— Вот это кайф. Залили Соньке почти всё лицо — сказал Егор.

Осознав, что эпизод кончился, я тут же приступила к очистке лица от неприятных масс. Вслепую нащупав тряпку, я протерла глаза и быстрым шагом направилась к боковому зеркалу автомобиля. Завершив процедуру, я обнаружила, что лицо осталось некомфортно липким. Тогда я подошла за флягой воды к ребятам, которые уже во всю травили байки про школьную жизнь, делились последними новостями со двора и даже успевали добавлять ко всему прочему заезженные анекдоты. Антон любезно согласился полить мне на руки, чтобы я смогла тщательно умыться.

— Спасибо — едва слышно прошептала я.

— Сонь, иди к нам выпьем! Смотри, к тому же новая порция шашлычков от Санька подоспела. Давай, хватит стесняться. Нам же весело! — завлекал меня Антон.

— Да уж, вам то весело... — пробормотала под нос я и направилась вслед за мальчиком. А что пока остается?

Присев на покрывало рядом с Вадимом, я подтянула к себе тарелку с шашлыком и кетчуп. Ребята не позволяли увидеть дно моего стакана, а я особо и не сопротивлялась. Так прошло около часа, может и больше — не помню. Под действием градуса язык развязался и мне легко удавалось вступать в беседы. Не обходилось и без пошлостей в мой адрес, но я делала вид, что не слышу и продолжала говорить. Пришлось даже вступить в словесную перепалку с Егором, выгораживая учителя химии и приведя несколько примеров, где он поступал с классом по справедливости.

— Егорыч, может накажем ее? — предложил тогда Вадим. — У меня в багажнике осталась веревка после ремонта с батей на последнем объекте.

— Слушай, а это отличная идея! Тащи. Сейчас развлечемся.

— В смысле накажем? Что это еще такое? Ребят, вы совсем обнаглели! — громко выпалила я.

Егор ловко подхватил меня на руки и поднес к тонкому, но длинному дереву в нескольких метрах от нас. Все случилось очень быстро — я даже не успела обмолвиться.

— Ну и что вы опять задумали? — обратилась я к аудитории, опустив одну руку на талию. Хотя вопрос явно предназначался Егору.

— Сейчас все сама увидишь. Точнее, почувствуешь — ухмыльнулся он. Егор поставил меня лицом к дереву, а сам зашел с другой стороны и связал мне руки вокруг него. Узел оказался тугим и мои попытки развязать его, разумеется, не увенчались успехом. Мальчишки стали обступать меня и раздался звонкий шлепок по попе. Я осознала всю беспомощность моего положения. «Сейчас начнется» — промелькнуло в моей голове. Второй шлепок. Третий шлепок. Каждый жестче предыдущего.

— Ау, а потише? Мне же больно!

Видно было, что они перестали реагировать на мои просьбы. Через мгновение ребята прогнули меня раком и задрали сарафан до самой груди. Это напомнило ситуацию в лифте. Но мысли и воспоминания отошли на задний план, когда возле моего рта очутился этот вздыбленный член вождя.

— Открой ротик пошире — спокойно сказал он.

Я повиновалась, и он небрежно подался вперед, вонзая свой агрегат, от которого трудно дышать. В то же самое время сзади Егор приспустил мои трусики и попросил поднять поочередно две ноги, чтобы избавиться от нижнего белья окончательно, откинув его куда-то в сторону.

— Ох, давно я не наслаждался Сонькой с такого ракурса! — облизнулся Егор и принялся за мои бедра. Ребята присоединились. Вождь иногда вынимал член целиком, позволяя мне делать вдохи. Хотя, возможно, такой способ ему больше нравился: вынимая член и придерживая его одной рукой, он смотрел вниз и через пару секунд направлял его обратно, тем самым мне приходилось ловить его ртом. Со стороны смотрелось наверняка забавно.

— Егорыч, давай, еби ее первым. Резинка есть? — раздался озорной голос Вадима.

— Какая еще резинка? Меня все устраивает без нее. К тому же она чистенькая, и я готов поспорить мы у нее первые — ответил мальчик, смачно шлепнув по попе и не глубоко проникая пальцем в киску. — Хм, почти не мокрая... Сейчас исправим.

Егор плюнул себе на руку, увлажняя мою промежность и слегка смазывая свой член. В момент, когда необходимые приготовления завершились, я ощутила его агрегат внутри. Он обхватил мне талию, натягивая ее на себя с каждым толчком, что позволяло создать эффект «маятника» — моя попа насаживалась на одном краю, а рот — на другом. Качели, сиденьем которых являлась, по-видимому, я, возвращались в исходное положение с минимальными интервалами. В течение минут пяти, а может и десяти, меня изрядно помотало. Когда вождь решил немного передохнуть, на его место переместился Антон. Его движения были медленными. Было видно, что он уступает мне и не настроен на яростную «долбежку». Морща лоб, я брала член в рот на каждый порыв Егора сзади, что сопровождалось моим не совсем произвольным «оканьем».

— Егорыч, если будешь кончать, то только не в нее давай. Нам еще драть эту шлюшку.

— Сейчас, подожди, бро... О-о-о! Черт! Как же у нее там все классно! — восхищался Егор и моментально переметнулся на место Антона. Одной рукой он придерживал мне голову, а второй спешно наяривал себе член точно напротив моего лица.

— Высунь язык — приказал мальчик. Я выполнила. Он слегка положил на него головку и продолжил дрочить. Затем обхватил двумя руками волосы и сделал несколько быстрых толчковых движений внутрь, после чего вернулся в исходную позицию. Я не успела ничего осознать, как на меня молниеносно стали попадать струйки спермы Егора, и не задерживаясь, преимущественно стекали с лица в направлении законов физики. Я удивилась, что сзади еще никто не пристроился, — видимо, ребятам понравилось наблюдать за «cum shоw» с Егором и мною в главных ролях.

Вождь разделся целиком, смазал головку собственной слюной и начал входить. На удивление больно почти не было, если только в самом начале. Судя по всему, у Егора тоже диаметр члена отнюдь не маленький. Спереди подоспел трезвый, но уже не скромный Вадим. Пока вождь возился с киской позади, он реактивно долбил мне глотку, несмотря на то, что я старалась выставлять преграду в виде языка. Когда напор оказывался особенно сильным, приходилось попросту сдаваться. Силы покидали меня. Как выяснилось, стоять в прогнутом состоянии даже 20 минут, требует нормальной физической подготовки. Тогда я зареклась, что начну ходить в тренажерный зал. К тому же мои подружки, Светка и Маринка, из параллельного класса купили глазами, мальчишки вновь готовились к заменам. Пауза пришлась как не зря кстати, и я взяла слово.

— Послушайте, я вам не лошадь, чтобы так меня запрягать в конце-то концов. Имейте совесть, я устала! А то сейчас точно соберу вещи и уйду!

Мальчишки даже приоткрыли рты от моего заявления.

— Ну так ты говори, Сонь! Мы же не знаем, когда тебе удобно, а когда нет!

— Да, действительно, не молчи!

— Давайте на покрывало переберемся, может?

Сообща, ребята условились на более щадящий вариант.

— С вами поговоришь... — про себя подумала я. Егор развязал мне руки. Пока ребята пошли прятаться за деревья поодаль, чтобы справить нужду, я добралась до трусиков, свисающих с ветки, и двинулась в сторону машины, чтобы добраться до заветной сумочки. Пара штрихов и я стану, как новенькая. Но надолго ли?

Ребята освободили покрывало от ненужных сейчас на нем предметов. Егор, словно мама, ведущего под руку своего ребенка первого сентября, подвел меня в точку сбора и стянул сарафан вниз с моей помощью. Я оказалась абсолютно голой.

— Ну и как дальше? — мне пришлось окинуть смущенным взглядом ребят, после того, как дальнейших действий не последовало.

Антон развалился на покрывале и жестом показал, куда идти. Понятно, что приглашение здесь было лишним — мальчик заготовил для меня позу наездницы. Только вот из седла торчал некий агрегат и отнюдь немалых размеров. Встав между ног у мальчика, я принялась аккуратно опускаться и помогать себе зрением, чтобы поместить в лихо увлажненную киску, очередной вздыбленный член. В следующую секунду я почувствовала, как он целиком скрылся внутри. Антон, словно новорожденный, вцепился в мою грудь, подначивая раскачиваться на нем. Когда мы набрали какой-никакой темп, Егор подошел сбоку, повернул мне голову и стал насильно пропихивать свой половой орган, потерявшего былую хватку после мочеиспускания. Зато вкус изменился — теперь его смело можно назвать тухлым. Ничего прикольного в этом, конечно, не было — помесь вязкой спермы и капелек мочи сейчас шныряет по полости рта. Хотелось скорее привыкнуть к этому мерзкому вкусу, но не все дается так просто. Член становился сильнее с каждым трением, облизыванием и подергиванием. Я бросила взгляд чуть вверх, чтобы прочитать мимику его лица. Зачем мне это было надо? Точно не из-за большой любви. Наверное, надоело смотреть в одну точку. Егор, заметив движение глазами, улыбнулся и сильно обхватил мою голову в верхней и нижней ее точке. Что было дальше — не сложно догадаться. Через горло опять стало проходить меньше обычного объема воздуха. Сложившаяся ситуация доставляла дискомфорт: мне необходимо было ерзать по Антону, который то и дело оттягивал мои груди, стискивал соски, а еще периодически шлепал по попе, призывая ускоряться; кроме этого, Егор трахал мое повернутое набок лицо, отвешивая крошечные пощечины. Но один плюс все же имелся. Раскачиваясь на мальчике, клитор натирался то ли о живот, то ли еще о какую-то часть тела, что доставляло неимоверно приятные телу ощущения.

— Не могу так держать шею больше — я использовала остановку во время передачи эстафеты Егором товарищу по команде.

Вадим встал совсем рядом с балдеющим на покрывале Антоном и без слов включился в процесс. Запах и вкус оказались на удивление нормальными, хотя, возможно, уже приспособленные рецепторы уничтожили все рвотные позывы. Я просто приоткрыла рот, и стала двигаться навстречу члена Вадима, вызывая усиленное трение клитора. Удовольствие предательски нарастало, а звуки стали проскальзывать отчетливее и чаще. Антон заприметил мое состояние и стал неумело разминать клитор подушечками пальцев. Но на пике возбуждения подобных движений вполне могло оказаться достаточно, чтобы кончить.

На подбородке сами по себе скапливались слюни, пачкая время от времени покрывало. Попса из 90-х в машине сменялась современной электронной музыкой знаменитых ди-джеев. Несмотря на хороший прогноз погоды, с востока стремительно набегали тучки и солнце вот-вот готово спрятаться.

Распахивая ресницы, я увидела, что вождь оперативно сменяет Вадима у «станка». Мне даже не удалось толком закрыть рот, как он начал рьяно вгонять член вовнутрь, одновременно зачесывая мои волосы со лба назад. Неосознанно я переложила одну из рук ближе к киске, но боялась совершать резких движений — всего лишь поглаживания. Становилось жарко и приятно. Егор что-то нашептывал Антону и Саше, но сейчас я не обращала на это никакого внимание, пытаясь сосредоточиться на личном наслаждении. Учитывая обстоятельства, происходящие у меня во рту, это было трудно, но выполнимо. Ребята, как будто прочитали мои мысли, и картина тотчас изменилась: вождь отошел в сторону, когда как Антон притянул меня за талию, уложив на себе и плотно обвил руки вокруг спины. Входил он в киску теперь сам, ведь я пребывала в слегка скованном состоянии, причем в прямом смысле слова. Прикусывая мочку уха, он нашептывал что-то короткое, типа «Сонька шлюха... « или задавал вопросы, наподобие: «... хочешь, чтобы я вогнал его еще глубже?». Я не отвечала, а лишь постанывала.

Музыка набирала темп вместе с тучами. Ветер развевал кончики волос. Алкоголь и клитор делают сейчас свое дело.

Сзади я ощутила, как кто-то из ребят широко раздвинул половинки моей попы...

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!