Должен сказать, да и сам чётко понимаю теперь, что трепетное отношение к женскому полу всегда сопровождало меня по всей моей жизни. Это чувство формировалось годами, складывалось всеми моими впечатлениями, полученными в период взросления. Один из случаев впечатления от прекрасной половины человечества произошёл со мной в 11 классе. Я всегда старался в этом возрасте иметь хоть немного карманных денег. Немного мне давали родители, но они меня не баловали, поэтому я по возможности старался подработать. Например, помог плотнику переложить угол планок в спортзале, он получил деньги по трудовому договору и честно со мной расплатился, за помощь. Вообще мне очень везло на честных партнёров. Затем директриса пригласила электрика — нашей школе выделили деньги на замену светильников. Он, электрик, меня знал и пригласил помогать наладить освещение в спортзале школы. И он честно делился со мной частью прибыли от этой халтурки, так что я получал и материальное удовлетворение, а не только от хорошей работы. Но было и ещё...

Шли тогда семидесятые годы. Все помнят, что «секса в стране не было», что звереющим от переизбытка гормонов старшеклассникам рассмотреть женское тело можно было на пляже, или на соревнованиях по художественной гимнастике. А фигурное катание! Похоже, что супер-короткие юбочки фигуристок вызывали не только эстетическое наслаждение... А тут по вечерам в нашем спортзале тренировались гимнастки, отвлекая меня от сборки светильников в подсобке. Какие они классные — в 18 лет все девушки просто супер. Ещё бы — мы все заканчивали 11 класс! Когда было возможно, я выползал из подсобки электрика и наблюдал за занятиями гимнасток. Естественно, что их обтягивающая форма и завораживающие позы постоянно поднимали моё кровяное давление и напряжение в штанах. Иногда их тренер под ухмылки электрика загонял меня обратно. Вот так однажды электрик ушёл пораньше, явно пивком побаловаться, а я остался, решив заняться монтажом боковых светильников. И, конечно, ничего не получилось! Эти юные женщины — все беды и все остановки производства, всё только от них! Так и сейчас, услышав, что в спортзале раздаётся щебетание трёх фигуристых нимф, я бросил инструменты и выглянул в дверь.

Они что-то обсуждали, смеялись. Потом подошли поближе, уселись на матах и продолжили разговор. Обсуждение тем шло по всем направлениям, пока не сосредоточилось на ухажёрах и просто мальчиках. Чего я только не услышал: кто с кем встречается и «дружит», целуется, гуляет, ревнует, а вот кому глупая Ира «дала» и т. д. Всё же им уже по 18 лет и, соответственно, все разговоры о парнях и сексе.

Потом они собрались уже идти в душ, разделись прямо здесь и я был точно в полном восторге — эти красотки стояли всего в двух шагах, причём в одних трусиках, не видя меня из темноты подсобки. Конечно, это были не те формы, от которых тащатся взрослые мужчины — длинные тонкие ножки, круглые аккуратные попки, небольшие холмики грудей и коричневые ареолы с торчащими сосками. Но у меня сносило крышу, а член больно упирался в ширинку.

Потом, пощебетав ещё немного, две девчонки ушли, а третья, красотка Зина, должна была остаться и помыть пол в спортзале — наказана тренером. Когда она ушла в другой конец зала, я тихонько выполз из комнаты, лицо горело, в штанах болело... Зиночка, увидев меня, взвизгнула и закрылась футболкой. Успокоив её, я предложив свою помощь по уборке зале, как «истинный джентльмен», застав даму в таком виде, хитро добавив я. Она быстренько накинула одежду и милостиво приняла мою помощь. Зина тем более, что была вымотана тренировкой, еле ползала по залу, так что мне пришлось усадить её на маты и всё сделать самому.

Она потом так меня благодарила, поцеловала в щёчку, на что я резонно возразил, что в щёки целует братьев, а я лицо мужского пола, страстно влюблённый в Зиночку. Тогда она несколько по-иному посмотрела на меня, подошла и поцеловала в губы, коротко, но так крепко и сладко, что мой член опять зашевелился. Потом отстранилась, погладила по щеке и вдруг сказала тихо:

— Не хочешь принять душ? Мы оба такие мокрые и потные, а ты ещё всё за меня сделал. Пошли!

— Ты предлагаешь мне помыться с тобой? — немного опешил я, а мой член ответил согласием, опять напрягаясь.

— Ну да, в качестве благодарности. Но только без рук и лапаний, хорошо? И что никто не узнал! Согласен? Тогда пошли

Согласен ли я? Да на Северный полюс пешком, чтобы побыть в душе с красоткой Зиночкой! Или Диночкой? Она так невнятно назвалась при знакомстве. Нет, точно, всё же — Зиночка! Да не идём, а помчимся! Помчался я вначале закрыть дверь на ключ, а потом в раздевалку. Зина уже плескалась в душе, тихонько что-то напевая. Неверными движениями дрожащих пальцев я скинул всю одежду и вошёл в душевую. Помещение было в пару и среди этого рукотворного тумана розовело совершенное тело девушки. У неё были такие круглые, видимо упругие небольшие груди с торчащими сосками. написано для sеxytаl.cоm Вода влажно стекала по её крепкому сильному телу и стройным красивым ножкам, завихряясь на его приподнятой кругленькой попке. Я не мог оторвать глаз от такого невероятного видения — она была прекрасна! Какое наслаждение — неожиданный стриптиз юной красотки!

Член мой стал принимать стойку, а когда я поднял глаза, оторвавшись от лицезрения её красот, увидел, что Зина смотрит на меня и стал отворачиваться. Зиночка звонко рассмеялась, я тоже, мы немного расслабились. Она попросила меня повернуться, ведь её так нахально рассматривал, а она меня-нет. Я повернул, мой член своим одним глазком теперь смотрел на её грудь, теперь её обнаженное тело было на расстоянии вытянутой руки. Зина, поворачивая свою прелестную головку, осмотрела мой писюн и вдруг сказала, что мой член очень красивый. Я был в шоке-похоже она видит такое не в первый раз. Но моё смущение сразу прошло и мы, болтая и смеясь, продолжали мыться, рассматривая друг друга.

— Намыль мне спинку, пожалуйста, — вдруг произнесла она и повернулась ко мне спиной, став совсем рядом. Какая у неё великолепная фигурка, а какая форма попки!

Я стал водить мылом, а потом, немного осмелев, то и руками по её чудесному телу. Член мой немного упёрся ей в ложбинку между ягодицами, то чуть раздвигая их, то возвращаясь обратно. Я видел из-за спины, что Зина улыбается. Тогда я стал более смело размазывать мыльную пену по спине, бокам, залез ей в подмышки и даже немного намылил её тугие груди, а потом перешёл на низ спины и стал намыливать её ягодицы. Это было настоящее наслаждение-они так упруго играли в мыльной пене, так пружинили, когда я чуть сжимал и гладил её идеальной формы попку. Мне было так хорошо, мыл бы её так всю ночь, но вот она повернулась, немного потёрлась своим животиком о головку члена и развернула меня спиной, сказав, что теперь её очередь.

И вот новое блаженство — Зиночка намыливает мне спину своими мягкими нежными, но такими сильными ручками. Вот её руки спустились и на мои ягодицы и даже стали их немного мять. Член стоял просто колом, я даже стал бояться, чтобы он не лопнул ненароком. А тут ещё руки Зины скользнули по моим бёдрам и её нежные пальчики опустились в промежность. Глаза мои выпучились, а тёплая ладонь прошлась по мошонке и стала её перекатывать в пальцах. Вторая ладонь легла на ствол члена и стала нежно его гладить, оттягивая крайнюю плоть. Чтобы ей было удобнее, Зина прижалась к моей спине. Лобок точно упёрся в ложбинку ягодиц, а твёрдые соски-в спину, заставляя меня просто изнемогать от возбуждения. И вдруг её объятия исчезли!

Я резко обернулся. Зина стояла лицом к стене, упёршись в неё руками и, не оборачиваясь, попросила опять намылить ей спинку. Я стал уже смело намыливать её всю, упёршись членом в её ягодицы. Мыло стекало по её спине, я тёрся грудью и членом об неё. Зина чуть расставила ноги, я двигался всем телом вверх-вниз и вдруг чудо! — мой одеревеневший член скользнул сквозь мыльную пену и влетел в её попку! Крепко схватив её крепкое упругое тело, я буквально вонзился в её попку глубже.

Зина охнула, чуть наклонилась, всё ещё упираясь руками в стену. Не выдержав, я сделал несколько движений в её тугой дырочке и всё — аут! Мой член запульсировал, я тихо завыл от сладкой неги оргазма, буквально пробившего всё моё тело. Как мне было чудесно! Я кончал и кончал в эту прелесть, в голове гудело, глаза затуманились.

— Нельзя так долго быть возбуждённым. Для мужчин это вредно. Я читала в книге, — так нежно и сладко произнесла-пропела Зиночка, прижимаясь ко мне.

— Пусти меня. — Нет! — Тогда поласкай, только осторожно и ласково.

— Если не будешь болтать. Я и так нарушила все правила порядочной девушки.

Одну мою руку она положила на свою грудь, показав, как надо ласкать соски, а вторую положила на свой гладкий лобок. Мой член в её попке сразу воспрянув и Зиночка негромко охнула, ещё немного насадившись на него. Я просто был в раю! А мой средний палец на лобке погрузился между губок её киски, внутри было мокро, скользко и очень горячо. Теперь-то я знаю, что в тот момент она сильно возбудилась, а тогда просто ласкал её. Тут же я стал немного двигаться в её попке, а Зина стала сама елозить клитором по моему пальцу и тихо стонать. Я продолжать гладить и ласкать её клитор, а немного подвигав, обнаружил дырочку и даже погрузил в неё фалангу пальца. А Зина вдруг раздвинула ножки ещё и мой палец погрузился в неё полностью.

Изнутри Зина была горячей, мягкой и скользкой. Я стал ощупывать пальцем потаённое отверстие девушки. Похоже, что ей это понравилось-она стала двигать бёдрами, насаживать дырочкой на палец, а попкой-на колом стоящий член. С её губ стали слетать лёгкие стоны, которые становились всё громче. Ещё через несколько мгновений Зина громко охнула, вздохнула и вдруг громко застонала, даже немного испугав меня. Её тело несколько раз сильно дёрнулось, а низ живота свело судорогами. Только по наитию я понял, что она получила то, что я и несколько минут назад, только по своему, по-женски. А вскоре и меня настиг второй оргазм — я так стонал и рычал, изливаясь в её чудесную попку! Это было волшебство удовольствия!

Тут и Зина дёрнулась ещё раз, потом ещё через несколько минут. Опять её животик стал резко сжиматься, теперь я ощутил, как внутри неё всё сжимается. Палец и член несколько раз обняло сладким пленом. Я ещё долго прижимался к её горячему телу и гладил ладонями милые выпуклости. Но вот пелена с глаз спала, член мой обмяк, я вышел из её сладкого плена попки, а Зиночка, повернувшись ко мне, нежно и сладко поцеловала в губы. Сполоснувшись под душем, мы молча оделись и вышли из раздевалки. Я открыл дверь, Зиночка взяла меня под руку и мы вышли из школы под звёздное небо.

— Мне никогда не было так хорошо. Спасибо тебе, Саша-Александр. Ты прелесть, — вдруг тихо прошептала Зина мне на ухо.

— Мне тоже было очень хорошо. Я просто счастлив, спасибо тебе, Зиночка! Если можно, повторим как-нибудь?

— Не знаю, может быть, — задумчиво произнесла Зина. — Может быть. По крайней мере, я не откажусь.

Она вспыхнула, немного покраснела, нежно поцеловала меня и побежала к дверям своего дома.

Потом мы ещё три раза повторяли наши опыты взаимных ласк, но всё хорошее, как и обычно, быстро заканчивается. Тренер забрал Зиночку и ещё двух девушек и увёз их в юношескую спортшколу, то ли в Киев, то ли в Ленинград. Так мы и потеряли друг друга. Но такая страсть и ласка никогда не забывается! И я был тогда счастлив — у меня была Зиночка!

Потом девчонки из её группы, которые остались, мстительно рассказали мне, что тренер иногда имел их и Зину в попку или заставлял делать минет, мол, это входит в учебу и тренировку. Может он был и прав, на то он и тренер! Но Зиночка была с его коварной помощью — просто чудо, чудо-девушка. Мне так повезло в юности!

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!