Следующее знаковое событие произошло внезапно, как гром средь бела дня. Я шёл из магазина с продуктами и встретил своих друзей. Они сидели на лавке напротив моего дома. Пацаны подозвали меня. Их было трое, трое моих лучших друзей. Макс, мой сосед, и, наверно, самый близкий из друзей. Виталик и толстяк Пашка. Мне сразу бросилось в глаза, что у всех парней какой-то виноватый взгляд. Они были задумчивы и серьезны.

— Что случилось, пацаны? — спросил я.

— Есть разговор, Сань, — ответил Макс.

Макс был самым умным и симпатичным из нас. Кудрявые каштановые волосы и ярко зелёные глаза. Он всегда излучал тепло и веселье, но сейчас был напряжён. Виталик, долговязый, с проблемной кожей, но добрый и отзывчивый, тоже был в смятении. И даже пухляк Пашка, виновато смотрел на меня своими маленькими поросячьими глазками. Я всерьез заволновался.

— Да, что такое, а? Вы меня пугаете.

— Давай пройдём на наше место, там всё тебе и расскажем, — предложил Макс.

— Хорошо, только сумки закину.

Я быстренько забежал домой, парни ждали меня на лавке. Наше место, это сооружённый нами шалаш в яблочных садах. Довольно большое строение, сделанное с душой и усердием. В шалаше могло поместиться до пяти человек. Была крыша, стены и кое какие удобства внутри, в виде пары старых потрёпанных кресел, двух толстых одеял, пары обитых поролоном ящиков и даже плакаты с голыми женщинами на стенах. Под ящиками мы прятали порно журналы, сигареты и прочий хлам, который нельзя было тащить домой.

Всю дорогу до шалаша парни хранили молчание. Когда мы наконец разместились внутри нашей мальчишеской обители, Макс вздохнул и достал свой дико дорогой мобильный телефон. Макс был единственным из нас, кто обладал таким гаджетом, у него были довольно богатые родители. Кстати наши семьи дружили, мама общалась с его матерью, и даже после ухода моего отца, они продолжили дружить. В телефоне Макса была хорошая камера, на тот момент это было большой редкостью. Макс нажал пару клавиш и протянул мне телефон. На экране было какое-то видео, оставалось лишь нажать «плей». Я уже собирался включить видео, как рука Макса меня остановила.

— Послушай, Сань. Мы не хотели это снимать, но потом решили, что ты должен это видеть. Нашим словам ты бы вряд ли поверил.

— Да что там такое? — пуще прежнего удивился я.

— Смотри.

Я наконец нажал «плэй». Пока камера фокусировалась, и я пытался сообразить, что там происходит, Виталик стал говорить:

— Это было сегодня после обеда. Мы шли на речку, как обычно по верху карьера, в обход, чтоб побыстрее, ну ты сам знаешь. Ну вот и наткнулись на них. Сначала не поверили своим глазам, а потом пригляделись. Ну и решили снять для тебя, чтобы...

Я жестом заставил друга замолчать. Я уже понял, на что смотрю. Камера снимала сверху вниз, под углом 40 градусов. На дне карьера стояла машина «буханка», похожая на милицейскую, но какая-то другая. Задние двери были открыты, возле них стояли двое голых мужчин, а между ними, на корточках, сидела такая же абсолютно голая женщина. Блондинка, с большим бюстом, сразу видно не молодая, по небольшой рыхлости и мягкости тела. Она сидела с широко раздвинутыми ногами. И сначала мне показалось, что она в черных трусиках, но приглядевшись, я понял, что за трусы принял тёмную лужайку лобковых волос, так сильно контрастирующую на белом теле. Женщина поочерёдно сосала два члена, точнее мужчины по очереди трахали её в рот, передавая светлую голову женщины друг другу. Руки женщины упирались в бёдра мужчин, она не поднимала их вверх, а работала только головой. Мужчины очень резво и жёстко трахали её в горло, постоянно передавая голову женщины друг другу. Её голова постоянно мелькала туда-сюда, и я не мог увидеть лица. Но уже знал, кто это! Потому что узнал Олега! И Виктора! Трудно было не узнать маминого хахаля. Олег был здоровенный и крепкий. Виктора я тоже сразу узнал, его образ ещё не остыл в моей памяти. Но какая-то малюсенькая частичка внутри меня всё ещё надеялась, что женщина у их ног, не моя мать. Хотя эти трясущиеся сиськи я узнал бы из тысячи.

Я удручённо смотрел в экран телефона, не в силах поднять глаза на своих друзей, которые всё это видели воочию. Мне было очень стыдно за свою мать. Я смотрел, как мужчины жёстко имеют её в рот. Слышал из динамиков телефона горловые кряхтения, сопровождающие этот процесс. Видел, как пузыриться слюна изо рта моей матери и спадает на её пышную грудь. Как слюни стекают по её животу и виснут на лобковых волосах. Но больше всего меня ужасало, как мужчины обращаются с ней. Они постоянно шлёпали членом ей по лицу, когда принимали её голову. Отдавали лёгкие унизительные пощёчины. Причём постоянно. И так по кругу: хвать за волосы, член в рот, потрахал в глотку, вызвав новый выброс слюны, вынул, пошлёпал влажным членом по лицу, отвесил пару пощёчин и снова член в рот, и повтор за повтором. Олег, Виктор, Олег Виктор... Олег несколько раз плевал маме в лицо и следом шлёпал членом, размазывая её. И самое ужасное, что маме это, кажется, нравилось. По крайней мере, она не предпринимала никаких попыток сопротивляться. Её унизительно и грубо имели в рот, шлёпали по лицу и сиськам... Ах да, сиськи! Они постоянно насиловали её сиськи. Шлёпали по ним, причём сильно, аж динамики телефона улавливали звук шлепка, жёстко лапали, сжимали крупные соски. Но мама даже виду не подавала, что ей это причиняет боль. Я видел только её перемещающуюся с члена на член голову, слышал клокочущий звук её горла. Я не понимал, как ей может нравиться такое ужасное обращение. И ещё меня ужаснуло, что они это делают в прилюдном месте. Ведь на дне карьера, часто гуляли люди, парочки, или с собаками. Но сейчас слава Богу никого не наблюдалось.

Вдруг Олег резко вынул член из маминого рта, зарычал, и стал спускать густую сперму маме прямо на лицо. Он кончал, как слон, обильно заливая мамино лицо. Виктор рядом судорожно надрачивал свой член и кончил сразу после Олега, добавив «сливок» на мамино лицо. Сперма полностью покрыла мамин фейс, она стекала между её грудями вниз по животу и повисала каплями на лобковых волосах. Мужчины довольно рассмеялись. Олег грубо схватил маму за волосы и потянул назад, открыв обконченное лицо. Он звонко смеялся.

— Аххахха! Отлично получилось! Понравилось тебе, как мы трахали тебя в рот, унижали, как последнюю шлюху? Обкончали всё лицо! Ты вся в сперме, грязная шлюха! Понравилось тебе, сука?

— Дааа, — протянула мама и на её лице расплылась широкая улыбка.

Олег неожиданно смачно плюнул маме в лицо. Она в ответ шлёпнула его по ляжке. Он снова плюнул и засмеялся. Мама уже два раза его шлёпнула. Третий раз смачно сплюнул Олег.

— Ну хватит! — воскликнула мама, но обиды в её голосе было очень, очень мало. Подумаешь, наплевал в лицо, обычное дело...

— Хорошо получилось! — сладко протянул Олег, всё ещё держа маму за волосы. — Обкончали, как шлюху, как ты любишь, Свет. Ты грязная шлюшка, любишь, когда тебя так, да?

Мама, пытаясь высвободиться из рук Олега.

— Стой, — осадил её гигант.

Он свистнул.

— Эй, Петрушин! Дуй сюда, мигом!

Вдруг с водительского сиденья машины выскочил молодой парень, в форме. Он подбежал к начальникам и застыл на месте, с глазами, как два блюдца. Парень поражённо смотрели на голую женщину, сидящую на корточках, с обконченным до ужаса лицом, и волосами, намотанными на кулак его начальника.

— Доставай свой мелкий член! Кончи ей на лицо, заслужил!

Бас Олега разносился по дну карьера. А парень замялся. Мама тоже начала протестовать.

— Ты, что с ума сошёл, отпусти меня! Я не буду!

— Как это не будешь?! — удерживал её на корточках Олег. — Значит нам с Витьком даешь себя трахать и в рот, и в жопу, а Петрушину, молодому сержанту, который любезно подвёз нас сюда в свой выходной, не дашь? Он хуже нас? Чем он хуже, дорогая? Слышишь, Петрушин, ты получается какой-то прокажённый, не нравишься ей!

— Нет, — сказала мама.

— Что нет?

— Он не прокажённый. И не хуже вас. Отпустите мальчика, не нужно этого!

— А начальник, т. е. я, приказывает ему спустить тебе на лицо! Так что делать будешь, Петрушин? Выполняй, сержант!

— Есть, товарищ майор.

Парень быстро и неловко стянул свои форменные брюки. Его член уже набух и крепко стоял.

— Вот видишь, Свет, ты ему нравишься.

— Я тебе это припомню, — зашипела мама на Олега. Но уже перестала противиться, в очередной раз прогнувшись под железной волей своего мужика.

— Петрушин, можешь её за сиськи полапать, только смотри они все в сперме и слюнях.

Молодой сержант быстро наяривал свой член.

— Помоги ему что ли!

Олег схватил мамину руку и положили на яйца сержанта. Мама заботливо стала перебирать его яички. Сперма гирляндой висела на её лице, постоянно заливая глаза, и мама их протирала снова и снова, свободной рукой.

— Стой, Петрушин! — вдруг сказал Олег. — Тут на лице уже места живого нет, так что кончи-ка ей в рот! Ооо, она обожает сперму, постоянно глотает мою!

Мама что-то тихо сказала, что-то явно недоброе, и шлёпнула Олега по бедру. Но когда молодой сержант кончал, её рот был открыт, и вся сперма попала точно по назначению.

— Отлично!

Довольный Олег заглянул маме в рот.

— Глотай!

Мама судорожно сглотнула. Открыла рот и высунула язык. Уже видимо заученный жест.

— Хорошая девочка! А теперь сгреби всю сперму с лица и направь себе в рот.

— А не пошёл бы ты в жопу!

Мама наконец высвободилась от Олега, вскочила на ноги, и помчалась, как газель, к реке, виляя своей круглой задницей.

— Ну ничего, — кричал ей в след Олег. — Как вернёшься, будем ебать тебя в жопу! У нас ещё есть часок!

Тут видео оборвалось. Я поднял глаза на парней. А они в ответ потупили взоры.

— Это всё?

— Нет, — ответил Макс. — Там ещё одно видео. Я выключил, подумав, что на этом всё. Но...

— Включай!

Макс выполнил мою просьбу, и на экране телефона вновь ожила картинка.

Мама подошла к машине. Олег и Виктор курили, голые с обвисшими членами, прям на зависть, большими. Сержант вернулся в машину, была видна только его рука с сигаретой.

Между тройкой у машины началась оживлённая беседа. Но поднялся сильный ветер и ни черта не было слышно. Только шумы в динамиках. Пришлось смотреть немое кино. Посвежевшая мама была весела. Она свободно позволяла мужчинам лапать своё тело. После небольшого диалога, маму, видимо попросили принять позу. Она забралась коленями на край машины. Свешивались только её щиколотки и задница. Она прогнула спину и опустила голову. Олег был первым. Он пристроился сзади и, без всяких смазок и прелюдий, проник в мамину жопу своим огромным членом. Видимо мамина попа была уже хороша растрахана, так как член легко проник внутрь. Олег стал двигаться вперёд-назад, положив руки на мамины бёдра. Ветер всё бушевал, и слышимость была нулевая. Макс, как верный друг, не стал приближать камеру. Но всё и так было понятно. Маму снова имели в задницу. Я думаю, парни это тоже понимали. Олег долго трахал маму, периодически шлёпая её по ягодицам. На сухую, в задницу. Наверно она стонала громко, но чёртов ветер! Машина шаталась из стороны в сторону. Наконец Олега сменил Виктор. Мне хватило пары секунд, чтобы разглядеть мамин растраханный анус. Даже издали угадывались очертания её раскрытого ануса, обрамлённого порослью тёмных волос.

Наконец Олега сменил Виктор. Он тоже легко вошёл по горячим следам, и стал трахать маму. В прошлый раз Виктор брезговал маминой грязной жопой. Видимо сейчас было чисто. Хотя кто знает, издали было не видно. Машина всё качалась и качалась, мужчины сменяли друг друга в этом немом кино. Позже они поменяли позу. Олег лёг спиной на пол салона, а мама, аккуратно расставляя ноги, опустилась на его член своей волосатой пиздой. А точнее задницей, если приглядеться. Был отличный ракурс, мама была фронтом на скрытую камеру. Отчётливо было видно, как толстый член на молниеносной скорости появляется и исчезает в её жопе. Яйца звонко стучали по пизде, перекрывая шум ветра. Искажённое лицо мамы, передавало бурю эмоций, от боли, до наслаждения. Её стоны и крики стали чуть слышны. Сиськи бешено тряслись, то и дело попадая в лапы Олега. Виктор долго стоял в стороне и дрочил. Затем он залез в машину, пристроился к трахающейся парочке, и сунул член маме в пизду. Они начали трахать её дуплетом, ещё сильнее раскачивая машину. Из-за спины Виктора не было видно маму, только её торчащие ноги с грязными ступнями и промежность, в которую вгрызались два члена. Стоить заметить, что её трахали без презервативов.

В один миг я представил, что испытывали мои друзья, смотря на всё это. Они были увлечены, возбуждены? Ну разумеется! Моя мама было очень красивой женщиной, и пацаны всегда это твердили. Видеть её не просто голой, а трахнутой в обе дырки, для пацанов было, наверняка, огромным счастьем. Нельзя было винить их за это. Мы были подростками, гормоны бушевали.

Совокупляющееся трио снова сменило позу. На сей раз Виктор лёг спиной на пол, мама сверху, лицом к нему, а Олег сзади неё, пристроил член в разработанное очко. Снова начался резвый половой акт, продолжая раскачивать «буханку».

Чуть вдали прошла какая-то парочка, лишь мельком одарив взглядом раскачивающуюся машину. Снова была поменяна поза. Мама стала коленями на пол, опустила туловище вниз и выгнула жопу. Олега навис сверху и стал дотрахивать её зад. Делал он это очень быстро, мама аж дёргалась, кричала и стучала ладонью по полу салона. Виктор трахал не так быстро, мама успокоилась и томно стонала, но это было моё предположение, так как ветер продолжал бушевать. Вдруг Виктор резко вынул член и кончил маме прямо на спину. При этом чуть не свалился с края машины. Его, видимо, судорога схватила. Олег же тоже не стал медлить. Он за волосы поднял маму с пола, сунул член в рот, и через пару тычков, кончил внутрь. Тут мама резко развернулась и её буквально вырвало спермой и чем-то ещё. Она стала кричать на Олега, активно жестикулируя. Видимо, он кончил ей не в рот, а сразу в глотку, что и вызвало рвотный спазм.

Солнце спряталось. Но мама всё равно пошла к речке и обмылась. Когда она вернулась, мужчины уже были одеты. Она быстро накинула своё жёлтое платье на голое тело. Очевидно нижнего белья на ней не было. Боже, и это моя мать...

Камера выключилась, когда все погрузились в машину. У нас в шалаше повисла гробовая тишина. И тут меня прорвало. Я трижды выругался и, собравшись с духом, поведал парням всё, увиденное мною за последние месяцы. Все эпизоды развратного поведения моей мамы. Начиная с садов и Лёхи, и заканчивая увиденным на чердаке. Моё откровение было для всех словно гора с плеч. Парни стали делиться своими мыслями.

— Я бы никогда не подумал, что твоя мама такая? — говорил Виталик.

— Да, это кажется чем-то нереальным, — поддержал Макс. — Чумовое зрелище. Тётя Света не такая невинная, как мы думали. Прости Сань, но после того, что ты рассказал... Даже не знаю. Хорошо это или плохо.

— Чёрт возьми, Макс! Конечно плохо! И мне стыдно, что я так долго шпионил за ней! Но не могу воздержаться от этого! Не знаю почему.

— Потому что тебе это нравится, — высказался Пашка. — Это тебя возбуждает. Нам тоже понравилось смотреть за твоей мамой. Она классная, но ведёт себя, как шлюха.

Макс подзатыльником осадил «пухлого».

— Да всё нормально, — встал я на защиту Пашки. — Он прав. Она действительно стала трахаться, как животное! Да ещё и в жопу! Кто так делает? Животные только!

— Ага, — подтвердил Пашка, — это вообще чума. Анальный секс в реальности, а не в порно! Круто! Сорри, это же твоя мама.

— Не парься. Теперь мы все в одной лодке. Вы всё знаете, выводы делайте сами. Но кое о чём я вас попрошу.

— О чём? — заинтересовался Макс.

— Чтобы вы незаметно следили за ней. Как сегодня. Чтобы она вас не заметила. И если можно, снимайте на камеру. Я не всегда могу проследить за ней.

— Ты хочешь, чтобы мы следили за твоей мамкой? Снимали, как её трахают? Я тебя правильно понял, старик? — повёл бровью Макс.

Я опустил голову и кивнул. Мне было стыдно, но это было сильнее меня.

— Договорились, друг.

Макс положил руку мне на плечо.

— Лучше тебе всё знать и видеть, чем оставаться в неведении.

— Кстати, я где-то читал, — подал голос Виталик, — что человек, который наблюдает за теми, кто трахается или раздевается, называется как-то там на В... Ах да, Вуайерист! Выходит, ты, Саня, самый настоящий вуайерист.

*********

Спустя несколько дней, одним вечером мне пришлось наблюдать ещё одну интересную картину. Мы сидели с мамой на диване и смотрели телевизор. Просто по-семейному. Олег был на работе. Мама сидела на краю дивана, поджав под себя ноги. На ней был легкий домашний шёлковый халат. С недавних пор я совсем иначе смотрел на свою маму. Глядя на неё, весело смеющуюся с какой-то американской комедии, которую крутили по ТВ, я видел множество грязных образов с её участием. Особенно последний образ, заснятый моими друзьями. Как её грубо трахают в рот два мужика, как бурлит слюна, плевки и пощёчины. Я, разумеется, не перестал её любить, но теперь воспринимал иначе. Уважение куда-то пропало. Я уже не воспринимал её как сильную женщину, властную мать, которую должен беспрекословно слушаться. Конечно я не проявлял открытого неуважения к ней. порно рассказы Мои действия и поступки оставались неизменными. А она даже не догадывалась, что я всё знаю и много чего видел. Лишь инцидент на кухне, когда Олег нагло раскрыл её грудь у меня на глазах, оставил небольшую неловкость между нами. Но она со временем сгладилась и забылась. Сейчас она была обычной мамой, как раньше. Такая тёплая и домашняя. Но этот вечер, так мило начавшийся, резко превратился в очередное грязное событие.

За окном послышался шум подъехавшей машины и пьяные мужские голоса. Дверь наших ворот открылась и громко захлопнулась. И вдруг во дворе послышался громкий требовательный голос Олега:

— Светка! Светлана! Иди сюда! Слышишь?! Света! Я пришёл домой, иди встречай своего мужчину!

Всё это отчётливо было слышно по всей округе. Мама резко вскочила с дивана и выключила телек.

— Он опять напился! Иди спать, немедленно! А я уложу его. Не выходи из комнаты. Ты понял меня, милый?

— Да, мама.

— Ну так иди. Сладких снов, любимый.

Я отправился в свою комнату, а мама поспешила во двор. Да вот только я не собирался спать. Лишь отбросил одеяло и тут же бросился вслед за мамой и прильнул к окну, ведущему во двор. Двор освещал уличный фонарь. Мама находилась в крепких, пьяных объятиях Олега. В одном халатике и домашних тапочках. Олег был в форме. Он крепко обнимал маму и грубо целовал.

— Моя женщина! — хрипел возбуждённый медведь. — Какая ты у меня красивая!

Его медвежья лапа нырнула маме под халатик сзади и сжала одну ягодицу.

— Какая у тебя жопа упругая! Обожаю твою жопу!

Он задрал мамин халат выше и оголил две белые круглые ягодицы. Я с ужасом осознал, что всё это время мама сидела рядом со мной на диване, смотрела телевизор, смеялась, а на ней не было трусиков! Совсем не было, да и лифчика тоже. Затем я вспомнил, как однажды подслушал их разговор в спальне. Олег запретил маме носить нижнее бельё дома, а она лишь немного поспорив, опять-таки прогнулась под его волей.

И сейчас он мял эти сочные белые ягодицы, шлёпал по ним и грубо сжимал. Затем он повернулся и прижал маму к двери погреба. Одним движение он распахнул полы её халата, и тот упал на асфальт. Мама была полностью обнажена. Свет фонаря отражался от её женственного тела. Олег двумя руками вцепился в мамины сиськи и так сжал их, что она застонала и прикусила губу. Он, далеко не нежно, мял их и вгрызался губами в соски. Смаковал, словно ел арбуз. Слюни текли по его подбородку и маминым сиськам. Затем он опустил руку вниз и ухватился пальцами за мамин волосатый лобок. Он сильно потянул лобковые волосы, и мама вскрикнула. Второй рукой Олег схватил маму за волосы и задрал голову вверх.

— Ты моя шлюха?

— Да, я твоя шлюха, — томно ответила мама.

Олег смачно плюнул ей в лицо и отвесил пару звонких пощёчин. Я не мог понять, мама либо терпит, или ей это нравится. Даже плевок в лицо и пощёчина не заставили её сопротивляться. Олег схватил её за горло и прижал к стене.

— Ты грязная шлюха! Грязная дешёвая шлюха! Да?!

— Да! Я твоя сука! Грязная шлюха! Но, дорогой, ты очень пьян, давай пройдём в дом...

Шлёп! Шлёп! Шлёп! Три пощёчины, слышные на весь двор окрасили мамино лицо в пунцовый цвет. Олег держал маму за волосы на расстоянии вытянутой руки.

— Не указывай мне, что делать! И я не пьян, чёрт побери! Может совсем немного! Но не настолько, чтобы не найти твою дырку! Подставь лицо!

Он отпустил мамину голову. Мама вытянула своё лицо ему на встречу и тут же получила звонкую пощёчину и плевок.

— Ничего не хочешь сказать!

— Прости, что указывала тебе! — промолвила мама.

Шлёп! Плевок! Шлёп!

— Не вижу раскаяния в твоих глазах!

— Прости, дорогой. Я твоя шлюха и не смею указывать тебе.

Олег снова плюнул ей в лицо и отвесил очередную пощёчину. Затем он двумя руками сверху вниз звонко шлёпнул по маминым сиськам. Мама вскрикнула и подпрыгнула.

— Стой на месте!

Олег схватил маму за соски, стал сжимать их и крутить. Мама дёргалась и стонала, как уж на сковородке. Наконец отпустив крупные соски, Олег снова шлёпнул ладонями по груди, на сей раз снизу-вверх.

— У тебя блядские большие сиськи. Только у шлюх такое вымя!

Олег сыпал в сторону мамы множественные оскорбления, а она стояла и покорно выслушивала это, не отрицая. Я не мог понять её, хоть убейте. Олег снова начал крутить её соски, а мама, стиснув зубы терпела это. Опустив одну руку, он опять ухватил маму за волосы на лобке.

— Ай! Больно, Олег!

— Пизда у тебя волосатая, как у настоящей шлюхи! Но мне это нравится.

Он стал тереть мамину промежность ладонью. Быстрыми движениями, вынуждая маму стонать. Она податливо расставляла ноги на ширине плеч и подавалась вперёд тазом. Олег присел на корточки и сунул два пальца маме в пизду. Он быстро стал работать ими, а мама прикрыла рот рукой, чтобы не закричать. Неожиданно Олег укусил маму за ляжку, и она вскрикнула. Он заработал пальцами ещё быстрее, и я заметил, как блестящие капельки начали брызгать из маминой щёлки на асфальт. Даже услышал звук хлюпающего влагалища. Мамины ноги дрожали, она опиралась спиной о дверь погреба. Наконец Олег перестал истязать мамину щель и шлёпнул по ней ладонью. Мама инстинктивно сдвинула ноги. По ляжкам стекали её соки и блестели на коже в свете уличного фонаря.

— Открой рот!

Олег сунул влажные пальцы маме в рот на всю длину. Она закашлялась и отрыгнула слюну. Олега влажной рукой размазал слюну ей по лицу и отвесил лёгкую пощёчину.

— Шлюха!

Он сделал шаг назад, любуясь униженной женщиной, и стал расстёгивать брюки. Появился крупный член. Брюки с трусами упали вниз. Олег покрутил членом.

— Хочешь его?

Мама тут же ответила, боясь обидеть пьяного здоровяка.

— Да. Я хочу твой член.

Она стала приседать на корточки и тут же получила звонкую пощёчину.

— Я что предлагал тебе сосать?!

— Прости, — ответила мама, прижав ладонь к щеке.

— Садись!

Мама снова неловко опустилась на корточки. Олег подошёл к ней и шлёпнул членом по лицу.

— Руки на бёдра!

Мама послушно опустила руки на свои пышные бёдра. Олег опять несколько раз пошлёпал членом ей по лицу. Затем положил волосатые яйца ей на нос и стал дрочить свой дрын.

— Лижи яйца!

Мама запорхала языком по мохнатой мошонке, причём делала это с удовольствием, если не с наслаждением.

— О да, сука! Умеешь ты работать языком! Ааарр! Открой рот!

Олег вонзил член маме в рот и стал проталкивать в глубь. Мамины глаза вылезли из орбит, она стала давиться и извергать слюну из уголков рта. Глаза закатились, брызнули слёзы. Огромный член Олега прошёл по самый корень, это было невероятно с точки зрения анатомии. Как такой дрын мог поместиться в мамином горле. Олег вынул член, и мама срыгнула слюну себе на грудь. Она глубоко вздохнула и закашлялась. Олег снова взял её голову и насадил на свой шампур. Мама рефлекторно упёрлась руками ему в бёдра, а Олег стал шлёпать ей по затылку, словно забивал её голову, как гвоздь, на свой член. Подержав так несколько секунд, он резко вынул член. Мама откинулась назад и глубоко вздохнула, словно утопающий, выбравшийся из воды. Олег плюнул ей в лицо и отвесил пощёчину.

— Хорошая сучка!

Снова насадил мамину голову на член. И в этот раз стал быстро протрахивать её горло. Гортанные влажные кряхтения раздавались на весь двор. Слюна брызгала у мамы изо рта и стекала по подбородку. Олег вынимал член, плевал ей в лицо, и снова насаживал. Эти истязания маминого горла длились несколько долгих минут. Наконец Олег зарычал и отскочил в сторону.

— Ах! Сука! Зубы!

Он отвесил маме такую пощёчину, что она чуть завалилась в сторону, успев вытянуть руку и не упасть.

— Прости, — севшим голосом промолвила она.

Олег резко повернулся к маме спиной и нагнулся.

— Лижи жопу!

Мама замялась.

— Ну дорогой, ты же только с работы и...

Олег схватил её за волосы и прижал лицо к своей заднице.

— Лижи, кому сказал! Не зли меня!

Я поморщился, когда мама высунула язык и стала лакать волосатое мужское очко. Не знаю насколько задница Олега была чиста, но вряд ли благоухала после долго рабочего дня. Мама положила ладони ему на ягодицы и покорно вылизывала задницу. Со временем стали проглядываться некоторые изменения в маминой, скажем так, технике. Если сначала она лизала с явной неохотой, то теперь лакала очко с наслаждением. Так мне показалось.

— О да! Отлично! Знаю, как ты любишь жопу лизать, шлюшка! Нравится тебе, да?

— Угу, — промычала мама и смачно плюнула на волосатое очко, тут же вылизывая всё, как кошка.

Она опустилась от жопы на яйца и снова вверх. Теперь стало очевидно, что ей это дело нравится.

— Лижи мои ноги, сучка!

Мама мигом выполнила команду, её совсем не смутил подобный приказ. Она стала целовать волосатые ляжки Олега и полировать их языком, приглаживая волосы к коже. Она действительно на совесть выполняла свою работу, Олег довольно кряхтел, надрачивая член. Мама уже опустилась на мощные икры своего мужчины. Это было какое-то безумие. Она, истекая слюной, вылизывала его ноги от голени до задницы. Но последним доказательством того, что эта работа доставляла ей удовольствие, стала рука, опустившаяся на волосатую промежность. Мама стала надрачивать свою щёлку. Не знаю, как долго она могла бы выполнять подобную работу, если бы Олег не оттолкнул её голову.

— Достаточно шлюха! Пора трахнуть твою вонючую жопу!

У нас во дворе стоял бак с водой. Олег схватил маму за волосы и потащил к баку. По дороге отвесил пару звонков шлепков по аппетитной белой заднице. Олег положил маму животом на край бака и отошёл на пару шагов.

— Раздвинь жопу, покажи дырки!

Мама завела за спину обе руки и оттянула ягодицы в стороны. Открылся прекрасный вид на волосатые дырки. Пизда у мамы была конечно широкая, и по виду готовая к употреблению. Но вот насчёт попы я был не уверен. Однако мама сплюнул себе на пальцы и втёрла слюну в анус.

— Только пожалуйста помедленнее, я не готовилась!

— Ты всегда не готова! Вечно жопа грязная!

Олег шлёпнул маму по заднице и пристроился сзади. Своей широкой спиной он загородил мне весь обзор, но судя по маминым стонам и пискам, Олег уже стал входить в её прямую кишку.

— Тише, тише... , — молвила мама.

Но как только член Олега оказался в маминой жопе, здоровяк потерял голову.

— Ооо! Обожаю твоё очко! Получи!

— Ааааай! Уууууф! Ай, Ай, Ай!

Стоны мамы разносились по всему двору, как бы она не пыталась их сдержать. Олег наращивал темп и не собирался сбавлять обороты. Жаль, что сейчас я не мог видеть, как этот огромный член растягивает мамино волосатое очко. Мама стала откровенно вопить, и тогда Олег опустил её голову в воду и держал там несколько секунд, пока не кончил. А кончил он довольно быстро. Далее произошёл целый ряд событий. Мама вынырнула и глубоко вздохнула, Олег шатаясь отошёл от неё. Растраханное очко открылось во всей красе. Широкая круглая дырка с выливающейся оттуда спермой и коричневой жижей. Олег засмеялся. Подошёл ближе и растянул мамины ягодицы. Её попа неожиданно звонко пёрнула, и оттуда брызнули остатки спермы и коричневой жидкости. Всё это шмякнулось маме на ступни.

Олег несколько раз растягивал мамину жопу и довольно смеялся.

— Грязная растраханная дырка! Как я обожаю этот вид! Хорошо получилось, аж обосралась!

Мама опустила голову и тяжело дышала над баком с водой. Её мокрые волосы жалко свисали вниз, пряча лицо. Олег подошёл к баку и пару раз полил водой свой член. Затем он нагнулся и неожиданно поцеловал маму в щёку.

— Подмойся, дорогая! А я спать! Ты лучшая баба на свете!

Он натянул брюки и пошёл в дом. Я продолжал прятаться у окна, Олег прошёл мимо и меня не заметил. Мама, с усилием, поднялась на ноги. Её попа снова пукнула и новая порция коричнево-белой жидкости потекла по ляжкам. Она оглядела себя сзади и что-то тихо пробормотала. Затем помыла ноги в баке и протёрла тряпкой бёдра и задницу. Когда она нагибалась за халатом, её задница в очередной раз затрещала. Мама схватилась за живот и застонала.

— Оооооууф!

С трудом расставляя ноги, как пингвин, она отправилась в дом. Тут уже я дёрнул в кровать. Как ни странно, спал крепко. Все эти акты вуайеризма и присутствие Олега в нашем доме, делали мою жизнь довольно интересной. Я был маленьким и глупым, и не понимал во что, всё это может вылиться.

*************

Прошло три дня. Три скучных обычных дня. Из маминой спальни не доносилось ни звука за всё это время.

Была середина дня. Я сидел на кухне и обедал, мама мыла посуду и что-то напевала. Она постоянно пела какие-то песни, услышанные по радио. На секунду я отвлёкся и оглядел её снизу-вверх. В последнее время, каюсь, я часто это делал. Теперь я смотрел на неё, как на женщину, а уже потом, как на мать. Сейчас на ней были домашние белые тапочки и простое хлопковое платье на молнии. Платье чуть не доходило до колен. Я стал рассматривать её аппетитные мягкие ляжки и гадать, есть ли на маме трусики.

Раздался звонок в дверь. Мама обернулась и нахмурила брови.

— Это к тебе?

Я отрицательно покачал головой. Я никого не ждал.

— Ну иди посмотри кто там.

Я неохотно встал и вышел во двор. Открыл дверь. На пороге стоял Виктор, тот самый друг Олега. Он удивился, увидев меня и замялся.

— Ааам... Привет парень. Олег дома?

— Нет, на работе.

Виктор снова замялся, раздумывая над чем-то.

— А мама?

— На кухне.

— Позови её пожалуйста.

— Сейчас.

Я вернулся домой, по дороге размышляя, что этому Виктору надо. Разве он не должен быть на работе с Олегом?

— Кто это там? — повернула голову мама.

— Тебя зовут.

— Меня?

В лице мамы смешалось множество эмоций. Удивление, испуг, страх, любопытство...

— Кто?

— Кажется Олега друг по работе. Тот, что приходил к нам один раз.

— Виктор?

— Ага.

— Он один?

— Вроде да. На машине.

Мама выключила кран, и задумалась, вытирая руки.

— А что ему надо?

— Я как-то не спросил!

— Ладно. Садись доедай!

Я послушно сел за стол, а мама пошла во двор. Как только дверь дома хлопнула, я тут же бросился к окну. Мама как раз подошла к гостю.

— Привет. А Олега дома нет.

Виктор сделал

два шага на встречу ей.

— Я знаю. Я не к нему приехал.

— Эмм... А зачем? — промолвила мама, делая шаг назад.

Виктор развернулся и тихо закрыл дверь изнутри.

— Я приехал к тебе!

Он сделал несколько быстрых шагов и обхватил маму за плечи. Она его оттолкнула.

— Ты что?! Я Олегу скажу! Не трогай меня. С ума сошёл, так сюда заявляться. Я тебе что...

— Олег знает! Он разрешил мне наведаться к тебе.

На лице Виктора сияла лукавая улыбка. Он разглядывал симпатичную домохозяйку с ног до головы. Мама с ужасом смотрела на него, осмысливая, сказанным им слова.

— Что значит он разрешил?

Виктор снова схватил маму и прижал её к себе.

— Ну я помог ему с одним делом, и он сказал, что ты меня сможешь отблагодарить лучше него.

Мама прижала руки к груди, пока лапы Виктора блуждали по её бёдрам.

— Так и сказал?

— Да. И, я думаю, он огорчиться, если ты меня выставишь.

— Но это неправильно! Так нельзя. К тому же у меня сын дома, ты сам видел!

— А мы по-тихому, здесь во дворе.

Раздался резкий звук расстёгиваемой молнии. Мамино платье разделилось надвое. Две мощные сиськи колыхнулись, ничем не прикрытые. Виктор тут же вцепился в них и стал жадно мять. Мама пыталась его остановить, но делала это как-то пассивно. Кстати на ней были белые трусы, она нарушила правило Олега. Но это так, детали.

— Перестань! Он в любой момент может выйти во двор!

Виктор разозлился, ухватился за резинку маминых трусов и рванул на себя.

— Ааай!

Трусы порвались, мама вскрикнула. Виктор ухватился за волосатый лобок.

— Пошли на чердак, как в тот раз!

— Нет, он услышит!

— Тогда соображай быстрее, иначе я выебу тебя прямо тут!

Виктор продолжал лапать маму, за сиськи, за жопу, а она пассивно отталкивала его в грудь, судорожно вертя головой, словно размышляя.

— Иди во флигель! Вон та дверь синяя. Я что-нибудь совру сыну.

Довольный Виктор отправился во флигель. Мама быстро поправила растянутые трусы и застегнула платье. Я вернулся за стол. Когда она вошла, я доедал бутерброд.

— Дорогой. Там Виктор поищет какие-то инструменты у нас во флигеле. У него машина сломалась, еле доехал до нас. Я ему покажу, где что лежит. А ты доедай и иди делать уроки.

— А почему не в гараже?

— Ммм. Что? — обернулась мама.

— Почему он ищет инструменты для машины во флигеле, а не в гараже, где они обычно лежат.

Мама уставилась на меня, не зная, что ответить. И рассердилась.

— А я откуда знаю! Олег ему сказал поискать во флигеле. Иди уроки делай, умник!

— Ладно, ладно.

Я поднял ладони вверх, капитулируя, и отправился в свою комнату. Мама поспешила во флигель. Как только входная дверь хлопнула я тут же побежал следом. Выждал несколько секунд, услышал скрип двери флигеля и выбежал во двор босиком. Мне уже приходилось вот так подглядывать через окно флигеля (читай гл. 2). Тогда я остался незамеченным, потому что на улице было темно. Сейчас риск был больше, но всё же я медленно поднял голову и заглянул за край. Мама стояла боком ко мне напротив Виктора, который сидел на диване, голый! Его форма была аккуратно сложена на краешке дивана. Лишь носки остались на ногах.

— Раздевайся, у меня мало времени.

Мама расстегнула молнию халата и сбросила его с плеч. Затем избавившись от тапочек, стянула трусики через ноги. Она застенчиво положила руки на бёдра. В будущем я понял, сколько женщину не трахай, в начале она всегда будет стесняться.

— Какие у тебя бёдра, ммм! — заметил Виктор, взяв член в руку.

Это он верно заметил. Мама стояла как-то картинно, чуть выдавая вперёд правое бедро, прикрыв им часть левого. Треугольник тёмных волос внизу отчётливо вырисовывался на фоне белоснежного женственного тела. Член Виктор уже стоял кверху мачтой.

— Подойти сюда.

Моя «Венера» прошествовала к мужчине. Олег обхватил обеими руками её аппетитную жопу и зарылся лицом в волосатый лобок.

— Ммм... Повезло же Олегу, сука!

Мама едва заметно улыбнулась. Руки Виктора прошли вверх по её телу и найдя две спелые груди, стали жадно мять их. Виктор провёл языком вдоль маминого живота, от волосатого лобка до пупка. Затем он звонко шлёпнул маму по заднице.

— На колени. Соси.

Виктор раскинулся на диване. Мама присела на колени и опустилась ртом на твёрдый член. Она начала пытаться заглотить его целиком, двигая головой вперёд-назад, заглатывая по сантиметру.

Вдруг Виктор взял в ладони её лицо и приподнял её голову вверх.

— Бедняжка. Он только и делает, что трахает тебя в рот жёстко, да? Но не я. Соси в своё в удовольствие, как тебе нравится, мне всё равно будет приятно.

На мамином лице просияла как-то собачья благодарность. Виктор откинулся назад и закрыл глаза. Мама снова взяла член в рот, но на этот раз помогая себе рукой. Он лизала его снизу-вверх, вдоль и поперёк, надрачивая рукой и смакуя головку. Сосала влажно и с наслаждением. Звучно и мокро. Лизала яйца и дрочила. Я на секунду осознал, что мужик то приехал с работы, потный. Было довольно жарко. Его мошонка вряд ли мылом пахнет. Но маму, казалось, это совсем не смущало, а даже наоборот. Я вспомнил рабочих, которые делали бассейн. Это было вообще безумное время. Странная у меня мать, такие вещи противные делает и тащиться с этого.

Вдруг Виктор резко поднял обе ноги вверх и обхватил их под коленками.

— Полижи жопу. Он говорил, ты это любишь.

Мамино лицо исказилось от стыда и унижения. Сомнения также отразились на нём. Несколько долгих секунд она просто смотрела на волосатое очко мужчины, словно впав в прострацию.

— Ну? — подал голос Виктор.

Мама тяжело вздохнула и прижалась лицо к жопе Виктора. Мужик закряхтел. Мама влажным языком лакала его потное очко. Несколько раз она снимала мудинки с языка. Лизала довольно долго, Виктор надрачивал член и стонал.

— Ааах! Достаточно!

Он опустил ноги и поднял маму с колен. Потрогал сиськи.

— Так. Давай на диван, колени под себя и жопу отклянчи.

Виктор вынул из брюк презерватив. Мама медленно принимала указанную позу и косилась на Виктора. Когда он натянул «резинку», она спросила:

— Ты в попу будешь?

— Конечно!

— Ну почему вы всегда в жопу! — завелась мама не на шутку. — Я не готова! Это не так просто, как вам кажется!

— Ну ты же любишь!

— Но не так же часто! Олег только и делает, что трахает меня туда! Эти проклятые запоры уже заебали! У меня постоянно болит задница! Ну пожалуйста! Хоть один раз!

Виктор обрушил обе ладони на мамины бёдра.

— Расслабься. У меня презерватив со смазкой, качественный, дорогой. Войдёт, как по маслу. Я буду медленно.

— Ну я так и знала! — фыркнула мама.

Виктор пристроил свой член к маминому анусу, слегка волосатенькому по контуру, от чего её задница смотрелась «грязно» возбуждающей. Виктор, для верности, сплюнул на мамин анус и вставил пару пальцев. Потрахав слегка дырочку у входа, он начал медленно вводить член. Я не видел маминого лица, она опустила голову, но пальцы она сжала, и на руках, и на ногах. Член таки вошёл по самый корень, и Виктор стал медленно двигать им в маминой прямой кишке. Вперёд-назад, вперёд-назад. Он растягивал её ягодицы и смотрел вниз, как его член бурит заднюю дырку милой домохозяйки. Постепенно темп наращивался, мужчина двигал тазом быстрее и стал потеть. Мама тоже пропотела, она всегда была потной, как сука, во время секса. Появились стоны с обеих сторон. Виктор пыхтел, мама охала. Её волосатая попа фыркала и хлюпала. Виктор резко вынул член и, раздвинув мамины ягодицы, стал осматривать её дырку. Мамина попа уже раскрылась, появился круглый туннель. Я заметил на презервативе Виктора коричневый цвет. Значит сейчас мужчина созерцал грязненькое очко моей мамочки. Он снова сунул член и продолжил растрахивать булькающую задницу.

Трудно было сказать, нравится маме или нет. Лицо её было скрыто, а стоны прерывистые. Виктор трахал не так жестко, как Олег, но звук, сталкивающихся бёдер мужчины и мягкой жопы женщины, звонко разносился под сводами флигеля.

— О да! Да! Как тебе, а? Сучка.

Виктор снова вынул член и осмотрел мохнатое очко.

— Вот это дырка! От одного вида хочется кончить!

Коричневый налёт на «резинке» стал ярче. Виктор вернул член в мамину задницу и продолжил трахать. Он стал потеть сильнее, дыхание учащалось, скорость увеличивалась. И наконец раздались мужские предоргазменные рычания. Не вынимая, Виктор кончал в резинку, шлёпая маму по жопе. Под конец он сделал пару резких движений вперёд, подталкивая маму вперёд. Мама айкнула. Обвисший член выскользнул из её задницы. Из попы вытек тонкий коричневый ручеёк, стекая по пизде.

Виктор приподнял мамину задницу по выше и раздвинул ягодицы.

— Вот это зрелище! Растраханное грязное гузно!

Взрослея я узнал, что гузно — это анальное отверстие у животных, а тогда я не понимал, что сказал Виктор. Но мама вовсе не обиделась на это, разве что в душе может быть.

— Держи жопу, раздвинь шире. Надо сфоткать для Олега, доказательство.

Мама покорно раздвигала ягодицы, демонстрируя своё растраханное грязное очко. Виктор сделал пару снимков на свой новомодный телефон с камерой (в то время такие только появлялись).

— Отлично! Разгибайся, милая. Замечательное очко, спасибо!

— Ага! Пожалуйста, — язвительным тоном произнесла мама, вставая с дивана.

Виктор стоял к маме спиной, стягивая «резинку с члена».

— У меня для тебя сюрприз. Закрой глаза, открой рот.

— Знаю я, что у тебя там за сюрприз!

— Ну же! Почти полный! Грех выбрасывать.

Мама закатила глаза.

— Ну давай уже...

— Закрой глаза. И рот по шире.

Мама выполнила. Виктор стал педантично сцеживать сперму из презерватива маме в рот. Она пару раз чуть не поперхнулась.

— Глотай.

Мама довольно легко проглотила сперму и даже не поморщилась. Она открыла глаза и тут же ей в рот был засунут сам презерватив.

— Жуй! Он клубничный.

Виктор довольно улыбался, натягивая штаны. Мама хотела выплюнуть его, но Виктор пригрозил ей пальцем. Я с ужасом вспомнил коричневый налёт на резинке. И сейчас грязный презерватив был у мамы во рту. Чтобы Виктор отстал, она сделала несколько жевательных движений.

— Умница! Вот это баба у Олега!

Виктор застегнул верхнюю пуговицу и козырнул фуражкой.

— Большое спасибо! Мне пора.

Дверь флигеля распахнулась, и мы с Виктором оказались нос к носу. Я так увлёкся зрелищем, что совсем позабыл вовремя слинять. И сейчас мы смотрели друг на друга удивлёнными, испуганными взглядами. Казалось, мы целую вечность так и простоим. Я был напуган и потерян. Виктор тоже. Но он первым оттаял. Бросил взгляд назад, мама умывалась, судя по звуку бегущей воды. Затем он снова посмотрел на меня и хмыкнул. На его лице расплылась лукавая, понимающая улыбка. Он козырнул мне фуражкой, развернулся и ушёл, не оглядываясь. Я всё ещё был, словно парализованный. Повернул голову, увидел мамину спину и голую круглую жопу. И лишь когда вода затихла, я пустился бегом в дом.

Продолжение следует...

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!