Артур познакомился с Кайлой на пляже. Она копалась с детьми в луже, склонившись над песочным замком, повиливая хвостиком и ушами, нежно похрюкивая, облизывая клычки язычком.

«Вот настоящая свиноматка!» — Артур восторженно следил за движением пышной задницы, обхваченной тонким золотистым шнурком бикини. Он представил как берёт хрюшку за гладкий хвост, насаживает на член, жарит прямо на пляже. Непроходящее возбуждение при виде женщины, перепачканной жидкой серой глиной, подвигло его на решительные шаги, и даже наличие двух поросят не остановило его на пути к луже.

Он подошёл познакомиться и уже через пять минут выяснил, что молодая свиноматка свободна, находится в активном поиске, и задница её горит желанием найти новые приключения.

— Кайла, — женщина протянула фалангу копытца, забавно взвизгнула, облизнув клычки. Её пятачок задрался вверх, вытянулся, расширился. Кайла принюхивалась к потенциальному партнёру. Наконец, оценив на глаз размеры Артура и найдя запах, исходящий от мужчины, приятным во всех отношениях, она одобрительно хрюкнула, взяла детишек за руки и потащила их к воде обмываться. Оглядываясь, она улыбалась и широко виляла бёдрами, её хвостик в этот момент радостно взвивался вверх, сигнализируя возбуждение.

Артур пригласил сочную мамочку в ресторан, подружился с детьми, и уже к концу вечера Кайла, сидевшая рядом с ним на подушках, опьянённая тремя бокалами красного вина, запустила копытце Артуру в карман. Член быстро вытянулся под её мягкими поглаживаниями, принял стойку на секс. Касаясь мочки уха влажным холодным пятачком с мягкой щетинкой, шептала Кайла грудным игривым бархатом:

— А поехали ко мне, — её нижняя блестящая губка, приоткрытая из-за клычков, дрожала. Хвостик шуршал за спиной, выдавая волнение хозяйки. — У меня есть бутылка отличного кьянти.

Кьянти — как давно Артур не пробовал ничего подобного. Женщина, предлагающая на первом свидании заняться дегустацией вина, многого стоит. Ему попадались хрюшки, зазывающие в постель шоколадками, дессертом, итальянской пастой, устрицами и креветками. Но кьянти! Такой изысканной утончённой свинки у него ещё не было.

Кайла до конца подтвердила статус воспитанной высокообразованной леди. Не ударила пятаком в грязь, если можно так выразиться. Когда дети уснули, Артур со своей новой знакомой закрылись в гостиной, чтобы предаться сексуальным утехам.

Крашеная блондинка с длинными вьющимися волосами, чёрными у корней, была слегка смущена слишком быстрым развитием отношений. Артур и сам понимал, что нельзя влюбляться за один день. Но её бархатное пышное тело сводило его с ума. Она была в самом соку — молодая мамочка с широкими богатыми ляжками, подтянутой талией, переходящей в большие упругие груди. Но главное — её постоянное стеснение, откровенный открытый порыв любить и быть любимой — вдохнули в него надежду. Он ласкал её взглядом — эту молодую мамашу, которая сама только вчера вылупилась молочным поросёнком. Её вкус в одежде, еде, её жесты, взгляды на жизнь — всё нравилось ему. Она сидела перед ним в лучшем вечернем платье — чёрном обтягивающем, с блёстками, в лучших туфельках, лучшем дорогом ожерелье, она достала для него единственную бутылку дорогого кьянти. Она была влюблена, как и он. Она заслуживала лучшего, самого лучшего к себе обращения.

— Я иногда кусаюсь, — Кайла поднесла бокал к губам, виноватая улыбка застыла не её личике. Они сидели слишком близко, чтобы не думать о поцелуе.

— Я не против кольца, — Артур, очарованный стеснением Кайлы, наблюдал, как она, возбуждённая таким согласием, надевает намордник.

Кайла достала стальное кольцо, вставила в рот под клыки и затянула ремешок на затылке — теперь ничто не мешало им целоваться. Или ей быть целованной. Челюсти жадно сомкнулись на кольце под пятаком. Круглая дырка, зияющая под свиным рылом, приглашала к действию. Артуру нравились такие девушки: открыто признающие свои слабости во время игр, свою безумную страсть, неконтролируемую в диком природном стремлении. Он приблизился и пальцем провёл по губам Кайлы. Они возбуждённо взрогнули, Кайла тяжело дышала, её язычок пугливо высовывался из кольца в надежде на скорую встречу с членом. Но у Артура был другой план. Кайла наверняка многое повидала в своей жизни, двое поросят в детской тому явное подтверждение.

— Идём в ванную. Я хочу посмотреть, как ты купаешься, — он заулыбался.

Удивление на застывшем лице Кайлы выразилось взлетевшими бровями, её уши задрожали, она сама засуетилась, поправляя платье. Не каждый день новый любовник выражает желание лицезреть свою возлюбленную в самой интимной для неё обстановке — грязевой ванне.

Ванная у Кайлы оказалась просторной и хорошо оборудованной. Артур в очередной раз удивился изысканности вкуса Кайлы, наблюдая, как дорогой термостат доводит чёрную грязь в эмалевой джакузи до необходимой температуры. Тёплая жижа бульками возвестила о готовности принять хозяйку в свои жаркие объятия. Кайла всё это время, пока жижа грелась, стреляла глазками, говорить она не могла, зато энергично работала ушами и хвостиком. Фаланги копыт искали поддержку на раковине и термостате. Она была пьяна, возбуждена, слюна тонкими нитями начала спускаться по подбородку, но Кайла не замечала, пританцовывала в ожидании развязки.

Артур приободрил её, обняв, опустив руки на попу, языком проведя по губам, натирая клычки, поднимаясь к пятаку — самой чувствительной эрогенной зоне на лице женщины. Две дырочки в пятаке жадно зафыркали, когда Артур взялся натирать их кончиком языка. Он проникал глубоко внутрь, вылизывая махровое покрытие, до щекотки полируя её пятак. Кайла возбуждённо хрюкала. Вот теперь она готова была его укусить, но стальное кольцо держало её челюсти неподвижной хваткой, клыки вонзались в сталь, яростный похотливый взгляд Кайлы сверлил Артура, хвост забил чечётку по раковине, копытца начали скрести по спине. Двумя руками Артур взял горячие лопухи и, массируя их, начал склонять Кайлу к минету.

Она тут же опустилась на коленки, его свинка, раздвинула ляжки и села на пол. Путаясь фалангами копыт в ширинке и ремне, долго возилась с джинсами. Артур нарочно оставил её наедине с этим занятием. Чем слаще пытка, тем приятнее вознаграждение.

Вялый вытянутый член влетел в распахнутый кольцом рот. Артур притянул Кайлу за уши, влажный пятак упёрся в волосатый лобок, засопел в заросли. Кайла била языком, сражаясь с членом, который стремительно рос у неё во рту.

Артур покачивался в пояснице, потрахивая Кайлу, которая сдавленно повизгивала под ним. Её хрюки стали ритмичными: каждый раз, когда он глубоко входил ей в горло, она издавала носовой хрип — яркий назальный взрыв, свидетельствующий об удовольствии свиноматки.

Он гладил её прозрачные розовые уши, усыпанные алыми венками, ломающиеся на концах. Нежный пушок на этих ушах, приковал его внимание. Неожиданно пальцы нащупали знакомые шрамы. Уши были проколоты в четырёх местах! Он только сейчас заметил заросшие дырочки, специальная мазь ускорила процесс, но скрыть шрамы невозможно — точечки, как звёзды на погонах, остаются на всю жизнь. Значит, Кайла была замужем, значит четыре мужика трахали её и сдались, не выдержав секс марафона.

«Да что же с тобой не так?» — Артур обхватил пятак сведёнными пальцами, сжал, чтобы перекрыть дыхание. Кайла под ним зафыркала, захрюкала, сползая с члена. Она глубоко дышала ртом, распластавшись на кафельном полу, выразительно смотрела вверх. Слюна густой массой сползала по подбородку, влажный пятак стал горячим, глаза слезились. Кайла хотела трахаться, её роскошная попа вылезла из-под короткого платья, натирала кафель до блеска.

Артур подцепил Кайлу двумя пальцами за пятак и поставил на ноги. Стянул платье, расцепил бюстик. Он уже успел оценить красоту

её тела на пляже, но в этот раз очарование свиноматки, горящей желанием трахаться, восхитило откровенностью намерений. Сочные дойки заколыхались широкими бледно-фиолетовыми ореолами. Длинные пористые соски своим видом подтвердили многократное кормление. Артур присосался к ним по очереди, вытянул губами в погремушки. Внезапно молоко хлынуло ему в рот. Кайла вздрогнула и захрюкала нежно, тихо, как кормящая мать. Артур, не ожидавший такого развития, выдаивал из неё молоко, вытягивал струйки себе на язык, отправляя молоко обратно на груди. Белые ручейки устремились по животу в трусики.

— Да ты молочная дойка! — Артур весело взглянул на Кайлу. Та улыбнулась глазами, хрюкнула в подтверждение, и он продолжил выдаивать её до конца. Стянул белые стринги, чтобы наблюдать, как молоко устремляется ей в пах, стекает по губам влагалища, капельками росы остаётся на ровно подстриженной полоске лобковых волос.

Кайла отдавала молоко, выгибая спину, повизгивая, похрюкивая от каждого засоса. Она истекала не только молоком, но и в промежности. Пальцами Артур нашёл клитор, выдавил его и двумя руками принялся задрачивать. Теперь Кайла пустила слюни: те густой слизкой массой спускались на ложбинку между сочащихся сфер, спускались в пупок, смешивались с молоком, достигая клитора. Артур раздухарился не на шутку, решив руками довести подругу до первого вагинального оргазма. Она сдалась через минуту: сладко протяжно завизжала, хрюки сбились в длинный рык, дыхание в кляп-кольце ощутимо усилилось.

Артур шлепком пригласил Кайлу опуститься в джакузи. Пришёл черед заняться её задницей. Сочное бархатное тело увязло в жиже, окунулось по шейку, волосы, собранные в узелок на затылке, заколыхались между взведёнными ушами. Кайла, почувствовав знакомый расслабляющий массаж грязи, погрузилась в эйфорию. Высунув головку через край джакузи, мягко похрюкивала она, водя язычком по краям кляп-кольце, томно хлопая карими глазками, направленными на Артура. Он, весело улыбаясь, приставил член к кляп-кольцу и вогнал камнем залитую плоть в горло хрюшки. Сдавленный носовой визг, тонкий, душевный, дал понять, что дырка под пятаком успела соскучиться. Задница Кайлы взлетела из чёрной грязи, двумя сферами зашлась в бурлящей жиже. Кайла сосала, ныряя на член. Белые струйки молока продолжались вяло вытекать из её доек, окрашивая чёрную пелену, окутавшую её сочное тело.

Артур вытянул руку и средним пальцем подцепил анус хрюшки. Её влажный горячий пятак зашевелился на лобке, уши захлопали в такт с проникновением пальца. Артур потрахивал Кайлу пальцем, размазывая чёрную грязь по анусу. Горящие уши Кайлы бились о живот толстыми хрящами.

Артур мог бы кончить на пятак или уши, но оставлять хрюшку без оргазма было бы несправедливо и он отважился на грязевую ванну. Всё-таки это была её грязная фантазия, на которую не каждый мужчина согласится. Он шагнул в ванну, погрузился в бурлящую тёплую жижу. Кайла на короткое мгновение замерла в шоке, испуганно вывернув шею. Её хвост шлёпнулся в промежность прикрывая анус.

Кайла вопросительно хрюкнула.

— Не возражаешь? — Артур забрёл сзади и приставил вывернутую залупу к чёрному кратеру.

Кайла что-то возбуждённо хрюкнула в ответ, шире разведя бёдра. Её хвост задрался вверх, уши оттопырились, она сама выгнула спину, открывая чёрный вход.

Скользкий чёрный член, облитый жижей, медленно погружался в разбитый анус молочной свиноматки. Она визжала под ним протяжно, гудела в кольцо, громко выдыхая. Он всадил в неё все двадвать сантиметров стали, вышел, окунул член в жижу и опять ушёл до конца. Теперь он трахал её в сочный чёрный зад в любимом месте всех хрюшек: грязевой джакузи, где они по часу пролёживают каждый вечер, мечтая об анальных оргазмах. Он гонял свою измазанный грязью чёрный кол в её анусе, подводя её к черте. Схватил её за пятак, двумя пальцами, как крючками, подцепил и потянул на себя, заставив её выгнуться. Кайла визжала — тонко и радостно, её глаза закатились, уши-лопухи легли на спину. Артур затрахивал её до поросячьего визга — сплошного непрерывного свинячьего стона.

Её хвост забил в оргазме, сфинктер сжался, как камень. Хрюшка под Артуром кончала, вгрызаясь в кляп-кольцо. Грязным горячим анусом она выдаивала из Артура сперму, которая белыми струйками устремлялась в неё, орошая зону икс. Молоко капельками струилось из сфер, чёрная грязь между слипшимися телами скользила по коже, растекалась по животу Артура, спускаясь в чёрный пах, где член, глубоко загнанный в молочный зад Кайлы, подрагивал, продолжая закачивать остатки спермы.

Расстегнув ремешок, Артур скинул кляп-кольцо, пальцами нащупал пятак, опустил руки в чёрную грязь и начал размазывать её по ушам Кайлы. Она не желала отпускать его: анусом сжимала его, до боли выдавливая из члена последние капли.

Наконец он вышел и полностью опустился в грязь. Кайла села на него сверху, двумя руками обхватила лицо. Пятаком водила она по губам, натыкаясь рылом на зубы, словно искала там жёлуди. Её уши опали, клыки блестели перламутром, карие глаза вопросом:

— Хочешь, я пробью для тебя ухо? — произнесла она тихо, сгорая от желания, стесняясь делать предложение.

Артур коварно улыбался. В его душе впервые разливалось неизведанное тепло, похожее на счастье.

— Лучше пятак.

— Пятак? — у Кайлы захватило дыхание, брови сползли на лоб.

Носить кольцо в пятаке ей ещё не доводилось.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!