Уважаемые читатели в своем 32 рассказе опишу вам свое очередное сексуальное похождение. В нескольких словах напомню о себе. Зовут меня Илона. Сейчас мне 24 года. А так я обычная девушка с Украины, стройная, среднего роста, с темными волосами и грудью второго размера. Выгляжу вполне привлекательной и соблазнительной. А теперь расскажу вам свою историю.

Уже началась зима. Время пролетело так быстро. Казалось, только начался второй курс, а уже приближалась сессия и праздники. Да и до дня рождения уже осталось совсем немного. Но тогда мне выпала возможность поехать со студентами по обмену в Польшу, в город Краков. Я хоть и приходилось ехать на 12 дней, пропустить учёбу и начинавшие зачёты, но и свой день рождения придется праздновать не дома. Хоть это и было не очень приятно, но я решила не отказываться и поехать. Документы и все бумаги оформили достаточно быстро.

До поездки оставалось пару дней. Я особо не знала, что и брать с собой в дорогу. Сомневалась влезет всё в рюкзак или придется брать чемодан. Всё-таки решила брать чемодан. Поездка на две недели и ходить всё время в одном и том как-то не прикалывало. Хоть не зря сделала паспорт в прошлом году, для поездки он пригодился. Дни перед поездкой тянулись как-то медленно. Янка всё заказывала себе сувениры. Я так прикинула, если всем покупать, это тех 50 долларов, что дали мне родители и моих сбережений со стипендии, и подработки явно не хватит.

Я точно не знала кто едет. Списки всё время корректировались. Точно знала, что с нашего факультета и курса едет Соломия. Она была из местных и в общаге не жила. Мы с ней ну так здоровались, могли перекинутся парой слов по поводу учёбы или выходных, если рядом сидели на лекциях по гуманитарных предметах. Других я не знала, так же должны были ехать и преподаватели.

Выезжать в воскресенье. Я вернулась того дня из дома. Забрала некоторые вещи из общаги. И по обледеневшей дорожке тянула свой чемодан к универу. Нормально он котится не хотел. Вроде бы ничего и не брала, а места свободного почти не оказалось. Хорошо, что продуктов брать с собой не нужно, взяла только на дорогу бутылку минералки, бутерброд и пачку крекера с луком. Солнце уже почти село за горизонт. Озаряя небо красивым красно-пурпурным цветом. День выдался ясным и морозным. Было видно месяц и несколько звезд. Я тогда оделась в колготки, синие джинсы, черные сапоги на небольшом каблуке, комплект белья серого цвета в черный горошек, маечку. Теплая голубая кофта под шею, коричневая куртка, шапочка практически того же цвета.

Особого волнения не было, это ж не экзамен сдавать, но я первый раз ехала за границу. Ну точнее второй, первый раз я ездила к дяде в Минск, но мне тогда было лет 5—6 еще перед школой, и я это всё слабо помнила. В памяти остались только некоторые фрагменты той поездки в детстве. С такими воспоминаниями я подошла к крыльцу. Хоть тут всего несколько ступенек пришлось сложить ручку и нести свой серый чемодан уже в руке. Я поставила его на крыльце у двери, открыла её, а то в другой руке был небольшой пакет и сумочка, взяла его и пошла дальше.

Я вошла в холл нашего универ у стены уже собралось человек 15 студентов которые стояли с сумками у стены и о чём-то болтали. Большая часть были девушки. На меня особо никто не обратил внимания и стала всматриваться в поиске знакомых лиц. Чуть дальше стояли уже преподаватели. Я узнала только нашего замдекана и еще одну преподавательницу, она жила в общаге и вела у нас менеджмент организаций. В прошлом году она была просто Катя, а теперь стала Катерина Павловна.

Но я снова переключилась на толпу студентов. Большую часть я не знала. Даже с какого они специальности и курса. С нашего факультета была еще одна девушка Алина, она училась тогда на 4 курсе. Стояла и болтала с мажором, другом Артёма. Ну как же без него, могли бы взять кого-то кто и учится получше. Папа же его прокурор или города, или района. Соломии я так не увидела. Медленно подходила к ним. Узнавала тех, кто жил в общаге. Хорошо, что Мишку взяли. Он прекрасно разбирался в компьютерах. Спас нас с Янкой с курсовой, а то пришлось бы всё заново делать, хотя тогда славная групповушка получилась. Легкое возбуждение от воспоминаний прошло по телу. У Мишки были тогда длинные черные волосы, которые он иногда завязывал в хвостик, а так он худощавый, выше среднего роста, он был достаточно замкнут и редко с кем-то общался. На нем была черная куртка и обычные джинсы.

— Привет Миш! — поздоровалась я и начала расстегивать свою куртку, а то казалось, что в помещении жарко как зашла с улицы. — Ты тоже едешь?

— Привет! — поздоровался он и улыбнулся мне. — Ага еду.

— А то я что-то никого не знаю толком. Соломии еще нету. А какой автобус будет? — спросила я поставила свой чемодан и уложила на него пакет и сумку.

— Не знаю Илон. Еще не приехал. — тихо ответил он и так перекидывался взглядами с освоим собеседником. — Вот знакомься. Это Гриша, а это Илона.

Мы посмотрели и улыбнулись. Гриша был даже выше Миши, более плотного телосложения со светлыми волосами. Пару минут мы просто обменивались общее информацией. По поездке, по пересечении границы, пару фраз про учёбу. Я всё время посматривала на электронные часы, которые висели над зеркалом у гардероба. До 17 оставалось 20 минут. Зная нашу пунктуальность, было сложно сказать точно выедем мы вовремя или нет. Минуты тянулись так медленно. Болтать с парнями мне не особо хотелось. разговор тянулся с натяжкой.

Позвонили родители. Папа беспокоился села ли я уже в автобус. Я только быстро сказала, что жду и как будем ехать я ему позвоню. Преподаватели тоже что-то активно обсуждали и смеялись. Я назад вернулась к парням. Тут уже оставалось не так много времени, а Соломии так и не было. На улице уже стало темно. В холе включили освещение. К нам подошла с папкой Катерина Павловна и начала с листочка зачитывать список студентов. Назвали мою фамилию. Я подняла руку, она улыбнулась мне и отметила на своем листочке. А от Соломии не было. А у меня даже её и телефона не было чтоб позвонить. Перекличка закончилась, кроме Соломии не было еще одной девушки. Я даже и волноваться начала, особо и не слушала, то что начали инструктировать нас по поводу документов и что б не было проблем на границе не брать лишнего спиртного и сигарет.

Я их и так не брала. Хотя папа вспоминал как он в молодости возил их туда и зарабатывал. Освещая фарами холл подъехал и разворачивался автобус. Толпа студентов начала шевелится и двигаться к выходу. Я тоже подошла к вещам. Начала застегивать куртку как к нам побежала Соломия.

— Добрый вечер! Я не опоздала. — трудно дыша почти крикнула она, что все обратили на неё внимание.

— Добрый вечер. — тихо ответила Катерина, достала и отметила что-то на листочке. — Еще пять минут и уехали бы без вас.

Та вытерла рукой лоб и довольно улыбалась. Соломия тоже среднего роста, стройная, с грудью первого размера, русыми длинными волосами. На ней был свело-серый длинный пуховки и обычные джинсы. Я взяла свои вещи и двинулась за толпой студентов. Соломия свои вещи оставила на улице.

— Привет Илонка! Давно тут стоишь? — также трудно дышала спросила она и шла рядом со мной. — Машина не завелась у брата, пришлось ехать на маршрутке.

— Привет! Да, наверное, полчаса. — как-то задумчиво ответила я и вышла на улицу, Соломия придержала мне дверь.

— Не против если вместе сядем? — предложила она и снова шла рядом со мной.

— Давай! — согласилась я.

Водитель открыл багажники и помогал студентам туда закидывать свои сумки и чемоданы. Выстроилась небольшая очередь. На таком автобусе я еще не ездила. Я не знаю его модели, но у нас между городами такие не ездили. Большой, высокий, серого цвета. Хорошо, хоть тут будет с комфортом. Студенты медленно входили по одному и рассаживались. Все было хорошо видно с улицы. Я подошла к водителю и подала свой чемодан, он поставил его боком, и подпёр его большой сумкой. Соломия тоже отдала свой багаж, и мы уже вместе двинулись в салон. Я поднялась по ступенькам. Студенты раздевались и занимали места. Первый ряды были свободные видно для преподавателей. Я шла первой, а Соломия за мной. Первый раз была в таком автобусе внутри, иногда видела их на дороге. Там оказалось два телевизора, какая-то кабинка ближе к концу. Я снова расстегивала куртку и пробиралась всё в глубь автобуса. Меня заметил Миша и махнул рукой. Я прошла чуть дальше.

— Илона, если хочешь можешь садится рядом. — предложил он и показал рукой на соседние еще никем не занятые сиденья.

— Хорошо! — ответила я и улыбнулась ему.

— А можно мне у окна? — услышала я голос Соломии у себя за спиной.

Я кивнула в знак согласия и пропустила её на крайнее сиденье. Я села рядом с ней и начала снимать с себя куртку и шапку. Второй телевизор оказался почти рядом с нами. Через окно было слабо видно огни нашего универа. Студенты уже расселись по салону. Теперь преподаватели паковали свои вещи в отдельный багажник с другой стороны автобуса. Те что уселись, о чём-то болтали. Я тоже перекидывалась фразами с Соломией. Рядом сидели Гриша и Миша и тоже обсуждали, как мне показалось какой-то фильм. Зашли и начали рассаживаться преподаватели. Катерина Павловна снова начала перекличку. Оказалось, что отсутствующая заболела и не может ехать с нами. Издавая какие-то шипящие звуки дверь медленно закрылась. Водитель запустил двигатель и автобус тронулся. Я глубоко вздохнула. Через свет в салоне было слабо видно, что происходило на улице. Отчётливо только виднелись огни в окнах и на столбах.

До границы ехать не так долго. Сказали, что один фильм мы посмотреть успеем. Я еще перекинулась парой фраз со своей соседкой, она тоже за границей была только раз ездила в Египет с родителями. Сиденья были удобными, можно раскинуться и вытянуть ноги. Включились телевизоры, свет в салоне погас. Народ по не многу стал затихать. Включили старый фильм «Красотка» с Джулий Робертс и Ричардом Гиром. Посчитали, что едут в основном девушки, а так спокойный и весёлый фильм для дороги.

Автобус моментами подкидывало на наших дорогах. За окном мелькали огни одиноких домов. В дали виднелись села. Встречные машины освещали салон автобуса. Тогда было видно студентов. Кто-то играл в телефоне, часть смотрела фильм, другие болтали. Я решила смотреть фильм дальше. Пару раз перекинулась мнениями по сюжету с Соломией. Кто-то дернул меня за рукав кофты.

— Что ты хочешь? — спросила и повернулась к Мише.

— Отойдем. — сказал он и показал в конец автобуса.

Чего он хочет подумала я. Вставать не особо хотелось. Миша поднялся и придерживаясь за спинки сидений пошёл в глубь салона. Я поднялась и пошла за ним. Последние места были свободными. Автобус покачивало и двигаться было не так удобно. Миша остановился перед предпоследним рядом сидений.

— Что ты хочешь? — снова недовольно переспросила я.

— Садись. — услышала я и он жестом показал мне на свободные сиденья.

— Зачем? Что тебе надо? — также не довольно спрашивала я и косилась головой на бок стараясь смотреть на телевизор.

— Да садись. Всё расскажу.

Я сделала недовольную гримасу и стала садится к окну. Мишка быстро занял свободно место возле меня. Как-то осмотрел всех в салоне, а затем посмотрел на меня.

— Хочешь? — спросил он и положил мне руку на колено и начал медленно его поглаживать.

— Чего хочу? — хотя я похоже поняла, о чём он спрашивает.

— Ты ж не дура. Ты всё поняла.

— Миша! Ты сдурел. — крикнула я ему, даже немного испугалась, что нас услышали и посмотрела поверх сидений, но в нашу сторону никто не смотрел. — То, что у нас было. Не значит, что меня можно вообще где угодно! Тут людей много! Хочешь, чтоб нас застукали и с универа выгнали.

Он как-то замешкался. Я пристально смотрела на него. Он аж покраснел, старался прятать взгляд. Решительность сразу пропала. Я скинула его руку и хотела было вставать.

— А может... — и как-то затих Миша.

— Что может? Давай вставай!

— Хоть в рот возьмёшь? — предложил он и снова смотрел куда-то в пол автобуса.

Легкое возбуждение прошло по телу. Еще так в присутствии всех, в автобусе мне секс не предлагали. Но страх и риск сдерживали меня. Мне показалось, что я тоже вся покраснела, как и Миша. Автобус немного качнуло, я как-то свалилась больше спиной на мягкое кресло. Встречная машина снова осветила салон. Поток света пронеся по салону высвечивая черты Мишиного лица и его провинившийся взгляд.

— Ты офигел. Как-ты всё это тут представляешь! Порно пересмотрел! — сдерживая себя пробормотала я ему.

— Как ты у меня была, так не возражала Артёму и сразу дала.

— Нашёл что сравнивать.

Воспоминая того бурного дня пронеслись у меня в голове. Как сосала им, как они меня вдвоем, а потом и втроем трахали у себя в комнате. Возбуждения волной прошлось по телу. Я теперь уже не была уверена, что стала красной только от злости. Киска приятно напомнила о себе. Миша мельком взглянул на меня и снова спрятал взгляд.

— У меня так встал на тебя. — уже обиженно сказал он и показал на свои джинсы.

— А я чем виновата. Терпи. Может как приедем, что-то и получится.

— А может сейчас?

— Перестань! Проблем хочешь? — резко сказала и снова хотела встать.

— Хоть, может, подрочи мне. — предложил Миша и с такой надеждой посмотрел на меня. — Я курткой всё прикрою. А то как я со стояком сидеть буду.

Мне показалось, что аж руки влажными стали. Я снова осмотрела салон. В нашу сторону никто не смотрел. Моя дырочка слегка напомнила о себе порцией своих соков. Я глубоко вздохнула посмотрела на него.

— Ладно! Ты мне тогда помог с компом, а я теперь тебе сейчас помогу.

Миша сразу широко улыбнулся. Я постаралась показать свое неудовольствие. Хотя мне больше хотелось его в ротик, но рисковать я не решилась. Одно дело, что тихо шептались обо мне в общаге, а другое, если всё увидят, да еще и преподаватели. Я откинулась на стуле. Он снял с себя спортивную кофту и положил на коленки. Откинулся на стуле и правой рукой взялся за подлокотник, а левой поглаживал мое бедро. Очередная машина ярким белым светом фар осветила салон. В тот миг я отчетливо рассмотрела довольное лицо Миши, он аж глаза закрыл в ожидании. Я снова кинула взгляд на салон и на телевизор. Всё было тихо.

Я просунула свою руку ему под кофту и стала поглаживать через джинсы его член. Легонько расстегнула металлическую пуговицу. А молния, на ширинке так легко не поддавалась. Хотелось засунуть туда и вторую руку. Но нарушать идиллию не хотелось. Кое-как удалось её медленно расстегивать. Мне показалось, что он тазом подмахнул. Аж улыбнулась такому его движению. Погладила его живот, и пальчиками забралась под резинку трусов. Было видно, как он начал глубоко дышать. Его рука начала слегка сжимать мое бедро. Я пальчиками нащупала член и начала легонько массировать головку. На нем уже выступила смазка и пальчики стали влажными от неё.

Автобус снова начало раскачивать. Мои движения получались от этого не такими уверенными. Я проводила вдоль ствола. Немного поиграла с его волосатыми яичками. Трусы мешали мне двигаться, хотелось их спустить, но я старалась побыстрее закончить с этой игрой и вернуться на место и дальше смотреть фильм. От этого всего я и сама начала возбуждаться, но начать ласкать себя я не решалась. Добраться через джинсы в обтяжку, колготки и трусики к своей киске в таких условиях я точно не смогла бы, ну или смогла бы, но боялась, что еще кто увидит, так быстро привести себя в порядок не смогла бы.

Миша так и сидел с закрытыми глазами. Я тут его ласкаю, а он кайфует себе подумала и даже перестала смотреть на него, а повернула голову в окно и мило любовалась какими-то огнями где-то в дали. Автобус снова качнуло, я ноготком немного царапнула его, он аж дернулся, но ничего мне не сказал. Только тихо постанывал, напоминая урчания кота, которому делают хорошо. Я постаралась ускорить свои движения. Член приятно пульсировал в моей руке. Я пальчиками легонько терло открывшуюся головку у основания. Она у него увесистая, хотя сам член не большой в районе 15 сантиметров. Мне казалось, что он стал еще твёрже. Я аж губками облизалась, хотелось скинуть всё и взять его в ротик, но рамки приличия не давали мне этого сделать.

Я сделала ещё несколько движений. Член за пульсировал, напрягся и теплая жидкость потекла мне на пальцы и на руку. Я снова посмотрела на Мишу. Он открыл глаза, глубоко дышал и довольно смотрел на меня. Я потянула руку назад. Все пальчики были в сперме. Я быстро осмотрелась. Но ничего не попадало на глаза во что можно было вытереть руку. Несколько капелек потянулись и упали на пол автобуса. Вытирать в сиденье не хотелось, в себя тоже не выход. В Мишину кофту, он же потом её не отстирает. С недовольным лицом я посмотрела на Мишу, он на меня уже не смотрел, а видимо думал, чем вытереть всё, что осталось в его трусах. Сам так хотел. Теперь пусть делает, что хочет. Я снова вздохнула. Еще несколько капелек белой жидкости потянулось и упало на пол автобуса. Я только смотрела чтоб оно не капало мне на одежду. А то ещё как училась в школе бывало приходила со следами мужского семени у себя на одежде и приходилось врать маме, что это мороженое капнуло или клей засох.

Автобус раскачивался на неровностях дороги. Мне показалась, что я сейчас рукой схвачусь за себя или за Мишу. Еще несколько капелек полетело на пол. Я растерла их подошвой сапога. Волна возбуждения пронеслась по телу. Я снова осмотрела салон автобуса, который осветила обгоняющая нас машина. Никто в нашу сторону не смотрел. Киска так приятно напоминала о себе и требовала ласки. Сумочка с салфетками осталась там, где я сидела. Я еще раз осмотрелась, постаралась наклонится так что б меня не было видно за сиденьем. Поднесла руку к лицу. Сразу ощутила запах свежей спермы. Провела по пальчикам язычком, собирая со своей руки остатки белой терпкой жидкости. Я аж вся вздрогнула от возбуждения. Еще слизывать сперму при всех в автобусе со своей руки мне не приходилась. Я старалась быстро собрать её. В ротике ощущался солоноватый вкус, я быстро глотала её. Киска уже была совсем влажной, рука подрагивала от возбуждения.

— Ну ты даешь! — услышала я тихий голос Миши.

— О тебя вытереть? — недовольно ответила я и кинула на него сердитый взгляд.

Он отрицательно закачал головой. Я еще осмотрела руку. Она была влажная местами, но спермы уже не было видно. Я снова вздрогнула. Миша так и сидел спокойно, не знаю, чего он ждал. Мне хотелось расслабится и самой, но ласкать себя я так и не решилась. Я потерла руку об руку, окончательно стирая с себя следы. Я поднялась.

— Пропусти.

— Ты идешь? — как-то заинтригованно спросил он у меня и так загадочно посматривал на меня своими серыми глазами.

— Ты получил, что хотел. Давай пропускай.

Миша поджал ноги. Я прошла, снова аккуратно ступая по проходу двинулась к своему месту. Я уселась на сиденье. Соломия так мило взглянула на меня и остановила свой взгляд на моем лице. Мне показалось, что может она заметила на губках остатки спермы. Моментом стало жарко и сердце еще быстрее заколотилось. Но она отвела свой взгляд назад на телевизор. Я расслабленно вздохнула, открыла сумку и начала там искать влажные салфетки.

— Что он от тебя хотел? — спросила Соломия и снова посмотрела на меня.

— Та ничего такого. — спокойно ответила и вытирала руку салфеткой старалась не выдавать своего возбуждения и волнения.

— Раз с ним пошла, так что-то хотел же.

— Ой ну предлагал вместе погулять как приедем. — соврала я и сложила салфетку сунула её в сумочку.

— Ты с такими парнями встречаешься? — с таким удивлением спросила Соломия и улыбнулась мне.

— Нет конечно! Ну общаться, общаюсь. Он же в общаге живет и в компьютерах хорошо разбирается.

— Посмотри туда. — Соломия показала мне на парня, сидящего от нас впереди через три ряда. — Вот это красавчик! Как тебе он?

Я посмотрела на парня. Короткие светлые волосы, симпатичное лицо с небольшим носом, модная бородка. Выглядел даже очень привлекательно. Рука еще была влажной, и я её сама себе легонько потирала пальцами.

— Симпатичный. — согласилась я и переключила свое внимание на фильм.

— Не то слово. Давай будем вместе жить в одной комнате как приедем?

— Давай. А ты не знаешь какие там комнаты?

— Точно не знаю. В прошлом году тоже ездили по такому же обмену. Говорили, что там двухместные.

— Классно тогда. — я удобнее уселась на сиденье и смотрела на экран телевизора.

Автобус ехал куда-то в даль. Красиво освещая своими фарами лес. Машин на дороге было не так и много. Так неспеша мы приближались к границе. Мишка вернулся на свое место и о чем-то беседовал с Гришей.

— Хороший фильм. — снова отвлекала меня от размышлений Соломия. — Такая романтическая история. Повезло проститутке миллионера найти.

— Так может и тебе повезет, если так поработаешь.

— Ты что! — недовольно произнесла Соломия и толкнула меня за руку. — Я не такая!

— Да шучу я! — сказала я широко ей улыбалась.

— А сама бы занялась таким?

— Не знаю. В жизни всякое может случится. — ответила я и вздохнула.

— Тут с тобой согласна.

Было даже как-то моментом желание сказать, что я таким уже занималась, но побоялась, что Соломия может не понять моей откровенности, да и зачем ей лишнее знать. Мы даже особо и не были знакомы. Дальше мы просто болтали на нейтральные темы. Про учёбу, преподавателей, общагу, шмотки и косметику. Кто что-брал с собой в дорогу и при возможности смогли бы мы чем ни будь поменяться, размеры у нас почти одинаковые.

На границу приехали почти как планировалось. В дали уже виднелся освещенный яркими огнями пропускной пункт. Стояли очереди из фур, легковых машин и микроавтобусов и ещё одна очередь из автобусов. Нам раздали заполнять декларации, что бы не теряли время зря. В салон заглянул пограничник пересчитал всех и дал какую-то бумажку водителю. Я позвонила и отчиталась родителям, что уже стоим на границе и больше звонить им не смогу, а уже как получится добраться к интернету дам о себе знать. Время в ожидание тянулось так медленно. Встречный машины освещали полумрак салона. Пришло несколько смс, в которых меня уже поздравляли в Польше, сообщали тарифы и какую-то еще информацию. Границу еще не проехали, а смс уже пришли.

Автобус плавно тронулся и въехал на территорию пункта пропуска. Все уставились в окна и смотрели на строения, машины и людей в синей и зеленой форме. Досмотр прошёл достаточно быстро. На выезде остановились у магазина беспошлинной торговли. Снова всех проинформировали сколько можно чего везти в Польшу. Брать спиртное и алкоголь я не планировала, так что парни купили всё это на мою долю и пообещали потом рассчитаться. Я только купила себе пакет сока.

Вторую границу все тоже пересекли без проблем. Было только немного не привычно слышать польский язык. Вспомнилась старшая сестра моей бабушки, которая еще ходила в польскую школу, любила рассказывать мне про это. Даже их гимн пела на польском языке, хоть всё это учила еще до войны. А у нас в городе нормально показывали польские ТВ каналы и я в детстве иногда смотрела мультики. Получила в паспорте еще один штамп мы уселись на своих местах и двинулись в дорогу. В темноте ночи особой разницы между Польшей и Украиной не было видно, только автобус раскачивало гораздо меньше. Нам сказали, что можем теперь спокойно спать и приблизительно к 6 утра мы будем на месте.

Соломия как-то уснула быстро. Большая часть автобуса погрузилась в сон. Было слышно только шум двигателя и шуршание колес. Мне уснуть не получалось. Надо было поласкать себя, но я так и не решалась сделать это в салоне. Хотя мои пальчики так и тянулись к клитору и киске. Возбуждения сказывалось. Я пробовала закрыть глаза, но сон так и не шёл. Рука Соломии машинально легла мне на ногу. Я аж вздрогнула, хотелось, что она начала сама меня ласкать, тогда бы я не противилась и отдалась страсти. А начать ласкать сама себя не решалась. Но постепенно усталость всё-таки взяла свое. Веки стали тяжёлыми. Я плавно провалилась в сон, после нескольких часов мучений.

В мои губки уперся член. Я открываю свой ротик и легонько скольжу по стволу. Язычком играю с большой и головкой. Сосу его нежно. Пуская за щеку, тру об язычок и заглатываю его по самые яйца. Пальчиками играю со своей дырочкой и клитором, слегка проникаю в себя. Я вся там теку, мои соки капают и стекают по мне. Я ритмически двигаюсь на члене. Ощущаю, как он упирается мне в горло. Как рот заполняется слюной, и она капает мне на грудь. Мужские руки прижимают мою голову, и я носиком упираюсь в живот, как становится трудно дышать. Я стараюсь схватить воздух, головка члена проскакивает в горло. Я хорошо ощущаю его пульсацию, слёзы текут из глаз. Движения становятся всё более быстрыми ритмическими.

Мои пальчики интенсивно трут клитор, стоны срывались с моего ротика, но большой пульсирующий член движется в нём. Пальчики легко растирают мои соки, которые уже стекают по моим ножкам, мне кажется, что мое тело инстинктивно движется им на встречу. Весь рот полон слюны, и она тянется за членом, капает мне на грудь.

Что-то упало мне на плечо. Я дернулась открыла глаза. Соломия лежала у меня на плече, её рука у меня на ноге. Яркий свет встречной машины осветил салон, я от непривычки снова прижмурилась. Почти все спали. Я плечом дернула, Соломия недовольно посмотрела на меня и нехотя поднялась и села в свое сиденье. Ну и приснилось такое. Мне аж жарко стало, а вся промежность снова намокла. Провела по бороде и губам. Спала с открытым ртом, и слюна натекла текла мне на кофту. Вытерла рукой бороду. Снова прошлась взглядом по салону автобуса. Проезжали какой-то городок. Светились витрины магазинов, люде на улице не было. Показалась ярко освещенная заправка.

Я закрыла глаза, но снова не получалось уснуть. Моя киска так и требовала к себе внимания, мне очень хотелось кончить, расслабится и сладко уснуть. Я аж руку положила себе на промежность. Так хотелось запустить её в трусики и поиграть с клитором. Так как делала это во сне. Я аж вся дернулась. Легкая дрожь прошла по телу. Я приоткрыла один глаз. Соломия спала у окна. Её рука лежала почти рядом, от чтоб она меня сейчас поласкала так же, как я делала Мише. Хотелось бы ощутить в себе её нежные пальчики. Сосочки так и упирались в чашечки лифа. Я глубоко и немного не ровно дышала. Я уже хотела расстегнуть свои джинсы, как один из преподавателей поднялся с сиденья. Я аж всё дёрнулась и моментом закрыла глаза. О плавно прошёл мимо меня. Испугалась как маленькая. Я слышала, как билось мое сердце.

Возбуждение долго меня не отпускало, я-то закрывала, то открывала глаза и смотрела куда-то в тёмную даль, то на проезжающие машины. Я снова погрузилась в сон. Спать сидя было не так удобно, я еще ни разу не ехала автобусом всю ночь. Всё время как-то ерзала на стуле.

В автобусе заиграла музыка. Я нехотя открыла глаза. За окном еще была ночь. Но уже мы въехали в город. Виднелись многоэтажные дома чем-то похожие на наши. Диктор что-то рассказывал на польском. Спросонья слова слабо доходили. Я плохо спала и не привыкла так рано вставать. В роте был какой-то не приятный привкус, как будто там только что была сперма. Я открыла сок и сделала несколько глотков прямо из пачки. Протянула Соломии, она отрицательно покачала головой. Народ начал кое как приводить себя в порядок. Я достала зеркальце и пробовала хоть как-то поправить своё макияж и прическу. Было видно, что я не выспалась. Нас везли в Краковский экономический университет, нас должны были расселить в их общежитии. Ещё что-то рассказывали, но мне хотелось теперь спать, а не слушать болтовню. Ноги так затекли хотелось походить и размяться.

— Устала? — услышала я вопрос Соломии.

— Не выспалась. — тихо ответила и начала смотреть в окно и разминать ноги. — И ноги так затекли.

— У меня тоже. Хорошо, что уже почти приехали. Будем жить в одной комнате? Может, погулять вместе сходим?

— Хорошо. — ответила я и улыбнулась, еще так и не пришла в норму и особо болтать желания у меня не было.

В темноте в незнакомом городе было сложно сориентироваться. Автобус крутился уже по городским улицам. Ездил почти пустой общественный транспорт. Мы остановились. Нам объявили, что мы можем выходить и нас проведут на завтрак. Я как встала мне показалось, идти нормально не могу. Шаги выходили такими неуверенными, как после длительного анального секса. На улице морозный зимний воздух быстро взбодрил меня. Стало как-то веселее. Нас отвели в столовую. Но кушать мне никак не хотелось. Я даже не доела свою порцию. Дальше нас повели в общежитие. Сказали, что полдня нас трогать не будут и мы можем отдохнуть и привести себя в порядок. Но оказалось, что нас поселят не кто, как хочет, а в двухместных комнатах и соседкой по комнате будет кто-то из поляков. Мы с Соломией вздохнули. Нам выделили комнаты на втором этаже. Коридор был чистым и ухоженным, видно, что тут всё новое, а не то что в нашей общаге осталось много с того времени как там учился еще мой папа. Ну тогда мы решили жить с Соломией по соседству. Парней селили с парнями, ну и нас с девочками.

Вот наши кураторы постучали в комнату. И открыли дверь. В комнате света не было, солнце только показалось на горизонте и красными лучами падало через окно. На кровати сидела польская студентка.

— Знакомьтесь. — на польском сказал наш куратор с их стороны. — Вы будете вместе жить всё время программы. До обеда можете отдохнуть с дороги и пообщаться. Вот ваш ключ от комнаты.

— Хорошо я всё поняла. — ответила я, взяла ключ и вошла в комнату и закрыла дверь.

Полячка мне мило улыбалась. Я улыбнулась тоже. Знаю, что вид после автобуса у меня был ещё тот. Комната уютная. Две кровати у стены, шкаф, два стола, стулья со спинками, мебель вся новая, не то что у нас не известно на чём она держалась, стены покрашены в салатовые тона. Оказалось, даже что тут есть свой туалет, душевая и умывальник. Прикольно, не то что у нас. И всё такое новое и чистое. Евро стандарты, к которым мы так стремимся. Я была удивлена. Моя новая соседка, видимо, заметила это и еще больше улыбалась.

— Привет! Нравится комната? — тихо спросила меня девушка. — Меня Марта зовут.

— Привет! Я Илона. — ответила я и начала уже рассматривать свою соседку. — У вас тут вообще классно! Видела бы ты нашу общагу. Я тебе потом пару фото покажу.

Марта моего роста и комплекции. Светлые, русые волосы до плеч, круглое лицо, волосы были связаны в небольшой хвостик, небольшая грудь. Стройная фигура, хотя попа немного выделялась. На ней была кофточка в разную полоску с длинным рукавом и джинсы.

— Хорошо! Какую кровать хочешь? — предложила она и встала. — Можешь любую выбирать. Мне без разницы.

— Да мне тоже.

Я осмотрела кровати, особо где ложится мне разницы не было. Они совершенно одинаковые. Было немного прикольно общаться. Она спрашивала на польском, а я отвечала на украинском. Как-то не привычно было слышать иностранный язык. Но пока понимали друг дружку и так.

— Давай тогда я тут лягу, а ты ложись там.

— Без проблем. — согласилась я и улыбнулась, начала снимать с себя куртку и открыла шкаф.

Дальше мы развели разговор на общие темы и знакомились. Марте тогда уже было 19, она училась, как и я на втором курсе. Сама родом из небольшого села с длинным названием не так и далеко от Кракова. Рассказывали про наши семьи и учёбу. Что не могли понять использовали английские слова, а то отказалось, что у нас некоторые слова одинаковые, а имеют разное значение.

А закинуло свои шмотки в шкаф на свободные полки, чемодан засунула под кровать. Решила после дороги принять душ и, если получится, поспать. Я достала мыло, шампунь, мочалку, гель для душа щётку и зубную пасту. Скинула с себя кофту, маечку кинула всё это на свою кровать. Начала расстегивать и снимать себя джинсы, они легко скользили по колготкам, скинула носочки. Я с Мартой болтала всё это время, а тут она затихла. Я посмотрела на неё и начала снимать с себя колготки.

— Может мне выйти? — с волнением в голосе спросила она и смотрела как-то в стену.

— Зачем? — с удивлением спросила я и стащила колготки с одной ноги.

— Ну ты переодеваешься...

— Марта! Всё нормально. Можешь оставаться.

Как сказала, только тогда до меня дошло, что это не я её стесняюсь, а она меня. Немного удивило меня. Я с Янкой всё время раздевалась друг перед дружкой, а как стали вместе шалить, так даже специально старались покрутится друг перед дружкой своими стройными, голыми, горячими, молодыми телами. А Марта оказалась скромницей. Хотя если у них душ есть, может туда ходят переодеваться. Я к такому не привыкла. Стянула и кинула колготки на кровать. Решила уже белье не снимать и не смущать свою милую соседку окончательно. А то подумает, что ей попалась вообще какая-то развратница. Я взяла спортивные штаны, футболку, новый комплект белья. Блин только тогда я заметила большое влажное пятно у себя на трусиках. Ночное возбуждение зря не прошло. Стало как-то теперь и самой немного стыдно. Заметила это Марта или нет, я ощутила легкий румянец на лице. Аж вся вздрогнула, а вдруг она подумает, что я обмочилась в дороге, пронеслось у меня в голове. Постаралась отвернуться к ней попой. Кинула на неё взгляд, она тоже немного стеснялась. Смотрела куда-то в окно на поднимающееся небесное светило.

Лучи зимнего солнца приятно скользили по моему телу. В комнате было тепло. Не то что у нас особо голой не походишь зимой. Я взяла на кровати лежавшее там большое зеленное полотенце. Еще раз взглянула на Марту.

— Я в душ. — весело сказала я и со всеми своими пожитками пошла в душевую.

Я быстро освежилась. Тёплая вода немного сняла усталость. Её струи приятно ласкали тело. Была мысль довести себя до оргазма, но застенчивость моей соседки передалась и мне. Я только перестирала в умывальнике свое белье и повесила его на стенку душевой кабинки. Оделась и босяком пошла в комнату. Марта мне мило улыбалась. Я легла на свою кровать. Мы дальше болтали. Паузы становились более длинными. Усталость брала свое. Я медленно погрузилась в крепкий сон.

— Илона вставай! Уже обедать пора. — услышала я тихий голос над своим ухом и прикосновение к руке. — Одевайся и я тебя проведу в столовую.

— Да сейчас встаю. — по отдельным словам пробормотала себе под нос я и повернулась на спину начала потягиваться на кровати.

Вставать не хотелось, я только нормально заснула. Так и не заметила, что проспала почти 4 часа. Я уселась на кровати. Теперь другая проблема начала меня мучать. Что мне одеть. Хотя Марта была в том же, что и утром. Я решила долго не мучится. Одела другие джинсы светло-коричневого цвета, такого же цвета и кофточку с небольшим вырезом и несколькими полосками на рукавах.

Дальше все покушали. Нам раздали такие наклейки где мы написали свои имена и прилепили себе на одежду. Потом было обще знакомство. Рассказали общий план наших занятий, показали расписание. Когда будут экскурсии и свободное время. Потом каждый вставал представлялся и в нескольких словах рассказывал о себе. Так незаметно наступил и вечер. Предупредили что к 23 все должны быть в своих комнатах. Все обменивались общими впечатлениями. Особенно те, кто проживал в общаге. Но на ужине все сидели со своими, а поляки со своими. Потом уже снова наступило неформальное общение. Просто сидели и болтали. На улице уже давно стемнело и идти куда-то гулять не хотелось. Я запомнила где находится моя комната и решила идти к себе. Я окинула взглядом присутствующих, но Марты не нашла. Соломия болтала с тем парнем, что показывала мне в автобусе. Я решила не лезть к ним в разговор, а идти тогда самой. Я поднялась со стула и хотела было идти.

— Илона! Постой! — услышала я чей-то голос и на автомате повернулась в его сторону. — Иди сюда.

— Чего ты хочешь Алина? — подошла я и спросила у неё.

Алину я слабо знала. Она не жила в общаге. Но я как вела концерт ко дню студента Алина там пела песню. Стройная, высокая брюнетка с длинными волосами, маленькой грудью и тоненькими ножками, но личико очень симпатичное и большие губки, явно чем-то накаченные заметно выделялись. Она была в рваных джинсах и ярко красной в цвет помады кофте.

— Не хочешь на вписку? — весело предложила она. — Посидим он у парней в комнате, поболтаем, более тесно познакомимся.

— А кто будет?

— Я, Гриша, Олег из наших. Агнешка, Ядвига, Томаш и Дариуш. Ну что идешь?

Я их не знаю никого кроме Гриши, который сидел возле Миши пока мы ехали. Тогда зачем спросила, кто будет. Хотя сразу соглашаться тоже как-то не хотелось. было желание, что б она их показала. Снова чем заниматься до 11 вечера. Уснуть так рано мне будет трудно.

— Так ты идешь? — прервала она мои размышления. — Пошли! Всё равно заняться нечем.

— Ну ладно. Сейчас идем?

— Да. Часть уже там и мы пошли. Чего тут зря сидеть.

Я мило улыбнулась. Мы двинулись к общежитию. К нам подошла Агнешка. Так я прочитала на её наклейке, хотя правописание на польском выглядело очень непривычно. Она моего роста стройная, со светлыми волосами. За ней сразу стоял Томаш. Высокий спортивный парень. Не бритый, с легкой щетиной. На полголовы выше меня. На нем были вельветовые черный джинсы и светло-синяя кофта. Мы поздоровались и болтая пошли в комнату. Их комната была дальше по коридору чем моя. За дверьми было слышно легкую музыку и голоса людей.

Комната такая же, как и у нас. Только цвет стен был другим и душ, с другой стороны. Из двух тумбочек сделали как бы стол. На нем стояло несколько бутылок пива, бутылка водки, купленная на границе, сок, сухарики и чипсы, немного хлеба и остатки колбасы, которую кто-то брал на дорогу. В комнате было слышно запах табака и спиртного. Компания явно оживилась. Ядвига сидела рядом с Гришей. Они что-то обсуждали. Она симпатичная, худенькая, с темными волосами, как и у меня завязанными в хвостик. Дариуш мне показался каким-то не очень привлекательным. Темный такой, с большим носом, немного полноватый. Алинка уселась между Гришей и Олегом, тоже плотного телосложения, с короткими русыми волосами. К ним подсела и Агнешка. Я уселась с компанией, с другой стороны.

Парни предложили мне выпить водки, но я отказалась. Тогда мне дали бутылку пива. Я и пива не хотела, но взяла, что б не выделятся из компании. Дальше действительно было весело. Болтали, смеялись, выпивали. Рассказывали разные анекдоты, то на украинском, то на польском. Хотя смеялись больше над самим произношением чем над сутью анекдота, так как некоторые слова звучали смешно сами по себе. Время летело не заметно. Алкоголь немного всех расслабил. Я только выпила треть бутылки, хотя парни приставали, что б я пила больше.

Еды оставалось все меньше, но зато на столе снова появилась полная бутылка водки. Большая часть уже пить не хотела. Парни немного осмелели. Я уже ощутила, как мне на колено легла рука Томаша, а Ядвига и Дариуш моментами уже целовались. Легкая дрожь прошла по телу. К Агнешке видно стал кто-то приставать из наших парней, и она убежала на нашу сторону, еще более плотно прижала меня к Томашу. Наши тела соприкасались. Стало жарко так сидеть и хотелось вырваться из такого зажима. Было желание открыть окно и пустить в комнату свежий воздух. Через жалюзи ничего не было видно. Поляки крутили какую-то свою музыку я понимала не все слова из песен.

— А давайте поиграем! — предложил Дариуш и постарался привлечь всеобщее внимание.

— А что за игра. — вяло спросил Гриша.

— Да всем понравится, если девочки будут не против.

— Что это нам понравится? — уточнила Агнешка.

— Давайте поиграем в раздевание и поцелуи в бутылочку. Если попадает мальчик и девочка, то они целуются, а если девочка и девочка или мальчик и мальчик, то снимают с себя одежду. — как-то медленно озвучил свое предложение заметно опьяневший Дариуш.

На миг установилась тишина. Подвыпивши студенты старались осознать суть предложенной игры. Я в общем всё поняла, только не знала будем раздеваться до гола или так только ради шутки. Была слышна только музыка.

— Девочки! Вы согласны? — переспросил Томаш и как-то рукой за ногу дернул меня и сидящую рядом Агнешку.

— Я согласна. — раздался голос Ядвиги.

— И я! — согласилась Алина и так хитро окинула нас всех взглядом.

— Хорошо! Я поиграю. — подтвердила свое участия в игре я и как-то не смело посмотрела на парней и Алину сидящих на против.

Все теперь ждали Агнешку, а ей особо деваться не было. Она побаивалась видимо остаться белой вороной. Возбуждение прокатилось по телу. Мне реально стало очень жарко, толи от волнения, толи все вместе просто надышали в помещении, да и все сидели достаточно плотно. Парни традиционными фразами. Все согласились, а ты как бы нет, давай как все.

— Можно я тогда до гола раздеваться не буду. — с паузами предложила Агнешка, и я ощутила, как она вздрогнула. — Тогда я поиграю.

— Сможешь оставить тогда трусики. — пожалел её Олег и начал принимать наш импровизированный стол.

Другие не возражали. Всем хотелось поприкалываться. Все уселись на пол в последовательности мальчик, девочка. Взяли пустую бутылку от пива. Как-то в детстве я играла в такую игру просто с поцелуями, без раздевания как собиралась с подружками и праздновали их дни рождения. Тогда это было смешно и мило. Снова волна возбуждения прошла по телу.

Я сидела между Томашем и Олегом. На против меня оказалась Агнешка. Которая явно нервничала, но и играть совсем она не отказалась. Игра шла своим чередом. Все смеялись и веселились. Казалось, те моменты, когда бутылочка крутилась такими долгими и волнительными. Мы мило целовались в губки с мальчиками, снимали первый вещи. Алинка так эротично стаскивала с себя кофточку. Я первый раз поцеловалась Гришей. Потом пришлось тоже избавится от одежды аж два раза. Там целовалась с Томашем, его руки легли мне на плечи. Я даже ответила на его поцелуй. Я глубоко дышала нас все подбадривали. Им нравилось смотреть как наши губы легко скользили. Я ощутила тепло в низу живота. Возбуждение теплыми волнами прокатилось по телу. Мне снова хотелось расслабиться. Томаш хотел пустить мне язычок в рот, но я разорвала поцелуй под немного не довольные возгласы.

Одежды на нас оставалось все меньше и меньше. Ядвига уже была в одном белье, на Дариуше остались одни трусы. Алинка тоже была в белье. На мне остались джинсы, и белье. Хорошо, что носочки засчитали по одному. Вот и Гришка в одних трусах. Народ немного оживился, когда стало заметно его эрегированный орган. Судя по контурам, он был хороших размеров. Алинка аж облизнулась. Баловались дальше. Я поцеловалась с Дариушем, хотя так чмокнулись и все. Вот и я стянула с себя джинсы. На трусиках явно виднелось пятнышко от моей смазки. возбуждения всё возрастало. Вот и Агнешка уже в белье, а Алина без лифа. Её сосочки так выделялись на небольшой груди. Так манили к себе. Она тоже текла, как и я. Я глубоко дышала. После очередного поцелуя с Томашем, аж руки вздрагивали и мне не очень получалось крутить эту бутылку. Хорошо хоть на полу и в белье не было так жарко.

Возбуждение сказывалось на всех. Мы смеялись и шутили, выпивали. Всё плавно двигалось к отличной групповушке. Даже Агнешка так мило и сладко целовалась с Томашем. Аж и мне захотелось вклинится в их страстный поцелуй. Я заметила, что Дариуш легонько играл с киской Ядвиги через её трусики, надавливал на клитор. Она не сопротивлялась и расположилась так, что б у него был максимальный доступ к её промежности. Гриша поглаживал Алину. Олегу явно перебрал со спиртным и его клонило в сон. Одна Агнешка нервничала и наблюдала за всем происходящим. Рука Томаша уже тоже скользила по нежной коже моего бедра.

Прокрутили еще несколько раз. Я осталась с Алиной без лифов, а Томаш без штанов. Головка его члена выступала из-под трусов. Я так и любовалась ей. Хотелось её в ротик. Слизать капельку смазки, что виднелась там. Ядвига и Дариуш уже во всю ласкались. Томаш наклонился ко мне.

— Можно потрогать твою грудь. — прошептал он мне на ушко и поцеловал. — Она у тебя такая прелесть. И ты сама такая красивая.

— Можешь... — согласилась я и вздрогнула от возбуждения.

Его рука сразу легла мне на грудь и начала её массировать. Сосочки были такими твердыми. Все как бы уже ласкались. Одна Агнешка сидела в белье и наблюдала за нами. Моя киска текла с новой силой. Пальцы по телу скользнули к промежности. Надавливая через мокрую ткань на губки и клитор. Я аж как-то прогнулась и рукой потянулась к члену Томаша. Легонько поглаживала его, через трусы. Он целовал мне шею и груди, целовал соски. Я аж от наслаждения закрывала глаза. Ядвига уже была голой, и её партнер старался так расположить её что бы начать трахать.

Я ощутила, как пальцы Томаша начали забираться мне под резинку трусов и тянуть их в низ. Я не противились. Подняла попу опершись на руках, а потом выпрямила ножки. Алинка уже сосала. Член двигался в её ротике, а Ядвига стоя на коленках оперлась на кровать и её трахал Дариуш. Я аж вся вздрогнула от такого вида. Мне казалось, что мои дырочки пульсируют. Я была так возбуждена. Томаш поднялся. Я одним движением стянула с него боксерки. Его член уже стоял. Головка была не большой и округлой формы, он не был очень большим, но 17 сантиметров было точно. Я провела язычком от яичек до головки. Обхватила и слизала смазку. Сделала несколько круговых движений язычком. Его руки легли мне на голову и собрали волосы в хвостик, что б они не мешали мне сосать. Рукой я скользнула к своей промежности и начала играть с клитором, другой поглаживала волосатые ноги Томаша.

Комната заполнилась звуками секса, стонами, хрипениями. Я уже не обращала внимание на других я легонько двигалась ротиком на стоящем члене. Он так пульсировал, терся об мой похотливый язычок и у упирался в горло. Рот начал заполнятся слюной. Блин, почти как в моем сне пронеслось у меня. Томаш начал по не многу двигать бедрами. Его член проскакивал мне за щеку, то за одну то за другу. Капельки слюни капали уже мне на грудь. Мои пальчики начали проникать в меня. Я быстро двигала ими и терла об стеночки влагалища. Дыхание сбивалось и движения получались не уверенными. Ядвига стонала уже громче чем музыка. Алину я там даже и не слышала. Заметила только, что Агнешка раскинула свои белые стройные ножки и запустила себе пальчики в трусики. Надо было этому так нажраться, что б уснуть и оставит её без внимания.

Мне казалось, что я вся трясусь от возбуждения и от траха в ротик. Пальчики быстро скользили по клитору и проникали в меня. Я как могла дышала, но я больше не смогла себя сдерживать я схватилась за ноги Томаша и моим телом овладел оргазм. Я свалилась на попу, аж он как-то больно потянул за мои волосы стараясь меня удержать. Эйфория наслаждения прокатилась по телу. Стало сразу так хорошо. Мне казалось, что голова крутилась, а меня затягивает в какой-то водоворот наслаждения. Звуки все казались далеко. Он мне что-то говорил, но я в тот момент не могла нормально думать. Даже сил вытереть слюну с лица не было. Она так и капала мне на грудь, повисая ниточками в воздухе. Соки текли куда-то на пол и на ноги. Пальчики Агнешки так быстро двигались в её трусиках, это смотрелось так возбуждающе. Мне хотелось сейчас приблизится к ней и поласкать её.

— Вставай маленький развратный ангел. — услышала я голос Томаша и он потянул меня за руку. — Я хочу тебя везде. Хочу всю тебя.

Я только взглянула не него, на его красивое голое тело, на его кубики пресса, но ничего не ответила. Постаралась подняться, но ноги так тряслись, и я их не очень ощущала. Увидела, что он уже успел одеть презерватив, а я даже не заметила этого. Он помог мне встать. Агнешка так начала стонать. Капельки смазки покатились по ножкам. Томаш начал страстно целовать меня, в

губы, мою грудь шею, ласкать спину и все тело. Я только глубоко дышала, стонала и старалась ласкать его тоже. Мы снова целовались. Меня так страстно редко целовали мужчины. Я даже впустила его язык в свой ротик. Наши губы скользили, а язычки переплетались в поиске удовольствия. Комната всё больше заполнялась звуками наслаждений. Звуки смешивались, я уже не могла разобрать откуда они исходят.

Томаш поставил меня раком на кровати, поправил мои ножки и начала располагаться за мной. Я вся была в ожидании. Все мысли были где-то далеко. Капельки смазки снова покатились по ножкам. Головка его члена прислонилась к моим губкам, он интенсивно массировал и тискал мою попочку. Стоны наслаждения вырывались с моего ротика. Он начал надавливать и легко вошёл в моё истекающее соками влагалище. Выдавливая с него боше моей смазки. Я еще больше прогнулась и схватилась за покрывало. Сделала глубокий вдох. Стенки влагалища обхватили вошедшего в мою дырочку гостя. Он начал скользить постепенно, наращивая темп. Я стонала всё громче и громче. В так его ритмичным толчкам начала раскачиваться моя грудь.

Я услышала громкие стоны, не смогла угадать, кто из девчонок кончил. Томаш ввёл какой-то из пальчиков в попу. Я ощущала, как он надавливает внутри меня на перегородку между дырочками, покручивает его в разные стороны. Я так и не поняла сколько пальчиков было во мне. Поток импульсов наслаждения устремился к мозгу. Я ощущала приближения оргазма. Я вся вздрагивала словно от ударов током. Смазка текла по ножкам. Я не знаю, как громко я стонала. Наши тела громко шлепали и хлюпала моя дырочка. Другие видно смотрели на нас, но мне было всё равно. Я хотела достичь очередной вершины блаженства. Член вывалился из меня. Он прислонил его к моей попе. Я даже возразить не успела как он вошел в меня и также резко и размашисто начал долбить мой анус. Я еще сильнее схватилась за покрывало, боль словно удар молнии прошлась по телу заставила меня даже выгнуться. Я хотела, что возразить, но кроме криков и стонов ничего выдавить из себя не смогла. Кто-то из присутствующих что-то ему говорил, но я в тот момент была, как в параллельном мире и ничего не могла разобрать. Соски так раскачивались и терлись об покрывало, а в моей кишке уже начинал пульсировать каменный ствол Томаша. Я, наверное, еще громче вскрикнула меня всю начало трясти, дырочки так пульсировали. Я начала клонится куда-то в сторону. Мне показалось, что в комнате выключили и моментом назад включили свет. Потом второй раз также.

Томаш плотно прижал меня к себе его член напрягся и начал извергать горячее семя в презерватив. Сделал еще несколько плавных мощных толчков, стараясь вогнать свой инструмент, как можно глубже в меня. Это немного вернула меня в чувства. Мне стало так жарко, казалось, что всё тело покрылось капельками пота. Я по-прежнему глубоко дышала. Он отпустил меня, я свалилась на бок и оказалась почти рядом с Ядвигой. Она уже тоже отходила от оргазма. Парни о чём-то говорили, но я их не слушала. Решали видно кто кого будет трахать дальше.

Тут раздался громкий стук в дверь. Аж я испугалась, что к нам кто пытается вломится, а я тут такая голая с растраханными дырочками, вся распатланная валяюсь на кровати и толком шевелится еще не могу. Я слышала польскую речь, но не всё понимала. Музыка сразу стихла.

— Ты можешь встать уже? — наклонившись к моему уху спросил Томаш. — Собирайся развратный ангелочек. Надо уходить. А то всем влетит. Я тебе помогу. Одевайся быстро.

— Я попробую. — как-то с паузами произнесла это слово и постаралась подниматься, но волны эйфории всё еще проходили по телу. — Помоги мне встать.

— Держи, твоя одежда.

Я только моргала глазами. А тело толком еще меня не слушалось. Томаш потянул меня и постарался усадить. Дырочки еще так пульсировали. Белья я решила не одевать. Агнешка уже оделась и побежала из комнаты. Ядвига сидела рядом и тоже пробовала на себя натянуть одежду. Я поправила волосы. Взяла свою кофту и кое-как её одела. Хорошо, что Томаш помог. Джинсы дались тоже не так просто. Но я уже смогла встать, хоть ноги еще подрагивали. Уже убежал Гриша. Носки я тоже не одевала, так и обула сапоги. Всё свое запхала в небольшую сумочку. Алина так же оделась. Мы только улыбнулись друг дружке. Она тоже смотрелась страшненько. Думаю, что у меня был такой же вид. Но время как я понимала поджимало. Мы уже втроем вышли з комнаты. Я делала маленькие шаги. Прикольно у них свет включался автоматически, я еще такого у нас не видела. Дырочки так напоминали о себе. Жаль, что так быстро всё кончилось. Мне хотелось спермы и поласкать девочек. Алина свернула и зашла в свою комнату. Томаш уже проводил меня до двери.

— Мы еще встретимся? — тихо спросил он и поцеловал меня в лоб. — Ты мне так понравилась.

— Да. Встретимся. — улыбнулась я и стреляла ему своими развратными глазками.

— Пока красотка.

— Пока!

Он погладил мою руку отпустил и пошёл куда-то назад. Я нашла в сумочке свой ключ и постаралась тихо открыть дверь. Зашла в комнату, также почти бесшумно всё закрыла. В комнате было темно. Я и не помнила где тут свет включается. Марта тихо посапывала на своей кровати. Я подождала пока глаза привыкли к темноте. Я уже стала различать что и где находится. Взяла со стула свою одежду, сняла сапоги и босяком пошла в душ. Помылась полностью. Теплая вода так меня расслабила. А перед глазами всплывали сцены недавнего секса. Я так снова потеку, и старалась думать, о чём-то другом. Снова также тихо вернулась к себе в кровать. Легла и укуталась одеялом. Глаза закрылись быстро. Воспоминая кружились в голове. Воображение рисовало красивое тело Томаша. Я плавно погрузилась в сон.

Буду рада если вам понравился мой рассказ, а также пожеланиям, замечаниям и комментариям.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!