Борис Григорьевич Шахов, 45 летний мужчина в дорогом костюме, плеснул себе в бокал приличную порцию настоящего армянского коньяка, закурил сигарету и откинулся назад в добротном обтянутом натуральной кожей мягком кресле. Обстановка в хозяйском кабинете, который он занял, его вполне устраивала. Скромненько, и со вкусом.

«Послушай, Карен, а ты уверен, что первая партия придет вовремя? Проблем с растоможкой не будет?»

« Слушай, дарагой, Карэн сказал, Карэн сделал. Не будэт проблем. Зачем проблемы, когда деньги есть. Сам знаеш, нэт денег — есть проблемы, ест дэнги — нет прблэм. Таможня дэнги любит, таможня дает добро.»

Они выросли в единой стране и смотрели одни и те же фильмы, и понимали друг друга с полуслова. И молодость, пришедшаяся на лихие года, спаяла их вместе. Всяко было, времена были неспокойные, сколько их ровесников не дожили. Кто спился, кого пуля упокоила, а кто сгинул неведомо в каких краях. Лихие девяностые, дорого обошлись их поколению.

Шах честно отмотал червонец, друзей на следствии, а потом и суде не сдал, все взял на себя, за что на зоне воры его не трогали, друзья подогрев с воли подгоняли регулярно. С активом не якшался, но и с воровской мастью не путался. У хозяина был на хорошем счету, да и среди мужиков уважением пользовался. На лосопилке, благодаря высшему инженерному образованию, имел должность старшего смены, никого не гнобил, но и сам не прогибался. Десять лет жил по принципу, не верь, не бойся, не проси. Шах, это погоняло, за десять долгих лет, стало для него роднее его имени. Откинулся Шах две недели назад, друзья как положено встретили его за воротами. Парни, хотя какие они парни, всем уже под полтинник, предложили оттянуться по полной, но Шах наотрез отказался, ну выпили конечно, но в загул ударятся Шаха почему то не тянуло. На предложение вызвать девочек, он не возражал, но сам пользоваться вниманием жриц продажной любви не стал, несмотря на десятилетний перерыв. Он с младых ногтей не мог заставить себя пользоваться их услугами.

Первую неделю он просто гулял по городу, которого не узнавал, и наслаждался свободой. Он бродил по паркам и бульварам, сидел в кафе, зайдя в парк аттракционов, катался на карусели. Он мечтал об этом десять долгих лет. Отдыхающие, с удивлением смотрели на хорошо одетого мужчину, с коротким ежиком темно русых, с проседью волос, блаженно улыбающегося и кружащегося сидя на пластиковой лошадке, среди малышни.

А через неделю Шах заявился, в кабинет к Карену и потребовал пристроить его к какому ни будь делу, хоть дворником, надоело яйца ногами пинать.

Карен уже несколько дней ждущий своего друга, обрадовался, и на радостях резко перейдя на армянский, от души налил им обоим коньяка и объяснил другу, что его уже месяц с лишним ждет должность генерального директора одной из дочерних фирм холдинга, а так же кресло в совете директоров вышеупомянутой организации.

И вот они сидят в его, теперь уже его кабинете, и пьют отменный коньяк. Секретарша, девица лет 20, с ногами от ушей, захлопала глазками, когда Карен Аршакович представил ей нового генерального. Они прошли в кабинет и взволнованная секретарша Лилечка, первым делом бросилась звонить Ирине Константиновне. Ира, в недавно созданной фирме занимала должность помощника руководителя. Вот только самого руководителя до сих пор пока не было, и логично рассудив, что в период отсутствия оного, она обязана выполнять его функции. Ну а поскольку никакой хозяйственной деятельности фирма, пока не вела, то и заботы новоиспеченной помощницы, были весьма необременительны. И сводились в основном, к набору и обустройству новых сотрудников.

Получив от Лилечки сигнал о прибытии нового шефа, Ирина одернула бордовый короткий пиджачок, так выгодно обтягивающий ее высокую грудь, оправила строгую черную юбку, чуть выше колена, подчеркивающие стройность ее точеных ножек, убрала лишний локон густых каштаново — золотистых волос, вильнув кругленькой, аппетитной попочкой, зацокала высокими каблучками черных, лакированных туфель.

За работу Ирина держалась, в период кризиса работа с такой зарплатой на дороге не валяется, а уж для разведенки с 8 летним сынишкой, это вообще клад, и то что ради ее получения пришлось стать любовницей этого мерзкого урода ерунда, она и не такое пережила и переживет, если потребуется.

Жизнь Иру не баловала, выросшая в семье потомственных алкоголиков, Ира на дух не переносила спиртное. Рано осталась без родителей, водка прибрала сначала отца, цирроз печени свел его в могилу быстро и эффективно. Мать пьяную, трое собутыльников, ради смеха, выставили голой на балкон, где она и отрубилась, а про нее благополучно забыли, дело было зимой. Оставшись одна, Ирина продолжала учиться и работать. В 25 Ира встретила Николая. Роман развивался бурно, она надеялась что встретила свою любовь, но судьба ее догнала, Ира родила Димку, и казалось что вот оно, семейное счастье, но Коля работающий водителем постепенно начал выпивать, спился он очень быстро, года не прошло и из нормального мужика превратился в конченного алкаша. Его выгнали с работы, но пить он не переставал, деньги на водку найдутся всегда, начал продавать вещи. Ира не выдержала и промучавшись с мужем алкоголиком полтора года развелась, оставшись одна, с двухлетним Димкой. Но мытарства на этом не закончились. Грянул кризис и Ирину уволили., она искала работу и не находила. Перебивалась разовыми заработками. Они с Димкой ютились в однокомнатной хрущобе, на окраине Москвы. Мотаясь по собеседованиям, она познакомилась с Мишей, Михаилом Семеновичем Харченко, тот занимал должность старшего менеджера по подбору персонала, в одном из холдингов. Миша 34 летний женатый мужчина, слыл среди коллег, конченой гнидой. После окончания очередного собеседования, Ира уже собиралась уходить, но тут к ней подошел менеджер, с которым она только что закончила разговор, и предложил продолжить беседу в кафе. Он сразу вызвал у Иры какое то гадливое чувство. Низенький, с прилизанными волосиками, он чем то напоминал крысеныша. Но работа была нужна как воздух, и Ира согласилась.

Сидя с ним за столиком кафе, она услышала что он может помочь ей получить это место, но...

Она тоже должна будет, кое-что для него сделать. Ира сразу догадалась, о чем речь. И она согласилась стать его любовницей.

Прикосновения Миши вызывали у нее омерзение, и он прекрасно видя это, наслаждался своей властью над ней.

Через несколько недель Ира вышла на новую работу. Миша, как ни странно, сдержал слово.

Вбежав в приемную, Ира склонилась к Лилечке и прошептала

« Ну, как он?»

« Солидный дядечка. « — ответила девчонка.

Ирина еще раз одернула пиджачок и осторожно постучала в дверь.

Услышав разрешение войти, Ира глубоко вздохнула и шагнула навстречу судьбе.

В кабинете сидели двое мужчин. Карена Аршаковича Ирина знала, один из руководителей холдинга, он заезжал пару раз посмотреть, как идут дела в создаваемой фирме. Шутил, он вообще был веселый человек, этот армянин, ну или казался таковым. А о том, как этот весельчак, с пулей в животе умудрился положить троих залетных чехов, из своего ТТ, ей знать вовсе необязательно, давно это было.

Второй из присутствующих, сидящий в директорском кресле, был судя по всему ее будущий босс.

Мужчина выглядел лет на сорок с хвостиком, темный с проседью ежик коротких волос, резкие, выразительные черты лица, нос с едва заметной горбинкой, и взгляд серо — зеленых, внимательных глаз. Цепкий, настороженный, как будто их владелец постоянно ждет нападения.

Одет мужчина был в дорогой костюм, но чувствовалось, что ему в нем некомфортно, он привык к совершенно иной одежде.

Но, в общем, новый шеф ей понравился, хотя некоторые несоответствия и вызывали беспокойство. Но, дареному коню, в зубы не смотрят, работать придется с тем, что есть.

« Ирочка, добый дэнь. Вот началника тэбе прывез. Прошу лубыт и жаловат. Борис Григорьевыч. Знакомся.»

« Ирина Константиновна Кошкина, Можно просто Ирина. Я Ваша помощница. « — Ира протянула руку.

« Кхм. Шахов... Борис Григорьевич... Можно просто... Борис. « — мужчина поднялся с кресла, он явно смущался, и чувствовал себя не в своей тарелке. Взяв рукой ее протянутую руку, он секунду помедлил, решая что ему делать дальше, то ли пожать протянутую ладонь будущей подчиненной, то ли поцеловать ручку симпатичной женщине, победило чувство долга.

Мужчина пожал ее руку, причем сделал это осторожно и бережно, но почему то у Иры возникло ощущение, что если бы он захотел, запросто мог сломать ей руку. В его руках чувствовалась сила, и немалая.

Она осторожно присела на стул напротив Карена, и пошел нормальный деловой разговор о предстоящих делах.

Новый шеф был весьма немногословен, говорил мало и по делу, балагурил как обычно в основном армянин.

Скоро Карен Аршакович попрощался, и хлопнув нового начальника по плечу, убыл в неизвестном направлении. Она показала шефу офис, и познакомила его, с его же сотрудниками.

Пару недель, прошли относительно спокойно. Новый шеф вел себя с ней исключительно вежливо и корректно, он никогда не позволял себе никаких вольностей и сомнительных намеков. Признаться честно, Ира колебалась, она не могла понять, радовало ее это или огорчало. Мужчина ей был явно симпатичен, и не только как руководитель.

Она, однажды даже сделала замечание Лилечке, за слишком, с ее Ирины точки зрения, неподобающе короткую длину юбки, и посоветовала поменьше крутить своей попочкой в поле зрения руководства. Да и блузки на работе надо носить исключительно закрытые, а то ее, Лилечки бюст, практически выпадающий, из огромного декольте, отвлекает мужскую часть коллектива от работы, а у Бориса Григорьевича и так дел много.

Причем у самой Ирины Константиновны, длинна юбок, как то сама собой, неуклонно сокращалась, и разрезы становились все выше, а вырезы на блузках, все глубже и глубже..

Как то, в конце второй недели, Ирина по окончании рабочего дня, покинула офис и пройдя мимо стоящих в ряд машин, направилась в сторону метро. Выйдя на работу, она договорилась с соседкой, пенсионеркой тетей Валей, что та будет пересиживать с Димкой до ее прихода. Не бесплатно, конечно. Но деньги для пожилой, одинокой женщины, были не самым важным,. Просто ей было жалко Ирину, с которой жизнь распорядилась не самым лучшим образом.

«Ира, я смотрю, ты совсем про меня забыла. Вот я и решил напомнить о нашем договоре. « — Миша стоял рядом, со своей «тойотой»? облокотившись на приоткрытую дверцу.

« Миш, Ты понимаешь... Не знаю? как тебе сказать... Ну в общем... Мы не сможем больше встречаться.»

« Сможем. Да куда ты денешься. Я ведь, и уволить тебя могу, Не забыла. Ублюдка своего, чем кормить будешь, Ладно хорош ломаться. Прыгай в машину, покатаемся немного, не забыла еще, как сосать в тачке. Ну, вот сейчас и вспомнишь. « Миша схватил ее за руку, и потянул к себе. Ира попыталась вырвать руку, но у нее ничего не вышло. Физически, все таки она уступала ему.

Вдруг, на мишино запястье легла мужская рука. Ира оглянулась, прямо за ее плечом стоял Борис. Когда он подошел, она не заметила.

Хватка Миши сразу ослабла, и она вырвала из его пальцев, свою руку.

«Подожди в сторонке. Я сейчас. Нам с молодым человеком, надо кое что обсудить.»

Ира отступила на несколько шагов.

Борис положил вторую руку на плечо Михаилу и слегка надавил, усаживая его на водительское сидение. Он склонился к мишиному уху, и что то ему тихо сказал. И прикрыл дверь машины. Торчащие наружу ноги и правая рука владельца транспортного средства, его абсолютно не волновали. Миша заверещал. Борис Григорьевич извинился, и повторил попытку закрыть дверцу, потом еще раз. И так до тех пор, пока Миша не втянул пострадавшие конечности внутрь.

« Ирина. Он Вас больше не побеспокоит. А с Кареном, я поговорю, Так что, не волнуйтесь, все будет в порядке. И позвольте, в качестве извинения, за неподобающее поведение, бывшего сотрудника холдинга, пригласить Вас на ужин.»

Ирина, конечно согласилась, а кто бы сомневался. Она попросила минутку и отошла в сторонку позвонить.

« Теть Валь, это Ира. Теть Валь, Вы не посидите еще с Димкой, пожалуйста... Спасибо, теть Валь... Да, я сегодня поздно... ОН меня, в ресторан пригласил... Даа... Димка у Вас переночует?... Спасибо, теть Валь.»

Они сидели за столиком, в дорогом ресторане, пили шампанское и ели устриц. В том смысле, что устриц ела Ира, ей до смерти хотелось попробовать это шикарное, как она считала блюдо. Борис же с подозрением взглянув на деликатес, пробормотал « Интересно, в какой луже это набрали. «. Есть он это, не стал и заказал себе котлеты с картошкой, и салат оливье.

То, что Борис не налегал на спиртное, Ирине очень понравилось. Жизненный опыт, знаете ли.

Большая компания, изрядно подвыпивших парней, гуляла недалеко от их столика. Набравшись, молодые люди стали проявлять активный интерес к окружающим их дамам. В сферу своих интересов, они внесли и Ирину. Пошатывающейся походкой, один из компании подкатил к ней.

« Позвольте, Вас пригласить?»

«Уважаемый, ты разве не видишь, что дама занята. « Борис был вежлив, но Ире слышалось в его голосе скрытое бешенство. Она испугалась, за него испугалась. Этот тип парней, она слишком хорошо знала, наглые, злые, опасные, они всегда рыщут стаей. На шум разгорающегося конфликта, моментально подтянулись еще несколько приятелей первого.

« Дедуль, послушай доброго совета. Вали отсюда. Телку мы забираем, а ты гуляй, фраерок. Не ссы, завтра, твоя Манька вернется, довольная.»

Борис хмыкнул и покрутив в пальцах вилку, начал подниматься.

« Ша, бакланы. Чо за кипиш? На минуту оставить одних нельзя. « Здоровый мужик, повернулся к ним.

« Шах... Ты... Братан... Какими судьбами... Давно откинулся... Ша, бакланы, кончай кипиш... Это мой кореш, Шах... Мы с ним вместе чалились... Человек только от Хозяина, а вы ему оттянуться мешаете. Сявки...»

«И тебе не хворать,, Пыря... « Пыря и Шах обнялись.

Пыря, был вором авторитетным. С кем то, что то не поделил, и его чуть на пику не посадили, жив он тогда остался, лишь благодаря вмешательству Шаха. О подробностях умолчим, совать нос в дела воров, дела неблагодарное, да и весьма небезопасное.

Когда, Пыря с компанией убыл, Борис поднял смущенный взгляд на Ирину, и проговорил.

« Ну, да... Я сидел... Десять лет»

«Боже... Десять лет... И давно, тебя выпустили... То есть, Вас...»

«Давай на ты... Чуть больше месяца на воле.»

Ира накрыла своей ладонью его руку, и тихо сказала

« А мы с тобой, на брудершафт не пили... Давай выпьем... Только, не здесь... Может, у тебя?»

Когда входная дверь захлопнулась, они решили слегка изменить процедуру, и сразу перешли ко второй стадии, поцелую.

Весь их путь, от двери до кровати, был усыпан сброшенной одеждой. Прямо у двери, валялся дорогой пиджак и ботинки, а рядом Ирина сумочка, брошенная на полку, нетерпеливой рукой хозяйки, спешащей впиться в стриженый затылок, и скатившееся на пол, И левая туфля. Другая, валялась посреди кухни, она отлетела туда, когда Ира повисла на Шахе, впившись в него губами и хозяйничая своим языком у него во рту, ее ноги обхватили его бедра и надоедливая туфля, была сброшена ее ножкой прочь. Ее блузка, кучкой лежала в углу коридора, куда отбросил ее Шах, а его, теперь уже бывшая сорочка, полностью лишенная пуговиц, и с оторванным рукавом, а нечего было застревать и раздражать распаленную Иру, свисала с края кухонного стола. Ее юбка отлетела к окну спальни, куда запулила ее ирина нога, а лифчик, согласно канонам, был заброшен на люстру, причем специально. Колготки стянутые Шахом вместе с трусами, лежали на стуле, куда он отбросил их уткнувшись лицом, в так одуряюще пахнущую женскую промежность. Запах женщины. Десять лет, и один месяц. Его брюки, вместе с трусами, валялись бесформенной кучей возле кровати, и носки, как вишенка на торте, украшали этот натюрморт. Ира, уже к тому времени голая, опрокинула Шаха на кровать и буквально сорвала с него, эти жалкие остатки одежды.

Она на короткое время замерла, любуясь открывшейся картиной. Крепкий, стоящий как кол, десять лет воздержания, 18 сантиметровый, толстый член, смотрел на нее глазком канала и блестел слезинкой смазки.

Ира, недолго думая, открыла ротик пошире, и буквально заглотила подарок судьбы. Шах охуел. Он никак не ожидал такого напора, эта женщина буквально сбила с ног, битого жизнью, бывалого зека. Он закинул руки ей на затылок и придавил, она забулькала, но не сделала ни малейшей попытки освободится. Шах членом чувствовал судорожные сокращения ее гортани. Она впилась пальцами в его бедра, сопела носиком, и выпучив от напряжения глаза, смотрела ему в лицо. Слезы вступили у нее в уголках глаз. Шах отпустил руки, но Ира даже не собиралась выпускать его.

Наконец, не выдержав, она начала давится, и откинула голову назад. Прокашлявшись, и вытерев тыльной стороной ладони выступившие слеза, она счастливо улыбнулась и стала взбираться по его телу вверх. Ира ползла к его лицу. Ее груди, живот, бедра терлись о его истомившуюся плоть. Он больше не смог терпеть этой сладкой пытки, и зарычав как зверь, опрокинул счастливо смеющуюся женщину навзничь. Она радостно раскинула полусогнутые в коленях ноги и приняла его. Член, сам нашел путь и ворвался в истекающее соком влагалище. Шах уже не мог контролировать себя, он буквально вбивал свой озверевший от долгого бездействия орган, внутрь такого мягкого, такого податливого женского естества. Ира стонала, вскрикивала, когда член бил в матку, она обхватила его бедра ногами и пятками буквально пришпоривала своего жеребца. Ее наманикюренные коготки впились ему в спину, но он не чувствовал боли.

Сколько времени продолжалась эта бешенная гонка, они не знали. Но к финишу пришли вместе.

Мощная струя спермы, десятилетней выдержки ударила в матку. Потом еще и еще. Шах уткнулся в шею Иры и застонал, она не ответила, ей было некогда, за несколько секунд до извержения вулкана, она отлучилась ненадолго, ее глаза закатились и влагалище сжалось, выдаивая все до последней капли, ноги свела судорога.

Он рухнул на постель рядом с Ирой. Пришедшая в себя Ирина, положила голову на плечо Шаха и посмотрела на него, такими глазами, что мужчина не выдержал и снова впился губами в ее рот.

Он покрывал поцелуями ее губы, нос, щеки, шею, Ира хрипло смеялась и теребила ежик на его голове.

Потом она опрокинула его на спину и перевернувшись на живот, болтая в воздухе ногами, начала водить пальчиком по его груди и плечам.

«Скажи, Борь, а я тебе нравлюсь, ну хоть чуть — чуть?» она слегка укусила его за плечо.

« Знаешь, Ир, Ты лучшее, что со мной было за последние десять лет... А может и за всю жизнь.»

« Нет. Ну, я серьезно.»

« И я. Ты мне сразу понравилась. Ты красивая, добрая, милая. Просто понимаешь... За десять лет, я настолько отвык от женщин, что стал боятся их, а тут ты,... Вся такааая... Не, ну я серьезно... Каблучками цок-цок-цок. Попочкой туда — сюда... Да у меня, при виде тебя вообще не падал... По пять раз в день... кхмм...»

«Что — что, по пять раз в день?» Ира заинтересованно посмотрела на его пах. И прикоснулась пальчиком к члену. Чмокнув Шаха в живот. Она сползла к его середине, и взяв двумя пальчиками быстро набирающий силу и мощь член, обнажила головку. Лизнув язычком нежную кожуру сладкого плода, добавила « Так что ты там пять раз в день делал?... Где... Когда... Начни, пожалуй, с самого начала... И поподробнее... амммм. « Она ухватила окрепший член губами, и урча как кошка, принялась неторопливо посасывать его.

« Ну в общем, в первый день, как мы познакомились... как только ты ушла... Твой запах... Ну, я в туалете, в общем, ну... кончил я... Вот... И потом тоже... Каждый день, в общем... Несколько раз... Как запах твой почувствую... Все... Накрывает по черному.»

Ира остановилась и задумчиво посмотрела на Шаха.

« Борь... « Он остановил ее

« Ир давай договоримся, когда не на людях, зови меня Шах, это мое погоняло, тфу, кличка... прозвище... Ну, в общем, привык я к нему... Сроднился... За десять лет.»

« Шах... Шах» Ира покатала слово на языке. « Шах... Знаешь, а тебе идет... Шах... Да, ты только не обижайся, все спросить хотела, а как вы там, без женщин, говорят мужики голубеньких в попку пользуют, Нет, Шах... Ты только не обижайся. Я ведь не просто так интересуюсь... Если ты в попку привык трахать, то можешь меня тоже, я правда раньше таким не занималась... но если тебе нравиться, женская попка не хуже будет, чем мужская.»

«Кхм... кхм... ха... аха... Ну ты даешь... воистину... знание сила... полузнание беда... незнание благо. Я за все десять лет, ни одного петушиного очка не пробовал. « Ира облегченно вздохнула. Шах лукаво усмехнулся. «Ну, если ты настаиваешь, от такого подарка грех отказываться. Щас распечатаем твою заднюю дверку»

«Не-не-не, если не пробовал, то и начинать не стоит... Да, я просто так предложила... Э... Ты чего... Несогласная я... Ты зачем меня перевернул... «Ира рыпалась, но было уже поздно.

Сильные мужские руки подтянули ее к себе и раздвинули ягодицы. Сопротивлялась то, она для вида.

Этому мужчине, она готова была дать куда угодно, хоть в рот, хоть в зад. Страх перед болью был, но она готова потерпеть, что бы сделать ему приятное. Лучше боль, чем мерзкие прикосновения этого Миши. Ее передернуло. Шах остановился.

« Ир. Если не хочешь, давай не будем.»

Она закусила губу, и сама руками раздвинула ягодицы, открывая Шаху неограниченный доступ.

Шах смазал слюной шоколадную звездочку ануса, и погрузил туда палец, потом два, он не спеша разрабатывал ее очко, твоюж... попку. Десять лет, привычки, слова, термины, все это въедается намертво и может сильно осложнить жизнь. Надо срочно переучиваться, и привыкать к нормальной жизни, нормальным словам. Он зачерпнул, сочащийся из влагалища коктейль из его спермы и ее выделений, и добавил его к своей слюне, обильно смочившей волшебную звездочку анус.

Уже горсть из четырех пальцев, совершает поступательные и вращательные движения, тьфу, тоже термины, правда из другой, куда более ранней жизни, но тоже хрень, этак скоро член пенисом называть начнет. Нет, это вряд ли, он инженер, не медик, так что поршень, самое то.

Пора. Шах, плюнув на ладонь, смочил член, и аккуратно, очень медленно начал вдавливать его в приоткрывшуюся дверцу. Член сгибался, но постепенно погружался все глубже. Ощутив приятное давление, он с трудом справился с желанием, покрепче ухватить эти гладкие, белые бедра, и что есть мочи натянуть, эту сладкую попочку на свой окаменевший ствол. Сладкое ощущение от того, что он первый получил доступ, и эта такая тугая, дырочка раскрылась специально, для него, просто сводили с ума. Ира сначала постанывала. Ей было больно, но она терпела, терпела, что бы доставить ему удовольствие. Осознание этого, наполняли его теплом, ради нее он готов на все.

Ира стонала, но стоны уже изменили тональность, боль и страдание куда то исчезли, и в них появились нотки удовольствия, наслаждения и похоти, да и ее реакция тоже стала иной. Она сама подавалась ему навстречу, ее попка слегка раскачивалась в стороны. Она стонала все громче и наконец крик, вырвался из ее глотки, мышцы ануса, свело судорогой, ноги конвульсивно задергались, пальцы на ногах сжались. Ира кончала, и Шах опять кончил вместе с ней.

Поток его спермы оросил ее кишечник. Шах сверху рухнул на стоящую на четвереньках Иру, и замер.

Немного придя в себя, он скатился с женщины и раскинулся на кровати. Ира уткнулась ему в подмышку и обхватила одной рукой его грудь, ее нога оплела его бедро, ее груди и теплый животик прижались к его боку.

« Мой... Только мой... Никому не отдам... Лильке сучке, все патлы выдеру, если к тебе

сунется.»

« Ириш, ну ты чего. Она же ребенок совсем. А я детей не ем. Ам.»

« Ребенок, как же. Знаем мы таких деточек. Оглянуться не успеешь, как под стол к тебе заберется.»

«Не ерунди. Ладно, пойду ополоснусь.»

Шах встал с постели и направился в ванную. Он зашел в душевую кабину и включил воду.

Намылившись, смыл пену, и дверца душа открылась. Ира быстро проскользнула в кабину и закрыла за собой дверь.

«Думал спрятался, не выйдет. Шах, давай я тебя помою» Шах возражать не стал.

Ира намылила его еще раз, ее руки скользили по мокрой коже, мыльная пена хлопьями покрывала его. Заботливые, нежные руки ныряли в эти мыльные сугробы, они гладили, и ласкали, терли и щекотали коготками. Она повернула его спиной к себе, и начала намыливать спину. Руки нащупали шрам, потом второй, на бедре обнаружился третий. Непростая у него была жизнь, ох непростая. Ведь каждый из этих шрамов, это Смерть прошедшая рядом, и задевшая его, самым кончиком своей косы. По меньшей мере, трижды. Но она пока, не полностью изучила его тело. Да и не все встречи со Жнецом, оставляют видимые следы.

Ира прижалась грудью и животом к его спине, и стала скользить своим телом по намыленной коже мужчины. Ее груди терлись о скользкую кожу, спускаясь вниз, от его ребер к пояснице, и ниже к ягодицам,. Сидя на корточках, она растирала их ладонями, поражаясь крепости мышц напрягшихся под влажной кожей. Она смыла из душа мыльные хлопья и руками развернула его к себе лицом, точнее его лицо было выше, зато прямо перед ее глазами, стоял вновь приподнявшийся член. Она улыбнулась. Какой ненасытный. Оголодал, бедненький, ну этой беде помочь легко. Она же рядом, совсем рядом. Выдавив на ладонь немного геля, она принялась намыливать заинтересовавший ее предмет. Ее руки скользили по стволу, оттянув кожу нежно гладили головку, тщательно оттирали кожаный мешочек мошонки. Под ловкими пальцами, предмет креп и мужал. Теплые струйки смыли остатки мыльной пены, и предмет предстал перед ее взором, во всей красе.

Ира приоткрыла губы и обхватила ими головку. Она начала осторожно посасывать ее, постепенно погружая член в недра своего рта, язык ласкал ствол, приглашая его продолжить увлекательное путешествие. Ирочка решила сейчас пройти до конца, ей хотелось попробовать, а какой он на вкус, этот мужчина. Она знакомилась с тем, кто как она надеялась, станет ее мужчиной.

Шах шестым чувством уловил ее желание, и всячески поддержал столь полезное начинание.

Он положил руки на мокрые волосы женщины, и принялся ласкать ее затылок, перебирая влажные пряди сильными пальцами, прядки проскальзывали между ними, он снова ловил эти ускользающие, как живые локоны, и радовался своему счастью. Он, наконец то дома, с ним женщина, с которой хочется прожить жизнь, любить ее каждый день, каждый миг. Наслаждаться ее телом, ее теплом, ее любовью. Хорошо.

Ира двигалась по стволу, то фактически заглатывая его, то освобождая от плена своих жадных губ. Она чувствовала возбуждение, нарастающее в ней. Раньше с ней такого не бывало, нет в принципе сосать она любила, не так что бы очень, но побаловать мужика легким минетиком, она никогда не отказывалась. Но сейчас, сейчас она чувствовало нечто большее, она впервые была на грани оргазма, при чем, именно от минета, Боже, этот мужчина подходил ей идеально. Это был именно ЕЕ мужчина.

Сперма наполнила ее рот, и она не спешила проглотить ее. Она подержала во рту это живое чудо, несущее в себе, саму Жизнь. Вкус ЕЕ мужчины, понравился ей. Она проглотила все до капли, и довольно облизнулась, глядя ему в глаза.

« А, ты вкусный Шах. Ладно ты иди, а я тут,... помоюсь в общем. « Ира слизнула последнюю капельку спермы, выступившую на головке, причмокнула проглотив и ее, и ласково поцеловала головку.

Шах усмехнулся и вышел из душа. Он прошел в спальню, взглянул на свисающий с люстры кружавчатый лифчик, удовлетворенно хмыкнул и подошел к окну. Окно в спальне было огромным, почти до пола. Эту квартиру друзья купили ему, как подарок к выходу на свободу. Его доля в холдинге была равной, и за десять лет на его именном счету сумма скопилась немалая. Коттедж под Москвой, и второй под Сочи, он еще не видел, но скоро обязательно туда съездит... Вместе с Ирой, и ее пацаном. Надо будет обязательно с ним подружиться.

Шах приоткрыл форточку и закурил. Он голышом стоял у окна на 24 этаже, курил и смотрел на медленно ползущий внизу, светящий фарами и мигающий разноцветными огнями поток машин, цветастые неоновые рекламы, то вспыхивали, то угасали, что бы через мгновение, загореться снова. Этот безумный город, казалось никогда не спит, его ночные огни находились в вечном, неостановимом движении, А Шах смотрел на это мельтешение, и улыбался. Сизый дымок, полупрозрачными, вьющимися, расплывчатыми струйками утекал в приоткрытую фрамугу.

Ира подошла к нему сзади, и обхватив руками торс СВОЕГО мужчины, прижала голову к его груди. Шах свободной рукой, обнял за плечи СВОЮ женщину. Он прошел долгий и нелегкий путь, да и ее дорога, отнюдь не была усыпана розами. У каждого из них, в прошлом было что вспомнить, было и то, что хочется забыть, И пусть прошлое останется прошлым, не стоит в нем копаться, ведь живем мы здесь, и сейчас. Эти двое имеют право на счастье. Так пусть получат его сполна.

Ира, сама не зная откуда то поняла, что сегодняшняя ночь прошла не зря, Зерно новой жизни, легло на благодатную почву, и в положенный срок... Но это, уже совсем другая история.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!