовый длинный язычок сестры в свой рот и начал обсасывать его как леденец.

— Ууууммммм! — замычала женщина, закатывая от наслаждения глаза.

В языке и щеках возникло почти такое же мощное сладострастное покалывание как в паху. Она вонзила каблуки в задницу брата, желая причинить ему боль подстегнуть его к еще более активным действиям. Выставила низ живота оторвала попку от пола с наслаждением принимая его яростные удары. Его огромный толстый член казался Карен созданным для ее, так соскучившейся по ласке вульве. И она судорожно насаживалась на него засасывая влагалищем до самого основания.

— Ты... ты... подсматривал за мной... оооааааа... в ванной комнате... ? — задыхаясь, выдохнула она.
— Конечно! — признался Джек, даже не вздрогнув. Я видел твои невероятные гимнастические упражнения сестренка. Ты лизала собственную п*** как какая-нибудь собака-сука!
— Понравилось? Хочешь увидеть еще кое-что? — спросила она. Почувствовать мою гибкость?

Она уперлась ладонями в его грудь, заставив привстать, а потом одним движением вскинула ноги заведя лодыжки за затылок.

— Теперь ты сможешь войти в меня так глубоко как мне хочется! — хрипло выдохнула она, сверкая глазами, дергая округлившейся попкой.
— О Боже! — выдавил Джек.

Он увидел, как Карен подхватила ноги под коленями и еще ближе прижала их к телу превратившись в какое-то подобие мячика. Ее промежность была действительно невероятно открыта и доступна в этой позе.

— Давай... попробуй! Трахни меня в этой позе! — воскликнула Карен прерывисто дыша. Войди в меня... не жалей... сделай это грубо!

Джек с удовольствием удвоил усилия тараня влагалище сестры быстрыми короткими ударами. Просунув под свои залитые липким яички, он нащупал указательным пальцем выпуклую узкую дырочку заднего прохода женщины.

— Аргхххх! — простонала Карен, и мужчина ощутил, как кольцо ануса приоткрылось и его палец провалился внутрь по первую фалангу.

В ту же секунду кольцо губ влагалище охватило ствол его члена с удвоенной силой. Карен затаила дыхание, почувствовав щекочущее растягивающее давление внутри собственной попки. Это привело ее в какое-то непонятное необъяснимое восхищение. Мужчина явно имел немалый опыт и был достаточно осторожен ощупывая изнутри нежную шелковистую поверхность ее прямой кишки. Постепенно мышцы сфинктера расслабились побуждаемые разрастающимся сладким удовольствием, зудом и жжением и палец утонул в попке на всю длину, так что ладонь прижалась к ягодицам.

— О, Джек! — простонала она с надрывом. Это непередаваемо! Прекрасно! Растяни сильнее... забей палец мне в попу! Ооооо, да! Еще сильнее, жестче! Не могу... не могу... мало... шире раздвинь... еще! Черт! Вставь мне в попу свой чертов член!
— Ты уверена, что он влезет в твою сладкую задницу сестренка! — ухмыльнулся Джек, почувствовав как затрепетало все его естество. Мой палец едва входит! Там так тесно. Твоя попка буквально всасывает его в себя!
— Твой палец лишил меня девственности с этой стороны, — с надрывом засмеялась женщина, которой хотелось новых безумств, еще более острых ощущений. Ты мерзкий извращенец!
— Так значит, я буду первым. — зарычал Джек, уже не стесняясь грубо ворочая пальцем в тесном кольце ануса женщины.

Он чувствовал, как судорожно сжимается и пульсирует ребристое кольцо заднего прохода Карен. Это было безумно приятно. Попка женщины действительно подергивалась, будто бы пыталась, насадится на палец глубже.

— Расстегни блузку сначала! — произнес он. Я хочу пососать твои обалденные груди!

Карен, тяжело дыша, рванула ворот кремовой блузки, с треском оборвав верхние пуговицы и распахнула ее до половины. Ее немного расплывшиеся под собственным весом полушария грудей упруго раскачивались в такт толчков члена мужчины. Джек тут же приник ртом к одному из вспухших потерявших форму словно бы оплывших сосков мельтешащих перед его глазами.

— Ааааа, ай! — закричала Карен, когда брат, затолкав в рот треть сочной полусферы, неожиданно сильно прикусил грудь зубами. Соси ее! Соси ее! — зачастила она срывающимся от боли и удовольствия голосом.

Подняв голову испытывая тянущую боль в шее, она смотрела, как то один то другой холм оканчивающийся розовым пятаком с неровными краями исчезает во рту Джека и наслаждалась ярким острым блаженством. Вместе с ощущением непрерывно стукающейся в шейку матки головкой и толстым пальцем, ворочавшимся в ее попке удовольствие женщины взлетало на какую-то невероятную высоту.

— Стой Джек! Стой, черт возьми! — простонала она через минуту. Слишком сладко. Я не хочу кончать так быстро.

Джек приподнял лицо над мокрой от слюны грудью сестры и послушно вытащил член из разморенного влагалища с влажным всасывающим звуком «плоп». Только палец из ее попки он так и не решился вынимать двигая и шевеля им из стороны в сторону с прежним энтузиазмом.

— Хочешь попробовать что то другое? — спросил он непроизвольно потираясь липким членом о бедро женщины.

Карен завертела головой разминая затекшие мышцы и обратила внимание на низкую скамейку на которой стояла коробка с овощами. У нее тут же возникла идея.

— Помоги мне, — попросила она.

Она с тихим стоном распрямилась, встала на ноги, потянулась всем телом, по-прежнему чувствуя вибрирующую сладострастную дрожь в промежности от которой хотелось присесть на корточки широко раздвинуть колени и запихнуть во влагалище что ни будь крупное и длинное. Одним движением руки она сбросила коробку с овощами на пол, совершенно не заботясь о раскатившейся по всей кухне картошке. Она села на скамейку попкой, а затем откинулась на спину, едва уместившись на узком и коротком ложе. Подняв ноги вверх женщина подхватила их под колени и прижала голени к плечам, сложившись пополам, приподняв крестец высоко вверх. Ее вагина зияла розовой влажно поблескивающей щелью, темнея провалом отверстия, в устье раздувшихся половых губ как фантастический беззубый рот в гуще темного кустарника.

— Проголодался Джек? — спросила она, развратно улыбаясь и напрягла мышцы бедер заставив половые губы сжаться, выдавливая между ними липкий ручеек слизи, словно изобразила призывный поцелуй.

Джек стоял прямо над вздернутой вверх замечательно круглой попкой сестры. Она была поднята на нужную высоту и ему оставалось только слегка опустить член и снова погрузится в сладкую мякоть. Но вместо этого мужчина встал на колени перед сестрой, прижавшись животом к ее согнутой спине и наслаждено вздохнул терпкий аромат ее плоти. Карен усмехнулась и раздвинула половые губы кончиками пальцев. Он с рычанием прижался лицом к распятой нежно-розовой плоти.

— Да, Джек, да! Оооо, даааа! Ешь меня, засунь в меня язык, ах, как сладко!

Пальцы левой руки Карен запутались в его волосах и прижали лицо к промежности. Она смотрела на его лицо, широко раскрыв глаза. Джек использовал язык как кисточку лаская размякшие половые губы и невероятно раздувшийся клитор, очень напоминающий сейчас маленький мужской член. Когда он сдвинул нежную кожицу и стал щекотать языком чувствительный кончик, короткими резкими ударами она впилась ногтями в кожу на его голове.

— О, боже Джек! Это великолепно!

Джек нежно укусил сестру за твердый подрагивающий стерженек клитора втянул его в рот и принялся сосать, покачивая головой. Рудиментарный пенис постоянно выскальзывал изо рта, но он упорно всасывал его снова и снова. Услышав, что она начала тяжело с сипом дышать он поднял голову.

— Делал ли кто-то это лучше?
— Лучше... ? — застонала Карен не понимая, что имеет в виду брат.
— Да, лучше чем я!
— Да, да! Да, ты лучший, развратный ублюдок! Теперь заткнись и засунь свой язык в мою п*** она жжет меня изнутри!

Джек усмехнулся и плавно утопил язык в настоящем озере теплой студенистой слизи, ощупывая кончиком подрагивающие гладкие стенки вагины. Бедра Карен бесконтрольно дернулись, когда она почувствовала, как губы брата прижались к мохнатой подкове ее половых губ. Мужчина несколько секунд активно трахал языком вульву Карен, а потом начал водить кончиком по кроткой полоске нежной кожи между раскрытым отверстием влагалища и пульсировавшим бутоном ануса.

— Покажи класс! — хрипло прошептал он глядя ей в глаза. Сделай то что делала в ванной комнате, когда я подглядывал. Пососи свой клитор. Я позабочусь о твоей развратной п*** и ж***!

Карен была в таком состоянии, что согласилась бы вылизать задницу обезьяны если бы он попросил. Так что она без раздумий согнула спину еще больше и подняла голову вытягивая шею. С непередаваемым выражением на покрасневшем лице она потянулась губами к собственной промежности. Когда Джек увидел как четко очерченые полные губы сестры сомкнулись на мясистом стержне клитора, он испытал такой восторг который не чувствовал даже в детстве когда мать дарила ему что то о чем он долго мечтал. Его мошонка заныла, поднимаясь вверх втягиваясь в полость таза и он едва не кончил. Поза сестры была невероятно безумно сексуальна, возбуждающа и распутна. И ее влагалище и постоянно раскрывающееся и закрывающееся пятнышко ануса были так беззащитны и легко доступны, что у мужчины засосало под ложечкой. Джек потянулся к ним пальцами.

— Прекрасно сестрёнка. Хорошенько пососи свой клитор, и я заставлю тебя испытать такой оргазм, от которого у тебя голову снесет!

Карен только застонала в ответ, безумно вращая выпученными глазами. Она судорожно сжимала клитор губами, пыталась щекотать его и даже покусывала нежный шарик зубами в приступе похотливой ярости. Мужчина снова нагнул голову и начал чавкая вытягивать из ее влагалища сок. Потом он опустился ниже к кольчатому колечку заднего прохода. Он судорожно расширялся и сужался, будто бы дышал в такт действиям рта женщины.

— Мммммм — на высокой ноте громко выдала Карен едва шершавый язык прошелся по чувствительной коже ануса надавливая на центр маленького отверстия, задевая какие то нервные окончания что отдалось в теле женщины настоящим взрывом наслаждения.

Джеку невероятно нравилась бархатистая рельефная текстура заднего прохода сестры. Он схватил ладонями ее вздернутую попку и начал почти грубо мять крепкие ягодицы, широко раздвигая их в стороны словно пытался разорвать. Одновременно он упруго надавил на кончик языка, проталкивая его внутрь ануса. Упругое кольцо сфинктера поддалось неожиданно легко и язык на несколько сантиметров провалился в горячую темноту какого-то атласного и даже бархатистого на ощупь тоннеля.

— Ммммпфф! — простонал он, вдыхая едва различимый мускусный аромат.

Мужчина начал энергично проталкивать язык глубже в еще тесное, но быстро раскрывающееся отверстие, которое безвольно раскрывалось, расходясь в стороны, вздрагивая в такт нервным попыткам Карен напрячь мышцы. Невнятное пронзительное мычание Карен, которая захлебывалась слюной, но не выпускала собственный клитор изо рта звучало для него небесной музыкой.

Карен буквально билась на низкой скамье, едва удерживая равновесие, совершенно бесконтрольно и яростно. Ее гибкое тело корчилось и мелко вздрагивало. Удовольствие от вспышек сладости в клиторе, который она яростно сосала и ощущения щекочущего похожего на гибкую ленту языка брата елозившего внутри ее попки было невероятно острым, оглушающим, приторным до тошноты. Она шумно пыхтела, часто выдыхая воздух из раздувающихся ноздрей неприлично чавкала и сосала, сосала, сосала ноющий клитор, судорожно цепляясь за собственные бедра пальцами пытаясь сложится еще больше. Ее тело ощутимо вздрагивало каждый раз, когда Джек заталкивал язык в прямую кишку до самого корня.

В какой то момент она поняла, что больше не выдержит этой пытке и просто потеряет сознание. Задыхаясь с текущей по щекам слюной она выпустила изо рта клитор и еще больше вытянула шею пытаясь увидеть, что делает брат. Она находилась в каком то первобытном экстазе, но хотела до судорог хотела видеть.

— Оооох! — громко всхлипнула она. Прекрати! Остановись! Перестань!

Джек вонзил язык на максимальную глубину, прижавшись губами к пульсирующему вспухшему вытянутым бугром кольцу заднего прохода. Он ощущал, как волны пробегают по стенкам кишечника сестры. Он зашевелил языком скручивая его в трубочку выгибая, ощупывая гладкие стенки, раздвигая и щекоча.

— О, дааааа! Е****! Трахай ее! — завизжала Карен. Я чувствую твой язык глубоко в моей попе, господи, дааааа! Вставь в меня член, пожалуйста! Туда... в попу... я хочу... пожалуйста... Джек... ну же! Я... я хочу!

Джек ощутил, как его член мгновенно отреагировал на надсадный крик сестры. Головка отекла, в ней возникло сумасшедшее жжение. Он подумал на мгновение что сейчас просто взорвется. Он ни когда не видел что бы женщина так возбуждалась от анальных ласк. Ни одна не умоляла его трахнуть ее в попку с такой страстью. Господи, если бы Бет хотя бы раз попросила о чем то подобном!

— Я не хочу причинить тебе боль сестренка. — забормотал он, вставая на ноги.
— Да, да! Сделай мне больно поганый извращенец! Засунь свой жирный х*** в мою задницу! Я хочу почувствовать его в себе! Хочу, что бы он разорвал меня!
— Ты хочешь, что бы я сделал тебе больно? — улыбнулся Джек, сжимая и разводя в стороны горячие ягодицы сестры.
— Да! Черт тебя пробери, да!
— А ты можешь согнуться еще больше, что бы полизать свою попу!?

Лицо Карен вытянулось, и она ошеломленно уставилась на брата.

— Ты настоящий извращенец Джек! Развратный ублюдок, ты знаешь это? Я поняла это давно еще в детстве, когда ты приставал ко мне!
— Тебе это не нравится сестренка?
— Конечно, нет! — она засмеялась вибрирующим рыдающим смехом. Хорошо... я уже пробовала это и пару раз мне удалось достать языком до ануса.
— Покажи, — сказал он.

Карен опять вытянула шею поднимая голову. Ее колени скользнули вдоль краев скамьи опустившись ниже ушей. Она яростно вцепилась пальцами в ягодицы и потянула их к себе так вдавливаясь в кожу, что она побелела. Лицо женщины побагровело от усилий, она далеко высунула язык, с которого капала слюна как у бешеной собаки и акцентировано провела им по приоткрытой дырочке заднего прохода. Джек смотрел на эту невероятную гимнастику и восхищенно улыбался.

— Невероятно! — произнес он. Думаю если ты потренируешься еще немного ты сможешь доставать до ануса губами, реально целовать его. Это просто фантастика! Ты смогла бы пососать собственную попку?
— Что ты задумал? — подозрительно спросила Карен, расслабляя ноющие мышцы.
— Ничего особенного. Подумал, что ты могла бы получить удовольствие высосав сперму из собственной попки, когда я в нее кончу!
— Пфф! — Карен в очередной раз округлила глаза. Я как то не задумывалась об этом.
— Но ты бы не возражала, не так ли?
— Черт, нет, конечно! Я проглотила литры семени за свою жизнь! Но это будет впервые, когда я попытаюсь выпить ее из собственной задницы!
— И впервые попробуешь семя родственника. — усмехнулся Джек. Каково это чувствовать себя сестрой извращенца? Будоражит кровь, не так ли?
— Хватит болтать, просто трахни меня! — произнесла Карен. У нас слишком мало времени.

Джек наклонился над ее над ее приподнятым сложенным пополам телом очень похожим на фантасмагорическую свечу и взялся руками за икры сестры ещё сильнее пригибая их к полу. Его член мазнул по напряженному твердому клитору женщины и сам собой провалился в разомлевшее распахнутое отверстие влагалища.

— В попу я сказала! — надсадно простонала Карен по телу которой прокатилась волна сладостной дрожи.
— Я просто хочу смазать его. — проворчал Джек, двигая бедрами. Прекрасные ощущения, хотя... Может ты лучше возьмешь его в рот?!

Рука Карен зашарила по бедрам пытаясь нащупать скользящий в вагине член и легонько хлопнула его кончиками пальцев.

— Ну держись. — хмыкнул мужчина. Сама напросилась...

Он приставил жирно лоснящуюся головку к выпуклому едва приоткрытому отверстию. Пульсирующему, нервно сжимающемуся.

— Ааааааахаххаа! — закричала Карен, мучительно сгибая позвоночник, когда толстая раздувшаяся головка его члена начала протискиваться в ее анус.

Морщинистое ребристое отверстие расширялось неохотно и болезненно. Джек замер на мгновение, часто дыша, он волновался как мальчик на первом свидании. Головка до половины вошла в розовое отверстие и словно застряла стиснутая стальными тисками гуттаперчевых мышц. Мужчина застонал, наваливаясь на женщину сверху всем весом тела и Карен вторила ему в ответ. Головка прошла еще на сантиметр, корона исчезла в покрасневших складках заднего прохода и словно всосалась внутрь. Сфинктер сестры ритмично сжимался, сдавливая пенис будто пытался грызть его, мстя за боль.

— Этим меня не остановишь! — хрипло выдохнул Джек и рванулся вперед.

Теплая теснота, обволокла член, сильные сдавливающие пульсации прямой кишки привели в восторг. Он с восторгом и горечью понял чего лишал себя все эти годы лишь мечтая заняться анальным сексом. Ничто не смогло сравниться с покой по тому объёмистому теплу и стимуляции, которая охватила весь его пенис целиком от головки до корня. Женский рот и влагалище это конечно тоже здорово, но пикантность и острота заднего прохода была невероятна. И здесь в отличие от рта не было зубов...

Переполненные спермой яички мужчины тяжело шлепнули по раскрытому влагалищу Карен с ввалившимися внутрь краями, из которых все так же сочилась слизь, медленно капая на переносицу и лоб женщины. Мужчина не торопился, он проникал в сестру медленно, но до самого упора, а потом выходил, оставляя в кишке только головку члена. Он наслаждался, смаковал каждый момент этого восхитительного извращенного акта.

— О, дорогой! — вскрикнула Карен, перемещая пальцы под поясницу, пытаясь опереться локтями в скамейку. Это здорово! Я ни когда не думала что это будет настолько остро и хорошо! Я слышала, что это ужасно... грязно... больно... Ах, бедные женщины с их ханжескими представлениями! Они считают, что их попки предназначены только для одного глупые дуры! Господи как великолепно! Давай разорви мою задницу милый, не жалей свою сучку сестру!

Джек похотливо ухмыльнулся и немного увеличил темп. Он смотрел на свой член, ныряющий в задний проход сестры и ему нравилось, как это выглядело со стороны. Розово-красное кольцо морщилось, когда член выходил наружу, пятно блестело, словно смазанное вазелином. Когда он начинал заталкивать член обратно колечко вдавливалось внутрь, словно утопая вместе с пенисом в жаркой глубине. Чем больше он двигался, тем легче ему было скользить в попке сестры. Она раскрывалась под неудержимым напором. Отверстие было по прежнему тугим, но стало более эластичным. Стенки прямой кишки ласково принимали ствол члена жадно охватывали его и мужчина впервые пожалел, что его пенис не может еще вырасти в длину. Ему дико хотелось, что бы пенис проник невозможно глубоко пронзил желудок Карен и вышел у нее из горла.

— Ааа... ааа... аааа... ! — ритмично вскрикивала Карен в такт толчкам бедер брата. Попку немилосердно жгло, но этот огонь был необъяснимо до дрожи сладок. Она чувствовал каждый миллиметр члена, раздирающий зуд и жар, распространяющийся по всей прямой кишке, задевающий нервные окончания о которых она не догадывалась. Когда его лобок вдавливался в попку сплющивая ягодицы это отдавалось всплеском сладости в ее опухшем клиторе. Джек смотрел в перекошенное похотью лицо сестры тут и там покрытое блестящими в свете подтеками слизи. Он медленно вытащил член из заднего прохода целиком услышав шелестящее чавканье, когда головка показалась наружу и вбил пенис обратно заставив женщину заорать. Провёл пальцами по раскрытому влагалищу сестры между половых губ до трепещущего клитора.

— Как тебе? — спросил он, поглаживая вздрагивающий толстый стержень.
— Ннннххххааа... О, боже... боже! — жалобно пролепетала она, когда брат поднял клитор вверх сильно сдавив его между пальцев и начал дрочить его как маленький член.

Джек наслаждался ее муками, дергал за стерженек, тер пальцем скользкую очень горячую головку и раскачивал клитор из стороны в сторону. Глаза Карен остекленели, в них пропало осмысленное выражение. Ее анус неожиданно за пульсировал, сжимаясь в очень быстром темпе, сама попка задвигалась из стороны в сторону, что было практически невозможно в положении женщины. Ей казалось, что ее клитор раздулся настолько, что вотвот лопнет от прилива крови.

Джек перестал двигаться. Он почти вывел член наружу оставив в попке женщины только головку, обхватил клитор у корня кольцом из указательного пальца и потянул его вниз к ее лицу.

— Давай посмотрим, как ты сосешь его сестренка! — прохрипел он. Соси свой клитор как мужской член!

Он увидел, как сестра с бессмысленной улыбкой послушно потянулась вверх и вперед лицом. Она с легкостью жадно обхватила клитор полными губами. Он тут же потерял стержень из виду она закрыла его лбом и носом на котором блестели крупные капли слизи, даже с бровей женщины свисало несколько толстых полупрозрачных ниток жидкости. Но Джеку хватило осознания того что она делает и влажных хлюпающих и чавкающих звуков донесшихся до его слуха что бы мошонка мужчины едва не взорвалась от наслаждения.

Нависнув над попкой сестры, он выгнул спину и утопил член в заднем проходе на всю длину уткнувшись животом в голову Карен. Он услышал ее невнятный стон, когда мошонка тяжело шлепнула по влажной расселине между ягодиц у крестца. Джек начал непроизвольно наращивать темп, и все тело женщины отозвалось на это крупной дрожью. Таз мужчины опускался и поднимался со все возрастающим ритмом. Он ощущал, как где то внизу живота растут и становятся все ярче сладостные пульсации, точно такие же острые приливы возникли и в мошонке. Плотное отверстие заднего прохода Карен похожее сейчас на перевернутый купол парашюта чавкало, покусывало, всасывало член с жадностью голодной шлюхи.

Живот и бедра мужчины влажно поблескивали от пота, хотя на кухне было совсем не жарко. Карен сквозь звон в ушах услышала, как брат зарычал словно раненный зверь, головка члена в ее кишке начала набухать еще больше увеличиваясь в размере, член начал погружаться в ее попку какими то беспорядочными скачками. Она невольно втянула живот, пытаясь зажать подергивающийся пенис развороченным анусом. А потом ощутила как что то горячее щекоча, хлынуло прямо в кишку. Сперма выплескивалась в попку бурным прерывистым потоком под аккомпанемент хрипа Джека. Женщина ощутила дискомфорт. Ее прямая кишка наполнилась горячей влагой и она испытывала сходные ощущения с теми словно ей делали клизму. Это ощущение в свою очередь вызвало резкую неожиданную вспышку экстаза и Карен затряслась в кульминации. По стенкам кишечника пробежала бурная волна, и Карен непроизвольно напряглась, вытолкнув член из себя с болотистым бульканьем и неприличным звуком «плоп» Следом за разморенным раскрасневшимся опадающим пенисом из бесформенного пульсирующего отверстия выплеснулась небольшая белая струйка.

— Лови! Лови ее! — закричал Джек. Ешь мою сперму!

Он с силой схватил женщину за волосы на затылке и потянул голову выше одновременно надавливая на крестец сестры. Упав на одно колено мужчина с жадностью впился взглядом в бесстыдно раскрытый задний проход Карен, распираемый изнутри семенем. Карен напрягла мышцы и из покрасневшего отверстия с неровными вывернувшимися наружу краями начала густыми ленивыми толчками течь сперма. А затем он увидел длинный розовый язык, высунувшийся из ее перекошенного рта и утонувший в молочно-белом озере, скопившемся между ягодиц.

— Вау! — восторженно воскликнул Джек глядя как язык сестры быстро скользит, обводя размякший анус едва не проваливаясь внутрь собирая липкие сгустки семени, которое все выплескивалось и выплескивалось наружу. Едва опорожнившееся яички мужчины заныли с новой силой при виде этого безобразного и вместе с тем восхитительного зрелища. Карен издавала какие то рычащие чавкающие звуки глядя на свою промежность совершенно безумным взглядом. Потом она застонала, вцепилась в поясницу пальцами вонзая ногти в кожу дернулась и ее язык провалился в анус.
— Вот, так, вот так, давай сука! — восторженно завопил Джек, видя как губы сестры вытягиваются трубочкой и прижимаются к потемневшему пятну заднего прохода. Соси свою ж***! Пей из нее мою сперму!

Щеки Карен ввалились, и он услышал четкий всасывающий звук сопровождаемый хлюпаньем и урчанием. Карен растопырила побелевшие пальцы, притягивая попку к лицу едва не ломая позвоночник. Ее лицо побагровело, глаза закатились, ресницы затрепетали. Щеки мерно втягивались, высасывая из прямой кишки всю жидкость, что впрыснул туда брат. Она судорожно сглатывала и действительно ела семя из собственной попки. Женщина шумно дышала и хрипела и в этой какофонии липких влажных звуков член Джека задергался и начал напрягаться снова.

Карен чувствовала себя полной извращенкой исполняя требование брата. Она упивалась своим бесстыдством до сих по не веря что ей удалось всунуть язык в собственную попу и сейчас она судорожно глотает теплую солоноватую густую жижу медленно втекающую ей в рот. Отвратительная порочность этого акта возбуждала ее неимоверно доведя практически до исступления. Делать тол что она делала было для ее сознания невероятным актом как с физической так и с моральной стороны но она все же пошла на это, сделала и сейчас упивалась собственной безнравственностью и одновременным восторгом от того что ей удалось практически невозможное. Она до треска в позвоночнике тянула ягодицы к лицу, плотно прижимаясь губами к воспаленному вспухшему анусу, образовав с ним герметичное уплотнение, ее язык вошел в затопленный семенем тоннель на добрых 5 сантиметров, дегустирую немного горьковатую сперму. Она захлебывалась слюной непрерывно заполнявшей рот, торопливо выталкивала ее наружу чувствуя как она стекает по подбородку капая на груди и с упоением буравила розовый развороченный бутон собственной попки, ощупывая кончиком языка скользкие стенки прямой кишки. Все ее тело все мышцы и сухожилия болели от напряжения. Казалось, что шея и плечи сейчас просто сломаются. Она тяжело дышала и горячий воздух, обдававший нервные окончания заднего прохода еще больше увеличивал непреодолимое желание женщины к дальнейшей развратной деградации.

Отверстие ануса раскрылось больше под шершавыми прикосновениями ее языка и в рот еще гуще потекла липкая влага. Она поднималась из глубины темной пещеры кишки выталкиваемая наружу спазматическими волнами, пробегавшими по стенкам. Карен пожирала все с довольным урчанием. Когда поток иссяк, она ощутила мгновение непередаваемой тоски и с жалобным стоном втянула в рот воздух высасывая из распахнутой дырочки последние капли спермы желая пить еще и еще... Она даже всхлипнула, чуть не заплакав когда густой кисель перестал щекотать ее пищевод и все продолжала зондировать кишку языком в поисках последних ниточек волшебной ароматной жидкости.

Джек с восторгом слушал ее жалобные всхлипы и его член снова напрягся в полную силу возбужденно подергиваясь липко касаясь подергивающейся окаменевшей от напряжения спины сестры. Она настолько погрузилась в свои ощущения, утонула в чувственных грезах вонзая язык в собственную попку, что совершенно не обращала на это внимания. Наконец Джек не выдержал и снова схватил сестру за волосы, буквально отдирая ее рот от ануса.

Карен ахнула с всхлипом втянув воздух и содрогнулась. Она часто заморгала, возвращаясь в реальность. Когда ее глаза приобрели осмысленное выражение, она разглядела огромный напряженный член брата, подергивающийся прямо над ней и оскалилась глядя на него снизу с невероятной голодной тоской. Полный губы женщины мелко задрожали, словно она собиралась разрыдаться.

— Хочешь выпить еще сестренка?

Она смогла только судорожно кивнуть в ответ не в силах произнести ни звука, ее губы сложились в подрагивающий овал и задвигались как рот вытащенной из воды рыбы.

— Ложись на спину, сюда, на пол. — приказал он. Я хочу трахнуть твои чудесные груди. Я всегда обожал полногрудых женщин. Мне нравилось елозить членом между грудями Бет, но она ни когда не разрешала мне кончить при этом, расстрелять ее рот. Считала что это слишком грязно!

Карен со стоном распрямилась и практически сползла со скамейки на пол. У нее онемело и затекло все тело, однако женщина послушно приняла требуемую позу и обхватила обе сферы своих грудей ладонями приподнимая и вверх. Она согнула в коленях и слегка расставила свои стройные ноги, чувствуя как позорно дрожат от слабости мышцы бедер.

Ее влагалище жирно блестело между расползшихся в стороны опухших половых губ в обрамлении склеившихся покрытых беловатой пеной темных волосков. Половые губы вздрагивали и казалось, вывернулись наружу они сильно опухли и набрякли. Груди и живот женщины блестели от пота, сбившаяся, перекошенная, съехавшая с плеч блузка полностью промокла и липла к телу. Все бедра покрывали влажные пятна, настоящие подтеки спермы слизи и пота. рассказы эротические От промежности шел густой насыщенный аромат разгоряченной плоти.

Женщина вытянулась, вдавливая ягодицы между которыми раздражающе жгло в пол и сжала груди вместе, словно приглашая брата. Джек смотрел на сестру и видел, как ее потемневшие глаза неотрывно следят за его подергивающимся членом, а на лице снова проступает жалкое умоляющее выражение.

— Он такой красивый Джек. — почти простонала она. Красивый, большой толстый член! Я хочу съесть его!

Усмехнувшись, мужчина оседлал сестру. Он встал над ее лицом. И присел, опустив отвисшую мошонку к жадно полураскрытым губам.

— Оближи мои яйца для начала! — сказал он. Поласкай их своими развратными губами!

Он прижал колени к ее плечам и немного присел. Женщина, вскинув голову, высунула язык и начала водить кончиком по морщинистой поросшей волосами коже мошонки. Джек блаженно застонал, когда почувствовал, как к яичкам прижались теплые губы и по ним быстро заскользил влажный шершавый язык. А потом он дернулся и едва не соскочил с сестры. Она оставила мошонку в покое и защекотала чувствительный участок кожи под ней и вдруг упруго ткнулась острым кончиком языка в его анус.

— О, боже сестренка! — хмыкнул он. Римминг? Ты настоящая шлюха!

Карен ни разу до этого не опускалась до подобных ласк. И если бы Джек не был ее братом если бы она не чувствовала себя сейчас такой бесстыжей и возбужденной у нее наверное не хватило бы духу на это. Но теперь она безрассудно облизывала морщинистое упругое кольцо и даже пыталась всунуть внутрь язык.

— Черт возьми! — простонал Джек, непроизвольно двигая задом навстречу рту сестры. Лижи мою задницу сестренка!

Карен начала водить по вытянувшемуся подергивающемуся пятну вверх вниз, а потом снова попыталась погрузить внутрь язык кода мужчина требовательно задвигал ягодицами вверх вниз. Кончик продавил сфинктер и вошел внутрь, Джек инстинктивно отдернулся, а затем резко насадился на него снова желая, что бы он вошел глубже. Она почти минуту пыталась трахать задний проход брата ноющим от напряжения языком, блаженствовала, слыша его постанывания, а потом снова вернулась к мошонке.

На этот раз она втянула их в рот по очереди и стала сосать, нежно покусывая, безжалостно хлеща языком из стороны в сторону. Раскрыв рот, женщина втянула в него оба яичка целиком сжала губы чувствуя как два плотных упругих шара перекатываются по ее языку. Она млела, представляя как в рот изливается их содержимое.

— Возьми в рот... пососи! — требовательно приказал он приподнимаясь.

Карен податливо разинула рот и жадно схватила горячий твердый пенис брата у корня. Пурпурная раздутая головка казалось провалилась ей в рот сама собой. Она набросилась на нее, облизала, защекотала, обильно смачивая своей слюной. Джек требовательно двинул бедрами.

— Глубже! — зарычал он, наблюдая как ствол члена плавно исчезает между четко-очерченных растянувшихся губ сестры.

Мужчина медленно задвигал тазом вводя и вытаскивая пенис. Испытывая спокойное наслаждение от ощущения бархатистых упругих губ крепко сдавливающих ствол. Влажный искусанные губы Карен сдавливали член с неожиданной силой, вызывая желание воткнуть его в рот глубже и мужчина с радостью отдался этому чувству. Головка ткнулась в ее миндалины и женщина закашлялась, пытаясь отстраниться.

— Хорошо, теперь твои сиськи!

Он переполз ниже оказавшись прямо над двумя сферами с твердыми сморщенными сосками торчащими вверх. Утопив ствол между упругих сочны округлостей ощутив как они обволокли его сдавленные ее руками он со стоном задвигал низом живота. Джек быстро задвигался, елозя членом между грудями Карен, сплющивая их весом тела, тыкаясь головкой члена в шею женщины.

— Я сейчас кончу! — предупредил он срывающимся голосом еще больше ускоряя темп, проталкивая член так далеко, что раздутая головка начала тереться о подбородок Карен оставляя на коже блестящие липкие следы.

Карен приподняла голову и широко раскрыла рот словно зевая. Ее длинный язык высунулся наружу достигая кончиком края подбородка подрагивая от нетерпения. Остекленевшие глаза женщины, не моргая смотрели на дергавшуюся посиневшую головку. Она ритмично сжимала груди вместе усиливая эффект.

Джек застонал и коротко задергал тазом вонзая пенис между грудей, так что головка едва высовывалась наружу. Упругий фонтанчик спермы толстой струей выстрелил вверх попав прямо в жадный рот Карен, заполнил его, заставив женщину торопливо сглотнуть. Следующая струя облила ее шею и подбородок, вымазала липким все губы. Джек, замирая от восторга, услышал, как сестра зачавкала сглатывая, слизывая семя, в ее горле странно заклокотало и даже забулькало, а клейкая жидкость выстреливала из головки снова и снова.

— Глотай сука! Глотай все! — зарычал он, судорожно напрягая ягодицы, пытаясь выдавить из члена все без остатка.

Карен торопливо подняла голову выше и сомкнула губы на кончике головки. Ее щеки надулись, а язык бешено вращался во рту оплетая головку. Густые толстые струйки белой жидкости побежали из углов рта. Она вытянула из мошонки все и отпустила головку только тогда когда из нее перестали капать горячие терпкие капли и принялась облизываться словно кошка, собирая сгустки семени, покрывшие весь подбородок и левую щеку.

— Уфф! — отдуваясь, усмехнулся Джек. Это был самый необычный минет в моей жизни!

Карен устало улыбнулась брату. Ее живот сладко ныл, под сердцем еще ощущались лёгкие спазмы наслаждения, в желудке наливалась приятная тяжесть и казалось, что в нем колышется какой то кисель. Она чувствовала, как клейкие ароматные нити семени обволакивают ее зубы и десна.

— Ты еще не то увидишь! — пообещала она, выползая из под мужчины.

Глава 5

Джерри был в восторге от идеи принять ванну вместе со своей сексапильной мамой. Он с энтузиазмом наполнял горячей водой большую акриловую емкость, комната постепенно заполнялась клубами пара.

— Мне нужно сходить в туалет сначала, — произнес он, направляясь к унитазу.
— Нет, подожди! — торопливо остановила сыны Бет. Постой... !

В ее мозгу неожиданно возникла одна из сцен из порно-романа, который она прочла совсем недавно, найдя потрёпанную книжку в библиотеке Джека. Тогда сцена вызвала у нее отвращение и одновременна некую необъяснимую притягательность. Она не понимала, зачем люди совершают подобные вещи, но это было так волнующе, непристойно, что она решила попробовать это именно сейчас ощутив как засосало в солнечном сплетении и в груди возникло томное давление, заставившее судорожно вздохнуть несколько раз.

— Джерри, ты что ни будь слышал о... золотом дожде? — спросила она, шалея от собственной смелости и невольно покраснела.
— Нет, что это?
— Ложись... я покажу тебе.

Джерри заинтриговано поглядывая на мать, на лице которой явно читалось нескрываемое волнение, лег на пол. Почему то тяжело дыша, поглядывая на него странным взглядом в котором читались разнообразные эмоции, женщина встала над сыном и присела на корточки над его бедрами. Она согнулась, заглядывая себе между бедер и сильно раздвинула все еще немного оплывшие половые губы пальцами.

— Возьми свой член направь его на мою промежность. — зашептала она вибрирующим срывающимся голосом. А теперь начинай писать!
— Ничего себе! Я ни когда не думал ни о чем таком... ! — пробормотал Джерри сжимая пальцами свое мягкое хозяйство.
— Мы все равно собирались принять ванну. — продолжала частить Бет часто дыша. Пол я потом уберу. Давай... милый... позволь этому случится! Я тоже... буду мочится... на тебя!

Мускулы паха Джерри напряглись, мальчик постоянно переводил взгляд в лица матери на ее промежность и обратно. Он испытывал странное волнение и ему не сразу удалось сделать то что задумала Бет. Наконец сильный упругий желтоватый поток буквально вырос из его члена и окатил раскрытое влагалище матери, разбрызгивая золотистые капли по ее лобку бедрам, падая горячим потомком вниз на живот мальчика. Она сладострастно застонала, выставляя промежность навстречу упругой струе, чувствуя как горячая жидкость омывает половые губы и клитор и чувствуя при этом непонятное острое удовольствие. Вскоре из маленького отверстия уретры женщины ударила вниз шипящая прерывистая струя, заливая пенис и мошонку парня.

— На клитор! — воскликнула Бет замирая от восторга. Направь струю на мой клитор!

Джерри послушно направил струю мочи на мясистую шишечку, увидев как он явственно дрогнул, съежился, а потом выставился вперед и вверх. Он смотрел, как женщина покачивает бедрами с которых стекали вниз крупные золотистые капли, на тяжело колышущиеся груди, которые раскачивались из стороны в сторону в такт ритмичным подергиванием всего ее тела. Почему то именно эта деталь взорвала ум Джерри. Когда женщина неожиданно начала двигать низом живота оттягивая вверх половые губы двумя пальцами и по его лобку, а потом животу и груди, забарабанили упругие горячие капли, он испытал неизъяснимый восторг. Мальчик даже перестал дышать на секунду предугадывая, что сейчас произойдет что то невероятное особенное. Он угадал... Бет рванулась вперед падая на колени и ее залитое мочой мальчика влагалище прижалось к его лицу, заглушая его протестующий вскрик. Солоноватая терпкая жидкость хлынула прямо в удивленно раскрытый рот Джерри. Он рефлекторно дернулся, но уже в следующую секунду обхватил пальцами пышные ягодицы и вдавил лицо в ее промежность.

— Ааагххх! — протяжно застонала Бет и дернулась вверх зажимая ладонью воспаленную промежность, все еще разбрызгивая тонкие золотистые струйки по своим ногам между пальцев.
— Я сделал тебе больно мама? — спросил он встревоженно, непроизвольно сглатывая затопившую рот влагу.
— Нет... нет... ох... но... не стоит делать это если я не лежу! Уффф! — забормотала женщина, с исказившимся лицом надавливая ладонью на собственный лобок. Я не могу контролировать себя. Это... Чувства... они слишком сильные... острые!

Она выглядела испуганной и вместе с тем в глазах сверкало лихорадочное возбуждение. Женщина помогла сыну встать с кафельного пола, на котором осталась внушительная лужа жидкости и подвела его к ванной. Вода была очень горячей и мать, с сыном шипя и вздрагивая медленно погрузились в нее вздрагивая и дергаясь от обжигающих прикосновений жидкости к своим половым органам. Бет даже вскрикнула когда вода проникла в ее влагалище похожая на поток раскаленной лавы, а Джерри морщась, прикрыл ладонью мошонку нерешительно садясь в ванну. Привыкнув к температуре воды Бет, развернулась и прижалась спиной к груди сына.

— Хочешь намылить мне спину? — промурлыкала она непроизвольно потираясь своей сочной попкой о его член и яички.

Джерри взял кусок розового мыла вычурной вытянутой и немного изогнутой формы и стал медленно водить им по плечам шее и спине женщины. Белая пена за пузырилась на влажно поблескивающей порозовевшей коже. Мальчик опустил вторую руку под воду обхватил мать за живот и стал аккуратно теребить ее клитор, быстро нащупав его между мясистых складок половых губ. Рукой с зажатым в ней куском мыла он принялся водить вдоль промежности женщины слегка надавливая на нее. Бет ощутила упругое давление на входе во влагалище, а потом продолговатый прямоугольник ввалился внутрь. Оно легко проскользнуло внутрь вызвав мгновенное резкое жжение.

— Ваааааааааууу! — охнула женщина, расплескивая воду, ощутив как быстро напрягается клитор под пальцами сына и как мышцы влагалища стискивают скользкий твердый кусок мыла помимо ее воли.

Жжение почти сразу сменилось приливом острого пульсирующего удовольствия и женщина начала непроизвольно двигать попкой вызвав в ванне маленький шторм, расплескивая воду наружу. Джерри отпустил кончик мыла, который вдавливал внутрь и сосредоточил все внимание на клиторе матери, заглядывая ей через плечо. Он сдавил пальцами крупный растянувшийся сосок правой груди женщины. Бет задергала бедрами стукаясь коленями о края ванны, напрягла живот и кусок мыла выскочил из ее вагины в облаке белых пузырей и пены.

— Привстань немного. — попросила Джерри, цепко схватив скользкий кусок.

Он прижал мыло к дну ванны выставив вверх более узкий край и велел ей садиться.

— Ууууххххаааай! — простонала она, когда скользкий твердый прямоугольник вошел сначала между ее ягодиц, прижался к размякшему от горячей воды заднему проходу, а потом с невероятной легкостью расширил сфинктер и вошел в анус. Ее попка сплющилась о дно, и мыло буквально провалилось в кишку женщины.
— Что ты чувствуешь мама? — прошептал Джерри продолжая крутить и пощипывать ее сосок.

Анус немного жгло, Бет испытывала небольшой дискомфорт от скользкого предмета полностью вошедшего в ее попку, но при этом ее влагалище за пульсировало по нему покатились ритмичные волны удовольствия, а в клиторе возникло так знакомое острое покалывание.

— Ох, Джерри, оооо! — воскликнула она, почувствовав как отвердевший длинный член сына тычется ей в поясницу. Я хочу, что бы ты вошел в меня снова! Черт! Мне нужно это! Сделай это прямо сейчас! Давай малыш!

Джерри усмехнулся, подталкивая тело матери вверх. Она привстала с шумом и брызгами практически выпрыгнула из воды торопясь принять нужную позу и кусок мыло с легкостью выскочил из ее попки шлепнувшись в воду. В груди женщины неожиданно растеклась необычайно острая давящая тоска, когда она ощутила пустоту в кишечнике.

— Сначала, мама. — произнес он, поднимая вверх правое полушарие ее груди. Пососи ее. Он вдавил опухшую ареолу соска в подбородок Бет и потёр соском о ее приоткрытые губы.

Бет замычала, чувствуя прикосновение твердого соска и втянула его в рот. Острый подбородок сына надавил ей на плечо и она поняла, что мальчик с интересом следит ка она сосет собственную грудь. Женщина что то невнятно забормотала не разжимая губ, она быстро заводилась и уже несмело покусывала ареолу чувствуя легкую безумно сладкую боль и втягивала сочную мякоть в рот все больше.

— Продолжай сосать ее мамочка и привстань снова. — услышала она горячий шепот.

Губчатая толстая головка члена прижалась к ее заднему проходу, и женщина испытала приступ паники и страха. Едва она попыталась отстраниться ловкие пальцы сына набросились на ее клитор и влагалище разминая, трогая, дергая его и Бет мгновенно сдалась, задохнувшись под обрушившимся на нее выплеском острейшего наслаждения.

— Садись на него мама! — приказал Джерри. Насадись попой на мой член!

Задний проход Бет был по-прежнему скользким после мыла и член вошел внутрь очень легко. Сфинктер сжался едва самая широкая часть головки миновала его. Бет ухватилась двумя руками за края ванны и услышала, как застонал мальчик. Из ее горла тоже донесся истомный полу стон, расширяющее давление в кишечнике было на удивление острым необычно приятным. Рука джерси скользнули по ее грудям. Он прижал тело матери к себе, принуждая ее опустится вниз прямо на торчащий член. Горячее твердое тело заполнило попу и углубилось внутрь невероятно глубоко. Она почувствовала тупую боль в районе копчика, но несмотря на это продолжала садится все ниже и ниже, принимая это с каким-то садистским наслаждением.

Воспользовавшись тем, что Джерри удерживал ее Бет положила ладони на ягодицы под водой приподняла их вверх, словно стараясь усилить контакт между задним проходом и пенисом сына и часто дыша, задвигала телом поднимаясь и опускаясь. Стенки прямой кишки были так чувствительны и так плотно обтаптывали ствол члена что ей казалось она может ощущать каждый бугорок, каждую вену, каждую выпуклость на пенисе. Болезненное наслаждение было просто ошеломительным. Поневоле запрокинув голову, женщина издавала полу вскрик полу стон каждый раз, когда толстая головка пениса вонзалась в ее анус максимально глубоко. Она двигала телом все быстрее и быстрее, не обращая внимания на то, что бурлящая вода при каждом резком движении ее тела расплескивается из ванной по полу. Как то незаметно она погрузилась в болезненные ощущения, напиталась ими, они захлестнули ее и Бет захлебывалась блаженством уже совсем не чувствуя боли бессознательно желая что бы член проник еще глубже. Джерри шумно дыша ей в ухо зашарил по низу живота матери. Бет ощутила, как подвижные пальцы сына раздвигают ей половые губы и пытаются вдавить в ее влагалище какой то предмет.

Это снова был кусок мыла! Мальчик что то шептал ей на ухо, тиская груди женщины, но она уже не могла разобрать, что именно он ей говорит. Ныряющий в задний проход член неожиданным образом сузил вагину Бет, и женщина беспомощно корчилась от боли и наслаждения буквально раздираемая двумя толстыми твердыми предметами. Ее судороги напоминали настоящую агонию.

Джерри стиснул зубы, стараясь, что бы член проникал в попку матери максимально глубоко. Он с удовольствием следил, как тяжко раскачивающиеся шары ее грудей влажно шлепаются друг о друга после каждого толчка.

— Ааах! — невольно застонал он.

Бет двигалась так энергично, что его лобок буквально расплющивал ее сочные ягодицы. Он пытался двигать бедрами сам усиливая контакт, пытаясь задать движениям двух мокрых тел определенный ритм. Кольцо ануса женщины неожиданно сильно сжимало тело члена, когда таз Бет начинал подниматься и судорожно подергивалось, стараясь не выпустить наружу головку пениса, когда тело достигало апогея и падало вниз. Объемистый кусок мыла полностью утонул в ее влагалище, мальчики надавливал на него пальцем не позволяя выйти наружу и продолжал при этом яростно тереть твердый стерженек клитора матери. Из влагалища поднимался непрерывный поток мелких пузырьков воздушной пены, распространяясь рваными белыми шапками по всей поверхности бурлящей воды.

— Мама! Мама! — жалобно простонал Джерри. Развернись! Я сейчас кончу!

Бет заелозила коленями по скользкому дну ванной. Перебирая руками по бортам, она невероятным образом развернулась к мальчику лицом не выпуская его член из попки. Она подергивалась и судорожно вдавливала ягодицы в бедра парня, чувствуя как пенис в ее кишке раздувается и быстро пульсирует. Джерри до боли сжал ее ягодицы толкая женщину к себе принуждая быстро задвигать низом живота, зарывшись лицом в ее пышные груди. Ее глаза закатились, и она не видела, как он с рычанием вцепился зубами в потемневшую расплывшуюся ареолу левого соска едва не откусив ее. Резкий укол боли заставил женщину закричать. Она испытала невероятный мощнейший всплеск наслаждения от этого. Она бесконтрольно задергалась практически забилась на члене, мощно садясь на бедра сына вколачивая член в свою попку. Мыльная пена полетела во все стороны, забрызгала ее шею и покрасневшее лицо, расплескалась по сторонам, по ближайшей стене и полу.

— Ааааах! Ооооуууй! — почти взвыла она.

Женщина превратила приподниматься, сама мысль о том, что бы хоть на секунду ослабить распирающее давление в кишечнике вызывала в ней протест и Бет принялась двигать поясницей просто елозя по бедрам сына.

Джерри захрипел, тиская ее груди. А его паху пульсировала и росла волна сладости, которую уже невозможно было сдержать. Он собирался кончить, затопить спермой попку собственной матери. Он безумно хотел сделать это. Сама мысль о том, что он занимается с ней анальным сексом приводила мальчика в экстаз.

— Все... не могу... я кончаю мама!

Бедра парня задергались, подбрасывая тело женщины вверх. Его член за пульсировал, втыкаясь в жаркую тесноту ее прямой кишки, дернулся и выстрелил тугой поток семени. Джерри завибрировал в пароксизме сладострастия и кончил, извергая в анус матери струю за струей.

Бет истошно завопила, дергая спиной при каждом новом выстреле. Она чувствовала каждую каплю горячего семени, которое наполняло ее кишку и вызывало какие то волшебные невыразимые пульсации сладости во всем теле. Она впервые кончила от одного ощущения, что ее попку заполняет густая жидкость. Яростный огонь испепелил Бет изнутри заставив затрястись, будто в лихорадке.

Когда рассеялся розовый дурман блаженства Бет с томным стоном навалилась на тело мальчика, чувствуя невероятную наполненность. Это делало ее пост-оргазменное блаженство еще более полным. Она чувствовала себя усталой и одновременно невероятно счастливой. Женщина распласталась на сыне насколько это позволяла теснота ванной душа его в объятиях собственной груди. Член Джерри по-прежнему растягивал ее анус, но уже не был таким толстым и твердым что позволило снизить нагрузку на влагалище в котором находился внушительный кусок мыла. По всему телу женщины пробежала волна истомной дрожи, она глубоко вздохнула и нежно поцеловала мальчика в макушку.

— Ммм, мама, это было здорово! — пробормотал Джерри поднимая лицо. Я люблю тебя!

Он трепетно поцеловал ее в губы поглаживая ладонями крутые изгибы пышных ягодиц.

— Я сейчас встану сладкий... — пробормотала женщина, перестав давить на тело мальчика своим весом.

Изогнувшись, она выставила попку вверх освобождая кишку от полуупругого пениса и в развороченное полураскрытое отверстие ануса тут же хлынула горячая вода. Протянув назад руку женщина ощупала припухшее неприлично открытое отверстие, чувствуя как пальцы сразу стали липкими от заполнившего кишку семени Джерри. Она с шумом и плеском поднялась на колени и постанывая принялась тужиться, выталкивая мыло из влагалища. Послышалось громкое отчетливое бульканье, между ягодиц женщины показалась толстая беловатая струйка, а жидкости, набрякшие половые губы разошлись в стороны, а потом кусок мыла с чмоканьем вывалился из ее влагалища и тяжело упал на живот мальчика. Бет присела, погружая в воду промежность, вымывая из промежности мыльную пену, которая сейчас неприятно пощипывала стенки вагины изнутри.

— Я думаю, нам потребуется еще одна ванна, что бы отмыться от этой ванны! — пошутил он глядя на студенистые бесформенные комки спермы плавающие в воде вокруг него.

В гостиной зазвонил телефон, но пока женщина выбиралась из ванной и шла по коридору оставляя на полу мокрые следы, не в силах заставить свои ватные ноги передвигаться быстрее трубку уже повесили.

— Думаю это звонил твой папа. — сказала женщина, доставая из шкафа большое полотенце.

Она бросила его сыну и то ловко поймал его на лету упруго встав из ванной весь в потоках с шумом стекающей вниз воды.

— Да, я совсем забыл о его существовании! — пробормотал Джерри отстраненно. Сможем ли мы... Будем ли мы делать с тобой это, когда он вернется? — он выделил слово «это» с тревогой поглядывая на мать.
— О, Джерри... — выдохнула Бет.

Его вопрос заставил ее вздрогнуть. Помимо воли вопрос сына заставил ее подумать о том о чем думать совсем не хотелось. Она словно бы опустилась на землю вынырнув из райского потока безудержных сексуальных фантазий. Вспомнив и опасном незнакомце, который и заварил всю эту кашу угрожая жизни сына.

— Я не знаю. Когда в доме будет Джек... твоя сестра... это будет довольно сложно, — промямлила Бет не испытывая ни какого желания думать о будущем сейчас. Вот когда они будут уезжать в город... — на лицо женщины помимо воли наползла похотливая мечтательная улыбка.

Она пораженно замолчала, удивляясь своей реакции. Мысль о том что бы продолжать заниматься любовью с собственным сыном когда это испытание закончится не вызывала в ней ни малейшего отторжения. Не было ни мук совести, ни отвращения, ничего... Он был такой замечательный любовник, порывистый страстный изобретательный! Бет вынуждена была признать, что получает с Джерри гораздо больше наслаждения чем с мужем. Да у Джека было больше опыта, но у Джерри было намного больше энтузиазма, а его извращенная фантазия просто вводила Бет в состояние трепета. Она проделала с ним столько вещей, которые ни когда бы не решилась сделать с Джеком. Конечно, она была вынуждена поступить так против воли, но... сейчас, думая об этом, Бет совсем не была уверена, что подсознательно не хотела этого все время. Одновременно женщина вдруг испытала жгучее чувство вины перед мужем. Только она была виновата в том что их сексуальная жизнь в последнее время превратилась в рутину, скучную обыденную процедуру. Но Джеку стоило быть более настойчивым. В конце концов, он всегда мог принудить ее силой сделать то что ей не нравилось и мысль о насилии, в очередной раз разожгла в груди Бет искру похоти.

Джерри с улыбкой подошел к матери развернув полотенце. Он начал вытирать ее груди и живот, потом спину и ягодицы. Перешел к лобку и женщина невольно застонала, послушно расставляя ноги. Мальчик просунул между ними полотенце, удерживая его за края и стал двигать ворсистой тканью по ее промежности будто пытался распилить тело матери пополам. Ткань шершаво терлась по половым губам и между ягодиц Бет вызывая у нее невольную сладострастную дрожь.

— О, боже Джерри! Я снова завожусь! Ты способен заняться любовью с мамочкой еще раз? — прошептала Бет, пьяно сверкнув глазами.
— Нет, мне требуется отдых! — задумчиво произнес мальчик. Но всегда есть Гарольд, мама. — он хитро скосил на женщину глаза. Давай посмотрим, что он может сделать для тебя!
— Нет, Джерри, нет! — торопливо залепетала Бет, когда он потянул ее за собой на первый этаж.

Однако при этом женщина послушно следовала за сыном испытывая захватывающее дух волнение под ложечкой. Он улыбался и тянул ее к полуоткрытой двери конюшни и Бет как загипнотизированная шла переставляя негнущиеся ноги. Она что то говорила, протестуя, взывая к его разуму, но внутри нее уже разрасталось и заполняло тело острое колющее ощущения некоего предвкушения чего то сумасшедшего развратного. Влагалище уже намокло опять, мгновенно едва она представила огромный половой орган жеребца. Она жарко бесстыдно хотела его.

Но это невозможно, только не Гарольд! Он же просто не влезет в меня! Даже если я... если мои извращенные фантазии станут реальностью... он просто не поместится во мне! Это... немыслимо... невероятно! — думала она. Я не смогу. Я не хочу! Но почему же тогда так бешено стучит сердце? И почему я облизываю пересохшие губы в предвкушении?

Гарольд стоял на прежнем месте, привязанный за повод к вертикальной балке посреди конюшни. Жеребец приветственно заржал, увидев хозяев. И в его голосе Бет ощутила похотливое нетерпение и желание, а может это было лишь плодом больной фантазии ее пораженного похотливым безумием мозга!

— Мамочка, тебе же нравится когда тебе лижут промежность? Хочешь, что бы это сделал он?!
— Господи! — выдохнула она потрясенная предложением сына до глубины души.

Она ни когда не задумывалась об этом!

— Да! — услышала она свой подрагивающий голос, словно со стороны. Да!
— Ложись на этот тюк сена! Уверен Гарольду понравится вкус твоей п***!

Бет как заколдованная подчинилась. Она легла спиной на колючее шерстяное одеяло. Подняла согнутые в коленях ноги и раздвинула их, бессовестно предлагая себя жеребцу. Джерри отвязал повод и подвел коня к матери, а потом потянул повод, вниз пригибая голову животного пока широкие влажные ноздри не ткнулись в пушистый лобок женщины.

— Давай мальчик! Попробуй, какова она на вкус!

Гарольд громко фыркнул, обдав горячим влажным воздухом половые губы Бет. Женщина застонала и начала непроизвольно извиваться, ерзая попкой по одеялу. А потом она пронзительно вскрикнула, почувствовав как самый длинный мясистый шершавый и горячий язык, который она видела в жизни, липко приласкал ее промежность от прячущегося между ягодицами заднего прохода до ямочки пупка.

— Дааааххх! — вырвалось у нее, когда Гарольд ненароком ткнул Лопато подобным кончиком языка в наэлектризованный клитор женщины.

Она судорожно вскинула вверх правую ногу, изящная ступня которой нервно подёргивалась от напряжения. Все ее тело конвульсивно дернулось так порывисто что вытянутые сферы грудей резко качнулись, ударив женщину по подбородку. Жеребец с детской непосредственностью ребенка облизывающего конфету продолжал с шелестом водить языком по ее промежности. Бет едва не рехнулась когда уже через полминуты испытала яркий как вспышка фотоаппарата микро-оргазм а следом еще один. Жеребец не обращая внимания на ее сладострастные судороги и вскрики лизал и лизал ее вагину. За широкой лопатой языка тянулись мириады тонких прозрачных клейких ниточек слизи, которая текла из бесстыдно раскрывшегося влагалища настоящим потоком.

Она настолько погрузилась в пульсации восторженного удовольствия, что не сразу заметила, что шершавые жесткие касания языка пропали и огромная тень заслонила от нее свет лампочки под потолком. Бет опомнилась только тогда когда тяжелая каменно твердая плоть с огромной бесформенной шляпкой ткнулась в ее блестящие от влаги половые губы и только теперь сообразила что Джерри провел жеребца вперед, и она лежит прямо под его подергивающимся брюхом. Испуганно вскрикнув, женщина вскинулась и в панике закрыла промежность руками отталкивая огромный горячий агрегат, который совсем недавно дрочила и даже сосала с безумным удовольствием. Джерри наклонившись схватил мать за запястье отталкивая кисть прикрывавшую вход во влагалище.

— Мама! Мама! Не делай резких движений, ты можешь оцарапать и испугать его! Ты же не хочешь, что бы он лягнул тебя?
— Господи, Джерри, это сумасшествие! Он слишком большой! Он просто разорвет... это убьет меня! — протестующе зачастила Бет тяжело дыша.
— Просто попробуй мама. Один разик. Для меня! — вкрадчиво произнес парень, отводя в сторону ставшей вялой руку женщины.

Бет завороженно посмотрела на гигантский член лошади, подергивающийся каменно твердый. Огромная размером с кулак ее мужа головка пениса влажно лоснилась от ее слизи. Он производил на нее некое магнетическое действие. Манил, притягивал и одновременно пугал до жути. Эта смесь чувств заставила сердце Бет судорожно забиться, желание угодить сыну и сделать, что то экстремальное настолько бесстыдное, что кружилась голова пересиливало осторожность и страх. Она нерешительно протянула руку и обхватила ствол под вывернутой короной головки, пригнула пенис вниз и несколько раз провела головкой вдоль половых губ надавливая и раздвигая их в стороны. Когда мясистый ком плоти животного задевал ее клитор весь низ живота женщины сводила безумная сладостная судорога. Гарольд снова фыркнул нетерпеливо переступил ногами и неожиданно резко дернулся тыкаясь фаллосом в промежность.

— Ооооооооааах! — протяжно закричала Бет.

Головка воткнулась во влагалище, невероятно растягивая его, превращая половые губы в две натянувшиеся полоски почти разрывая эластичное кольцо, однако при этом женщина не убрала руку с члена продолжая надавливать и толстый шар неотвратимо входил внутрь погрузившись в тело женщины до половины.

— Вставь его мама! Возьми его! — подзуживал Джерри нетерпеливо ерзая.

Голое худощавое тело мальчика подрагивало от возбуждения. У Бет не было особого выбора. Оказавшись в тисках между бушующей в собственном теле похотью и неистовой животной решимостью Гарольда она просто не имела сил прекратить это безумие. Похожая на плотный ком поролона головка члена жеребца медленно и мучительно проскальзывала через обод входа в ее влагалище.

— Даааа-ааавввмм! — выдохнула женщина, яростно сверкнув глазами, когда она с липким хлюпом проскочила вход и вошла внутрь раздувая влагалище.

Ей показалось, что ее насадили на обжигающий шипастый шар. Женщина завороженно уставилась на собственный пах ожидая что на нем вздуется бугор. Расширяющее давление внутри было просто невероятным невозможным. Однако кожа оставалась такой же гладкой только крупные капли пота бежали по ней теряясь в густой поросли на лобке. Покрытый пигментными пятнами ствол члена жеребца медленно, но без рывков утопал между ее ног входя все глубже. Бет показалось на мгновение что она сейчас умрет. Размер и твердость фаллоса были просто невероятными. Собрав всю силу воли она заставила себя не закатывать глаза и смотреть на процесс. Почти половина 60 сантиметрового члена лошади так и осталась снаружи, не умещаясь в ее маленьком по сравнению с ним канале.

Жеребец опять дернулся, и Бет пронзительно закричала в ожидании разрывающей боли. Она, похолодев на мгновение, увидела, как Джерри с садистской улыбкой на лице хлопнул Гарольда по крупу ладонью понукая его. У Бет закружилась голова и поплыло перед глазами, она услышала приглушенный звук удара и тут же все ее тело сотряс мощнейший толчок жеребца. Огромная пульсирующая головка фаллоса рванулась вперед вдавливаясь в шейку ее матки раздвигая стенки влагалища раздирая нежную плоть утробы женщины. Бет с ужасом и одновременным восторгом подумала, что вот теперь конь точно разорвет ее изнутри.

— Оооо-аааа-рааагх! — завопила она, ощутив как гигантский шар, продавив устье входа, проскочил ей в матку, одним сильным рывком.

Она еще успела увидеть как на коже ниже пупка вздулся внушительный бугор, а потом тело Бет обмякло, мозг отключил сознание, гася боль, смешанную с невероятным острым наслаждением. Мощь члена жеребца была такова, что он без труда приподнял низ живота женщины вверх втыкаясь в ее влагалище на две трети, оторвав ее очаровательную попку от одеяла. Ствол заходил внутри быстрыми частыми беспорядочными рывками в обхвате раздувшихся искрящихся густой влагой половых губ со слипшимися волосами.

— Черт возьми, это невероятно мама! — прошептал мальчик глядя на вздувшуюся кожу на животе матери, которая ерзала, смещаясь вверх почти пересекала пупок и откатывалась назад в такт толчкам жеребца.

Он наклонился и с силой сжал груди женщины впиваясь в них пальцами производя некие доящие движения.

Сознание вернулось Бет резко толчком. Она сразу осознала, что с ней происходит и завопила от ужаса. Внутри она чувствовала резкие толчки раздирающее давление быстро скользящего твердого тела похожего на пожарный шланг. А потом на нее обрушился водопад удовольствия, которое обострялось многократно, когда головка фаллоса проскакивала шейку матки и входила в утробу. Это было невозможно безумно сладко. Глаза женщины потеряли осмысленное выражение из разинутого рта потекла слюна, одну руку она инстинктивно прижала животу чувствуя как под пальцами вздувается кожа живота, едва не сходя с ума от удовольствия, которое вызывало это ощущение.

Гарольд пронзительно заржал. Бет показалось, что шланг в ее животе лопнул, затопив все ее влагалище огненное горячей и вместе с тем успокаивающей влагой. Густой вязкой похожей на студень. Во влагалище раздалось отчетливое урчание и бульканье, клитор задергался как живой резко втягиваясь в кожистый мешочек. Сладость в паху была настолько острой, что женщина едва не потеряла сознание снова. По стенкам влагалища побежали настоящие волны, за пульсировали даже набрякшие растянутые половые губы. Бет почти физически ощутила, как вагина всасывает член жеребца вытягивая из него горячую сперму и закричала снова на этот раз от безбрежного всепоглощающего удовольствия.

Джерри зачаровано смотрел, как все тело матери начало корчится в судорогах, как беспорядочно дергаются ее руки и ноги колотя по бокам лошади. Гарольд продолжал вбивать свой член в ее влагалище и из него неожиданно брызнули рваные белые брызги, полетев во все стороны разом, словно кто то хлопнул ладонью по глади воды. Густая липкая немного желтоватая жидкость напоминавшая цветом слоновую кость растеклась по ягодицам женщины, ее судорожно напрягающимся бедрам и тяжело закапала на одеяло, собираясь на нем в беловатые ручейки струясь на дощатый пол. Он торопливо нагнулся, собрал с попки женщины пригоршню этого теплого липкого киселя и опрокинул над перекошенным ртом непрерывно стенающей женщины. Сперма вязко потекла вниз по ее губам и вывалившемуся языку.

— Мммммпфффф! — блаженно застонала Бет и сглотнула ароматную влагу острый запах которой забил ее ноздри пьяня до головокружения.

Она дергала горлом и глотала все новые сгустки спермы, которые собирал с ее тела сын будто это было сливочное мороженое, которое она обожала с детства.

— О, боже Джерри! — невнятно прохрипела она, облизывая губы, когда Гарольд прекратил вонзать член в ее развороченную плоть. Ты не можешь даже представить насколько это было хорошо!

Она посмотрела на него бессмысленным пустым взглядом удовлетворенно улыбнулась и опять отключилась просто заснув! Толстая струйка спермы жеребца, смешиваясь со слюной текла и текла из угла ее рта свешиваясь белой сосулькой на шерстяное одеяло. Джерри тяжело дыша, сдавил пальцами свою ноющую мошонку в надежде, что его член встанет снова.

Глава 6

Пэтти с удовольствием накормила и вычесала шерсть большой собаки. Огромный датчанин давно прошел пору юности, но до сих пор был энергичен и всегда с удовольствием играл с ней. Когда он, трубно гавкнув, наскочил на девушку толкнув ее всем весом внушительного тела она едва удержалась на ногах. Пожалуй, он весил не меньше чем она сама.

— Ой! — взвизгнула она, подскочив на месте когда пес игриво ткнулся головой ей под юбку и коснулся влажным холодным носом попки девушки.

Обернувшись она попыталась оттолкнуть его, весело смеясь но пес оказался неожиданно настойчив. Когда Пэтти путаясь в ногах, попыталась отойти он двинулся следом все так же тычась мордой в ее попу просовывая лохматую голову между бедер девушки.

На Пэтти не было трусиков. После своего утреннего приключения с отцом в ванной она все еще была взбудоражена. Девушка не чувствовала угрызений совести или каких-то моральный терзаний. Она сразу и безоговорочно приняла произошедшие в ней изменения. Мало того, Пэтти до дрожи в ногах хотелось продолжения. Когда отец, пряча глаза, оставил ее в ванной одну девушка вымылась под душем. Вернулась в свою комнату, долго прихорашивалась перед зеркалом расчесывая свои роскошные волосы. Заплела их в две смешные косички, и одела свое любимое сиреневое платье, которое мягко облегало ее тело, прекрасно гармонируя с цветом глаз. Она очень надеялась подтолкнуть отца к мысли продолжить их стыдные и одновременно невероятно притягательные занятия. Мечтала о том, что он опять поласкает ее ртом, а может быть, потом, они... вместе... Но вернулась тетя Карен девушка понимала, что теперь у нее очень мало шансов соблазнить отца до наступления темноты.

Когда Уинстон, играя, лизнул ее ягодицы, Пэтти сладострастно охнула и затрепетала. Ее аккуратная маленькая вагина и так беспрестанно зудела при мысли об отце. И любое прикосновение к интимным местам отдавалось в сознании целым фейерверком противоречивых ощущений, даже если это был язык тетушкиного пса. Прилив похоти целой волны запретных мыслей заставила ее задрожать от комбинации страха и неизъяснимого волнения, от которого дыхание становилось частым и прерывистым. В коленках возникла мучительная слабость. А в мозгу вспыхнула яркая и безумная мысль — быть может Винстон сможет полизать ее так же как это делал отец!?

Девушка быстро заперла дверь своей комнаты на задвижку, скатала подол платья в валик и засунула его под поясок на талии. Она с лихорадочным блеском в глазах повернулась к псу спиной выставляя свою пухлую соблазнительную совершенно нагую попку. Пес настороженно следил за манипуляциями девушки. Пэтти опустилась на колени и поманила собаку к себе. Уинстон снова ткнулся в нее мордой и растерянно заскулил. Девушка протянула назад руку и пригнула его голову вниз, шире расставила колени и изогнула спину покачивая ягодицами распространяя прямо перед ошарашенным псом легкий аромат своей разгоряченной плоти, розовая полоска которой мелькала перед собакой в обрамлении пушистых золотистых волос.

— Хороший песик. Хороший Уинстон. — горячо зашептала она, когда пес шумно обнюхал ее промежность.

Она еще выше приподняла попку и пошевелила ей из стороны в сторону. Вздрогнула, напряглась и протяжно застонала, когда длинный влажный язык слюняво прошелся по ее пухлым половым губам и защекотал маленькое пятнышко ануса.

— Оооооох! — с каким то надрывом выдохнула она. Лижи! Лижи...

Грубый гибкий язык собаки, извиваясь скользил по промежности девушки снова и снова превращая волосы на половых губах в две слипшиеся от слюны приглаженные дорожки. Пэтти полностью утонула в невозможных острых ощущениях пульсациях и жжении распространявшихся от ее маленького клитора до начавшего нервно сжиматься заднего прохода, заставляя ее стонать и трепетать от удовольствия. Это было даже лучше чем с папой!

Половые губы девушки раскрылись очень похожие в этот момент на неровные створки раковины, обнажая розовую влажную плоть, которая заметно подрагивала, выставленная вверх попка бесконтрольно раскачивалась из стороны в сторону. Пэтти протянула назад обе руки обхватила ладонями пышные ягодицы и растянула их в стороны, что бы собаке было удобнее ласкать ее промежность.

Она задыхалась, невольно приоткрыв рот водя по пересохшим губам маленьким острым язычком повторяя им движения пса. Собака чавкала, помахивая хвостом. Язык уже не просто задевал чувствительную кнопку клитора он то и дело проваливался во влагалище, утопая в нем глубоко гораздо глубже чем это мог сделать отец. Ресницы Пэтти затрепетали глаза засветились внутри влагалища вдруг начались непонятные вибрации, лицо девушки неожиданно покраснело и она мелко затряслась от восторженных спазмов. По волосам лобка потекли серебристые капельки влаги, влагалище вдруг сжалось изнутри и девушка повалилась на бок, на пол сотрясаемая вспышками острого оргазма. Она прижала колени к груди свернувшись в клубочек и медленно ритмично вздрагивала, зажимая обеими ладонями промежность, словно пытаясь не выпускать из нее нечто рвущееся на свободу.

Пэтти медленно, словно нехотя пришла в себя и села поджав ноги. Уинстон сидел на корточках, часто дыша, вывалив язык и смотрел на девушку темными блестящими глазами. Она прекрасно видела его длинный красный член, который подергивался в воздухе, полностью освободившись от мохнатой оболочки. В нем было не меньше 15 сантиметров и выглядел он влажным и даже липким. Похожая на маленькую лампочку головка члена, как ни странно была меньше чем объем раздувшегося покрытого сеточкой фиолетовых сосудов ствола пениса, но все равно многократно превосходила объём влагалища Пэтти по ее мнению. Девушка тяжело вздохнула. Оргазм совсем не унял сладкий зуд между ног. Пэтти казалось что он наоборот вырос, беспрестанно терзая разум, принуждая совершать безумные поступки. Она не могла отвести глаз от пульсирующего члена Уинстона. Он был таким красивым длинным толстым и оканчивался полной мошонкой маслянисто поблескивающей аппетитной настолько, что девушка не удержавшись сладко облизнулась. Это было уже слишком. Она ощутила, что в паху вспыхнул настоящий пожар. Она должна была закрыть глаза, выйти из комнаты, что бы избавиться от бесконтрольного жгучего желания дотронуться до пениса рукой.

Пэтти собралась с духом и встала, одернув подол платья. Девушка побледнела ее колени вздрагивали и пытались сжаться, придавая стройным ногам форму икса но она решительно отперла дверь и вышла в коридор, не оглядываясь на пса. Она слышала, как Уинстон жалобно заскулили и ее сердце сжалось, а в груди растеклось непонятное тоскливое ощущение.

Она быстро пересекла гостиную и спустилась по лестнице на первый этаж. Прохладный воздух приятно холодил бедра открытые коротким подолом платья гораздо выше колен, но жар в припухшем совершенно мокром влагалище ни как не спадал. Девушка лихорадочно сглотнула и завертела головой удивленно. Отец и тетя до сих пор не вернулись из кухни? Девушка удивленно хмыкнула и двинулась в сторону арочного прохода отделявшего жилую часть дома от хозяйственной части. Еще не дойдя до неплотно прикрытой двери на кухню она расслышала приглушенные невнятные звуки и сообразила, что это стоны которые звучали почти как рыдания. Рука девушки мелко дрожала от странного волнительного страха или предвкушения чего-то в чем она сама не решалась признаться себе, когда она коснулась ей ручки и осторожно приоткрыла дверь на несколько сантиметров.

— Боже Джек! Это прекрасно!

В глазах девушки потемнело на мгновение, а потом ее мир рухнул и раскололся на мелкие осколки, когда она нерешительно заглянула в проем и увидела что происходит на противоположной стороне кухни у двери в кладовку. Ее отец лизал промежность тети Карен! Во влагалище Пэтти возник некий шар пустоты сосущая сладостна боль. Сама того не замечая Пэтти опустилась на колени судорожно хватаясь за витую ручку двери. Девушка судорожно сглотнула, ощущая как сладостная боль затопляет весь низ ее живота поднимается вверх к грудям соски, которых резко вздулись и начали зудеть, а потом захлестывает все ее тело целиком сделав его невероятно горячим мешая дышать.

Это... это было ужасно! Он занимался с тетей Карен любовью!? Почему... зачем... как он мог? Ведь тетя Карен его родная сестра!

Она видела, что на красивом породистом лице тети застыла гримаса экстаза, что она смотрит вниз помутневшим странно пустым взглядом на стриженую голову отца. Потом девушка увидела налитые тяжелые шары грудей женщины полностью обнаженные видные до самых сосков между распахнувшейся блузки с оторванными верхними пуговицами и испытала резкий укол ревности и зависти. Ее собственные крепкие острые грудки показались ей бледной копией шикарных молочных желез Карен. Она всхлипнула и едва подавила рыдание. Но когда она увидела, как тетя вскинула вверх ноги и практически сложившись пополам потянулась губами и обхватила ими торчащий между четко-очерченных половых губ круглый стержень клитора Пэтти очаровано ахнула, забыв про обиду и ревность. Она даже предположить не могла, что тело женщины может быть настолько гибким!

Неожиданный толчок в левое бедро заставил девушку покачнуться вперед. Пэтти едва не дарилась лбом о косяк двери.

— Ай! — пронзительно вскрикнула она от неожиданности и подскочила вверх.

Она совершенно не услышала, как Уинстон подошел к ней сзади и доверчиво ткнулся мордой ей в ногу. Слава богу, Джек и Карен были так увлечены собой, что не услышали отчетливый вскрик за дверью. Мужчина самозабвенно облизывал попку сестры широкими движениями языка. Пэтти вцепилась в дверь рукой приоткрывая ее немного шире, отталкивая второй надоедливого пса, который опять пытался засунуть морду ей под платье.

— Дааааа! К черту! Я хочу, что бы ты трахнул меня! — хрипло вскрикнула Карен. Я хочу ощутить тебя в своей попе! Засунь мне в зад член! Пожалуйста, Джек! Я... я хочу!

Пэтти задохнулась и прижала ладонь к губам, что бы не вскрикнуть снова. Она не верила своим ушам. Мысль о том что огромный член отца войдет в чей то анус звучала нелепо, невероятно. А потом ее зрачки расширились от шока, когда тетя судорожным рывком вцепилась в собственные ягодицы приподняла голову сильно вытягивая шею и начала лизать ввалившееся бесформенное темное отверстие между ровных половинок ягодиц, а потом отец встал на колени, подпирая бедрами поясницу женщины и синюшная раздутая головка его члена уперлась в мокрое от слюны отверстие ануса.

В очередной раз, отмокнув надоедливого пса который извозил все пальцы девушки слюной она совершенно неосознанно просунула ладонь под юбку и прижала два пальца к плотному горячему отверстию собственного ануса. Карен в кухне мучительно застонала от удовольствия. Пэтти вздрогнула, ощутив как низ живота словно бы пронзило током. Царапая ребристое вздутие сфинктера ногтем девушка, будто находясь в трансе протолкнула указательный палец внутрь с трудом продавив плотное словно резиновое и одновременно податливое кольцо. Подсознательно ей хотелось почувствовать те же ощущения что заставляли ее тетю надсадно протяжно и сладострастно стонать, мотая головой. Это было немного больно но Пэтти верила, что вскоре боль сменится удовольствием.

Она почувствовала горячее прикосновение шершавого мокрого языка Уинстона к своим бедрам там, где ягодицы образовывали четко очерченую полочку устремляясь вверх с крутым изгибом. Она не успела среагировать, старательно изгибаясь, выпячивая попку назад, что бы упростить себе процесс анальной дефлорации и пес тут же накинулся языком на ее приоткрытую промежность. Девушка тихо ахнула и закусила нижнюю губу. Бессознательно изогнулась еще больше, когда кончик гибкого языка начал мерно скользить по ее пальцу до половины погруженному в попку вниз практически ныряя во влагалище, упруго продавливая половые губя непрерывно раздражая клитор. Пес зарычал и волнообразно извивающееся тело девушки замерло. Она не чувствовала страх, просто не хотела что бы он шумел и привлек внимание парочки занимающейся любовью на кухне. Дог неожиданно встал на задние лапы, обхватив передними ее за талию, он оказался одного с ней роста.

Толчок был не сильным, но туша пса тяжело навалилась на Пэтти и она едва не ввалилась в дверь в последний момент, схватившись за косяк двумя руками и почти упала на колени под весом собаки. Сцепив зубы она расставила колени, немного отползла назад и все таки согнулась, встав на четвереньки под весом дога, не сдержав протестующий стон. Снова испугано заглянув в щель между дверью и косяком, не услышали ли ее возню отец с тетей, Пэтти замерла в двусмысленной позе, не решаясь пошевелится. Она невольно задрожала от страха и волнения когда почувствовала липкий влажный член пса который подергивался между ее ног оставляя на коже клейкие следы преэякулянта. Пес ещё сильнее навалился ей на спину перебирая передними лапами, обдавая частым дыханием ее шею и затылок. Ткань платья Пэтти затрещала разрываясь.

Боже! Чего он хочет? Вставить свой член в меня!? — в панике подумала Пэтти.

Неожиданно ей стало очень страшно. Пес вел себя совсем не так как обычно. Он больше не был похож да добродушного ласкового гиганта. Девушка ощущала, как крупные желтоватые клыки собаки едва не касаются кожи на ее загривке и боялась пошевелится.

Пес засучил передними лапами по ее спине переставляя их в район лопаток девушки, разрывая платье, на какие то лохматые полоски, и заостренный стержень его пениса в очередной раз мазнув по левому бедру девушки проскользнул в плотную щель между горячих ягодиц и буквально воткнулся в задний проход.

О, нет! О, боже, нет! Только не туда! — мысленно застонала Пэтти пытаясь сдавить член мышцами сфинктера, но заостренная залитая липкой семенной жидкостью головка пениса легко преодолела судорожное сопротивление. Потом она застонала и торопливо зажала рот ладонью, когда похожая на наконечник стрелы головка члена вонзилась в ее анус и оказалась в горячем сухом пространстве кишки. Дыхание Пэтти вдруг стало сбивчивым, она не могла описать ощущение которое испытывает, но оно заставляло ее часто дышать. Она чувствовала, как пульсирующее бугристое тело медленно вползает в ее попку сантиметр за сантиметром. Распирающее растягивающее давление на стенки вызывало мучительную боль и одновременно волну невероятно острой сладости.

— Ой! Ой! Ооооох! — всхлипнула Пэтти и из ее глаз полились слезы, а собачий член все вползал и вползал в ее задний проход мощные короткими толчками.

Перед глазами девушки поплыло, она чувствовала, как горячие слезинки текут по щекам. А Уинстон, ощутив, что его член охватила восхитительная теснота стал быстро двигать задом, шумно дыша, яростно виляя длинным хвостом. Низ живота девушки пронзали мучительные судороги, попку немилосердно жгло и она конвульсивно расслабляла и сжимала мышцы ануса желая облегчить боль в копчике что производило на дога еще больший возбуждающий эффект. Вместе с тем Пэтти ощущала, как сладко пульсирует ее влагалище изнутри, словно это в него вонзался горячий стержень.

— Оооооувв!

Боль прошла так же резко, как и возникла. Она всхлипнула, потом тяжко вздохнула, чувствуя как член пса все быстрее движется в кишке. Уинстон дергал бедрами, в каком то неистовом темпе. И девушка сама того не ожидая начала горбится, похотливо подбрасывая вверх попку, позволяя пенису собаки проникать в себя глубже и свободнее. Их неестественная связь все сильнее захватывала ее с каждой секундой. Теперь блестящий красноватый ствол вонзался в анус девушки с легкостью, издавая липкий шелестящий шум, спина Пэтти изгибалась, руки которыми она цеплялась за косяк двери дрожали, бедра тоже подергивались, стремясь разъехаться в стороны. Изо рта ее вместе с тяжелым дыханием доносились непрерывные тихие стоны. Задний проход и клитор просто горели каким-то дьявольским пламенем, от каждого яростного толчка собаки, и она дергалась, когда пушистая упругая мошонка дога шлепала ее по раскрытому влагалищу. Пес уже почти не ощущал сопротивление мышц сфинктера, весь его член проникал в кишку легко и свободно растянув кольцо сфинктера, расширив внутренний канал, смазанный обильно текущей из пениса семенной жидкостью. Пэтти слышала, как при каждом погружении ее попка издавала достаточно громкие чавкающие звуки, словно бы всасывая пенис.

Сгорая от желания усилить наслаждение еще больше девушка протянула под себя руку и нащупала в устье половых губ распухший выступ клитора. Прижав к нему два пальца она начала гладить нажимать тереть его как совсем недавно это делал язык ее отца, промежность отозвалась на это дрожью и настоящими спазмами. Одновременно Пэтти ощутила, что бедра пса задвигались еще быстрее, хаотично резко, пес едва не свалился с ее попки ерзая на ней всем телом. Потом дог рыкнул, забил член максимально глубоко и замер мелко дрожа всем телом. И только его член в кишке девушки продолжал дергаться и раздуваться, а потом Пэтти ощутила, как из него в попку начала брызгать горячая жидкость. И она непроизвольно стала сокращать мышцы ануса неосознанно пытаясь доить член собаки испытывая острое наслаждение от ощущения наполненности прямой кишки.

— Ухххх, ухххх, уххххх! — ритмично стонала Пэтти дергая спиной при каждом новом выстреле спермы из члена пса.

Кончив Уинстон мгновенно потерял интерес к молодой хозяйке. Он оттолкнулся передними лапами и быстро выдернул из нее член, отбежав в сторону и улегся прямо на полу в коридоре начав вылизывать свое разморенное хозяйство. Пэтти ощутила, как из растянутого отверстия густо потекла жидкость, щекоча перешеек между анусом и влагалищем. Она так и не кончила, но теперь, когда не ощущала безумного растяжения в кишке только сосущую пустоту и одновременно легкую наполненность как это бывает при клизме не хотела доводить дело до конца пальцами. Девушка сосредоточила внимание на сцене, разворачивающейся в кухне.

Она успела как раз вовремя, что бы увидеть, как невероятно раздувшаяся головка члена отца ныряет между сдвинутых шарообразных грудей тети. Челюсть девушки удивленно отвисла, когда она увидела жадно раскрытый рот тети Карен. А потом из расширившегося отверстия на конце головки брызнула толстая раздваивающаяся в воздухе струя беловатой спермы. Она влетела прямо в рот женщине облив ее верхнюю губу и кончик носа. Пэтти испытала приступ дикой ревности. Она не могла позволить тетке забрать у нее любовь отца. как она могла, как посмела!? Папа должен был принадлежать только Пэтти и его любовь тоже! вся его любовь в любом виде! Девушка вскочила на ноги и не раздумывая шагнула в комнату, распахивая дверь с ненавистью, глядя на довольно облизывающую уголки рта женщину.

— Уф! Это был великолепный минет сестренка!
— Я полна сюрпризов братец! Ты даже не представляешь на что я еще способна! — довольно ответила Карен.
— Того что я видела достаточно! Это отвратительно! — взвизгнула Пэтти, едва сдерживая рыдания.

Оба взрослых вздрогнули и как то сжались, отпрянув друг от друга. На их лицах отразилась целая гамма эмоций. Унижение, стыд, страх, чувство вины.

— Пэтти!
— О, боже! — вскрикнула Карен, бледнея.

Она торопливо села на лавке сжав колени и попыталась прикрыть груди руками, с ужасом представляя, что племянница теперь все расскажет Бет. Однако девушка ошеломила ее еще больше, когда выйдя на середину кухни, задрала вверх подол красивого сиреневого платья, оголяя поросшую спутанными кое где слипшимися от влаги волосами явно возбужденную промежность.

— Теперь ты больше не захочешь меня папа? — воскликнула она, сверкая глазами, в которых стояли слезы. У меня все горит внутри! Пожалуйста, сделай так что бы я кончила снова!

Карен перевела взгляд округлившихся от шока глаз с всхлипывающей племянницы на брата, который весь сжался будто ожидая удара.

— Ты что, и ее трахал? — тихо спросила она не веря, что все это происходит на самом деле.

Джек виновато покраснел.

— Нет! Нет... я имею в виду... не так... как тебя! Я не занимался с ней любовью в прямом смысле...
— Пожалуйста, папа?! Я вся горю... там ужасно жжется... — залепетала Пэтти двигаясь к мужчине, который продолжал глупо пялится на свою сестру, она по прежнему поднимала подол платья до талии.

Карен бросила взгляд на обмякший член Джека. Женщина испытывала смешанные чувства. За последние несколько часов произошло столько, что она даже не пыталась разобраться с тем что сейчас чувствует. Она сжала горячий похожий на крупного червя мягкий пенис пальцами и покачала его из стороны в сторону.

— Похоже он ни на что не годен. В ближайшее время ты не можешь рассчитывать только на его язык малышка! — сказала Карен саркастически усмехаясь.

Потом она протянула руку и положила ладонь на обжигающе горячую промежность племянницы.

— Что ты делаешь? — удивленно спросил Джек.
— Заткнись братец. — холодно ответила женщина даже не посмотрев в его сторону. Это между нами девочками. Мы прекрасно умеем справляться с ситуацией, когда под рукой нет ни одного самца!

Пэтти непроизвольно застонала и сгорбила спину, когда тонкие пальцы тети поползли по ее половым губам. До этого момента она ни когда не задумывалась о сексуальном контакте с женщиной. Хотя до этого она ни когда не задумывалась о чем то подобном и с домашним псом. Так какая разница? В конце концов, она испытала от прикосновений нарастающее удовольствие и это было самым важным. Может тетя Карен сможет сделать ее счастливой...

Пэтти застыла неподвижно и просто смотрела, как тетя встала с низкой скамеечки и расстегнула ее порванное на спине платье. Джек наблюдал за этой сценой все еще не зная как поступить. У него на секунду возникла мысль вмешаться и прекратить это безумие, но потом когда сестра упруго встала, и ее налитые груди призывно качнулись, мужчина забыл обо всем. Поэтому он с глупой улыбкой просто смотрел, как она стаскивает с его дочери платье через голову. Ему стало интересно, что Карен сделает дальше. Он прекрасно знал, что она не была лесбиянкой. Бисексуальна? Эта мысль заставила его поежится, взбудоражила фантазию.

Отбросив платье в сторону, Карен медленно опустилась на колени, проводя руками по небольшим остроконечным грудям девушки и ее подрагивающему животу, обняла выпяченные ягодицы и подалась вперед. Она начала облизывать внутреннюю поверхность расставленных бедер Пэтти, короткими движениями языка постепенно поднимаясь вверх, а потом принялась лизать солоноватые пушистые явно припухшие половые губы не подозревая, что они залиты слюной ее дога. Пэтти надсадно застонала и схватила тетю за голову. Она расставила ноги шире приподнялась на цыпочки и надавила на затылок женщины. Карен запрокинула голову просовывая лицо между бедер племянницы и дотянулась языком до пульсирующего бутона ануса девушки между судорожно сжимавшихся ягодиц.

— Черт! Что это?! — удивленно произнесла женщина отстраняясь.

Она провела покрытым какой то белой массой языком по губам, почмокала, словно пытаясь распробовать жидкость на вкус а потом резко развернула девушку к себе спиной и толкнула ее в спину заставив наклонится вперед. Красивое лицо Пэтти стало пунцовым от стыда, а женщина, вонзив ногти в ее попку развела в стороны пухлые ягодицы и стала жадно лизать между ними.

Пэтти снова застонала, качнулась и почти упала на колени, глухо ударившись ими об пол, она изогнулась и подалась вперед практически ткнувшись лицом в ноги отца. Джек невольно поддержал заваливающуюся вперёд дочь, обхватив ладонями ее тугие груди. Карен буквально присосалась ртом к попке девушки издавая громкие всасывающие звуки и что то судорожно глотала при этом. От этого влажного чавканья член Джека задергался и начал медленно набухать, вырастая в размере. Пэтти всхлипнула, уткнувшись лицом в промежность отца. Ее ноздри затопил концентрированный аромат смеси запахов пота мужской плоти, семени и женских выделений. Она еще слабо сопротивлялась собственным желаниям, пыталась убедить себя в том что то что делала тетя это отвратительно, что быстро набухающий пенис отца это мерзко, но природа быстро взяла свое. Похоже, разнузданная сексуальная жажда передалась девушке в наследство от ее матери. Она потянулась вперед губами высунула язык и начала лизать липкий ствол члена мошонку мужчины, жадно глядя на вылезающую из плена крайней плоти рельефную синевато-лиловую головку. Одновременно она дергала бедрами прижимаясь попкой к лицу Карен, чувствуя как женщина жадно вытягивает из ее кишки сперму Уинстона бесстыдно орудуя в растянутом собачьим членом анусе языком.

Член Джека мучительно напрягся в полную силу, мужчина испытывал некоторый дискомфорт и резь в паху, однако сейчас ему было совершенно плевать на это. Он хотел собственную дочь и требовательно ткнул головкой в ее полураскрытые губы. Член снова дернулся, мазнул девушку по щеке и носу оставив на покрасневшей коже влажный след и шлепнулся о живот мужчины, напряженно покачиваясь и заметно пульсируя. Пэтти заурчав, схватила корень влажной ладошкой и начала смело дрочить его, покрывая головку жаркими поцелуями, щекоча ее короткими касаниями подвижного язычка. Ее губы уже сомкнулись на головке всасывая ее в рот, когда мужчина неожиданно оттолкнул дочь.

— Нет! Нет! — воскликнул Джек, сатанея от собственного желания. Я хочу взять тебя!

Карен, с хлюпом втянув очередной глоток вязкой ароматной жижи, оторвала блестящие губы от опухшего овала заднего прохода девушки.

— Она девственница Джек. Я проверила! — немного задыхаясь, произнесла женщина си со значением посмотрела на покрасневшую Пэтти, которая повернула к ней лицо. Мне кажется, я разгадала твою маленькую тайну дорогая! — прошептала она с намеком, облизывая покрытые беловатыми комочками семени губы. Это было приятно? Тебе понравилось?

Пэтти покраснела еще больше и торопливо кивнула головой.

— Какой секрет? — удивленно спросил Джек.
— Никакой, — ответила Карен. Это наши девичьи секреты. Ты готова потерять невинность малышка? — спросила она у Пэтти. Я буду только рада попрыгать вместо тебя на замечательном члене твоего отца.
— Это будет больно? — спросила Пэтти еле слышно, оценивающе поглядывая на мощный толстый ствол пениса.
— Нет. — заверил ее отец голос, которого дрожал от еле сдерживаемого волнения.

Он потянул девушку к себе принуждая подняться на ноги, развернул спиной к себе, обнял ее за талию и поцеловал в шею. Пэтти расставила ноги встав над бедрами отца и стала садится медленно нерешительно но целеустремленно. Мужчина задохнулся от сладости, когда упругие горячие половые губы дочери коснулись головки члена. Он сильно сжал плотные бедра девушки и притянул ее вниз с наслаждение, ощущая как член раздвигает складки и входит в узкое влажное от сока отверстие.

— Оооохх! — вскрикнула Пэтти ощутив упругое давление на тонкую перегородку в глубине ее влагалища.

Пальцы отца дотянулись до ее половых губ раздвигая их в стороны он заставил девушку пошевелить бедрами, словно бы расширяя отверстие из которого обильно выделялась скользкая смазка. Потом он приподнял все тело Пэтти вверх и опустил, насаживая на свой член, мечтая чтобы очаровательная попка дочери расплющилась о его бедра и живот.

— Увваааххх! — взвизгнула Пэтти вонзая ноготки в руку отца, обхватившую ее живот.

Член одним мощным толчком ворвался в ее нутро, продавив, разорвав тонкую эластичную перегородку. Она напряглась, пытаясь освободится от распирающего давления внутри, но почти сразу расслабилась и восторженно застонала, сбивчиво дыша от быстро нарастающего удовольствия в груди. Резкая пронизывающая боль сразу сменилась острым сладким щекотанием в паху, великолепным чувством щекочущего блаженства от плотного толстого тела быстро скользящего в животе по-хозяйски раздвигающего стенки канала влагалища.

— О, да! — она едва не заплакала от восторга, когда мужчина сжал между двух пальцев ее чувствительный клитор, нежно поглаживая его.

Пэтти запрокинула голову и прикрыла глаза ощущая как тяжелые упругие горячие груди сплющиваются о низ ее живота о ее лобок, вдавливая ее попку в живот отца. Джек начал мерно двигать тазом подбрасывая тело дочери, придерживая ее под бедра управляя движением члена в ее влагалище. Ему было не очень удобно, и мужчина встал, удерживая дочь на весу наколотую на член как бабочка на булавку. Он на секунду вытащил пенис лег на пол спиной и усадил девушку сверху лицом к себе снова войдя в ее тело уже легко и непринужденно.

— Ууууух! — простонала Пэтти наклоняясь вперед двигая телом вверх и вниз сама без посторонней помощи.

Трение стержня по стенкам влагалища отдавалось в ее душе трепетом и восторгом. А потом она ощутила как что то небольшое липкое и твердое тычется в раскрытое отверстие ее ануса. Сначала она не поняла, что это взволновано, оглянулась через плечо и увидела перекошенное похотью лицо тети Карен. Женщина пыталась вдавить свой ненормально большой клитор в задний проход племянницы. Совершенно обезумевшая от сексуальных фантазий женщина делала это с пылом и яростью представляя себя мужчиной. Она оттягивала клитор вверх зажав его между пальцами и судорожно дергала низом живота прижимаясь к спине Пэтти влажными грудями. Невероятно, но ей удалось вставить головку клитора в анус девушки и она, вскрикивая и хрипло стеная, совершала судорожные фрикции трахая племянницу в попку. Это было безумно сладко, Пэтти едва не захлебнулась наслаждением на миг потеряв ощущение реальности. Меленький стержень клитора был конечно мало похож на настоящий член как у Уинстона или отца но все равно это было здорово. Он сновал в кольце сфинктера подергиваясь, раздражая нервные окончания, заставляя Пэтти стонать от наслаждения. А во влагалище бился настоящий гигант по сравнению с этим малышом и пальцы отца снова теребили ее клитор.

— Ооооо! — простонала Пэтти прижимаясь к разгорячённому телу отца животом, выставляя попку выше чувствуя как несколько сантиметров клитора тети быстро вонзаются в ее анус. Ооо, папочка я люблю это!

Она не выдержала и все таки заплакала от восторга. Напрягла бедра и мощно задвигала тазом насаживая себя н толстый горячий пенис. Пальцы мужчины почти грубо пощипывали похожий на почку кончик ее клитора, а твердые губы сосали и сжимали распухшие соски, переходя от одного к другому. Джек импульсивно задергал бедрами посылая пенис в шелковистые объятия стенок влагалища дочери в быстром темпе, чувствуя, что вотвот взорвется. Почти невесомое тело девушки извивалось над ним ее попка мягко прижималась к его бедрам, а на лобок и мошонку выплескивались пульсирующие тонкие струйки слизи и это довело его до экстаза гораздо быстрее чем он ожидал. Господи ему было невероятно хорошо с ней.

— Быстрее дорогая! Быстрее! — хрипло застонал он.

Когда девушка послушно отозвалась, запрыгав на теле отца как упругий мячик он захрипел. Застонал в голос, зарычал как дикий зверь. Ее аккуратное тесное влагалище пошло рябью, быстро натягиваясь на его пульсирующий член как плотный резиновый капюшон, погружая ствол до упора резко расплющивая розовые половые губы вокруг его основания.

— Аррргх! — горячий тугой фонтан спермы плеснул в вагину Пэтти, упруго выстрелив из сладко занывшего пениса, головка которого раздулась и превратилась в вытянутый овал с ребристыми краями.

Мужчина хотел, но ни как не мог сдержаться. Удовольствие стало почти болезненным, оно просто разрывало его на части. А потом сладкая попка Пэтти упруго ударилась о его бедра и замерла, плотно прижавшись к ним. Мошонка мужчины дергалась и сжималась как живое существо. Горячая влажная заполненная слизью вагина превратилась в фантастический рот, который с жадностью вытягивал из члена густой сок. И он с ревом отдался бушующему оргазму выпуская в утробу дочери струю за струей.

— Хммм... ухххх... аргх! — рычал Джек с судорогами по всему телу выстреливая порцию за порцией.
— Ооооиииииии! — вторила ему Пэтти, которая утонула в безмерном наслаждении оргазма едва ощутила, как первая струя семени ударила где то в ее животе затопив полость влагалища.

Позади нее корчилась в судорогах Карен, которая почти царапала ногтями попку племянницы стараясь раздвинуть ягодицы шире и еще глубже всунуть клитор в пульсирующее судорожно сжимающееся и раскрывающееся отверстие ануса. Спазматические сокращения мышц Пэтти были такими мощными, что временами ее сфинктер просто заклинивал толстую шишку клитора женщины в прямой кишке, не давая ей пошевелится. Ей показалось, что девушка сама отклячивает попу назад пытаясь поймать 5 сантиметровый стерженек задним проходом. Судороги отца и дочери еще не стихли когда Карен присоединилась к ним ухнув в пучину оргазма, утонув в нем полностью захлебнувшись в море сладости.

Пэтти билась и кричала почти 5 минут. Все это время ее вагина сокращалась и доила ставший вялым член отца. Наконец она распласталась на его груди всхлипывая и подергиваясь, и мужчина тоже застонал, расслабленно откидывая голову.

— О, папа, папочка, это нестерпимо! — выдохнула девушка, ерзая по телу отца своим, извиваясь как змея. Я хочу еще! Еще раз, пожалуйста! Мы должны! Ты должен!

Позади нее Карен волнообразно двигала низом живота размазывая собственную слизь по попке племянницы.

— Похоже, ты разбудил зверя братец! — томно рассмеялась она. Тебе хватит здоровья? Как ты сможешь управляться сразу с двумя сексуальными фуриями?! Бет и Пэтти выпьют тебя до суха!

Джек представил себе Бэт. Ее фантастически соблазнительное тело. Если бы она была такой же раскрепощенной как Карен! А так... ему стоит остерегаться, нужно быть крайне осторожным с женой, это уж точно... В глубине души мужчина прекрасно понимал что вся эта ситуация не сможет долго оставаться для жены тайной но сейчас ему было плевать на это. Ему хотелось жить и получать удовольствие. А дальше... да плевать на то что будет дальше!

Он был уверен, что как ни будь разберется со всем этим. Выкрутится, как выкручивался несколько раз до этого. Но сейчас стоило поспешить домой. Бет может заподозрить, что то неладное, если они не приедут на ферму до вечера.

****

Позже... когда все трое вымылись и переоделись и уже стояли на пороге собираясь ехать домой Карен остановила брата в дверях.

— Я надеюсь, ты навестишь меня в ближайшее время Джек? — промурлыкала она, горячо прижимаясь к нему всем телом.
— Можешь не сомневаться! — так же тихо ответил мужчина.
— И не забудь взять с собой Пэтти. — женщина посмотрела на племянницу странным взглядом. Да... Я разрешила ей, взять Уинстона. Он слишком любит свободу, что бы держать его взаперти целыми днями. А у вас на ранчо ему будет хорошо. И Пэтти его так любит! Надеюсь, ты не будешь против, если он отправится с вами?
— Разве теперь я могу отказаться? — немного натянуто усмехнулся мужчина.
— Надеюсь, ты будешь изредка привозить его обратно дорогая, я буду скучать по нему? — улыбнулась Карен девушке, которая в этот момент проходила мимо. Он такой горячий и игривый! — женщина заговорщически подмигнула племяннице.

Пэтти порозовела и кивнула.

— Спасибо что не сказала ни чего папе! — прошептала она, чмокнув тетю в щеку.
— Не стоит благодарности. Меня трудно чем то удивить, но тебе удалось это сделать. Пикантность твоих отношений с псом будет приятно будоражить меня одинокими вечерами!

Пэтти захихикала и вышла на улицу, провожаемая задумчивым и откровенно похотливо-завистливым взглядом тети.

Глава 7

Джерри едва хватило сил. Ему пришлось тащить находящуюся в полуобморочном состоянии мать на руках. Ее тело было ватным безвольным и невероятно тяжелым. Он тяжело отдувался, но все таки отволок ее в ванную комнату. Кое как усадил в ванную и включил краны, пустив воду. Потом он стал осторожно промывать залитую спермой жеребца промежность женщины. Половые губы Бет набрякли и вытянулись они потемнели и свисали двумя крупными раздувшимися ломтями между которыми зияло неприлично раскрытое ребристое отверстие. Мальчик чувствовал себя немного глупо копошась в клейком месиве, в которое превратилась вагина Бет после контакта с огромным фаллосом жеребца. Он копошился в промежности пальцами ощупывая бахромистые лепестки малых губок, ощупывал шелковистые стенки вагины и чувствовал, что желание снова заняться с мамой любовью только растет с каждой минутой. Мысль о том, что весь канал вся ее утроба затоплена вязким семенем лошади возбуждала невероятно.

— Умммм — истомно застонала Бет и напрягла икры приподнимая низ живота выставляя на обозрение сына похожую на распустившийся цветок красную промежность и задвигала тазом, словно насаживаясь на его пальцы. Оо, Джерри. — простонала она. Это был сон? Или Гарольд действительно занимался со мной сексом?
— Посмотри на сперму, которая течет из тебя мама. При всем желании я не смогу конкурировать с жеребцом по такому объёму жидкости.

Бет всмотрелась в бирюзовую гладь воды, едва покрывавшую ее бедра и увидела множество похожих на белые сгустки нитей, капель и клякс густой жидкости, плавающих в ней и поняла, что не смотря ни на что еще способна краснеть!

— Боже мой, сынок, ты наверное думаешь что я развратная тварь?!
— Я думаю, что ты создана для секса! — засмеялся он, шевеля во влагалище женщины тремя пальцами. И теперь я знаю, что у тебя самая горячая и ненасытная п*** в мире!
— Я... я не хочу, что бы ты рассказывал об этом никому... никогда... Не говори так.
— Но ведь это правда!

Бет с ужасом осознала, что весь ее разум заполнен желанием испытать оргазм снова. Желание кончать раз за разом смешивалось с ноющим чувством вины, со стыдом, отвращением к себе мучая сознание женщины. Это угнетало и давило. Женщина не представляла, как посмотрит в глаза мужу.

— Брось мама. Слишком поздно терзаться моральными переживаниями! К тому же ты такой мне нравишься гораздо больше. И я не хочу, что бы это прекращалось!

Подбородок Бет задрожал рот безвольно раскрылся, когда мальчик вставил во влагалище четвертый палец и протолкнул руку глубже до самых костяшек ритмично надавливая на стержень клитора большим пальцем. Ее дыхание мгновенно стало тяжёлым и прерывистым низ живота приподнялся еще выше так что над водой приподнялись судорожно сжатые ягодицы.

— Да... о, да... Джерри... — она судорожно схватила сына за волосы левой рукой. Я хочу этого! Не хочу, что бы это прекращалось ни когда! Ни когда!

Джерри еще минуту играл, ощупывая подрагивающие стенки влагалища женщины, потом убрал руку и помог ей встать. Она невольно улыбнулась, видя с какой жадностью он смотрит на ее тяжело качнувшиеся мокрые груди.

— Возьми их! — прошептала она, поведя плечами, так что бы вытянутые сферы хлопнулись друг о друга.

Он жадно сжал сочную мякоть, судорожно стискивая податливую плоть.

— Они такие большие и красивые, — зачаровано пробормотал он. Я всегда мечтал сосать твои груди мама! Я помнил, какие крупные и аппетитные у тебя соски. Когда они проступали через твою блузку у меня всегда был жуткий стояк!
— О чем еще ты фантазировал маленький развратник?
— Целовать твою п***, войти в нее! Я мечтал трахнуть тебя пока ты спишь! Знаешь я несколько раз почти решился сделать это. Если бы я был уверен, что ты не проснешься, я бы давно сделал это.

Вид медленно набухающего распрямляющегося члена сына больно резанул Бет по глазам. Это очень походило на вспышку фотоаппарата на мгновение ослепившую вызвавшую цветные круги перед глазами и легкое головокружение. Ее влагалище мгновенно начало зудеть, на распухших половых губах тут же повисли нити слизи очень похожие на слюну, свисающую изо рта фантастического монстра. Эта шутливая перепалка с сыном заводила ее, заставляла снова возбуждаться до безумия.

— А, ты хочешь кончить еще раз Джерри? — спросила она затаив дыхания. Я понимаю, что ты молодой и сильный парень, но такое количество оргазмов может сломить даже тебя!
— Не беспокойся обо мне мама. Я чувствую, что мои яйца снова отяжелели от спермы и я полностью готов к бою.
— Хочешь вы*** меня в рот сынок? — прошептала Бет краснея от собственной разнузданности.
— Ха, я готов трахнуть тебя куда угодно!
— Идем в спальню! — чувствуя как все в животе трепещет, прошептала Бет. Там нам будет удобнее.

Джек последовал за ней стараясь постоянно касаться возбужденным членом волнительно перекатывающихся покачивающихся пышных ягодиц, которые соблазнительно изгибались при каждом ее шаге.

— Волнуешься? — улыбнулась она, оглядываясь через плечо.
— Нет. Просто моему члену холодно и он ищет теплую уютную норку.
— Ну. — будничным тоном произнесла она, ложась на кровать, раздвигая ноги и приподнимая их вверх при помощи рук. Давай посмотрим, что я могу для тебя сделать!

Джерри расположился стоя на коленях в ее изголовье. Так что его член упруго покачивался прямо над лицом женщины едва не касаясь головкой жадно полураскрытый губ. Он подхватил ее ноги под колени, приподнимая их выше.

— Мама я хочу, что бы ты не просто пососала мне. Я хочу реально вые*** тебя в рот! — произнес он.

Вместо ответа женщина глупо улыбнулась и высунула розовый блестящий от слюны язык, ловя им покачивающуюся пурпурную головку.

Интересно, что там делает этот беглый каторжник? — подумала она, вспомнив о преступнике прячущимся в туалетной комнате смежной со спальней. Она не представляла чем он занят там и теперь подумала, что возможно он просто ушел пока она была в конюшне. Впрочем, едва сын наклонив член вниз медленно ввел головку пениса ей в рот Бет тут же забыла о Ковере.

— Ммммммппфф... ! — она издала влажный звук с наслаждением вбирая член в рот.

Он не останавливался, тяжело надавил на член всем телом и пропихнул его в ее горло, так что поросшие редкими золотистыми волосками яички заткнули нос Бет.

— Ааахх... — застонал мальчик, чувствуя как губы матери судорожно стискивают корень члена.

Ее шершавый язык щекотно скользил по стволу, едва шевелясь в забитом плотью рту. Женщина подняла левую руку и ласково обхватила мошонку сына пальцами перекатывая скользкие орешки играя с ними.

— О, да, мама! Играй с моими яйцами!

Бет мягко сжала пальцы, оттянула мошонку вниз, поглаживая второй ладонью бедра сына, мокро засопела, медленно принимая в рот его пенис, который скользил в ее голе туда и обратно. Стоны и вздохи сына отдавались в ее ушах божественной музыкой. Она едва могла дышать постоянно давилась слюной, но его удовольствие наполняло все ее сознание безбрежным блаженством. Бет сосала жадно, самозабвенно. Она уже чавкала, не замечая, что из углов ее рта непрерывно течет поток загустевшей слюны, заливая поблескивающую от пота шею. Она до судорог в связках разевала рот стараясь попутно облизывать скользящий во рту бугристый ствол.

Бесстыдно раздвинутые ноги матери предоставили Джерри откровенный прекрасный вид ее разморенной натруженной вагины. Распухшие половые губы жирно поблескивали и выглядели очень аппетитно. Торчащие между ними лепестки малых губок потемнели на концах словно зарумянились, мальчик прекрасно видел поблескивающие густые капли сока, которые медленно стекали из приоткрытого вытянутого отверстия влагалища к ягодицам, превращая широкий участок кожи в некую блестящую стеклистую ленту. Розовый похожий на стебель клитор опух, вытянулся и нервно подрагивал, приподнявшись над основанием.

Когда Бет ощутила горячее дыхание сына на своей промежности она пронзительно замычала, выпучив глаза и слюна из ее забитого рта потекла еще гуще, а в горле раздалось некое клокотание. Ожидание, когда шершавый язык наконец коснется клитора было для женщины невыносимой пыткой. Он сразу воткнулся в ее влагалище, заставив ее воткнуть пятки в постель и встать на импровизированный мостик подбрасывая тело сына.

— Мммм! — протяжно замычала она с хлюпом втягивая пенис мальчика в рот как мощный пылесос.

Бет не жалея с силой сдавила яички мальчика пальцами задыхаясь чувствуя как головка члена быстро скользит глубоко в ее горле или пищеводе она уже не могла понять. Стоны рвались из ее раздутого горла непрерывно выплескивались наружу вместе с перханьем чавканьем, потоками слюны, которая затопила все ее горла, повисая на подбородке белыми пузырящимися сосульками. Женщина приподняла попу еще выше, мечтая что бы Джерри получил доступ к раздутому полураскрытому розовому кольцу заднего прохода. Мальчик прекрасно понял чего она хочет. И Бет сладострастно забулькала едва его язык коснулся нервных окончаний ануса и начала подмахивать сыну низом живота.

— Подними ноги вверх мама! Мне не удобно! Прижми колени к груди, я хочу видеть твою сладкую попу!

Она сделала, как он просил, а потом едва не сбросила его с себя, когда мясистый язык проник в расширившееся отверстие заднего прохода, ощупывая кишку изнутри. Сладость прострелила по всему телу Бет заставив его забиться точно под ударами тока. Она едва не укусила сына за член в порыве сладострастной ярости. Гибкий невероятно живой язык Джерри буравил ее анус ввинчивался в него невероятно глубоко доставляя женщине море удовольствия. Дикого почти невыносимого.

— Пришло время сделать кое что сумасшедшее, — хрипло проговорил Джерри отрывая рот от подергивающегося похожего на перевернутый конус ануса матери.

Женщина протестующе замычала, но тут же вскинулась снова ощутив как два пальца глубоко вонзаются в ее влагалище.

— Ммммпф! — хлюпнула Бет истошно, ствол члена двигался со все большей амплитудой и скоростью по нему тянулись нити слюны к губам и кончику носа женщины, создавая затейливую паутину.

В ее влагалище проник третий палец, за ним четвертый. Член Гарольда растянул влагалище настолько, что Джерри без труда ввел их до костяшек ладони.

— Расслабься мама! — пропыхтел Джерри возбужденно.

Он прижал к ладони большой палец и с силой толкнул сложенную ковшиком ладонь между половых губ. Толчок вышел сильным, и ладонь вошла во влагалище, почти не встретив сопротивления, утонув в нем по запястье. Бет вскинулась, судорожно замолотив пятками по кровати, совершенно потерявшие осмысленное выражение глаза женщины полезли из орбит. Джерри пошевелил пальцами ощупывая скользкие гладкие стенки вагины вызвав у матери новый взрыв конвульсий и булькающего хрипа. Мальчик протолкнул руку еще глубже, на три четыре сантиметра пока пальцы не уперлись в какое то мясистое вздутие. Бет завыла, дергая головой выплескивая из забитого рта уже не слюну, а пузырящуюся пену. Мальчик был поражен тем как плотно стенки обхватили его ладонь как они заметно вибрируют, изгибаются, обхватывая суставы, как их волнами затапливает густая горячая влага. Ему хотелось просунуть руку еще глубже. Мальчик с усилием сжал пальцы в кулак и толкнул... Еще несколько сантиметров, новый вопль женщины, волна судорог, ногти вонзающиеся в собственные ноги, громкие булькающие звуки из горла, крупные белые пузыри надувающиеся и лопающиеся в ноздрях Бет, густое чавканье доносящееся из влагалища с каждым движением кулака погружающегося в плоть и медленно выползающего наружу с потоком слизи, которая залила всю покрасневшую попку Бет и образовала на простыне под ее телом большое влажное пятно. Джерри осатанело задвигал кулаком трахая мать рукой, он вытянул ноги и почти лег на нее елозя мошонкой по глазам и лбу женщины.

У Бет остановилось сердце и забухало в висках, когда рука сына во влагалище сжалась в кулак и начала двигаться, раздувая его неимоверно. Она была толще, чем член Гарольда! Сын не жалея вонзал ладонь в плоть матери заставляя ее импульсивно дергаться превращая ее утробу в единый комок сладостной боли и безумного блаженства. Через минуту растянувшиеся двумя полукольцами вокруг предплечья половые губы покрылись настоящей шапкой пены из взбитой слизи. Мальчик пригнул голову дотянулся губами до клитора женщины и сжал опухший кончик зубами. Это стало последней каплей!

— Ммммммпппффф! Граххххааа! — истошные вопли Бет наполнили пространство спальни, когда все пространство ее влагалища свела жесткая судорога, и оно стиснуло

кулак Джерри тисками.

Попа женщины снова приподнялась над постелью и бешено задергалась вверх вниз выворачивая ему кисть. Джерри ощутил, как по стенкам вагины пошли настоящие волны, бедра живот и спина женщины мелко затряслись словно их било током. По коже предплечья Джерри потекли крупные беловатые капли слизи, превратившейся в пузырящуюся взвесь. Оргазм, нахлынувший на Бет выглядел дико и даже страшно. Она заколотила руками по спине сына, потом вонзила ногти в его ягодицы, притягивая его попу к себе и отталкивая вверх, втыкая член в рот в быстром темпе, больно шлепая мошонкой по глазам. Эта импровизированная повязка, почему то заводила Бет еще больше! Находясь в подвешенном состоянии между безбрежным блаженством сном и явью женщина все же уловила момент когда головка члена сына начала вспухать, образуя заметный бугор на ее шее готовая излить кипящий поток спермы. Она судорожно раздвинула мускулистые ягодицы сына и не раздумывая воткнула в анус мальчика средний палец, не думая, нет... даже наоборот... желая причинить ему боль!

— Какого черта! Что тут творится!

Внезапный гневный крик прозвучал в заполненной стонами и чавканьем комнате как взрыв, выстрел из пушки. Бет судорожно дергала шеей сглатывая соленые струи спермы, которые выплескивались из члена сына бурными пульсациями, она едва не захлебывалась ей и ни чего не могла сделать, а Джерри услышав крик, порывисто подскочил вверх болезненно вырывая руку из влагалища матери с целым мириадам брызг слизи и громким влажным хлопком, его член вывалился изо рта женщины, выбросив очередную белую струю на нее пересохшие губы и бешено шевелящийся во рту язык, достав до переносицы. Белые шарики потекли вправо и влево оставляя на щеках липкие следы. Джерри спрыгнул с подергивающегося тела матери, заливая очередной струей клейкого семени из дергающегося члена ее груди и живот.

— Папа! — ошеломленно выпалил он, стоя на краю кровати.

Член мальчика быстро опадал и с него на пол свисали толстые скручивающиеся нити слюны и спермы, которая продолжала сочится из головки крупными каплями. Вся правая рука мальчика блестела от слизи покрывавшей кожу густым слоем от кончиков пальцев почти до локтя.

Бет, наконец осознавшая, что произошло резко перекатилась на живот уткнулась мокрым лицом в подушку и истерично зарыдала! Она даже не вспомнила про Ковера. Случилось страшное — муж застал ее, когда она делал минет их собственному сыну, позволяя ему трахать себя рукой!

Пэтти, которая стояла за спиной отца в коридоре, услышав его рев с любопытством приподнялась на цыпочки заглянув ему через плечо. Она с благоговейным ужасом, смущением, страхом и одновременно не скрываемым интересом рассматривала сцену. Девушке бросились в глаза пухлые даже теперь соблазнительно выпяченные ягодицы матери, которые упруго подрагивали в такт ее рыданиям. Они были восхитительны! Гораздо лучше, чем у тети Карен!

— Мой бог, Бет... — казалось Джек просто не мог подобрать слов, что бы выразить возмущение, его лицо пошло какими-то пятнами.

Джерри потеряно стоял на полу возле кровати переминаясь с ноги на ногу, он просто не знал что делать. Ему категорически не нравилось стоять голым перед отцом и сестрой, на лице которой светилось откровенное любопытство, но он не решался сделать хотя бы шаг. Отец был явно на грани и мальчик пытался съежиться стать как можно не заметнее.

Бет, наконец, набралась решительности и подняла от подушки заплаканное лицо, оглянувшись через плечо.

— Я... я должна была... я... Джек! — бессвязно залепетала она. Он... он сделал... я боялась... он сказал, что убьет Джерри, если я не... — всхлипнула она судорожно вздыхая.
— Что? Кто? О чем ты говоришь? — воскликнул Джек.

Лицо Джерри удивленно вытянулось, и он тоже посмотрел на мать, не понимая о чем она говорит.

— Это... мужчина... Он ворвался в дом... — Бет поперхнулась торопясь рассказать мужу и порывисто села на постели. Он... из-изнасиловал меня! Сказал, что убьет меня и Джерри, если я не соблазню сына и не займусь с ним сексом!
— Где он? — прорычал Джек, окидывая комнату диким взглядом.
— Нет, Джек, нет! У него пистолет! Он убьет тебя, не надо!
— Он что, там? — Джек ткнул пальцем в сторону двери в ванную комнату и решительно направился к ней.
— О, пожалуйста, Джек... нет... не надо... — умоляюще произнесла Бет прижимая руки к груди, когда муж взялся за ручку двери.

Джек потянул за ручку осторожно приоткрыл дверь, а потом рывком распахнул настежь. В комнате было пусто.

— Осторожно папа! — не удержавшись, подала голос Пэтти, отступая на шаг в глубь коридора.

Джек скрылся в комнате и пропал, всем показалось, что секунды превратились в часы. У Бет вырвался вздох облегчения когда муж медленно вернулся в спальню держа в руках листок бумаги.

— Он ушел. — произнес Джек совершенно спокойным голосом, внимательно глядя на жену. Он оставил это... — мужчина протянул Бет записку.

... Вы начали очень бодро, мне понравилось... — строчки прыгали перед глазами женщины и она ни как не могла сосредоточиться. Надеюсь, ты и твой сын получите удовольствие. Расскажи ему кого он должен благодарить. И не забудь вставить в его задницу палец, когда он будет кончать, как делала со мной. Он будет в восторге!

Джек и оба подростка озадачено переглянулись, когда бумага, зажатая в пальцах Бет начала дергаться и женщина внезапно расхохоталась рыдающим безумным смехом. Она ни как не могла остановится, продолжая истерично смеяться, сжавшись на кровати и из глаз ее текли крупные слезы.

— Мама, мама, ты в порядке!? — встревоженно спросил Джерри, мгновенно забыв про отца и сестру.

Он сел на кровать и обнял женщину за трясущиеся плечи.

— Папа... — подала голос Пэтти. Нам теперь не придется скрывать чем мы занимаемся? Мы можем делать что хотим? Мы же теперь можем рассказать все мамочке... да?

Джерри вскинул на сестру глаза.

— О чем ты Пэтти?

Джек молчал, но в глазах его появилось странное затравленное выражение. Пэтти вошла в спальню и спокойно села рядом с матерью с противоположного от брата бока. Она нежно погладила плачущую женщину по плечу, а затем совершенно неожиданно обхватила пальцами ее грудь и сжала ее, приподнимая и оттягивая в сторону. Бет дернулась.

— Я надеюсь, что мои груди тоже станут такими же большими. — прошептала девушка, отпустила похожий на спелую грушу овал и потянулась пальчиками к бедрам брата.
— Эй! — обалдело воскликнул Джерри, когда сестра совершенно естественным жестом нащупала его член и приподняла его массируя пальчиками.
— Хорошо... достаточно Пэтти... перестань... — буркнул Джек. Прекрати немедленно!
— Нет, папа, не достаточно! Я хочу, что бы мама и Джерри присоединились к нам, как это сделала тетя Карен!

Бет перестала плакать и ошарашенно уставилась на дочь, открыв от удивления рот.

— Что? Что сделала Карен?
— О, она позволила папе засунуть его член в свою попу! — начала перечислять Пэтти совершенно спокойно, будто отвечала урок. А после, когда папа любил меня, она засунула в мою попку вот это... — девушка просунула пальцы второй руки между бедер Бет и нащупала ее опухший клитор.

Бет взвизгнула и подскочила когда девушка сильно сдавила стерженек пальцами, вызвав в теле женщины разряд тока. Женщина оцепенела на мгновение не в силах поверить в то что говорит дочь. Пэтти? Маленькая невинная Пэтти, которая ни когда не думала о мальчиках? Она позволила Джеку трахнуть ее? И Карен? Женщине показалось, что ее голова сейчас взорвется.

— Дьявол, с меня хватит! — хрипло пробормотал Джек, торопливо расстёгивая брюки. Я буду полным идиотом если и дальше стану разыгрывать целомудренного пастора! Подвинься Джерри, эта женщина все еще моя жена! — сказал он сухо.

И Бет и Пэтти расширившимися глазами смотрели на его возбужденный твёрдый член. Они невольно потянулись к нему руками, мешая друг другу, отталкивая пальцы друг друга. При этом на лице девушки было написано откровенное возбуждение, в то время как лицо Бет все еще сохраняло маску некоего замешательства, но в красивых глазах женщины уже во всю полыхал адский огонь.

— Я полагаю что Джерри позаботится о тебе Пэтти. — произнес Джек, ухмыляясь когда увидел с каким нетерпением парень поглядывает на крепкую соблазнительную попку своей сестры, его пенис все еще был вялым но уже подергивался и медленно набухал.
— Дааа, давай сестренка, иди ко мне! — растягивая слова, произнес мальчик. Я готов съесть тебя прямо сейчас. Это поможет мне прийти в форму.

В мозгу Бет воцарился настоящий хаос. Она понимала, что все что происходит сейчас это полное безумие и вместе с тем не могла ему сопротивляться. Самым страшным для нее было то что начинающаяся кровосмесительная оргия проходила совершенно буднично как нечто само собой разумеющееся и только она, похоже, испытывала какие то угрызения совести по этому поводу. Когда Джек властно схватил ее за груди и потерся напряженным членом о ее живот женщина не выдержала и застонала сладострастно бездумно бесстыдно. Ее охватывало какое то бессмысленное возбуждение, от которого она просто не могла спрятаться, которого сама жадно хотела...

****

Все получилось ярко горячо фантастично так как она представляла себе в самых разнузданных фантазиях. Даже еще лучше. Больше Бет не мучилась, не пыталась копаться в себе и заниматься самоуничижением. Она делала то что хотела и пусть весь мир с его моралью идет к чертям!

Позже... когда она оседлала Джека, а Джерри вставил свой измученный пенис в ее попку, она на мгновение задумалась о том во что превратилась их семья, но потом когда перед ее лицом оказалась розовая восхитительно влажная промежность дочери она отбросила эту неважную мысль. Женщина сладострастно вдохнула и высунула язык.

Она на столько погрузилась в наслаждение, которое дарили ей ее мужчины и дочь что уже не слышала, как Пэтти задыхаясь крикнула:

— Ко мне Уинстон! Ко мне мальчик!

Бет опомнилась только тогда когда лобок и живот Пэтти тяжело навалился на ее голову, так что у женщины заныла шея. Женщина раскрыла мутные глаза и разглядела мощные волосатые ноги пса мельтешащие позади бедер дочери.

— Эй, что, черт возьми, твориться!? — воскликнул Джек, запрокидывая голову, видя прямо над собой огромного дога, который очень ловко и быстро вгонял свой пенис в попку его дочери.
— Заткнись Джек! — хрипло проговорила Бет сладострастно облизываясь. У меня есть для тебя сюрприз покруче! Настоящий большой и горячий сюрприз!

Джерри хихикнул, а потом не сдержался и захохотал в голос, едва не вывалившись из горячей разработанной прямой кишки матери. Он точно знал, что его отец унылое дерьмо и его ждет маленький сюрприз. Уинстон может дать ему 100 очков форы, но Гарольд... Гарольд навсегда останется лучшим другом для его матери!

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!