Осень. Желтеющие листья. Серый город. Под мостом одной из городских магистралей, у опоры жмутся друг к другу двое. Он и Она. Простенькие серые болоньевые куртки, простые теплые джинсы синего цвета, обычные черные нубуковые ботинки. Он обнимает ее, прижимает к себе стараясь сохранить тепло и отдать ей свое. Он засунула ладошки ему в нагрудные карманы болонки. Прохладно, мерзкий ветер обдувает их, забирается в казалось бы самые защищенные места. Он посмотрел на часы, клиенты определенно не спешили и опаздывали уже на 15 минут. Наконец послышался рев двигателя, появился свет ксеноновых фар. Черный тяжелый внедорожник взрыкнув двигателем и взвизгнув тормозами, тяжело затормозил возле парочки. Опустилось боковое стекло на пассажирском сидении и голос 26-летней выдержки весело произнес:

— Привет ребята! Давно ждете? — и не дожидаясь ответа. — Запрыгивайте на заднее.
Вова открыл заднюю дверь, помог Юле забраться на сидение, залез следом сам. Внутри работал кондиционер, было тепло. Почти сразу расстегнули куртки до половины. На переднем сидении за рулем сидел очень взрослый мужчина 48 лет, рядом сидел его 26-летний отпрыск.
— Извините за опоздание ребята, пробка на Московском.
— Все нормально — ответила Юля.
— Есть хотите? — взглянув в зеркало заднего вида спросил старший.

— Небольшой перекус бы не помешал — младший был все так же весел.
— Да, да — почти в один голос ответили Вова и Юля.
— Фастфуд? — снова последовал вопрос с переднего сиденья.
— Тост с ветчиной и салатиком, и латте — мечтательно протянула Юля.
— Дабл чизбургер — муркнул Вова и два взрослых голоса, а так же еще один более юный женский хихикнули.

Внедорожник тронулся с места, выкатился на мост и дал резкий старт. Уже через 10 минут четверка в джипе стояла в очереди на МакДрайв. Вова смотрел в тонированное окно на вечереющий город, Юля рылась в небольшой сумочке с их причандалами, мужчины на переднем сидении переговаривались о чем-то своем, недоступном чужому пониманию. Эти клиенты были странными. Отец и сын. Предпочитали всегда трахать их с Юлей только в машине. Опознавательным знаком были серые болоньевые куртки. Встречались всегда тайно. Их забирали из мест, где никто этого не видел и не мог заметить. Затем отправлялись куда-то, где опять же никого нет. Иногда, как сегодня, заезжали перекусить. Свою огромную машину использовали как траходром. Старший Олег Григорьевич был исполнительным директором какой-то крупной консалтинговой фирмы, его сын Саша был у него на побегушках, но работал официально на должности его зама. Впрочем в обязанности Саши и его команды мордоворотов входили задачи явно не из списка подай-принеси. Вова отвлекся от раздумий и лицезрений серого города, Юля ткнула его в бок и передала ему даблчиз, картошку и колу. Джип отъехал на паркинг и салон наполнился шумом поглощаемой пищи. С едой управились довольно быстро. Мужчины, заказавшие в разы больше ребят, управились намного быстрее. Саша отнес пакет с мусором в маковский мусорный ящик и вернулся в машину.

— Ну что едем на место? — он повернулся к сидящим сзади.
— Как пожелаете — милой лисьей улыбочкой с белыми зубками, улыбнулась ему Юля.
— Вкусняшка, ты как? — Саша махнул у Вовы перед глазами рукой.
— А, да, я нормально — спохватился Вова и виновато посмотрел на Юлю и Сашу. — Извините.
Машина тронулась. Олег вел явно кайфуя от процесса, меняя руки, оставляя одну на руле, а другой трогая рукоятку коробки передач. Он любил дорогие, большие, черные внедорожники.

В этот раз выбрали место у старого порта. Вкатились на территорию. Сунули двадцатку охраннику и заехали в неприметное место. Печку переключили в режим комфортной температуры. Клиенты выбрались со своих мест. Вова и Юля тоже выбрались из салона на улицу. Олег открыл багажник и откинул третий ряд сидений, второй же ряд сложили и задвинули максимально вперед. Багажник закрыли. Юля забралась обратно, за ней последовал и Вова. Он окончательно снял куртку, помог подруге снять ее куртку, затем они стянули через голову теплые толстовки, за ними последовали ботинки, потом джинсы. Свои Вова снял легко, а вот Юле пришлось помочь снять ее обтягивающие. Сняв всю верхнюю одежду, Вова остался в забавной белой пижаме детсковатого вида с разноцветными шариками и манжетками на запястьях, щиколотках и поясе. Юля была в такой же пижамке.

Еще одно законное желание клиентов. Саша как более мелкий забрался к ним, достал из бокового кармашка двери специальный трос и натянул его под потолком, используя наддверные ручки для крепления. Вова и Юля удобно умостились на третьем ряду сидений, максимально съехав попами, оставаясь на сидениях лишь поясницей и всем что выше. Саша достал странного вида мягкие кольца. Одну пару он закрепил на щиколотках Вовы, вторую на щиколотках Юли. Те почти синхронно подняли ноги вверх и Саша закрепил перемычки между кольцами на уже натянутый под потолком трос. Затем ребята протянули вперед руки. На руки легли наручники в мягком материале. Как только наручники защелкнулись, ребята подняли руки над головой и завели за подголовники. Снова открылась крышка багажника и Олег закрепил наручники за подголовниками. Ребята были фактически распяты и зафиксированы в весьма пикантном положении.

— Бать, ну давай залазь уже, а то холод напускаем — Саша нетерпеливо поманил отца в салон.
Тот забрался и присел на колени перед Вовой. Саша занял ту же позицию перед Юлей.
— Где тут ваша сумка? — Саша оглянулся в поисках Юлиной маленькой сумочки с припасами. — А вот она!
Пока Саша возился с сумочкой, доставая оттуда смазку и презервативы, Олег мастерски отработанным движением, но все равно трясущимися от возбуждения, нетерпения и предвкущения руками закатал ребятам верхние части пижамы до подбородка, а штанишки спустил с бедер и смотав, зафиксировал на уровне колен. Картинка открывалась забавная. Связанная девушка с поднятыми ногами и аппетитно поблескивающей капелькой смазки на небольшой, аккуратной письке, без волос, с нежной кожей цвета молочного шоколада, а чуть ниже нежная звездочка ануса. А рядом округлая мужская попка, немного видно кожицу мошонки, но если не знать, что это парень, то вроде как и такая же девочка. Саша передал отцу смазку, но тот отложил ее в сторону.

Затем Олег приложил подушечку большого пальца к Вовиной дырочке, тот немного напрягся, затем расслабился, дырочка запульсировала. Олег почувствовал, подался вперед, засосал Вову в губы, тот нежно и робко ответил, именно так как и любил Олег. В это время Сашины пальцы уже проникли в Юлю и вовсю ощупывали уже такое знакомое влагалище. Юля закатила глазки, томно вздыхала, улыбалась и тихонько посмеивалась, когда Саша делал щекотно. Олег перестал целовать Вову, а тот ощутил что большой палец его любовника уже проник ему в попу и легкими движениями взад-вперед ласкает простату. Вова глубоко вдохнул, выдохнул и издал звук удовольствия.
— Да, вот так! Вот так! Молодец! Давай! Растекайся! — Олег массировал Вовину простату, а второй рукой захватил Вовин член и большим пальцем массировал дырочку уретры на вставшем Вовином члене.
Наконец Вова меленько затрясся, на пенисе выступили капли преэякулята. Олег растер их по Вовиному пенису и сунул большой палец в Вовиных соках тому в рот.

— Пробуй себя! — последовал приказ.
Вова с удовольствием засосал палец, ощущая во рту вкус собственной спермы. Он характеризовал этот вкус как соленый банан. Юлю всегда это смешило, но она соглашалась, потому что не могла сама должно описать этот вкус.
Олег тем временем освободился от джинс и трусов. Его пенис уже стоял, на конце блестели капли возбуждения. Быстро порвав зубами пакетик с резинкой и легким движением руки одев «херомантию», Олег легонько мазнул Вову по попе смазкой. Остатки он хаотично дергано размазал по своему одетому красавцу и пристроился к Вовиной попе.

Вова расслабился, немного потужился, снова расслабился. Олег легко толкнул вперед бедрами и погрузился в Вову сразу наполовину,

тот раскрыл рот в немом крике-выдохе от резко заполнившего кишечник теплого мяска. Обхватив Вовины ноги руками и прижав к себе, Олег с удовольствием погружался в попку парня, растягивая удовольствие, не спеша и прощупывая каждый сантиметр. Он давал Вове привыкнуть. Давал его кишке привыкнуть, распрямиться и занять самое удобное положение. Несколько глубоких входов и выходов, и пенис больше не ощущал преград.
— Ты мой сладкий! — Олег снова засосал Вовин рот и принялся сношать его с высокой амплитудой, мощно поддавая бедрами.
Вове оставалось лишь стонать и мычать сквозь их сцепившиеся в поцелуе рты. Он не любил быть пассивным. Не с мужчинами, но когда его трахали и ласкали, как это делают с настоящими девушками — нежно, умело, романтично, то у него не выходило сопротивляться и он просто отдавался умелому любовнику.

Рядом вскрикивала Юля. По два Сашиных пальца были в обеих ее отверстиях.
— Сейчас-сейчас, сладенькая — Саша торопливо разорвал пакетик с резинкой, оделся и навалился на Юлю.
Та немного подстроила бедра, насколько позволяло связанное положение рук и ног и Саша вошел сразу до упора. У Юли в глазах появились звездочки. Саша был очень не маленьким и сейчас его пенис достал Юле до шейки матки. Он повторял движения отца, точно так же поддавая бедрами и сношая Юлю длинными, амплитудными толчками.

Первым не выдержал Олег. Он оторвался от Вовиных губ и отвернув голову того в сторону Юли, с кряхтением и отдышкой начал кончать в резинку внутри попки парнишки. Через минуту Саша так же повернул Юлино лицо к Вове и излился в резинку внутри Юлиной кисули, пару раз особо глубоко задвинув той и вызвав стон боли смешанный с удовольствием. Две руки направляли лица и губы юных проституток, и они сомкнулись в поцелуе. Юля целовалась страстно, Вова отвечал не менее страстно. Их языки не могли насытиться друг другом. Вова содрогнулся и кончил себе на живот. Тут же мужские руки собрали смерму с Вовиного живота и пальцы втиснулись в рты между целующимися. Парочка, не прекращая целовать друг друга, слизывала сперму с пальцев. Потом рука пропала, но Вовка все никак не мог насытиться Юлиными губами.

— Ну ладно, все, хватит! — две пары мужских рук возвращали их в реальность.
Юля откинулась на сидение и расслабилась, между ног было приятно, кисуля по ощущением раскрылась и хотела еще. Вова мутными глазами смотрел на свою любовь, на Сашу, на Олега.
— А ты молодец, малой, так радуешь теперь нас. Не то что первые разы.
— Ага — только и смог выдавить Вова, нега недавнего оргазма все еще окутывала его.
Мужчины сняли резинки. Пользуясь салфетками, обтерли достоинства. Весь мусор отправился в кулечек для гигиенического мусора. Боксерки и джинса вернулись на свое место. Пижамы снова полностью покрыли тела. Юля затянула разочарованное «нуууу», когда ее одевали обратно, но Олег только прижал указательный палец ей к губам и она замолчала. Ребят отстегнули, помогли им одеть ботинки на голую ногу и болоньевые куртки, затем просто вытащили из авто и поставили рядом. Забавно было смотреть на двоих вобщем-то взрослых молодых людей в болоньевых куртках и пижамных детских штанишках. Общий смешной вид добавляли черные нубуковые ботинки.

Пока ребята начинали подмерзать, Олег и Саша принялись устраивать «вторую часть марлезонского балета». Третий ряд сидений сложили, второй ряд сидений вернули на место, но оставили не разложенными. В багажнике лежал сверток, затянутый ремнями. Ремни сняли, стащили верхний чехол. Внутри оказался удобный мягкий матрац, который лег четко по всей плоскости багажники и двух рядов сложенных задних сидений. Так же внутри свернутого матраца оказались три подушки, простынка и одеяло, так же как и матрац, свернутое в трубочку. Простынка, затем подушки легли под крышку багажника. Одеяло растянулось, приветливо приглашая лечь на эту импровизированную постель. Режим печки перевели на максимальный нагрев. Ребята забрались обратно. Ботинки, куртки, а затем и пижамы полетели долой на передние сидения. Двое нагих, парень и девушка сидели на кровати. Двое других какое-то время любовались своими нагими любовниками, а затем последовали их примеру.

Вова лег на бочек, Юля легла рядом лицом к нему. Их ладошки встретились, их взгляды встретились, их коленки встретились. Между ног Юли уже пристраивался пенис Олега, опять готовый к бою. Не успевшая подсохнуть кисуля, легко впустила нового любовника и обхватила его теплом, и тугостью молодого девичьего влагалища. Мускулистая рука нежно дрочила Вовин член, заставляя того содрогаться, а пальчики на ногах сжимать и разжимать в судороге. Затем Саша отпустил Вову и тремя пальцами уделил ласку Вовкиной дырочке. Затем пальцы проникли Вове в рот.
— Смажь их как следует — Вова засосал пальцы, наполняя рот слюной.

— Вот молодец — пальцы вернулись в промежность, размазывая там вовины слюни. — А еще разок.
Пальцы вернулись в рот, Вова снова засосал.
— И мне — Юля рукой направила Сашины пальцы себе в рот и тоже засосала.
— Лиса хитрая, пошлая — восхитился Саша.
Его пальцы снова приникли к Вовкиной попке, размазывая его и Юлины слюни. Саша ухватился за свой член и приставил к Вовкиной попе.
— Вовчулю в популю — смеясь, шутливо сказал он и проник головкой в Вову.

Вова вздохнул, вдохнул и медленно выпустил воздух из легких. Пенис Саши медленно проникал в него. Олег натянул на их четверку одеяло, не переставая потрахивать Юлю. Та уже закатила глазки, сладко постанывала, одна рука комкала простынку в предоргазменном состоянии, вторую руку она держала у Олега на бедре заставляя сильнее трахать ее. Тот понял и усилил натиск. Юля дернулась еще несколько раз, засучила ногами, скребнула когтиками ногтей по крышке багажника, издала длительное «аааааах!» и бурно кончила. Мелкая дрожь затрясла ее тело, мышцы живота конвульсивно сокращались, Юля кончала с удовольствием, ей было плевать как это выглядело со стороны, ее торкало, штырило и вставляло. Мужчины же даже замерли любуясь этой картиной оргазма. Первым не выдержал Вова, мяукая-поднывая и ерзая попой на члене Саши. Тот спохватился и задвинул Вове с размаху так, что тот выдал такое же длительное только «оооой!», как недавно его подруга.

— Это что бы ты знал, кто тут мужчина, сладкий — прошептал Саша на ухо Вове.
Тот лишь еще больше заерзал попой повернул голову назад к Саше. Тот подхватил его голову рукой, смотрел выразительно глаза в глаза и сильно поддавал бедрами, заставляя Вову легонько ойкать и вызывая маленькие слезки в уголках Вовиных глаз.

Загнанную Юлю сдвинули на бок. Олег перебрался через нее и придвинулся вплотную к сыну, трахающему на боку Вовку в попку. Одной рукой он сильно ухватил и смял торчащий Вовин член, другой приобнял Вову и вжался носом ему в щеку. Так и продолжалось еще какое-то время. С одной стороны Вове в глаза смотрел Саша, показывая свое превосходство сильным взглядом, веселой ухмылочкой и проникающим, в недра Вовиного кишечника, членом. С другой стороны его держал за яйца Олег и вжимался носом ему в щеку. В какой-то момент Вова понял, что готов кончить, но тут его мошонку резко потянули вниз и вся та волна предоргазменной неги сразу улетучилась. Вова издал стон возмущения и разочарования.
— Ну не мучайте его — замяукала очнувшаяся Юля, из-за спины Олега.

— Иди сюда — Олег забросив руку за спину, сгреб Юлю в охапку и рывком перебросил через себя. — Вот так!
Он тут же пристроил Юлю между собой и Вовой, а Вовин член Юле в кусулю. Вова ощутил то самое чувство и брызнул в Юлю уже не осознавая, что происходит. Вторичное дерганье его яиц не помогло остановить его оргазм. Юлька задергалась на Вовином члене и на пустом месте кончила синхронно с ним от его оргазма внутри нее. Саша поняв, что остался в гордом одиночестве, сместился чуть вверх и решил взрючить Вову как следует. Усилив амплитуду и изменив угол, он резко увеличил давление на Вовину простату, что вызвало у того далеко не те приятные ощущения что были минуту назад. Вова застонал уже от боли, в то время как Саша стрелял внутри него спермой. Вспотевший, запыхавшийся Сашка свалился сверху на Вову. Член больновато кольнув в последний раз с заметным «чпок» выскочил из Вовиной попы, оттуда же почти сразу стекла струйка спермы.

Четыре человека лежали на влажной простынке, тяжело дыша.
— Дааа, ребятки, ну вы дали сегодня — с трудом выдохнув и продышавшись, сказал Олег.
— Да, вы, сами хороши — Юля завивала пальцами кудряшки у Вовки на голове.
— Как насчет немного поспать? — Саша потянулся от всей души.
— А время позволяет? — Юля приподнялась на локтях.
— Времени еще полно — Олег накрыл ее вздорно торчащие соски, сползшим одеялом. — Ты такая вкусная.
Он смачно поцеловал Юлю, та ответила нежно и страстно.

— Мне было хорошо — Саша под одеялом водил пальцами по Вовиному бедру.
— Да, мне тоже — Вове было щекотно и приятно от этого странного проявления нежности мужчины к мужчине.
А еще где-то внутри живота, как обычно после такого секса, в нем просыпался какой-то непонятный стыд и чувство беспомощности, незащищенности. Все таки его мужская составляющая продолжала сопротивляться его новой жизненной роли. Саша повернул Вову к себе.
— Ма-лы-ш! — посмеиваясь и водя подушечками пальцев Вове по губам, пропел Саша.
Вова смущенно улыбнулся в ответ. Саша провел ему пальцем по щеке и коснулся подсохшей слезинки в уголке глаза.
— Ты такой няшный, когда плачешь во время секса.
— Знаю.

С боку раздалась возня и странные мукающие звуки. Парни повернулись на звук. Юля взобралась и легла сверху на Олега, они явно собирались поспать. Олег обнял Юлю поверх одеяла, она немного поерзала умащиваясь по-удобнее и они так замерли.
— Иди сюда — Саша привстал, пропуская Вову ближе к стенке автомобиля, затем лег сзади и натянул на них свою половину одеяла.
— Спи, ма-лы-ш — снова протянул Саша и уткнулся Вове в плечо.
Вова еще какое-то время лежал разглядывая боковую панель борта машины, потом близость обнаженного тела Саши согрела их обоих и Вова погрузился в приятную дрему.

Внедорожник «наваливал» по окружной. Вова и Юля снова одетые, сидели сзади. Вова задумчиво смотрел в окно. Юля о чем-то весело щебетала с Сашей. Олег откровенно лихачил и наслаждался.
— Знаете, пожалуй мы поменяем ключ-фразу для заказа вас — Сашка на переднем сидении веселился.
— На какую? — Юля подалась вперед.
Вова отвлекся.
— Думаю на «Вовку в попку» — засмеялся спереди Саша.
В этот момент сигнал светлофора переключился на красный и Олег резко дал по тормозам. Внедорожник резко тормознул, Вову и Юлю швырнуло вперед. Секунду все сидели молча, а потом машину сотрят истеричный хохот.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!