— Ну как там банька? Все готово? — нарочито весело спросил Стас в трубку, — В шесть мы у тебя! Не забыл?

— Все готово! Ждем! — радостно прозвучал в трубке Женькин голос, — Только с вас пиво.

— Пиво тоже готово, не переживай. Мы уже выезжаем. До встречи.

Стас сбросил вызов и с силой засунул мобильный телефон в узкий карман пуховика. «Надеюсь, друг мой, встреча будет плодотворной» — подумал он, размяв руки и хватая тяжелые пакеты с пивом и закусками, больно врезавшиеся узкими ручками в ладони. На улице кружила метель, так что накинутый на голову капюшон, тут же был сорван резким порывом ветра, и, когда Стас подошел к машине, то напоминал огромного санта-клауса с копной белых волос на голове. Красный пуховик только добавлял сходство. Наскоро отряхнувшись, он упал на сиденье и захлопнул за собой дверь. Катя повернула к нему довольное лицо.

— Ну как? купил? — спросила она ангельским голоском.

— Купил! — ответил Стас сквозь зубы и завел машину. Ехали молча. Катя все время улыбалась какой-то загадочной улыбкой, словно вспоминая что-то. Дороги замело основательно. Поток машин двигался по улицам города с черепашьей скоростью, размешивая протекторами мелкий сыпучий снег. До нового года оставалось всего две недели и улицы уже вовсю пылали разноцветными гирляндами и светящимися неоновыми шарами. До Женькиного дома добрались только минут через сорок. Стас припарковал машину на заботливо очищенный хозяином пятачок парковки и заглушил мотор. Где-то в ногах Кати тихо звякнули бутылки с пивом.

— Стас, давай только не подкачай! — серьезно сказала Катя, — Не испорти все своими эмоциями.

Стас только кинул хитрый взгляд на жену и, накинув капюшон, выскочил из машины. Неуклюже перебирая ногами по скользкой тропинке, молодая пара добралась до деревянного сруба бани, из трубы которого уже вовсю валил приятно пахнувший сизый дымок. Стас дернул ручку на себя, впуская в теплое помещение предбанника холод и мелкие снежные хлопья разыгравшейся метели.

— Ну, наконец-то! — набросился на них раскрасневшийся Женька, — Я уже заждался!

Он радостно обнял Стаса и скромно чмокнул Катерину в румяную щечку:

— Анюта ждет тебя дома. Но не рассчитывайте, что мы скоро освободим вам парилку! — он лукаво подмигнул другу и указал на полный пакет пивных бутылок.

— А чего это Анька дома ждет? — тут же возмутился Стас, — Пусть приходит, будем вместе париться.

— Вместе? — на секунду растерялся Женя, мельком взглянув на Катю.

Стас внимательно следил за реакцией друга и едва сдержал злобную усмешку.

— Конечно, вместе! А то мы с тобой тут до утра зависнем, а мне потом опять выслушивать от нее, — кивком головы он указал на притихшую жену.

— Ну... ладно, — пожал плечами Женя, — я тогда позову Аню. Раздевайтесь пока.

— Ну и где он тебя тут шпарил? — с неуместной улыбкой спросил жену Стас, когда дверь за Женей закрылась.

— А тебе так это важно знать? — строго ответила Катерина, расстегивая длинную куртку, — Дорогой, сосредоточься лучше на сегодняшнем вечере, к чему вспоминать то, что было.

— Нет, мне в самом деле интересно, — Стас продолжал спокойно снимать верхнюю одежду, — Помещение то тут небольшое. Не особенно развернешься.

В предбаннике появился заснеженный Женя.

— Уфф, ну и метет там. Ваша машина уже начала превращаться в сугроб, — запыхавшись, сказал он.

— А где Аня? — напомнил Стас.

— Обещала скоро прийти. По скайпу там с кем-то общается. Ну что? Кто первый в парилку?

Катерина благосклонно предложила мужчинам первенство, а сама занялась нехитрой сервировкой стола.

— Я рад, что в этот раз у тебя получилось выбраться! — сказал Женя, усаживаясь на деревянный полог.

— Да, в прошлый раз получилось как-то нехорошо, — наивно пожал плечами Стас и плеснул ковш горячей воды на шипящую каменку. Обжигающий пар упругой волной прошел по спинам парней, заставляя их пригнуться ниже. Воздух наполнился стойким запахом эвкалипта.

Чтобы уйти от постыдной темы прошлого раза, Женя торопливо завел разговор о планируемой этим летом рыбалке. Увлеченные беседой распаренные друзья ополоснулись холодной водой, и вышли в предбанник. Завернутая в большое махровое полотенце Катя одиноко скучала с бокалом пива в руке.

— Ну, наконец-то, — возмущенно произнесла она, — может мне и правда лучше к Аньке пойти, а вы тут попаритесь мужской компанией?

— Еще чего? — чересчур резко возразил Стас и жадно схватил ледяной бокал с пивом. Он залпом осушил его, и, отдышавшись, добавил, — иди грейся.

Обижено поджав губки, Катя поднялась из-за стола и скрылась в парилке.

— Вы что поссорились что ли? — осторожно спросил Женя, заново наполняя бокалы.

— С чего ты взял? — Стас довольно развалился в кресле, широко расставив ноги.

— Разговариваешь ты с ней как-то сквозь зубы.

— Забей. Достает она меня временами. У тебя такого не бывает?

— Бывает... — Женя уселся в соседнее кресло, и друзья глухо чокнулись пузатыми бокалами.

Вскоре снежная мишура снова ворвалась в теплое помещение и на пороге появилась, закутанная в мужской бушлат Аня. Она отряхнулась от снега и с улыбкой взглянула на друзей.

— А вот и я. Привет, Стасик!

— Привет, Анюта. Ты чего задерживаешься?

— Да я и не рассчитывала в баню идти. Думала вы тут сами как-нибудь, а мы дома с Катькой посплетничаем.

— Да ладно, договаривались же, что вместе будем, — Стас повернулся к другу, — слушай, я же притащил отличный французский коньячок ради такого случая. Давай пока отложим это пиво.

Аня скинула с плеч бушлат и аккуратно составила сапожки в угол комнаты.

— Коньяк я обожаю! — хихикнула она, стягивая через голову свитер, — обязательно оставьте мне.

— Конечно, оставим, — Стас пожирал глазами стройный обнаженный животик девушки, — можешь прямо сейчас к нам присоединиться. Женя, где рюмки?

— Нет уж, сейчас я лучше присоединюсь к Катюхе. Замерзла.

Она стащила с ног шерстяные гамаши и, обернувшись полотенцем, исчезла в парной.

— Ну чего ты рот разявил? — хохотнул Женя, — Нет у меня тут рюмок. Допивай пиво, будем разливать коньяк в кружки.

Из парилки послышалось шипенье пара и женский визг.

— Это мне тесть дарил пять лет назад, — гордо сообщил Стас, откупоривая бутылку коньяка, — настоящий французский. Для особого случая.

— И какой же сегодня особенный случай? Кстати, чем закусывать-то будем?

— А зачем закусывать?

Друзья с удовольствием сделали по несколько глотков благородного напитка.

— Просто великолепно, — зажмурился от удовольствия Женя, — никогда такого не пил. И правда, можно не закусывать.

Приятное обжигающее тепло тут же наполнило тело, окутывая голову беззаботной негой.

— Так за что пьем то?

Двери парилки открылись и в облаках пара выскочили оттуда Катя и Аня, с раскрасневшимися лицами.

— А ну, куда без нас пить? — шутливо прикрикнула на парней хозяйка, — Давай и нам по чуть-чуть.

— А вот за них и пьем! — указал на девушек Стас, — И не по чуть-чуть, а по многу.

Аня засмеялась и радостно прыгнула на колени к мужу, с удовольствием вдыхая коньячный аромат из бутылки. Катерина тоже намеривалась пристроиться на своем благоверном, но Стас тут же демонстративно подвинулся, освобождая место рядом с собой.

— М-м-м-м, какой шик! — пригубила бокал Аня, — но без закуски я не буду. Давайте хоть лимончик порежем?

Коньяк быстро закрутил головы в хмельном тумане, и напряжение, царившее в компании, быстро прошло. Катя все-таки забралась на руки Стаса и нежно обвила его шею руками. Когда в бутылке уже оставалось чуть меньше трети, Женя сообщил, что сейчас самое время попариться по-настоящему. И пока парни с криками лупили друг друга дубовыми вениками, подружки разговаривали о своем.

— А у тебя не возникает чувства дежавю? — вдруг произнесла Катя, проведя пальчиком по краю стеклянного бокала.

— Ты о чем?

— Ну, помнишь, как в тот раз, когда Стаса на работу вызвали?

— Блин, Кать, давай уже забудем это а?! — лицо Ани сразу стало хмурым, — мы же договорились!

— А у тебя получается забыть?

— Если бы вы не напоминали об этом, то уже давно бы получилось.

— Мы? Значит, не я одна напоминаю?

— Все! Проехали! Тема закрыта раз и навсегда! — Аня со злостью стукнула бокалом по столу, — давай о чем-нибудь другом.

— Да подожди. Я просто хотела сказать тебе, что сделала одну глупость...

— Какую еще глупость?

— А-а-а-а-а-а! — с криком выпал из парилки Стас. Он схватил бутылку пива, и, сорвав о край стола крышку, стал жадно глотать холодный напиток, иногда отрываясь от горлышка, чтобы отдышаться, — Анька-а-а! Твой муж... просто зверь... уффф... чуть не убил...

Следом из парилки вышел красный как рак Женя, с истерзанным веником в руке.

— Фу-у-у-х, мне аж поплохело что-то, — он сорвал с себя полотенце и, сверкнув белыми ягодицами, прыгнул в бочку с водой.

— Вот это банька! — не уставал нахваливать Стас, — прямо как заново родился!

— Ух ты! И я так же хочу! — обрадовалась подвыпившая Аня, — Же-е-е-нь, попарь меня тоже!

— Смерти моей хочешь? — плескаясь в холодной воде, отозвался муж, — Дай отойти немного.

— Ка-а-а-ть, а ты?

— Ну, ты скажешь тоже, — опередил жену Стас, — разве женщина может хорошо попарить? Так уж и быть, пойдем, это сделаю я.

— Спасибо, — улыбнулась Аня, — ты же сам только из парной. Давай немного подождем.

— Ничего, ничего, — Стас настойчиво подталкивал сомневающуюся девушку в парилку, — силенки еще есть. Давай располагайся.

Дверь за ними закрылась, и Ане ничего не оставалось, как снять с себя полотенце и, расстелив его на полке, улечься сверху на живот.

— Только ты не сильно с паром балуйся, Стасик. А то я, кажется, с коньяком переборщила, как бы плохо не было.

— Не волнуйся, я свое дело знаю, — Стас полоскал веники в шайке с водой, а сам не переставал любоваться грациозным телом Ани. Его взгляд скользил по хрупким узким плечам, частично скрытым плетьми мокрых темных волос, розовой бархатной коже спины, перечеркнутой завязками купальника, и аккуратной круглой попке в темно-синих трусиках. Упругие бедра девушки были плотно сведены вместе. Стас запоздало заметил, что член под полотенцем, начал пульсировать, наливаясь кровью.

— С тобой все в порядке? — беспокойно обернулась Аня, — Ты чего там завис?

— Кто тебя так париться учил? — улыбнулся Стас, потрясая над девушкой вениками.

— В каком смысле?

— В прямом, — он пальцем поддел петлю на ее купальнике, и, развязав его, откинул лямки в стороны.

— Стас! Ну, ты что? — игриво возмутилась Аня, — Давай соблюдать рамки приличия.

Стас поддал пару и не спеша прошелся вениками по нежной спине девушке.

— В бане как раз неприлично в одежде находится, — веники уверенными хлопками обработали попку Ани и добрались до бедер, — муж твой вполне нормально и без трусов парился.

— Ну, конечно, — промурлыкала Аня, довольно жмурясь, — ты еще трусы с меня сними... Блин! Стас!

Резким рывком мокрые трусики слетели с бедер девушки на колени. Аня рефлекторно сжала ноги еще сильнее, но от похотливого взгляда Стаса не скрылись пухленькие половые губки, приведшие его в полный восторг.

— Ты одурел, Станислав?! — зловеще зашептал Аня, пытаясь рукой дотянуться до заветной материи трусиков.

— Да ты что завелась, Ань? — смеялся Стас, дальше стягивая трусики с ног, — Это же баня. Париться надо голышом, чтобы тело дышало.

— Идиот, — Аня сдалась и положила голову на полотенце. Веники снова ритмично застучали по мокрому телу. Стас мастерски промассажировал спину девушки, плотно придавливая веник к телу.

— М-м-м-м. Как хорошо, — промурлыкала Аня.

— А теперь освежим кожу, — Он отбросил веники в сторону и обильно полил распаренное тело Ани мятным маслом. Сильные руки стали нежно растирать блестящую кожу, разгоняя капельки масла вдоль позвоночника к маленькой ложбинке ягодиц.

— М-м-м, это что-то новенькое, — Аня рукой поправила волосы, чтобы не испачкать их в масле. Лицом девушка отвернулась к стенке и закрыла глаза. Теплые ладони свободно скользили по спине, напитывая кожу свежестью. Теперь она точно могла понять смысл выражения «заново родится». Погруженная в свои мысли, Аня даже не сразу поняла, что руки Стаса уже давно покинули ее спину, продолжая свои игры на попе и ногах. Лишь когда цепкие пальцы охватили внутреннюю поверхность бедер, слегка разводя ноги в стороны, она нехотя проговорила:

— Стас, не наглей.

— А что тут такого? — одна рука, массирующая бедра, бесцеремонно коснулась половых губ.

— М-м-м, — промычала девушка. Ей, разморенной коньяком, паром, и таким необычным массажем, больше всего на свете не хотелось сейчас открывать глаза и шевелиться.

Стас не спешил. Его руки еще раз прогулялись по спине, промассировали плечи, вызвав очередной вздох удовольствия Ани, и вскоре снова опустились на талию. Он открыл заслонку в стене парной, чтобы немного выпустить жар. Потом поочередно промассировал ступни и голени девушки. В процессе массажа, он как бы случайно менял положение ног Ани, так что вскоре бедра ее оказались разведены настолько, что можно было без труда разглядеть гладко-выбритые, блестящие от стекающего масла половые губки, уже слегка раскрывшиеся от возбуждения. Стас жадно облизнул пересохшие губы и, обхватив горячими ладонями ножки девушки, стал массировать их, уверенно приближаясь большими пальцами рук к заветной щелочке.

— М-м-м-м, — снова простонала Аня, когда подушечки пальцев коснулись нежной кожи ее промежности. Стас воспринял это как одобрение и пошел дальше. Его ладошка легла на мягкую попку девушки, а средний палец быстро пробежал по ложбинке между ягодиц и вдруг утонул в жарком лоне вагины.

— Ста-а-а-ас, ну хватит, — нехотя разомкнула ресницы Аня, — не хулигань.

Она свела бедра плотнее, однако, наглый палец не покинул ее интимного места, а напротив попытался углубиться в него еще дальше.

— Станислав! — теперь уже злобно прошептала Аня, вновь возвращаясь с облаков на землю, и отодвинулась к стене.

— Да что такого? — Стас игриво шлепнул ладошкой по блестящей попке девушки, — Женя то с моей женой и не такое делал.

Аня не сразу поняла смысл сказанного. Она наморщила лоб и медленно повернулась лицом к Стасу:

— Что?

Он склонялся над ней, с хитрым интересом заглядывая девушке в глаза. Под повязанным на бедрах полотенцем отчетливо топорщился эрегированный член, а руки снова попытались обнять ее за бедра.

— Да ладно, не удивляйся, — хмыкнул он, — Катя мне рассказала, как Женька её тут ублажал. Вот только не признается, что ей понравилось.

— Катя сказала? — Аня растерянно сдвинула ноги, и, прикрыв грудь полотенцем, присела на лавку.

— Да, — усмехнулся Стас, — нашелся хоть один честный человек из вас.

Глаза Ани вдруг заблестели от сдерживаемых слез:

— Прости его! Ему самому очень стыдно... всем стыдно... выпили мы лишнего... сами забыть все хотели, поэтому и не говорили тебе...

— Тише, Анют, ты что? — Стас растроганно схватил Аню за плечи, — Ты не виновата. Тебя тоже обманули. Мы имеем полное право на реванш.

Аня скинула локон мокрых волос со лба и непонимающе взглянула на Стаса.

— Какой реванш? Ты о чем?

— Эй, банщики! — раздался из комнаты отдыха приглушенный голос Жени, — Вы живые там?

Стас нетерпеливо скинул полотенце.

— Давай быстрее, мы успеем, — горячо зашептал он, притягивая Аню за лодыжки к себе. Вид возбужденного мужского достоинства моментально отрезвил девушку.

— Стой, Стас! — кряхтела она, пытаясь вырваться из объятий, — Дурак! Ты пьяный! Не надо!

— Мы быстро. Успеем... , — он с невменяемым блеском в глазах, пытался сорвать полотенце с Ани и раздвинуть ей ноги.

— Стой, Стасик... — сменила тактику девушка, — я не могу. Пожалуйста. Только не так. Да подожди ты...

В дверь настойчиво постучали.

— Что с Вами там? — голос Жени звучал уже тревожно.

— Все хорошо! — голос Ани немного сорвался, выдавая волнение, — Мы уже выходим.

Стас замер тяжело дыша.

Аня быстро обвязалась мокрым полотенцем, спрятала под ним же нижнее белье и, слегка отстранив Стаса, отодвинула задвижку на двери, и выпорхнула наружу.

— Что вы там делали? — подозрительно спросил Женя.

— Ой, теперь я понимаю, что такое настоящая парилка с веником! — нарочито весело вскрикнула Аня, аккуратно усаживаясь в кресло, чтобы случайно не выронить нижнее белье, — Жень, ты непременно должен перенять у Стаса опыт банщика.

— Да это он у меня его перенял, — обиженно пробормотал Женя, — просто я тебя никогда не парил в полную силу.

— Ну и зря! Давайте еще выпьем чтоли.

Аня медленно цедила коньяк из бокала, постоянно кидая гневные взгляды в сторону подруги. Из парной показался растрепанный Стас.

— Ф-у-у-у... жара... — выдохнул он, — Женька, пойдем покурим. Возьми с собой пивка.

Когда Стас вслед за Женей вышел в небольшую летнюю оранжерею, в зимнее время приспособленную под курилку, он услышал за дверью гневный шепот Ани:

— Ты дура, Катя! Нафига ты ему рассказала?

Дверь закрылась. Парни молча прикурили сигареты.

— Холодина тут, — поежился Женя. Стас молча затянулся сигаретой, с ехидной улыбкой глядя другу в глаза.

— Что ты так смотришь, будто я тебе сто рублей должен, — попытался пошутить Женя, но Стас совсем не поменял выражения лица. Напротив, в глазах его вспыхнул гнев.

— Больше... — с дымом выдохнул он.

— Ты о чем?

— А то ты не знаешь.

— Не знаю.

Стас устало вздохнул и отвел взгляд.

— Скажи, а как это вообще? Приятно?, — после короткого молчания продолжил он.

— Да что приятно? О чем ты?

— Трахать жену друга приятно?

Женя от удивления открыл рот, а потом устало провел ладонью по лицу.

— Блин... Прости... — как-то глупо произнес он.

Стас отхлебнул большой глоток пива.

— А ты бы простил?

Его друг молчал, нервно сбивая пепел с сигареты.

— Яйца бы тебе оторвать.

— Блин, Стас, ну знаю, что дурак! — взорвался Женя, — Знаю, что не простишь! Но ничего ведь не исправить, как бы не хотелось. Ну, хочешь морду мне набей! Хочешь?

— А что это мне даст? — закричал в ответ Стас, — Легче станет? Я же все равно буду знать, что ты трахал мою жену. Кайфовал еще, наверняка при этом, сука! И она кайфовала! А я теперь рогами косяки сшибаю! И молчат же еще! Как партизаны! Ходи, Стасик сохатый, а мы посмеемся!

— Да никто так не думает! Дурость сотворили по пьяной лавочке и забыть хотели. Думаешь самим приятно вспоминать?

— А что неприятно? — Стас зло усмехнулся и щелчком выбросил докуренный бычок в форточку, — Когда яйцами по ней лупил, наверное, приятно было!

Друзья замолчали, глядя друг другу в глаза и широко раздувая ноздри.

В общем, так, — после короткой паузы продолжил Стас, — Я не хочу с тобой ссориться. Слишком много у нас было и есть общего. Но, чтобы остаться друзьями, мы должны быть в равных условиях.

— В каких условиях? — Женя наморщил лоб.

— Я тоже должен побывать на твоем месте. Поделишься со мной Анютой?

В глазах Жени вспыхнула ярость, но под пристальным взглядом друга он быстро стих.

— А что без этого никак? — удрученно спросил он.

— А что никак было обойтись без того, чтобы предаваться утехам с Катей? — снова заорал Стас.

— Ладно, не ори! — раздраженно ответил Женя, потирая переносицу, — А если она не захочет?

— Ну, это уже не твои проблемы. Мне главное, чтобы ты не был против.

Когда дверь в комнату открылась, и парни снова появились на пороге, девушки встретили их напряженным молчаньем. Аня сразу впилась горящими глазами в мужа.

— Вы обсуждали это слишком громко, — хриплым голосом произнесла Катя, и потянулась к бутылке с коньяком, — мы все слышали.

— Э-э-э, — протянул Женя, не находя подходящих слов.

— Придурки, — вспыхнула краской Аня, — Я, что вам шлюха какая-то? Или кукла?

— Ну, извини, Анютик, — Стас вдруг опустился на колени к ногам девушки и взял ее ладонь в руки, — Я не хотел так... Прости нас...

— А ведь Стас предложил лучший выход из сложившейся ситуации, — ошарашила всех Катерина.

— Чего?! — Аня выпучила глаза на подругу.

— Ну, подумай, — Катя отхлебнула коньяк из бокала, — раньше, когда Стас ничего не знал, мы еще могли притворяться. По крайней мере для того, чтобы выглядеть хорошенькими в его глазах. Теперь же весь этот спектакль теряет смысл. Стас знает, что твой муж любил меня. И все мы знаем, что нам обоим это тогда понравилось. И я вовсе не ощущаю себя шлюхой, как ты говоришь. Хотя, после твоих слов, мне стало как-то неловко. Так же неловко и Стасу, наверное, — она с хитрой улыбкой глянула на мужа.

— Подруга, я что-то не совсем понимаю хода твоих мыслей. Ты что предлагаешь мне переспать с твоим мужем?

— Конечно, — спокойно ответила Катя, — так ты избавишь всех нас от этого... напряжения.

Аня повернула удивленное лицо к мужу.

— И ты не против?

Женя нервно дернул плечами.

— Ну, а что еще тут поделать?

— Что поделать? — Аня поднялась и с размаху хлопнула стаканом по столешнице, разбрызгивая пивную пену, — Да послать вас всех к черту! Вот и все, что нужно поделать!

Она резко развернулась и направилась к двери.

— Да успокойся ты, Анют, — бросилась ей вслед Катя, — ну что ты как девочка? Вспомни как сама предлагала мне поиграть с твоим мужем ради интереса. Вспомни!

— Да речь шла просто об игре! Мы хотели просто подразнить его! — кричала в ответ Аня, — Никакой речи о сексе не было!

— Но ведь закончилось то все именно им!!!

Воцарилось молчание. Аня о чем-то задумалась, глядя на подругу, потом обвела взглядом стоявших в ожидании парней.

— Да ну, я не смогу, — тихо произнесла она.

— Идем сюда, — Катя схватила ее за руку и увлекла за собой в парную. Дрова давно закончили гореть, и температура здесь понемногу спадала, — подожди пока. Ничего с тобой не случиться. Я сейчас.

Дверь за подругой закрылась всего на несколько секунд, после чего распахнулась снова, и в парную буквально влетел Стас.

— Блин, так и знала, — Аня отодвинулась к стене, исподлобья взглянув на спутника. Стас весь горел от страсти. Полотенце на его бедрах недвусмысленно топорщилось, а глаза бешено сверкали.

— Анечка... — прошептал он и, шагнув к ней, обнял за плечи.

— Подожди! Я еще ничего не решила.

— Я ничего и не требую, — страстным шепотом произнес он, рукой обхватывая девушку за талию, — ложись на полку. Я просто поделаю тебе массаж.

— Знаю я твой массаж, — не смогла сдержать улыбки Аня, — белье опять снимать?

Стас судорожно сглотнул слюну:

— Конечно!

— Ну ладно, так уж и быть, — Аня развязала полотенце и кинула его на мокрую полку, потом повернулась спиной к Стасу, — Развяжи, — завязки на спине ослабли и купальник, мягко скользнув лямками по предплечьям, упал на пол. Аня повернула лицо к Стасу и с лукавой улыбкой опустилась на четвереньки, спуская с бедер трусики. Стас стоял не дыша. На месте где головка его торчащего члена упиралась в ткань полотенца, проступило темное влажное пятно. Девушка забралась на полку, нарочно вульгарно выгибая попку, чтобы Стас мог увидеть ее промежность, и легла на живот.

— Ну что же, я жду массажа, — томно сказала она и отвернулась к стене.

***

— Блин, это какая-то хрень! — нетерпеливо ерзал на стуле Евгений, — У меня в голове не укладывается, что я сижу пью коньяк, а в моей же бане, мой лучший друг занимается любовью с моей женой.

— И что тебя в этом смущает? — спокойно спросила Катя, оторвавшись ухом от двери парной, — Пока там тихо.

— Да как это что?!

— Успокойся, Жень. Лучше вспомни, как я тогда лежала перед тобой с раздвинутыми ногами, а ты долбил меня так, что брызги летели, — Катя с хитрой улыбкой приблизилась к столу и налила себе остатки коньяка в бокал, — К тому же агрегат у Стасика поменьше чем у тебя, так что за свою супругу можешь не опасаться.

Стас молча пригубил коньяк.

— О чем думаешь? — спросила Катя, присаживаясь полненькой попкой на край стола.

— Да уже ни о чем, — злобно бросил Женя, — о чем тут думать?

— А ты часто вспоминал тот случай?

— Мы же вроде договаривались его забыть.

— Да... да... договаривались, — в задумчивости произнесла Катя и сладко потянулась, позволяя полотенцу сползти вниз, открывая бо′льшую часть полной груди, — но как можно такое забыть... М-м-м-м-м, как было хорошо. Ты можешь не верить, но я и в самом деле никогда еще не испытывала такого, как было с тобой.

— Ну, хватит, Кать, — отмахнулся Женя и слегка отстранился назад.

— Я серьезно! Мне даже долго снились потом эти сцены. И пару раз, я ловила оргазм во сне... Знаешь, у меня есть немного безумная мечта... ты умеешь хранить секреты?

— Ну, допустим.

— Я хочу почувствовать в себе сразу два члена одновременно. Тсссс, дай договорить. Мы обсуждали это со Стасом. Он не против. И мне кажется, лучшего кандидата, чем ты, нам не найти.

Женя засмеялся.

— Катюх, ты что предлагаешь мне секс втроем? Со Стасом?

— О, да! И в этом нет ничего смешного.

Катя быстро подняла ножку и положила ступню на полотенце Жени, как раз между его ног.

Улыбка коснулась ее лица.

— Я же тебе нравлюсь? — она легко села на стол, прямо напротив парня, широко расставила ноги, оперевшись ими о лавку по обе стороны от Жени, и быстро распахнула полотенце. Полные упругие груди с большими бордовыми сосками, словно два гипнотизирующих зрачка заглядывали куда-то далеко в животное подсознание мужчины. Несколько складочек на животе, аккуратная полоска волос лобка и манящие, возбужденно-наливные половые губки, блестящие от влаги. Это был уже удар ниже пояса.

***

Стас самозабвенно массировал нежную спинку девушки. Его руки уже несколько раз разминали ее бедра и ягодицы, но на этот раз она не предпринимала попыток свести бедра. Напротив, она расслаблено раскидала ножки по полке, так что массажист не упускал случая прикоснуться к самому заветному.

— М-м-м... — тихонько выражала она свое удовольствие в такие моменты.

— Нравится массаж? — тихо спросил Стас, проводя пальцем по ложбинке между ягодиц.

— Очень, — лицо Ани было повернуто в другую сторону и он видел только ее затылок с растрепанными влажными волосами, — я вообще люблю массаж.

— Я готов его делать тебе хоть каждый день!

Аня захихикала:

— Боюсь, тогда Женька выгонит меня из дому.

— Ну, я могу его делать тебе не дома. Приходи к нам с Катькой почаще.

Нахальный палец все-таки преодолел легкое препятствие половых губ и окунулся в горячие объятия сокровенной пещерки.

— М-м-м-м... со стороны это, наверное выглядит дико. Я — любящая жена и мать ребенка, позволяю другу моего мужа делать мне эротический массаж.

— Но тебе же нравится? — заигрывающе спросил Стас, продолжая резвится пальцем внутри девушки.

— Д-а-а-а... — простонала она в ответ.

— Значит все нормально.

— Дай я перевернусь.

Аня перевернулась на спину и слегка приподнялась на локтях, сгибая одну ножку в колене. Ее блестящие хмелем глаза весело наблюдали за Стасом, жадно глотающим слюну. Девушка залилась звонким смехом.

— Вот никогда бы не подумала, что буду красоваться в неглиже перед тобой, Стасик. А ты чего полотенцем прикрываешься?

Стас непослушной рукой нервно развязал узел на полотенце и откинул его в сторону. Давно пребывающий в сильнейшем возбуждении член радостно уставился красной головкой на девушку.

— Ну, вот теперь эта сцена уже напоминает мне сюжет одного порно-фильма, — Аня продолжала веселиться, — двое в парилке, не считая мужа за стеной... ладно, он сам так хотел.

Девушка привстала и почти без усилий, лишь легким прикосновением к плечу, заставила Стаса сесть на полку.

— Закрой глаза, — попросила она полушепотом.

Стас с готовностью зажмурился. Он не мог видеть, но отлично чувствовал, как мокрые длинные локоны Аниных волос опустились на его бедра, а теплое дыхание овеяло налитую кровью головку члена. Небольшая заминка и вот уже его орган стал медленно погружаться во что-то теплое и влажное.

— О-о-о-о-о... — простонал он от удовольствия.

— М-м-м-м... — тихо вторила ему Аня.

Не открывая глаза, он полностью придавался невероятным ощущениям, пока умелый язычок щекотал уздечку напряженного члена. Чувствовалось, что девушка тоже поглощена процессом. Ее горячая ладошка медленно перекатывала тяжелые яички, а плотно сведенные губы страстно двигались по стволу члена.

— М-м-м... — постанывала она всякий раз, когда половой орган оказывался полностью у нее во рту. Стас не выдержал и открыл глаза. Вид обнаженной Ани, сидящей перед ним на корточках, и страстно, до ямочек на щеках, делавшей ему минет, заставил парня судорожно вдохнуть воздух.

— А-а-а! Аня, подож... д-и-и-и-и-и... — прошептал он, крепко хватаясь руками за доски полки. Но Аня, еще сильнее обхватила губами головку члена, рукой пытаясь оттянуть назад моментально сжавшиеся яички. Бурный фонтан долгожданного оргазма выплеснулся у нее во рту, заставляя девушку судорожно глотать.

— М-м... М-м-м-м... — стонала она, жадно втягивая носом воздух. Тело Стаса расслабилось, и он устало откинулся на стену парной.

— Прости, Ань. Не думал, что так быстро будет.

Аня выпустила мокрый член изо рта и вытерла губы тыльной стороной руки.

— Ничего, ничего, Стасик, — с улыбкой ответила она, — не переживай.

— Подожди немного, — парень, и без того красный, покраснел еще больше, и как-то неловко привстал на полке, умоляюще глядя на Аню, — я могу еще раз.

— Да успокойся ты, — Аню разобрал смех, — не суетись. Ты же получил удовольствие! А я не в претензии. На том и порешим. Пойдем лучше пива попьем, а то ты горьковат оказался.

Аня, запахнувшись полотенцем, пошла сквозь душевую к выходу.

— Ну, подожди, Ань! — Стас рванулся следом, пытаясь удержать девушку за руку, — Давай еще попробуем?

Из-за двери раздавались подозрительные стоны. Отбросив руку парня, Аня резко распахнула дверь. На столе, опрокинув недопитые бутылки и кружки, спиной к ним сидела обнаженная Катя. Ее полные бедра были разведены в стороны, а голова страстно закинута назад. Громкие стоны срывались с приоткрытых губ. Аня не сразу заметила мужа, сидящего на корточках перед Катериной. Его лохматая шевелюра периодически маячила у нее между ног.

— О-о-о-х! Еще! — требовала озабоченная подруга, страстно подмахивая бедрами, — Еще, мой хороший!

— А вы, я смотрю, тут тоже время даром не теряете, — ехидно заметила Аня, обходя стол по кругу. Женя испуганно оторвал свое блестящее влагой лицо от промежности Кати, но тут же был притянут обратно.

— А-а-а-а! У-а-а-а! Отвали... Не мешай! — вскрикнула Катя, не открывая глаз и сильнее сдвинув бедра на Женькиных плечах. Аня взглянула на стоявшего в дверях Стаса и обескураженно пожала плечами, кивнув ему на увлеченную парочку. Тот только махнул рукой и, нащупав в углу две новые бутылки пива, уселся на лавку. Аня, постояв немного в задумчивости, примостилась рядом и, приняв из рук своего неудавшегося любовника открытую бутылку, сделала большой глоток.

— Прямо как в кинотеатре, — усмехнулась она, утолив жажду. В нескольких десятках сантиметров перед ними Катю сотрясал на столе бурный оргазм. Она схватила Женю руками за волосы и буквально с силой вдавливала его язык в свою дырочку. Страстные стоны слышны были, наверное, даже на улице. Когда она, наконец, расслабленно опустила ноги, с пола поднялся взъерошенный Женя. Ане сразу же бросился в глаза его напряженный огромный член, пульсирующий от желания. Он взглянул осоловелыми глазами на разлегшуюся перед ним Катю, еще слабо постанывающую после пережитого, потом медленно перевел взгляд на «зрителей».

— Давай! Я хочу тебя... — томно простонала Катя и призывно раздвинула ноги. Женя с готовностью схватился за ее бедра, но тут же убрал руки и как-то просительно и даже умоляюще посмотрел на друга. Выражение его лица было настолько красноречиво, что вызвало взрыв смеха сначала и Стаса, а потом и у Ани.

— Давай, давай, — поперхнувшись, крикнул Стас, — мы ждем вторую серию.

Женя облизнулся и взглянул на свою партнершу.

— Дав-а-а-а-й же, — протянула она и пододвинулась ближе к краю стола. Обхватив ее полные бедра руками, Женя тут же утопил свой ствол в истекающей влагой вагине. Сладострастные стоны снова наполнили комнату, перемежаясь влажными шлепками. Вот теперь чувство дежавю в полной мере посетило Аню. Перед глазами пронеслась бывшая сцена секса ее мужа с Катей в парной и тут же слилась с происходившим сейчас прямо перед ней. Разница была только в чувствах, которые вызывали в ней эти действа. Если тогда, безумный напор Жени вызвал в ней смятение, переходящее в горькую обиду, то теперь... теперь она вся текла от возбуждения и никаких других чувств не испытывала. Даже ревность, давно терзавшая ее где-то внутри, исчезла без следа. Увлеченная процессом, она даже не заметила, как бутылка пива в руке опустела. И вместе с этим ужасно захотелось в туалет. Пользуясь тем, что Женя как завороженный уставился на любвеобильную парочку, она тихонько прошмыгнула в дверь и, посильнее закутываясь в полотенце, рванула по заснеженной тропинке к уличному туалету. Парням проще — им достаточно просто зайти за угол, но экспериментировать так в сильнейшую метель Ане не очень то хотелось. Когда она, справив нужду, замерзшая до дрожи и мгновенно протрезвевшая, снова ворвалась в теплое помещение бани, Катькиных стонов уже не было слышно. Ее подруга, безвольно раскидав руки в стороны, лежала на маленьком диванчике с прикрытыми от удовольствия глазами и, кажется, спала. Аппетитные груди с темными сосками спокойно вздымались в такт дыханию.

— Ты где была, Анют? — услышала она голос Стаса. Он стоял голый у края стола с новой бутылкой пива в руке и удивленно смотрел на нее.

— В т-т-т-уалет бегала, — вздрогнув от холода, произнесла Аня. Жени в комнате не было.

— Бедная, да ты замерзла совсем! — Стас тут же отставил бутылку и подскочил к девушке. Без всяких церемоний он обнял ее и прижал к себе, — Ну, что же ты? Надо было одеться.

Он обошел девушку сзади. Горячие ладони легли Ане на плечи и, не задерживаясь долго, стали опускаться вниз, увлекая за собой полотенце.

— Стас, а где Женя? — обернувшись, спросила девушка.

— Курить пошел, — руки, сместив ткань полотенца, накрыли приятным теплом упругие груди с торчащими от мороза и возбуждения сосками. Аня не сопротивлялась.

— А что с Катькой? — только спросила она.

— Устала, — усмехнулся Стас и горячими губами прикоснулся к нежной шее, — ты самое интересное пропустила.

— А что было?

— Сейчас уже не важно... , — руки опустились ниже, роняя холодное полотенце на пол. Аня ощутила как к ее ягодицам прикоснулся горячий возбужденный член. Желание новой волной нахлынуло на нее. Пока одна рука сжимала и ласкала грудь, вторая плавно погладила животик и по гладкому лобку опустилась к наливающейся жаром киске, уже начавшей распускаться, подобно сочному цветку. Жаркие губы Стаса, не прекращая целовали шею и плечи девушки. Он уже нетерпеливо двигал бедрами, гуляя членом меж прохладных ягодиц. Аня даже привстала на носочки и сильнее подалась назад, чтобы лучше ощущать этот желанный пульсирующий орган. Пальцы Стаса уже раздвинули ее половые губки и стали не спеша поглаживать набухший клитор.

— Какая же ты, Анька, сладкая... — услышала она шепот над ухом, — как персик.

Нечто вроде микрооргазма пробежало по телу девушки, и она прикусила губу.

— М-м-м, Стас, давай уже...

— Что давать? — все тот же страстный шепот.

— Войди в меня...

— Что? — уже на другое ушко прошептал он, а пальцы быстро заиграли бугорком клитора.

— А-а-а-а-х! Ну, давай же! — злобно вскрикнула Аня, двигая бедрами по горячему члену.

— Скажи громче!

— Блин, Стас, ну давай! Я уже не могу терпеть.

— Что тебе дать?

— Да трахни же меня, наконец!!!

В дверях вдруг раздался громкий смех.

— Ну, Анька, ты и даешь! — смеялся Женя, стряхивая с куртки снег.

Аня моментально покраснела. Она совсем забыла про мужа и даже не ожидала сейчас его появления. Смутившись, она тут же попыталась отстраниться от Стаса, но тот крепко обхватил ее рукой за талию.

— Жень... — тихо сказала она и не нашла слов, чтобы продолжить. Стас по-прежнему продолжал жадно мять рукой ее мягкую грудь, как будто и не видел вошедшего.

— Блин, Стас, да пусти, — еще раз рванулась вперед Аня, но снова ей не удалось вырваться. Крепкие руки надежно удерживали девушку в объятьях.

— Куда пустить? — раздался надменный шепот над ухом, — Ты же просила тебя трахнуть.

Настырные пальцы, оставив клитор, стали проникать вглубь ее пещерки. Женя не спеша стягивал с себя куртку и брюки, с довольной улыбкой наблюдая за парочкой.

— Жень, ну скажи ему! О-о-й... — В этот раз Стас позволил Ане слегка отстраниться от себя, но только для того, чтобы поправить удобней член и слегка наклонить ее вперед. Аня только почувствовала, как что-то горячее уперлось у ее половые губки и тут же проскользнуло внутрь. Погрузив свой член в лоно девушки, Стас замер, смакуя момент. Аня тоже прикусила губу от удовольствия, но по-прежнему с опаской поглядывала на мужа.

— Да ладно тебе, Анютик, — улыбающийся Женя медленно подошел к ней, на ходу закидывая куртку в угол, — я же вижу, что хочется. Давай уже доиграем этот спектакль до конца, — его большая ладонь нежно легла на голову жены и, погладив ее, слегка наклонила вниз. Теперь уже Аня стояла согнувшись раком, а Стас, довольный положением стал уверенно раскачивать бедрами, гоняя член по мокрой киске.

— М-м-м-м-м... — Аня уже не смогла сдержать стон, упираясь руками в колени и пошире разводя бедра.

— Ну как тебе? — услышала она над собой голос мужа.

— А-а-а! Супер! — простонал Стас, со шлепком прижимая к себе Аню. Девушка открыла глаза и приподняла голову. Прямо перед ее лицом болтался огромный член Жени, на глазах наливавшийся силой.

— Теперь мы квиты? — парни продолжали шутливый диалог, совершенно не обращая внимания на девушку, словно она была здесь для мебели.

— Пока еще нет, но все в процессе... — Стас все сильнее притягивал к себе Аню за бедра, звонко шлепая лобком по мокрым от соков половым губкам. Девушка уже не стеснялась громких стонов. В один из таких моментов, когда она, сладко прикрыв веки, издавала очередной восторженный крик, в приоткрытые губки вдруг уперлось что-то твердое. Даже не открывая глаз, она уже поняла что это, и только шире открыла ротик, принимая в него упругий пульсирующий инструмент своего мужа. Женя довольно вздохнул, поглаживая супругу по голове. Мощные удары Стаса сзади иногда выбивали Аню из равновесия, и несколько раз в такие моменты длинный член Жени оказывался чуть ли не в горле. Быстро вдохнув воздуха, которого сейчас так не хватало, она с новой силой, принималась обрабатывать язычком горячую головку.

— О-у-у... кажется я готов! — быстро прошептал Стас и как ненормальный задвигал бедрами. Аня давно уже была на грани и такая безумная стимуляция тут же вывела ее на пик блаженства.

— М-м-м-м-а-а-а-а-а! — вскрикнула она, выпуская член изо рта. Ноги моментально ослабели и, как Стас не пытался удержать ее, она все же рухнула на пол. Член тут же выскочил из пульсирующей пещерки и Ане пришлось накрыть рукой

набухший клитор, чтобы быстрыми пальчиками довести всю гамму удовольствия до кульминации.

— М-м-м... м-м-м... м-м... — медленно отходила она, перебирая ножками по деревянному полу.

— Блин, я немного не успел, — обиженно произнес Стас.

— Твои проблемы, — хихикнул Женя, — теперь моя очередь.

Сильные руки подняли Аню и плавно положили на обеденный стол. Девушка до сих пор пребывала где-то далеко, и даже не хотела открывать глаза. Между тем, кто-то нетерпеливо развел ее ноги в стороны. Влажная киска снова хлюпнула, принимая в себя горячий мужской орган.

— О, да, детка! — прозвучал голос мужа. Ножки Ани взлетели на сильные мужские плечи и все началось по новой. Женя, закусив губу, резкими рывками сношал измотанную бурным оргазмом супругу, так что деревянный стол поскрипывал от напряжения. Налитые аппетитные груди прыгали во все стороны, а лицо Ани с закрытыми глазами и страстно приоткрытыми влажными губками выражало огромное наслаждение. Несколько раз взволнованный Стас пытался пристроить своего дружка к этим сладким губкам, но Аня никак на него не реагировала.

— Блин, Жень, ну дай мне тоже! — как обиженный мальчишка изнывал Стас, но Женя только громко сопел, крепче сжимая бедра жены.

— Жень, давай по другому! Остановись! — настаивал любовник.

— Ну как? — недовольно повернулся к нему Женя.

— Сядь сам на стол, а Анюта пусть на тебя сядет.

— Зачем это?

— Так мы сможем делать это одновременно.

Женя как-то неуверенно хохотнул.

— Ну, давай попробуем, — он легко, как пушинку перевернул Аню, и, облокотившись о край стола ягодицами, опустил ее на себя, прижимая руками. Девушка довольно улыбнулась и обвила шею супруга, насаживаясь на его раскаленный желанием орган. Кажется, она еще не понимала задумки друзей и не обращала внимания на суету Стаса, который метался по пакетам и сумкам в поисках чего-то. Теперь она уже сама задавала ритм, насаживаясь на мужа бедрами и слегка прикасаясь кончиками сосков к его груди. Эти ощущения больше всего заводили девушку. Лишь только когда что-то холодное и вязкое вдруг прошлось по ее анусу, девушка слегка вздрогнула.

— Эй, чего там? — оглянулась она на Стаса и остановилась.

— Это смазка, — по-деловому ответил он, лихо натирая свой боевой член чем-то белым.

— Какая еще смазка? Э-э-э-й! Нет! Этого не надо, — ее вдруг осенила догадка, — Стоп, мальчики!

— Это не больно, — так же спокойно пробубнил Стас и тут же уперся твердым как камень половым органом в ее попку.

— Блин, нет! — вскрикнула она и приподнялась, так что член мужа чуть не покинул ее.

— Да ладно тебе, Анют, — спокойствие мужа ее поразило. Женя положил одну руку ей на плечо и надавил вниз, другой рукой крепко придерживая за талию. Аня широко раскрыла глаза и попыталась еще раз протестующе крикнуть, но тут ей на плечи опустились еще две крепкие руки и потянули вниз.

— А-а-а! — вскрикнула она в испуге. Крупная головка больно надавила на отверстие сфинктера, но через долю секунды бастион рухнул, и она буквально рухнула на два скользких члена, без труда приникших внутрь. Крик девушки оборвался. Она удивленно замолчала, глядя на мужа широко открытыми глазами.

— Ну, вот и все, — опять усмехнулся он, — а ты боялась.

В четыре руки, стараясь соблюдать общий ритм, парни стали не спеша приподнимать шокированную девушку, и снова опускать ее, насаживая полностью. Стас жарко задышал ей в затылок, а Женя закрыл глаза и громко постанывал от удовольствия. Аня сначала не испытывала ровным счетом ничего. Больно не было, но и удовольствия особого ей это не причиняло. Лишь когда парни, распалившись, ускорили темп, ее губки раскрылись, чтобы выпустить наружу первый сладострастный стон.

— О! О-у да! — уже через минуту кричала она, — О, да! Ма... Мальчики... О, да!

Парни расстарались не на шутку. От быстрого подпрыгивания член Стаса, будучи немного короче, несколько раз выскакивал наружу, но тут же без труда снова находил свое отверстие. Шлепки и крики возбужденной троицы даже разбудили спящую пьяным сном Катерину, и она, с трудом продрав глаза, долго не могла понять, что происходит.

— Ах, да... Да! — зашептал Стас и, сильно обхватив Анины груди, притянул девушку к себе, — О, да! Да! Моя девочка!

Ей показалось, что она даже почувствовала, как внутри выстрелил горячий фонтанчик. Все дальнейшее слилось в какой-то сумбур. Безумные движения двух членов привели к целой череде непередаваемых оргазмов, в которых она металась, как безумная, размахивая в воздухе длинными волосами. Несколько раз до слуха доносились мужские крики и стоны. Кто-то сильно прикусил зубами сосок. Потом все перевернулось, завертелось, и она окончательно потеряла ориентацию в пространстве.

Очнулась Аня от нежных поглаживаний по голове. Было очень накурено и под потолком медленно плавали сизые лапы табачного дыма.

— Ну, тогда договорились, — услышала она над собой голос подруги, — в пятницу попробуем. Приподняв голову, Аня осмотрелась. Она лежала на теплом полу, положив голову на мягкие бедра Катерины. У противоположной стены сидели на корточках Женя и Стас, с тлеющими сигаретами в руках.

— О, очнулась, чертовка! — звонко приветствовала ее Катя, — Ну как себя чувствуешь?

Аня слабо улыбнулась. Даже несмотря на первые признаки похмелья и саднящую боль в пояснице, чувствовала она себя великолепно. Все тело приятно ныло, словно недавняя буря удовольствий еще не полностью улеглась в нем. Не отвечая на вопрос, она со стоном потянулась и снова поудобней устроилась головой на обнаженных бедрах Кати, закрывая довольные глаза. Нежная ладошка подруги продолжила поглаживать темные влажные локоны ее волос.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!