Ольга Петровна наша героиня на сегодня, она учитель химии уже в третьем поколении, ей, наверное, за тридцать, а точней ближе к тридцати пяти годам, юность уже давно прошла, но она по-прежнему бегает по школе на каблучках, цокает ими по бетонному полу, красит волосы в ярко рыжий цвет, за что неоднократно получала замечания от директора, но несмотря на это продолжала упорно носить рыжую шевелюру. Ее муж, зовут Игорь Иванович, что за стандартный подход к имени и отчеству, но что есть, то есть, можно только посочувствовать, он старше Ольги, будем все же неофициально ее так называть, Оля или Ольга, дак вот он старше Ольги на целых десять лет, он работает в областной думе и отвечает за транспортное сообщение с севером, в общем важная шишка, а важным чиновникам полагается животик, вот и он не исключение.

Оля учитель в третьем поколении, и она этим очень гордится, любила еще с садика ходить к бабушке на уроки, сидела смирно и рисовала. Все ученики чуточку побаивались ее бабушки, побаивались и ее мамы и вот теперь побаиваются и ее. Она это знала всегда, когда отворачивалась от класса или писала на доске формулы, она знала, что не всем дается эта химия, а многие так ничего и не поняли вот и трясутся не только за оценку, но и за ее строгий, холодный взгляд. Отец у Ольги был профессором психологии в областной больнице, и она многие прочитала книги, отец ей рассказывал, чем отличаются люди, что такое психология и что на земле нет одинаковых людей и что Американцы придумали делить людей на категории накладывая на каждого свой штамм или проще матрицу психологического поведения. Ольга внимательно все изучала, присматривалась к окружающим, смотрела на их глаза, улыбки, мимику, походку и жесты, со временем ей было достаточно посмотреть на то как человек одевается, и она уже могла достаточно четко описать его характер, а если посмотри на руки и лицо, то тайн не оставалось. Она читала человека как книгу и что ей больше всего нравилось, химия или психология, она так и не могла сказать, но химия была любопытна, а любопытство Ольгу так и не покинуло.

Пятнадцать лет, пятнадцать лет вот она уже работает в школе, стала заслуженным учителем, имеет вес, но несмотря на это она все же та же девчонка, что сидела за партой, робко смотрит на учеников, особенно на мальчиков. Не все так гладко, в школе у нее ни как не получалось дружить с мальчиками, нет они конечно же были у нее, но ни как ни чего не получалось, она даже поцеловалась первый раз уже в институте, порой считала себя недотепой, но верила в принца.

Ольга сидела за столом учителя, смотрела в класс и представляла себя на их месте, по спине пробегали мурашки, ладони становились влажными и горячими, и тогда она замечала буквально все. То как смотрят на нее Валя, девочка, умничка, у нее с рождения одна нога чуть короче, поэтому она прихрамывает, то как на нее смотрит Алексей, то же рыжая голова, вечно о чем-то мечтает и постоянно рисует, кстати очень красиво рисует, но как говорится в семье не без уродов, так и в классе есть свои отпрыски. Дмитрий ничего не скажешь, он не задиристый, он просто ничто, ему вообще на все начхать, может посреди урока выйти, так он проявляет свое превосходство, вот только перед кем. Оля могла, наверное, рассказать буквально о каждом хоть что-то даже о тех учениках, которые не учились в ее классе.

Уже осень, на улице темнеет достаточно рано, дождей давно не было, иногда это время называют бабьем летом, прохладно, но целый день светит солнце, листья высохли, пожелтели и практически все уже опали. Оля быстрым шагом шла домой, спине было прохладно, тонкий плащ не спасал от холодного вечернего воздуха, да и шарфик мало чем помогал, но она все равно его прижимала к груди.

Обычная я шла через улицу, там светло, но сейчас прохладный воздух изменил мой привычный маршрут, и я решила сократить путь, обойдя школу и прошмыгнув в дыру в заборе, перейдя двор, сразу очутиться на остановке. Однако не все так гладко пошло. Обычно пожарный выход был закрыт, но сейчас дверь была приоткрыта и оттуда доносился чуть сдавленный голос девушки, по тембру еле слышных слов я сразу поняла, что девушка настойчиво кого-то уговаривает ее отпустить. Я не стала долго думать, если девушка не хочет, значит нет и все, и не важно, что там происходит, в конце концов эта школа.

Я распахнула настежь дверь, тусклый фонарь еле светил на углу здания, но этого было достаточно, чтобы я различила как фигура девушки была прижата к холодному полу темным силуэтом, ее джинсы на половину стянуты к коленкам.

— Вон! — Крикнула я.

Темная фигура мгновенно соскочила с девушки, я сразу узнала Валю, она в моем классе, от этого я вскипела от злости, захотелось схватить его, но не успела, он так быстро прошмыгнул мимо меня, что я не увидела его лица. Через мгновение наступила тишина, как будто ни кого и не было. Я сама растерялась, повернула голову в сторону забора, но там даже листья на кустах не шевелились. Странно, удивляясь самой себе, я быстро повернула голову в сторону Вали, все так же лежала на полу, джинсы полуспущены, лишь только темные плавки были на ней, да и то перекошены.

— Прекрати рыдать! — я понимала, что в этой ситуации нельзя было сюсюкать, нужно было быть строгой, но внимательной.

Я подошла к ней, помогла встать и навести порядок с одеждой. Девочка не плакала, она только тяжело дышала и с трудом справлялась со своей одеждой.

— Кто это был? Ты его знаешь? — спросила я у нее, она кивнула, — Кто? — переспросила я.

Она замялась, было видно, что она не хочет говорить, я ее понимаю.

— Я не скажу, если ты сама этого не захочешь, но я должна знать, кто он? — Поправив ее волосы, вывела на улицу и прикрыла дверь.

Она еще с минуту пошмыгала носом, я не торопила ее, ждала.

— Это Алексей, — и еще раз шмыгнув носом добавила, — Смирнов.

— Смирнов? — удивленно переспросила я ее.

— Да, — спокойней ответила она.

Вот это да, я знала Смирнова, он в ее же классе, действительно смирнов, его почти не видно, сам себе на уме, знаю, что занимается астрономией и бегом.

— Расскажи, что случилось? — настаивала я, мне до сих пор не верилось, что это он, — пойдем, — и взяв ее под руку, повела на улицу.

Ее немного трясло, толи от пережитого, толи от холода, немного пошмыгав носом, она начала.

— Он уже почти все девчонок в нашем классе перепробовал.

— Что значит перепробовал? — не удержалась и спросила я.

— Ну... — она замялась.

— Говори, как есть, надеюсь я пойму.

— Ну... — она не решалась сказать, и помолчав несколько секунд прошептала, — перепробовал, это значит занимался сексом...

— Что? — удивилась я, вот тебе на, я сама удивилась тому что услышала, ведь Алексей учился хоть и в девятом классе, но я не думала, они уже в этом возрасте занимаются этим, наверное, я просто отстала от этой жизни, интересно, а у меня, когда вообще был последний раз сек.

Я озадачилась, я не могла вспомнить, когда сама занималась этим, и все же Алексей Смирнов и девочки, очень удивительно. Валя рассказала, что он уже практически со всеми девочками занимался сексом, иногда в школе, иногда в подъезде, но это были слухи и она ни очень в них верила до сегодняшнего вечера. Хотя, призналась в тайне ей хотелось проверить этот слух вот и сама как Валя считает спровоцировала его.

— Как? — поинтересовалась я у нее.

— Ну, это просто, я просто, когда он стоял у окна после уроков, положила свою руку на его кисть и пошла, а он за мной. Я не думала, что так просто.

— А ты сама хотела? — что за глупый вопрос, и за чем я лезу к ней, она уже успокоилась и говорила спокойно, как с подружкой.

— Не знаю, может и да, но... — помолчав немного добавила, — не так представляла.

Я ее проводила до остановки, попросила быть повнимательней с дальнейшим выбором и не спешить. Весь вечер эта история не выходила у меня из головы, злости не было, но я была все так же поставлена в тупик, я не разглядела в нем, а ведь так часто смотрела ему в глаза. Он смышленый, коротко подстриженный, римская прическа, значок комсомольца, хотя комсомола уже как десять лет нет, он не похож на других, не копирует моду, сам по себе, свой стиль одежды, светлые джинсы, мокасины, часы носит в футляре на ремне. Красивые часы, как старинные с крышечкой, однажды я их видела, бронзовые. И все же неужели то что сказала Валя правда или она так только для отвода глаз сказала, выгораживая третьего? Нет не похоже, а в прочем мне-то какое до этого дело. И все же эта мысль мне не давала покоя, если это правда, а в классе у нас разные девочки, у многих есть мальчики, с которыми они дружат, но почему тогда они не отказали Алексею, или не смогли, или просто любопытство, а когда зашло далеко не смогли отказать, а может вообще ничего не было. С этими мыслями я уснула.

На следующий день я как юная девчонка рассматривала на уроке Алексея, странно все это, ничего не говорило мне о том, что ему нравятся вообще девочки, сидит себе рисует, изредка смотрит в окно, ждет, когда закончится урок. Если это был он, то наверняка узнал мой голос, наши взгляды несколько раз встречались, но я не увидела в нем даже намека на смущение. Неужели я совершенно не разбираюсь в людях, не ужели мне всю эту историю нафантазировала Валя, а я ведь ей поверила, глупо выгляжу.

Прошло несколько дней, начались контрольные, скоро кончается первая четверть, надо подтянуть лодырей, они есть как среди мальчиков, так и среди девочек. На уроке когда приходил Алексей, я заметила за собой, что стала часто смотреть на него, он загадочный, даже таинственный, друзей у него не много, Вадим и Андрей, один отличник, а второй двоечник, что их связывает между собой. Я стала испытывать к нему девичью симпатию, порой даже в груди покалывало, глупо, мальчик младше меня на двадцать лет, а я смотрю на него как на ровесника, наивно, но просто пофантазировать мне ни кто не мешал.

Дома, в тишине я могла, закрыв глаза думать о своем, так же как я делала еще в школе, мечтала, переживала, влюблялась в мечтах и страдала. Удивительно, что может делать с человеком его воображение, стоит расслабится и ты улетишь в мир фантазий и порой с трудом определяешь где реальность, а где вымысел. В школе я любила одного мальчика, он был младше меня и поэтому я подавно боялась к нему подойти, да и был он из хулиганов, а я себя к ним не относила. Я могла так зафантазироваться, что, приходя в школу шла в его класс, но стоило подойти к двери класса, как тут же просыпалась осознавая, что все это только фантазия. Было горько понимать, что это только мир иллюзий. Вот и сейчас, я могла сидеть дома и о чем угодно думать, об Алексее, что я учусь с ним в одном классе, я рада была, что рассказ Веры не подтвердился в моем понимании, значит он не такой как его описали, значит... , а какое это вообще имеет значение какой он.

Четверг, сегодня целый день были контрольные, и я не привыкла брать работу домой, считаю, что дом — это дом, вот и просидела, проверяя работы опять допоздна. В школе уроки закончились, уборщица мыла полы в коридоре, в некоторых окнах еще горел свет. Я закрыла на ключ класс и пошла к выходу. Спускаясь, между лестничными площадками я увидела Алексея, что он тут делает так поздно подумала я, решала пройти мимо, но остановилась, стало любопытно.

— Что-то интересное увидел? — спросила я посмотрела в окно, туда куда он смотрит.

— Да, — он как будто ждал моего вопроса, — вон та женщина, я знаю ее, она стоит тут каждый день.

Я посмотрела на далекую фигуру, можно было сказать, что ей лет пятьдесят или больше, одета в пальто, у ног несколько полных сумок, она просто стояла и все.

— Она бомж, часто ее вижу в парке, когда тепло, она там сидит и читает книгу, а потом выходит на улицу, садится около книжного магазина и дремлет с тарелочкой в руке.

Я положила руки подоконник и стала внимательно смотреть на далекую фигуру, потом на Алексея, я ее тоже видела, но не обращала внимание, в свое время было много попрошаек и те, кто действительно нуждался в деньгах и те, кто сделал это своим бизнесом. Мне не приходило в голову слова, я просто старалась представить, о чем она думает.

Алексей положил свою ладонь на мою руку, его ладонь была теплой, резкий контраст между холодным подоконником и его рукой, по спине прошла дрожь, и я невольно вздрогнула. Осторожно я вытянула свою ладонь из-под его пальцев, Алексей даже не обратил внимание или сделал вид, что не заметил этого. В груди, что-то екнуло, стало пусто, еще мгновение назад, сердце заклокотало и радостно забилось, но сейчас стало все пусто и тихо. Мне стало грустно, до боли в груди грустно, ну почему так, почему, мне захотелось побежать, просто по-глупому взять и бежать, но как долго я могу бега, в школе убегала, в институте, а потом на работе, а потом, я все время бежала, почему так, чего я боюсь. Я не знала, что себе ответить, стояла молча и смотрела в окно, Алексей, что-то говорил, спокойно, даже нежно, я не понимала, что он говорит, я не слышала его, я сейчас думала о его теплой и такой нежной ладони. Глупо осуждать, когда ты в стороне, но я боролась с собой, хотелось тепла, нежности, как тогда в юности, что бы тебя обняли, и поцеловали и прошептали что тебя любят. Дурацкие мысли, дурацкое положение и вообще все глупо вот так стоять и таращится в это окно. Я сделала усилия, тело было скованно, как будто застыло в льдинку, я пошевелила пальцами, потом рукой, стало легче, теперь я могла повернуть туловище и посмотреть на Алексея, он говорил и улыбался, у него красивая улыбка. Я взяла его ладонь, чуть сжала пальцами, поднесла к своим губам и поцеловала ее. Что я делаю, я сошла сума, опомнись, глупая женщина, вспомнила детство, не долюбила, не доигралась, тебе тридцать пять, а ему, наверное, нет и шестнадцати, прекрати... Этот голос кричал в нутри меня.

Я очнулась, встряхнула головой, и с ужасом посмотрела на ладонь Алексея, что держала у своих губ. Отпустив его руку, я хотела уже извинится и уйти, но...

— У вас есть ключ от кабинета?

— Да, — машинально ответила я и порывшись в сумочке достала его.

— Идемте, — сказал Алексей и повернувшись стал подуматься по лестнице.

Не знаю почему, но я пошла за ним. Наверное, любопытство сработало, а может просто хотелось делать хоть что-то, но не бежать как обычно. Мы подошли к двери кабинет, каблуки гулко отдавали эхом в коридоре, я открыла дверь, и мы вошли. Алексей протянул руку и посмотрел на ключ в моей руке, я отдала его ему, решила подойти и включить свет, но остановилась, вместо этого я подошла к своему столу, поставила сумку, за спиной я услышала, как закрылся замок в дверях. Толи холодок, то ли жар покрыл мое тело, я повернулась и посмотрела на Алексея. Он спокойно вынул ключ из замочной скважины, положил его на первую парту и не говоря ни слова, так и не включив свет пошел в конец класса, остановившись у шкафов с пробирками он посмотрел на меня и расстегнул пиджак.

Мне стало любопытно, что он задумал, сердечко так и забилось, так и заклокотало в моей груди, как у девочки, которую пригласили на первое свидание.

Оля смотрела на юношу, что стоял в углу класса и расстегивал пиджак, он не обращал внимание на женщину, как будто ее вообще тут не было. Расстегнув пиджак, юноша снял его и аккуратно повесил на плечики стула, после не спеша снял галстук, потом рубашку, развязал ботинки и поставив около стула так же не спеша снял брюки, майку и плавки. Юноша остался совершенно голым, он не стеснялся, не прикрывался, а демонстративно смотрел на женщину, что с огромным удивлением ели не ужасом наблюдала за ним из другого конца класса.

Оля находилась в стопоре, так говорят о людях, которые не могли ничего поделать от пережитого или увиденного. Несмотря на то, что в классе не был включен свет она видела все, наверное, ей надо было сейчас его выгнать из класса, закричать и стать настоящей

стервой, но разве этого она сейчас хотела, ведь еще день назад она, что-то подобное представляла сама сидя уютно на своем диванчике дома. И что же изменилось? Ничего, фантазии стали реальность, а это ее пугало.

Оля отошла от своего стола, он ее как-то защищал, но она не хотела защиты, а хотела, чтобы сердечко билось, и сделав шаг от стола, сердечка заныло, а потом затрепыхалось и застучало так мелко, так быстро, что слилось в единый ноющий гул. Оля была не из робкого десятка, в детстве дралась, лазила по крышам и ходила гордо, подняв голову, вдоль лающих собак. Ладошки вспотели и стали горячими, она непроизвольно потерла ладони о юбку. Юбка, она тут не кстати, так решила женщина и встав перед доской демонстративно расстегнула свой тонкий плащ, она старалась это делать спокойно, держать себя в руках, но это не так просто, как кажется. Пальцы путались, а ноги чуть дрожали.

Оля положила плащ на стол, повернулась к юноше и расстегнула пуговицу за пуговицей, свою сиреневую блузку, потом сняв ее, положила аккуратно с плащом. Возраст уже сказывался на ее фигуре, бедра располнели, появился животик от сидячего образа жизни, а грудь чуть опустилась. Оля расстегнула молнию на юбке и уже хотела ее снять, но передумала, выпрямилась и расстегнув лифчик сняла сперва его. Мягкая грудь сразу опустилась, она хотела, что бы юноша смотрел на нее, то, как она колышется при каждом ее движении. Оля никогда не раздевалась демонстративно перед кем бы то ни было, иногда она замирала, не зная, как поступить в данном случаи, но через секунду продолжала снимать с себя одежду и вот уже через мгновение женщина стояла босиком на холодном линолеуме, чуть приподнявшись на цыпочках, холод пола ее обжигал. Теперь ее тело не прикрывала одежда, она не ощущала прохлады, ей было жарко, она расправила плечи и медленно пошла к юноше.

Все это время Алексей смотрел на учительницу чуть ли не с открытым ртом, было удивление и восхищение, все сразу отражалось у него в глазах, а когда она подошла к нему то его мужской член, что до этого был без участным к происходящему, дал о себе знать. Он несколько раз вздрогнул и стал наливаться силой и подуматься вверх, юноша на мгновение засмущался, руками коснулся его, но в место того, чтобы успокоится, он наоборот вздрогнул и чуть подпрыгивая вверх встал практически вертикально. Женщина улыбнулась, они смотрели друг на друга, но больше всего боялась, как ни странно Оля, она в душе восхищалась телом мальчика, его мужской силой и смелостью. Она не знала, что делать дальше, она только ответила на вызов юноши, на его провокацию, но что теперь, она не знала. Подойдя в плотную к Алексею, она протянула руку и прикоснулась к его возбужденному фаласу, чуть прикрыла глаза, немного сжала пальцы вокруг его плоти и ощутила его силу и огромное желание. Оля открыла широко глаза.

В коридоре школы кто-то шел, женские каблуки с грохотом отдавались в пустой школе, Оля сжалась, стук каблуков остановился, где-то вдалеке коридора открылась дверь класс. В панике Оля не знала, что делать, бежать к своей одежде, все равно не успеет одеться, стоять и трястись от страха, что поймают и увидят, так же глупо, как и просто стоять и бояться.

Алексей подошел к учительнице, он не обратил внимание на шум в коридоре, положил руку ей на бедро, Оля не ожидала этого, она ждала, что, что-то подобное произойдет, но прикосновение юноши к ее телу буквально ударило током. Она вскрикнула, отшатнувшись на шаг на зад, уперлась в парту и с ужасом посмотрела на Алексея. Снова раздались каблуки в коридоре, каждый их шаг отдавался в груди женщины, ее затрясло от ужаса, в животе заныло и спина покрылась испариной. Юноша подошел так близко как мог, взял женщину за талию и ловким движением усадил на парту. Шаги приближались, вот опять замерли, повернулась ручка в двери соседнего кабинета, несколько раз дернулась дверь, класс был закрыт. Оле захотелось спрятаться за парту, но не успела она и подумать, как руки Алексея быстро развели в стороны ее коленки. Женщина опять вскрикнула, но опомнившись быстро зажала сама себе раками рот. Ладони юноши скользнули между ног, Оля чуть сильней прижала ладонь к своему рту, она боялась, что опять выдаст себя. Пальцы Алексея коснулись ее лобка, глубоко вдохнув Оля убрала ладонь, опять эти каблуки. Теперь этот кто-то подошел к двери ее класса и поверну ручку дернул дверь. Оля вся похолодела и замерла в ожидании неизбежного. Несколько раз, дернув за ручку, дверь не открылась, широко раскрытыми глазами Оля смотрела на дверь класса ожидая самого худшего, и не верила своим глазам, дверь так и не открылась. Сердце радостно забарабанило, холод мгновенно сменился жаром, напряжение во всем теле испарилось, руки согнулись в, и Оля легла спиной на парту. Она радостно дышала, чувствовала, как ее грудь колышется, как коленки сами раздвигаются пошире и то как член юноши стал тыкаться ей в промежность.

Женщина вытянула руки, одной ладонью она взяла член юноши, а другой чуть приоткрыв свои плотно сжатые от страха губки, направила его внутрь себя. Стоило горячей головке его члена коснутся ее губок, как Оля снова вскрикнула, она не удержалась, руки сжали свой предательский рот, она силой сжимала его боясь опять вскрикнуть.

Юноша не спешил, он смотрел на то как борется с собой женщина, он восхищался ее телом, он медленно двигал свои бедра в перед толкая свой член внутрь учительницы. Она то слабо сдавленно вскрикивала, то разводила руки в стороны и тогда ее груди скатывались по бокам, безвольно вздрагивая при каждом ее вдохе. Снова дернулась ручка, женщина только повернула голову в сторону двери и покрепче вцепилась пальцами за парту.

Алексей слабым рывком окончательно вогнал свой член в женщину, она чуть слышно простонала, ему это понравилось, он немного вывел его из нее и в этот раз резко вогнал его обратно. Женщина раскрыла рот в немом крике и закрыла глаза, юноша восхитился ее смелости, ее силе, ее жажде, ее телом, ее сексуальности, ее возрастом. Он начал это делать так, как заложено природой, его член то почти весь выходил, то проникал в тело так глубоко, что женщина переставала дышать. Ее тело каталось по парте то перед то назад, Алексей крепко держал ее за бедра, женщина опустила руки, и они как тряпка болтались в так движения его бедер. Дверь в класс уже больше никто не пытался открыть и теперь Оля наслаждалась просто сексом, бесстыжим, оскорбительным сексом со своим учеником, сексом без фантазий и прелюдий, сексом ради секса. Она просто получала наслаждение от того, что сделала, от того что стыд и упрек она оставила в стороне, ей было просто приятно ощущать в себе мужчину.

Он кончил быстро, но она не жалела об этом, она встала, посмотрела ему глаза, теперь они изменились, в них был испуг и даже страх, в душе Оля засмеялась. Оделись молча, так же не спеша, как и разделись, постояв у окна еще несколько минут, женщина решилась открыть дверь класса. Коридор был пусть, на другом этаже еще шла репетиция танцев, и музыка убаюкивала, Оля закрыла за собой дверь, повернула ключ и пошла к выходу. Спускаясь по лестнице, им на встречу поднималась завуч, это была женщина старой закалки, наверное, только ее и боялась на совещаниях Оля, но не сейчас.

— Алексей, — обратилась она к ученику который спускался за ней следом, — как ты видел у тебя проблемы с теорией решений задач, жду тебя в пятницу после уроков, — и повернувшись к нему спросила, — время найдешь?

— Да, — тут же выпалил Алексей.

— Вот и замечательно, — ответила я, проходя мимо завуча.

Что это было, игра или фантазия, бесстыжий необдуманный поступок или просто женское желание, мне не хотелось над этим думать, но, наверное, в первые за несколько лет, придя домой я с нежностью обняла Игоря. В жизни много моментов о которых мы мечтаем, фантазируем, но так боимся встретится со своими фантазиями в реальности, почем так, почему, может не надо боятся ведь от этого и появляется страх непонимания, страх перед собой.

Я взяла блокнот, ручку и написала «Зарисовки из серии Школа. Стук.»

Продолжение следует

Елена Стриж © (2014)

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!