Вова сидел на широком подоконнике. Он закутался в одеяло, как в кокон. Снизу вовсю шпарила батарея, от окна отдавало холодом. Такой контраст нравился Вове. Было шикарно наблюдать за ночным городом, слышать отдаленные звуки пробивающиеся сквозь стеклопакет. Легонько шел снег. Послышались шаги. Шаги были странными, легкими, но и какими-то тяжелыми одновременно, будто шагающий очень нажимал на пятки. Через секунду владелец, точнее владелица, источника шума появилась возле Вовы — Алиса.

Алиса была высокой, пожалуй достаточно высокой, даже как для девушки. Еще она сильно налегала на тежялую атлетику, от чего женские черты в ней сильно терялись, особенно в частях тела ниже лица. Помимо прочего Алиса была идейной лесби, что впрочем не мешало ей наслаждаться мучением парней разными способами. Один из этих способов сейчас болтался у нее между ног, прикрепленный к специальным ремням.
— Папа звонил, просил тебя остаться завтра и дождаться его — она протянула руку и жмакнула Вову через кокон одеяла. — По стандартному тарифу.
— Да, хорошо, никаких проблем.
— Ну что, зайка, пойдем дальше тебя помучаю — Алиса приподняла рукой страпон.
— Пойдем — Вова свесил ноги с подоконника и спрыгнул на пол.

Алиса была на пол головы выше его. Вернулись в ее спальню. Света не было, лишь нетбук вяло светил экраном с порно о групповых издевательствах девочек над мальчиками.
— Ну становись, что ли — Алиса пихнула Вову ближе к кровати.
Вова молча развернул на себе кокон, встал на четвереньки на кровати, подвинулся ближе к краю, опустил голову на постель, а задница приподнялась выше. Руки он завел за спину — на них тут же легла мягкая веревка и затянулась несколькими узлами.
— Вот и хорошо! Вот и ладушки! — приговаривала Алиса, жирно смазывая Вову между ног. — Ну понеслась!
Приставив страпон к анусу Вовы, Алиса ухватила его покрепче за бедра и надавила бедрами в сторону Вовы что было сил. Вова пискнул, страпон медленно, но верно вошел в Вовин кишечник по самое основание. Анатомически изгибаясь внутри Вовы, он заполнял его внутренности, пока Алиса не уперлась низом живота Вове в поясницу.

— Вот и хорошо, зайка! Вот и славно! — Алиса медленно вытаскивала из Вовы, а тот только усиленно выдыхал и морщился. — И снова раз!
Почти вышедший из Вовы страпон, снова заполнил кишечник. Алиса любила насиловать и что бы жертва понимала, что ее насилуют. Оставалось только терпеть, шипеть и держать ритм дыхания. Вова посмотрел в сторону нетбука — потерпеть оставалось всего два часа.

***Позднее утром***
— Вооот, дабл эспрессо — Семен Семеныч поставил перед Вовой небольшую чашку.
— Спасибо — Вова был искреннен.
Семен Семеныч взялся сварить и себе. Сварил и тоже сел за стол.
— Моя дочь не слишком замучила тебя ночью?
— Нет, не особо. Я привык уже к особенностям, предпочтениям и...
— И странностям Алисы — докончил за него Семен Семеныч. — Будем называть все своими именами. Жаль, что дочь выбрала такой путь и пошла по нему, но это ее выбор и я это уважаю.

— Ну да — Вова отхлебнул кофе.
Кофе было как он любил. Двойная доза эспрессо, две ложки сахара, немного лимонного сока и самую малость не слишком острого перца. Такое кофе всегда бодрило и придавало сил.
— Хочешь что-то спросить?
— А ну да. А зачем, вам, я? Вы ведь обычно больше любите Юлю.
— Зачем мне ты... — Семен Семеныч немного рассеяно поскреб подбородок. — Ты ведь знаешь, чем я занимаюсь?
— Ну да, вы профессор в одном из крупных столичных вузов — Вова замялся. — Но, простите, все забываю каких наук и дисциплин.
— Филология, философия, психология, теология, искусствоведенье.
— Ах, ну да, простите — Вова потупился в чашку.

— Я тут увлекся написанием научного труда по психологии. Относится к пониманию некоторых вещей и социальных зависимостей. Хотел бы услышать твоя мнение, а так же понаблюдать за твоими реакциями. Конечно же, твое участие в эксперименте является обязательным условием и для этого требуется твое присутствие.

Семен Семеныч от души потянулся. Вова услышал хруст связок. Семен был необычным человеком. Будучи профессором столь гуманитарных наук и выглядя при этом как типичный профессор таких наук, на поверку и без одежды он являл собой ранние годы Шварценегера. Нет, он не был прокачан аж настолько, да и брюшко имелось. Впрочем брюшко было как у ВДВ-шника в отставке, а мышцам и выносливости могли позавидовать многие. Помимо всего, увлечения Семена были тоже не очень свазанные с гуманизмом — он увлекался ножевым боем, боевым самбо и стрельбой из разно калиберного оружия. Он так же владел 4-мя винтовками разных калибров и часто брался почистить или перебрать их, после секса с Юлей. Он любил говорить, что порой пуля самое гуманное средство в лечении гуманоидных форм существования. Более того, он полностью разделял американский принцип «если вы не придете к демократии, то демократия придет к вам». Ватмановский плакат на эту тему, украшал одну из стен в его кабинете.

Он всегда заказывал Вову с Юлей, но трахал только Юлю. Вова всегда лишь наблюдал или готовил подругу до и чистил после. Семен не интересовался парнями. И тем не менее ему хватало средств регулярно покупать ребят для своих утех. Юля как-то сказала, что не понимает его. В сексе он был обычен, особых пристрастий не имел, изюминки не любил. Впрочем клиент платил исправно, не нагружал и жаловаться было нечего. Вова несколько раз даже задумывался насколько же все таки богаты некоторые «живующие на одну зарплату». Вспоминая свое прошлое, Вова пытался просчитать, насколько богаты были преподаватели в его бывшем ВУЗе. На публику, они были бедны. Лишь декан и замдекана могли похвастаться ежедневным приездом на авто эконом класса. Впрочем Семен Семеныч преподавал в лучшем ВУЗе страны, а так же консультировал и проводил частные мероприятия для других инстанций. Ситуация могла кардинально отличаться.

— К пол одинадцатого подваливай ко мне в кабинет — вырвал Вову из раздумий, Семен. — И, если вдруг будут звонить в дверь, а я не подойду, то открой.
— Хорошо.
— Ладно, мне нужно пойти пописать кой чего.
— Мне нужно как-то подготовиться?
— Достаточно будет, если просто оденешься — Семен оценивающе посмотрел на Вову. — А там посмотрим.
И ушел. Вова остался наедине с недопитым, остывающим кофе.

Почти в одинадцать зазвонил домофон. Вова хотел пойти открыть, но бодрое «я сам!» Семена, заставило Вову лишь расслабиться и продолжить смотреть Дискавери. В коридоре послышались какие-то голоса. Вова прислушался — голоса были молодые и женские. Голос Семена выгодно различался среди тонких и тихих женских голосков. Голоса сдвигались куда-то влево.
— «Похоже в кабинет заходят» — подумал Вова.
Дверь в зал открылась. Заглянул веселый Семен.
— Я готов начать. Давай подтягивайся!
Вова выключил ТВшник, чуть помедлил и встал с дивана. Неспешно прошелся по коридору, постучал в дверь кабинета. Из-за двери донеслось «да-да, войдите». Вова вошел.

Кабинет был продолговатый и украшен в азиатском стиле. Меблировка была японская. От двери, вдоль стены, стояла длинная тахта. На ней расположились восемь девушек. Все они были разные, но было в них два объединяющих фактора — все они были студентками и преподавателем у них был Семен Семеныч.
Семен Семеныч заседал в своем кресле, за своим столом из какого-то дорогого, японского дерева.
— В кресло, пожалуйста — это адресовалось Вове.
Единственное кресло было как раз напротив стола, у противоположной стены. Вова сел.
— Итак, приступим — Семен потер ладони и раскрыл какой-то журнал.
— Прошу прошения, профессор — милая блондинка с длинными волосами подалась вперед. — А кто это? И что он тут делает?
— Ах, да, простите. Забыл представить. Знакомьтесь все, это Владимир. Он сегодня поприсутствует при вашей пересдаче.
— Он будет тут все время? — блондинку, казалось, очень бесило присутствие Вовы.

— Да, он будет тут все время.
— Но зачем... ? — негодование в голосе сменилось отчаянием.
Вова с удивлением посмотрел на блонди.
— Потому что я так хочу, а еще что бы — Семен задумался. — Скажем, для чистоты процесса и исключения дисциплинарно-протокольных нарушений.
Блондинка так и осталась с открытым ртом, явно переваривая «дисциплинарно-протокольные нарушения».
— Может начнем? — в диалог вступила рыженькая девушка в очках. — У меня сегодня еще куча дел.
Вова посмотрел на рыжую. Та всем своим видом давала понять, что все происходящее для нее лишь печальная формальность. Девушка не была похожа на богатенькую фифу, но по поведению была именно таковой.
— «Интересно, зачем они все здесь?» — у Вовы закрадывалось предчувствие.

Он еще раз осмотрел всех девушек — они не походили на бедных и явно могли заплатить за свою оценку, в случае надобности.
— Вот с вас, Кравченко, и начнем.
— Отлично — девушка встала.
— Пропусков у вас тут, однако — Семен постукивал карандашиком по столу. — Курсовая сдана кое как. Двух контрольных работ нет. Активность на практических так себе. На что рассчитываете?
— Пять! — девушка сделала шажок. — И не меньше!
— А, вы, энтузиастка! И как собираетесь получить высший бал при таких скудных показателях?
Девушка пожала плечами. Подошла к столу преподавателя. Протиснулась между ним и столом. Семен откатился, давая ей место. Кравченко пожала плечиками, потянулась к поясу. Вова понял, что она сейчас сделает. Девушка расстегнула джинсы, спустила их вместе с трусами и легла животом на стол. Остальные девушки шумно зашептались.

— Тишина! — Семен хлопнул ладонью по столу.
Девушки испуганно притихли.
— А, вы, хорошо подготовились к зачету — рука Семена легла на задницу девушки и сильно сжала.
Девушка ойкнула.
— Мне нужно пять — пробормотала она.
— Вы ведь понимаете, что с вашими заслугами, пять вам легко не дадутся?
— Да, понимаю — Кравченко пожала плечиками.
— Да, здесь по-другому не выйдет — задумчиво сказал Семен, глядя между ног лежащей на столе девушке. — Знаете, вы заработаете пять, но я так же сделаю вам подарок на будущее.

Он от души шлепнул девушку по заднице, затем еще и еще. Каждый шлепок сопровождался болезненным «ай!».
— Мне придется отправить ваши мозги из вашей чудесной попки обратно в голову — Семен встал и расстегнул штаны.
Там уже стояло и стояло прилично. Вова видел это не впервые, но всегда восхищался. Чего греха таить, Вове хотелось взять это в рот или попробовать в себе. Член был идеально ровный, идеально округлый, идеально длинный и идеально толстый.
Семен смазал Кравченко, взял ее покрепче за бедра и начал вводить. Девушка застонала, задергалась в попытке соскочить.
— Терпи! Терпи! Учиться не хотела, вот теперь терпи! Тяжело в учении, легко в бою!
Похоже член вошел полностью. Семен остановился, все еще крепко удерживая Кравченко. Та только всхлипывала, было видно как потекла тушь. Остальные девушки молча и как-то обреченно наблюдали за экзекуцией над подругой.
— И раз! — Семен вытаскивал и загонял обратно, ударяясь каждый раз бедрами о задницу девушки.
Та уже откровенно ревела и сопровождала его фрикции болезненными «ай!».

Вова сидел и как-то безучасно, безразлично смотрел на картину насилия. Он вспоминал свое отчисление и думал, смог ли бы он так же расплатиться и остаться в универе или нет. Осознавая себя теперешнего, Вова отдавал себе отчет, что остаться в универе не стало бы проблемой, но тогдашний Вова подобное бы просто не осилил, на банально моральном уровне.
Тем временем, Семен уже вдалбливал зареванной Кравченко в задницу на финишном рывке и судя по откинутой голове, наполнял ее кишки теплой спермой, почему-то пахнущей корицей. Вове она всегда пахла именно так. Причину, по которой сперма Семена пахла корицей, Вова не мог обьяснить. Просто пахла и все.
— Вот и все! — сказал Семен, отваливаясь в кресло. — Надеюсь ваши мозги перетекли в нужное место.
Он смачно шлепнул зареванную девушку по заднице.

— И ничего такого не случилось, ну трахнули в попу за оценку. На старших курсах и не такое будет, если будете так учиться. Давайте зачетку.
Девушка сползла со стола и рухнула на пол. Неуклюже открыла сумку и трясущимися руками достала прямоугольник зачетки, подала профессору.
— Не нравится мне вас учить, но кто ж вас научит то? — философски выдал в пространство Семен Семеныч. — Получите!
Он небрежно бросил зачетку на пол перед девушкой, будто кость собаке. Та сгребла зачетку, свои вещи и медленно встала. Судя по ковыляющей позе со спущенными штанами и отсутствующему взгляду, в попу ее трахали нечасто.
— Яна Александровна!
Девушка с легким всхлипом повернулась к профессору.

— А лечение видимо пошло вам на пользу! Моя то сперма из вас не вытекает, значит мозги место освободили — профессор хохотнул.
Яна выдала всхлип, рискующий превратиться в новые рыдания и повернулась к профессору задницей.
Вова посмотрел на нее. Она посмотрела в ответ немного пустыми глазами, затем ее взгляд стал более осмысленным и она опустила глаза, при этом жутко покраснев.
— Владимир, покажите пожалуйста Яне Александровне, где ванная! Без вас не начнем — Семен подмигнул Вове.
— Да, конечно — Вова встал и подал руку Яне.
Яна сначала посмотрела на Вову как на ирода, затем смирилась, приняла какое-то решение и оперлась о Вовину руку, второй рукой подтягивая спущенные трусики и джинсы.

Вова провел Яну до ванной. Показал, где гостевые полотенца. Яна присела подмываться, Вова тактично встал спиной.
— Вова! — тихонько позвала Яна.
— Да? — Вова немного повернул голову.
— Могу я... — девушка всхлипнула и опустила голову. — Могу я надеяться, что увиденное вами сегодня, не выйдет за пределы этой квартиры?
— Никаких проблем. Хотя, я не могу ручаться за Семена Семеныча и других девушек.
— Я понимаю, но спасибо вам.
Яна закончила подмываться, взяла гостевое полотенце, подтерлась. На полотенце остались небольшие красные разводы. Морщась, Яна натянула стринги и джинсы.
— Спасибо.
— А? — Вова повернулся.
— За помощь — через заплаканное, но немного посветлевшее лицо, сказала Яна. — Мне пора.
— Сама доберешься?
— Да — Яна побрела небольшими шажками в сторону входной двери.
Было видно, что хотьба доставляет ей неудобство.
— Удачи — пожелал Вова, закрывая за Яной входную дверь.
Та лишь неопределенно махнула рукой.

Он зашел на кухню. Открыл холодильник. Взял клюквенный сок, налил в стакан, залпом выпил. Было неприятно. Надо было возвращаться в кабинет.

— А вот и наш ревизор! — приветствовал его Семен Семеныч. — Итак, кто следующий? Волонтерам и ударникам — скидки и бонусы!
— Может быть я? — неуверенно встала блондинка.
— Ааа, Максименко! — Семен потер руки и посмотрел в журнал. — И чем вас, ваша тройка не устраивает?
— Нууу, я... — девушка замялась, оглянулась на остальных, на сидящего в кресле Вову.
Казалось она собирается с силами что бы выдать миру какое-то очень большое откровение.
— Если я не закрою сессию хотя бы на четверки, родители не возьмут меня на зимние каникулы в Швейцарию! — на одном выдохе выпалила она и смущенно замолчала, забавно покраснев при этом.
Вова внутренне восхитился красотой ее кожи и ее вида, когда она смущенно краснеет.

Семен посмотрел на девушку с иронией.
— Знаете, что мне в вас нравится, Алина?
— Что? — девушка подняла глаза.
— Ваша круглая, аппетитная попа и то, что вы блондинка. А вот что не нравится, так это то как вы этой задницей крутили и нихрена не учились, думая что дочка коммерсанта средней руки может вести себя как захочет.
— Я так не думала — пролепетала Алина.
— Прошу на стол — приглашающий жест от Семена перекрыл все пути к отступлению.
Алина молча подошла, спустила джинсы. На ней были нежные, розовые трусики полуслипы с желтыми цветочками. Чуть медленее она стянула

трусики и шагнув еще шажок, легла животом на стол.
— В вашем случае спец лечение не надо, но я хотел бы все натурально — Семен навис сзади над Алиной.
Было видно, что пальцы его правой руки проникли между ног девушке.

— Уй! — Алина дернулась вперед.
— Чем быстрее потечешь, тем проще будет — тихо, но так что бы все слышали, сказал Семен.
Он трахал Алину пальцами, а та лишь сдвигалась чуть вперед и возвращалась на исходную.
— Вот уже лучше — он вынул из нее три пальца и с удовольствием облизал. — Теперь можно и по-настящему.
Член вошел в Алину с легким «ой!» с ее стороны. написано для sеxytаl.cоm Семен прижал ее к столу и с удовольствием трахал.
— Тугая какая — восхищался он. — Долго не протяну.
Долго он и не протянул. Заохав, несколько раз загнал Алине по основание, вызвав протестующие «ай» и «ой» и кончил.
— Отлично — он отпихнул девушку на пол. — Ваша четверка.
Зачетка упала на пол перед девушкой.
— Думаю, не стоит напоминать, что я не хотел бы стать заручником внезапных детей — резко выдал Профессор. — Вова, проводи до ванной.
— Я сама найду — промямлила Алина, натягивая трусы и джинсу.

— Отлично! — Профессор хлопнул в ладоши.
Остальные девушки вздрогнули от этого звука. Похоже все они, до последнего момента надеявшиеся что все это шутка, смирились что их сегодня отымеют за зачет. После двух, оттраханных на их глазах, подруг, реальность приближалась все стремительнее и стремительнее.
— Пожалуй, я бы предложил всем перекур — Профессор посмотрел на присутствующих. — Впрочем...
Он сверился с сидящими, затем посмотрел в журнал.
— Зинченко, что вас не устраивает в вашей четверке?
Невысокая черноволосая девушка встала. Она была в очках, короткострижена и вообще всем своим видом больше походила на мальчика. Пацановатый прикид, кожанные фенечки на запястьях, не очень женское телосложение.

— Мне нужно пять!
— Зачем?
— Для повышенной стипендии и может быть... — девушка замялась.
— Да?
— Возможно меня подадут на ректорскую.
— Зачем вам столько денег?
— Сестра болеет, родители не тянут, меня обеспечивать не могут, нужны деньги — глядя в пол перечислила девушка.
— Вы тихая, неприметная гордость потока?
— Я не знаю, Семен Семеныч.
— Ну не прибедняйтесь. Вы знаете себе цену. Какое у вас место в общепотоковом рейтинге?

— Шестое.
— Вот как? — похоже Профессор искренне удивился. — Что ж, с вами поступим проще.
Девушка посмотрела на него. Профессор встал, подошел к ней со все еще вываленым хозяйством.
— На коленки — мягко приказ он.
Девушка опустилась на колени.
— Возьми в рот, пососи, почисть после своей подруги и нежно упакуй.
Девушка принялась сосать. Через какое-то время решила, что достаточно. Вынула из рта, осмотрела, облизала, потом достала из кармашка джинс пачку салфеток, достала одну, аккуратно протерла хозяйство Профессора и нежно заправила в трусы, застегнула зипер ширинки и пуговицу брюк.

— Зачетку — потребовал Семен.
Девушка передала. Профессор быстро внес данные в зачетку и журнал.
— Удачи в получении ректорской — он швырнул ей зачетку.
Девушка с трудом поймала.
— Итак предлагаю перекур! Кому нужно в ванную или туалет — вас может проводить Вова. Чай и кофе мы так же поручаем нашему доблесному Ревизору. Более благородные напитку я могу налить лично — Семен прошествовал к неприметному барному ящику.
Он достал большие вискарные стаканы из серии «Кристал» и наполнил один до половины «Реми Мартин».
— Кто желает?
Две девушки подняли руки и на козлиных ножках подошли к Профессору.
— Можно нам кофе? — оставшиеся три молодые особи привлекли Вовино внимание.
— Конечно — он легко встал с кресла.

Они прошли на кухню.
— Натуральный или сублимат?
— Лучше натуральный.
— Предпочтения?
— Эспрессо.
— Три эспрессо?
— Да.
— Окей.
Вова сварил два, потом еще два. Поставил перед девушками чашки с горячим, ароматным кофе, сахар, сливки. Сам сел рядом.
— Не помешаю?
— Нет, что Вы! — девушки отчаяно замахали руками. — А можно вас спросить?

— Да.
— Не могли бы вы как-то посодействовать?
— Как? В чем?
— Ну с Семеном Семеновичем.
— Я над ним не властен.
— Но он сказал — вы важны.
— Ну это у него юмор такой. Я здесь примерно на вашем же положении.
— Понятно — девушки приуныли. — Значит придется натурой.

В коридоре послышалась возьня. Вова выглянул из кухни. Одна из девушек, стоя на коленях пыталась всунуть деньги в руки Профессора и умоляла его поставить ей зачет. Профессор лишь смеялся и говорил, что ее время скоро придет. Девушка отчаяно заламывала руки и просила снова, опять и опять пытаясь всучить Профессору деньги.

— Ребятки! — Профессор заглянул на кухню. — Пора, пора!
Девушки взволнованно встали. Вова наблюдал за этим с каким-то абсолютным внутренним спокойствием.
— «А и действительно, что такого то? Ну выебут, ну и что? Сами виноваты»
Вернулись в кабинет.
— Адамчук, ваша очередь! — Профессор указал на девушку, пытавшуюся на перекуре купить зачет.
— А можно коньяку? — подала голос одна из тех, кого Вова поил кофе.
— Почему нет. Предпочитаете что-нибудь конкретное?
— Армянский.
— Арарат?
— Да

— Прошу — Профессор наполнил коньячный снифтер.
— И мне! — почти хором воскликнули оставшиеся три девушки.
— Прошу — Профессор наполнял бокалы и передавал девушкам.
Девушки тут же вкушали янтарной жидкости. Одна так и вовсе выпила залпом, и попросила второй порции. Профессор галантно наполнил ей вторично.
— Виктория, прошу вас — Семен показал на стол.
Вика молча подошла к столу, спустила лосины с трусами и легла на стол.

Профессор трахал Вику с большим удовольствием, критикую ее худобу, меняя отверстия, делая передышки, выпивая коньяк. Под конец он даже раскурил сигару, затем подозвал следующую девушку, оказавшуюся Александрой, кончил ей на лицо, а после уложил рядом с Викой, снял ремень и стегал обеих по голым задницам под крики боли и протестов. Затем Саша была выпорота и Вова оценил, что ближайшую неделю сидеть ей будеть очень некомфортно. Обе девушки получили зачет и убрались восвояси. Оставшись троих по одежке, лицам, поведению и общей стилистике Вова определил как «просто для ебли» и не ошибся. Девушки получили адреса и наставления как им стоит себя вести с нужными людьми и заверения, что как только человек отзвонится, что каждая из них выполнила свои обязательства — зачет тут же будет поставлен.
— А зачетки можете на следующей неделе принести — отмахнулся Профессор.
Глупо улыбаясь, девушки поблагодарили и ушли.

— Они думают им там халява обломиться — покрутил головой Семен Семеныч. — Их там выебут во все дырки так, что в следующий раз будут учиться как миленькие.
Вова лишль пожал плечами.
— Ох и натрахался — Профессор откинулся в кресле и выпустил несколько дымных колец. — Иди на кухню, свари кофе.
Вова ушел на кухню. Профессор пришел пару минут спустя.
— Что думаешь обо всем этом?
— Даже не знаю. Ну девчонки зачет зарабатывают чем могут. У моего отца практикантки когда-то тоже так же практику отрабатывали.
— А что он ведет?
— Ничего. К ним в бюро просто направляли девушек на практику.
— Ясно. Знаешь, я наблюдал за тобой. Ты был такой бесстрасный и еще безразличный. Почему?
— Смирение — Вова пожал плечами.

— Поясни!
— Ну я часто бывал, бываю и буду бывать в их безвольном состоянии. Я давно с этим смирился и принимаю это как оно есть. Да меня трахают, ебут, долбят, насилую в рот и зад. Ну такая жизнь у меня. Ваша дочь вот всю ночь старалась.
Семен смешливо хмыхнул.
— Да эти девочки наверное хотели и думали, что будет по-другому — продолжал Вова. — Но вышло вот так вот. И им придеться смириться, принять это и жить с этим дальше. Хотя нормальному человеку наверное тяжело жить с тем что его, или в данном случае ее, имели по-всякому за оценку.
— Не получив мой зачет, можно и вылететь.
— Значит это была жизненная необходимость. Были те кто не решился?

— Еще пять человек не пришло.
— Значит либо не решились, либо осознание придет к ним чуть позже, когда совсем уже прижмет.
— Интересные у тебя мысли. А почему не попросился присоединить? Нормальный парень попросился бы. А тут даже ни намека на стояк.
— Не привык к такому. И как-то, ну... — Вова задумался. — Вы и Ваша дочь...
— Что?
— В ней и вас ощущается властность и право господства. У нее оно своеобразное, Ваше я видел вот только что.
— Значит было страшно взять с барского стола? — Профессор улыбнулся.
— Ну не то что бы страшно — Вова замялся. — Но я не ощущал себя вправе.
— Это интересно. Достойные выводы. Я запишу это в своей работе. Спасибо за участие и достойные выводы.
— Да, не за что.
— Ладно. Хочешь оставайся, хочешь собирайся и едь по своим делам.
— Мне надо домой.
— Ладно, не буду задерживать. Деньги я утром перевел.

Через 40 минут Вова вышел из парадного. У кафе через дорогу двое официантов грузили в такси совсем никакую девушку. Это была Яна.
— «Бывает» — подумал Вова, одел наушники и включил «Fееl Gооd Inc. «, в исполнение Гориллаз.
Знакомый гогот раздался в наушниках и заиграла музыка. Не слишком спеша, Вова зашагал в сторону метро.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!