Совместная жизнь Игоря и Кати началась достаточно лучезарно. Катюшка была счастлива от своей новой взрослой роли — с упоением занималась домом, привнося в него женский уют, эксперементировала с готовкой, ночами открывала для себя новые высоты. Родители по-началу воспротивившиеся было переезду, считая подобное сожительство без брака бесстыдным, довольно быстро сдались, убедившись, что вместе с дочерью Игорь готов был взять на себя и все расходы по ее обеспечению. Так, он посчитал, что бесплатный пед-фак никакой хорошей профессии не научит и устроил перевод девушки в престижный частный вуз на на филологический.

— Раз уж так хочется детей учить, так уж учи английскому-французскому, всяко в жизни пригодятся, — четко обозначил он свое позицию.

Кроме того в Катином расписании помимо новых домашних обязанностей, как-то незаметно сами по себе появились косметолог, массаж, маникюр, ваксинг.

— Я могу обо всем этом позаботиться сама, — мягко пеняла она, открывая очередной подарок с абонементом, оставленный на подушке после сумасшедшей ночи.

Игорь отмахивался — какие это траты, ерунда! Сам он тщательно заботился о поддержании собственного имиджа, пекся о здоровье, руководствовался принципами правильного питания, несколько раз в неделю ходил в зал по утрам. Так получилось, что скоро с ним стала ходить и Катюшка, все равно будучи жаворонком, ей уже не спалось, после того как он уходил.

— Никакой сушки и жесткого кардио, — четко выдавал он распоряжения молоденькой сухожильной тренерше, приставленной к Кате, — и очень аккуратно с грудью ягодицами, чтоб не сдулись.

При уже привычном проявлении такой всеобъемлющей заботы, девушка лишь смущенно улыбалась, не в силах выразить признательности другим способом, как только снова и снова доставлять ему приятное в постели. Его агрессивность в сексе была малой ценой за жизнь, о которой она не смела и мечтать — званые ужины с его партнерами в дорогих ресторанах, выставки и шоу столичного бомонда, поездки за границу, дорогие вещи, что он позволял ей покупать для дома — создавали ощущение феерии и постоянного легкого опьянения, как во время экстаза.

Игоря, казалось, тоже все устраивало. Он всерьез привязался к девушке, но дорожил ею скорее как дорогой инвестицией, чем возлюбленной. Не то, что он по натуре был зол или корыстен — нет, но он никогда не понимал значения слова «любовь» в принципе, никакая женщина не вызывала в нем какого-то неземного подъема чувств. Женился он рано, по залету, после рождения сына жена все меньше стала его устраивать, лишь раздражая постоянными претензиями и худосочным сексом — она даже в рот никогда не брала. Он стал заводить любовниц, скоро поняв, что ему нравятся шлюхи в постели. Развелся. Встречался с первыми умницами-красавицами — актрисами, телеведущими, дочками партнеров по бизнесу — но те сплошь были избалованы вниманием, норовисты, упрямы, искали лишь выгоды для себя и безмерно его утомляли. Красивая же женщина рядом была нужна для поддержания статуса. Просчитав все варианты, со свойственным ему хладнокровием вывел какими качествами должна обладать его избранница, и скрупулезно преступил к выполнению своего бизнес-плана — по созданию идеальной любовницы, раз найти не удавалось.

Катюшка в этот план вписывалась пока идеально. Не перечила, со всем соглашалась, глядя на него влюбленными глазами, легко приспособилась к его сексуальным аппетитам, кроме того была от природы легка в общении и очаровывала всех его знакомых. В ней на удивление гармонично сочетались простота, наивность и невинная сексуальность без намека на вульгарность, что импонировало, как солидным мужчинам его круга, так и не вызывало зависти их жен.

***

В этот день исполнялось полгода с момента их встречи. Кате очень хотелось отпраздновать этот маленький юбилей в романтической обстановке и она уговорила Игоря не идти в ресторан, а поужинать дома. Тот лишь недоверчиво хмыкнул — с завтраками девушка уже справлялась прекрасно, а вот осилит ли и ужин?

Тем не менее вечер удался: Катюшка, не мудрствуя лукаво, накупила дорогих сыров, мясную нарезку и паштет, оливки, антипесто, фрукты, вино и хорошая музыка сделали свое дело — оба расслабились и наслаждались компанией друг друга.

— А где же мой подарок? — лукаво улыбаясь, спросил Игорь.

Девушка растерялась — этот вечер и был ее подарком, ей было неловко тратить деньги с его кредитки на что-то другое.

— Ладно, малыш, не переживай, я возьму желанием, Согласна?

Катюшка улыбнулась — знала она его желания! Вон как хитро глаза блестят, заглядывая в разрез ее блузки.

— Хорошо! Но с тебя тогда тоже желание, — задорно усмехнулась она.

Игорь согласно пожал плечами и протянул руку для закрепления сделки, — Уговор?

— Уговор! — счастливо засмеялась девушка.

— Дамы — вперед, — отвесил он шутовской поклон, — ну, чего тебе хочется, малыш? Хочешь те изумрудные сережки? Или прокатиться в Венецию? Или хочешь привяжу и буду ласкать пока не кончишь десять раз подряд?

Катя недоверчиво фыркнула, тем не менее вмиг покрывшись румянцем. Кончать он ее заставлял порой от одного взгляда. Венеция, конечно, тоже здорово...

— Нет, — смущенно покачала головой, — я... — замялась она, — просто скажи, что любишь меня, — умоляюще закончила она.

Игорь привлек к себе притихшую девушку и серьезно глядя в глаза произнес:

— Ты очень дорога мне, котенок. Конечно, я люблю тебя!

Катя радостно улыбнулась, облегченно приникнув к его губам. Он так немногословен, так редко говорит ей это. Поцелуй, подкрепленный градусом, продолжался и продолжался, пока девушка не осознала себя от легкой боли — в уже горизонтальном положении, в полуснятой одежде, когда Игорь жадно покусывал ее соски. Руки его по-хозяйски бродили по ее телу, мяли ее круглые ягодицы, приподнимая на встречу его горячему языку. Катюшка плавилась в знакомой истоме — ей никогда не надоест эта сладкая пытка.

— Котенок, теперь черед моего желания, да? — приподнял голову он между ее широко расставленных ног.

С трудом сфокусировавшись на его торжествующем взгляде, Катя согласно кивнула.

— Я хочу твою попку, котенок.

***

Хотя в тот конкретный момент эта просьба и прозвучала, как гром среди ясного неба, нельзя сказать, что это было для Кати полнейшей неожиданностью. Они вместе посмотрели достаточно порно-роликов, чтобы вызвать в ней искру интереса, несмотря на неприятие, к этому виду секса, да и Игорь зачастую, делая куни, ласкал и ту другую дырочку, принося волну новых ощущений. В горе подаренных им подарков на равне с парой других секс-игрушек, были и анальные бусы, но она решилась попробовать их лишь однажды, когда его не было дома, после сразу спрятав, боясь признаться даже самой себе в тех противоречивых чувствах.

— Ну так что, малыш, помнишь об обещании?

Она подавленно кивнула.

— Пойдем тогда, — он быстро вскочил с дивана и, протянув руку, помог ей подняться.

— Куда? — осипшим от страха голосом спросила девушка.

— Для начала в душ, трусишка, — он нежно потрепал ее по щеке.

В ванной Игорь полностью взял инициативу на себя — помог раздеться, закрепил высоко волосы заколкой, чтоб не намокли, подтолкнул в просторную душевую кабинку под струи горячей воды, последовав за ней. Он медленно намылил ее душистым мылом, проводя шершавой губкой по всем потаенным местечкам, скользнул рукой между ягодиц.

— Ты в туалет не хочешь? — неожиданно задал вопрос, вмиг вырвав Катюшку из тревожного состояния ожидания. От шока девушка опешила и лишь испуганно замотала головой.

— Хорошо, — принял к сведению мужчина, тут же намыленными пальцами ныряя неглубоко в ее попку, — расслабься, киска — все будет хорошо, — попросил он.

Когда с мытьем было наконец покончено, Катя ели на ногах держалась. Знакомая волна возбуждения налила кровью ее нижние губки и клитор, она чувствовала себя очень влажной — готовой, но заднюю дырочку при этом саднило и она с ужасом думала, что будет, когда он засунет в нее член, а не палец.

— Теперь твоя очередь, котенок, — вырвал ее из тревожных дум мужчина, — помой меня.

Это она умела и с удовольствием делала для него. Водила мыльными ладошками по широкой, полностью покрытой волосами груди, перекатывающимся мышцам плеч, мягко повернув, намылила спину, став на колени, чтоб было удобнее — потерла упругий зад и ноги. Когда Игорь развернулся, чтобы она смогла закончить спереди, его член уже стоял высоко и поблескивал влажной капелькой на кончике. Недолго думая, девушка обхватила головку губами. Сначала это было просто продолжением обычного ритуала — сложно не польститься, когда член буквально утыкается в губы. Но начав быстро посасывать, она подумала, что если сейчас сумеет заставить Игоря кончить, то тот, довольный, позабудет об их уговоре.

От этой мысли движения губ стали сильнее и она почти с жадностью накинулась на него, сама глубоко нанизываясь на член, как он любил. Игорь с удовольствием включился в игру — перекрыл воду, расставил ноги пошире для стабильности, привычно положил руки ей на голову. Скоро уже не она, а он ее жестко трахал в горло, заставляя откидывать голову, смотреть на него, пока он нещадно ебал ее в ротик. У Катюшки слезы текли из глаз, дыхание перехватывало, когда он засаживал слишком глубоко, лицо покраснело, но она продолжала старательно сосать — отчасти по привычке (он редко долго выдерживал ее облизывания, как правило, предпочитал жесткий трах), отчасти из надежды, что позволив ему отпустить тормоза сейчас, она зато сбережет другую дырочку.

Кончил он довольно скоро, крепко засадив ей и прижав голову руками к мошонке. Долго не отпускал, пока уменьшившийся член не стал с легкостью помещаться в ее рту. Катя бережно вылизывала его, обожающе глядя в помутившиеся от наслаждения глаза возлюбленного.

— Умница моя, — довольно похвалил он, — ты с каждым разом делаешь это все лучше и лучше. Прирожденная шлюшка. Осталось научиться давать также легко во все дырки, — Катя было дернулась, замерев от стыд от его оскорбительных слов. Хотя на кого она еще была сейчас похожа — голая, на коленях, с членом во рту?

— Это был комплимент, котенок, — утешил Игорь, наконец освобождая ее от члена и помогая подняться, — ты хорошо постаралась. Теперь пора заняться твоей узенькой попкой, да?

— Но... — замялась она, судорожно пытаясь найти предлог отменить их сделку, — ты же уже...

— Ну и что? Это даже к лучшему — не будет лишней спешки, спокойно растянем тебя, прежде чем трахнуть, — деловито объяснил он.

Катюшка лишь обреченно склонила голову...

***

В спальне Игорь положил на кровати несколько подушек стопкой и приказал Кате лечь на них животом вниз так, что голова и грудь лежали на постели, а бедра оказались высоко приподнятыми.

— Чтоб ты не устала стоять, — объяснил Игорь, широко раздвигая колени девушки, так что вся промежность оказалась на виду — и сочившаяся влагой щелка с пухленькими половыми губками, и маленькая темная дырочка, сейчас сжавшаяся маленькой звездочкой.

Катя тяжело дышала. Она все еще испытывала стыд, когда он ставил ее раком прежде чем трахнуть, ей больше нравилась классика, когда она могла наблюдать за эмоциями, пробегавшими по его лицу во время секса, но Игорь все же чаще предпочитал именно ебать ее так, как сучку, крепко удерживая за бедра и полностью контролируя ситуацию. Сейчас же, представляя, что он также жестко засадит ей в попку, девушка от страха вжималась в постель, крепко зажмурив глаза, давая ему свободно делать то, что он хочет.

Игорь времени не терял: хорошенько размяв руками ее ягодички, пока они не порозовели, развел их и стал лизать все Катюшкины сладкие местечки. Девушка, слишком перепуганная, долго не реагировала, но вскоре от привычной ласки начала расслабляться и слегка постанывать. Тогда ласки мужчины стали агрессивнее, язык уже не только терзал клитор, но и вкручивался в плотно сжатый анус, перебегая от одного к другому — вызывая то волну паники, то наслаждения. Доведя таким образом девушку до лихорадочного состояния, удовлетворенно крякнул и отстранился, чтобы достать приготовленную анальную смазку.

Почувствовав прикосновение прохладной мази, девушка инстинктивно снова сжалась. Игорю, видно, это не понравилось и он легонько шлепнул ее по попке.

— Расслабься, малыш, — попросил он.

— Я не могу, я боюсь, — чуть не плача выдавила Катюшка.

Игорь с минуту помолчал, обдумывая положение и продолжая скользкими пальцами массировать ее попку.

— У меня есть для тебя другая сделка, котенок, — вдруг пришло ему в голову.

— Другая? — облегченно встрепенулась Катюшка, повернув голову, чтобы видеть его, — что угодно, любимый, только не это, пожалуйста.

— Нет, попку твою мы сегодня все же вскроем, — спокойно ответил он, не придав значения ее просьбе и вмиг наполнившимся слезами глазам, — но ты сама сможешь остановить это, когда захочешь.

— Я хочу прекратить это сейчас, — прорыдала девушка.

— Нет, котенок, — он, был неумолим, — лучше довести дело до конца сегодня, раз решили, а то дай тебе время, напридумываешь всяких ужасов. Но послушай, я дам тебе право сказатьW «стоп» и выйду из тебя во время траха, обещаю. Закончим, как тебе захочется, — продолжал убеждать он.

Катюшка шмыгнула, вытираю заплаканное личико об простыню. Кивнула.

— А что ты хочешь взамен?

— Совсем чуть-чуть, — внутренне ликуя улыбнулся мужчина.

— Да?

— Я хочу чтобы ты положила руки себе на попку и держала ее открытой для меня, пока я тебя подготовлю. Поверь, и тебе и мне так легче будет.

Катюшка вспыхнула от унизительности этой просьбы — самой помочь себя трахнуть? Но с другой стороны, она слишко хорошо его уже успела узнать и понимала, что он не отступится, а так хоть будет возможность все это побыстрее прекратить.

— Я согласна, — прошептала она, снова уткнувшись лицом в покрывало. Потом завела руки за спину и сделала, что он просил.

Представившаяся картинка была сверх-очаровательна — красивая голая девушка лежала на постели, сама раздвигая наманикюренными пальчиками свои белые ягодички, словно предлагая побыстрее трахнуть ее в лоснящиеся влагой дырочки. Игорь почувствовал, что член его снова налился кровью и заныл, словно и не было недавней разрядки. Он и не рассчитывал, что она так быстро согласится, думал, придется уламывать. Не в силах удержаться, взял телефон и незаметно сфотографировал, Катюшка была слишком поглощена стыдом, чтобы заметить.

Потом снова взял смазку и, выдавив на колечко, стал втирать, постепенно проникая скользим пальцем внутрь, не торопясь растягивая ее. За одним пальцем смог втиснуть и другой, пытаясь одновременно засунуть поглубже. Девушка болезненно застонала, но промолчала. Другой рукой Игорь стал поглаживать ее клитор, давая возможность переключиться на более сладкие ощущения. Постепенно ему удалось засунуть в нее три пальца почти на две фаланги, но колечко ануса при это так плотно обхватывало его, что было даже больно.

— Все хорошо, котенок, ты замечательно справляешься, — похвалил он ее, — держи попку, не отпускай.

Девушка что-то нечленораздельно замычала.

Пришел черед тяжелой артиллерии. Оставив ее на минуту, подошел к шкафу, где в ящике с нижним бельем Катя хранила подаренные секс-игрушки. Выбрал дилдо со съемными насадками. Для начала, «раздев» его как матрешку, оставил тоненький стержень всего в пару сантиметров диаметром.

— Не волнуйся, крошка, сейчас будет немного холодно, — предупредил он, щедро смазывая игрушку.

Вошло на удивление легко. Катюшка глухо застонала, руки, судорожно сжимавшие попку задрожали. Когда он начал легонько потрахивать ее силиконовым членом, одновременно наяривая пальцами клитор, девушка уже не смогла сдержать стона удовольствия. Да, дискомфорт в анусе не проходил, было очень чувствительно,

хоть и не так больно, как она боялась, но вместе с тем, появилось чувство какого-то животного восторга, заставлявшее подаваться вперед этому неестественному проникновению.

Когда Игорь вдруг вытянул дильдо из нее, Катя даже испытала некое чувство разочарования. Но это продолжалось недолго, так как в нее сразу стали впихивать член по новой, уже бОльшего размера, ввинчивая как буравчик.

— Не надо! — вскрикнула девушка, попытавшись отстраниться от болезненного давления.

— Не дергайся, киска, — спокойно ответил мужчина, продолжая проталкиваться в нее, — все идет как надо, твоя попка легко привыкает. Не отпускай руки, а то отменю договор, — пригрозил он.

Катюшка подчинилась, скрипя зубами от сильного растяжения. Подстроиться в этот раз было сложнее, боль мешала, но чувство дикой наполненности в попке одновременно рождало приятную тяжесть внизу живота.

Когда Игорь сменил насадку в третий раз, доводя имитатор почти до размера собственного члена, Катя уже хрипела, не в силах стонать. Вводил он очень медленно, массируя колечко ануса, не жалея смазки, помогая ему растягиваться. Он не хотел торопиться и порвать ее, отвратив от анала на веки. Но твердо был настроен иметь возможность иметь ее в попу, когда захочет. Некоторые из его знакомых шлюх давали в жопу очень легко, но их отверстия были такими растраханными, что порой даже не закрывались до конца. Катин зад он хотел сохранить упругим, но податливым, поэтому не намерен был долбить ее в первый раз до потери пульса. По сути, этой тренировки уже было достаточно для начала, но стоило закрепить результат, чтобы в ее сознании крепко отпечаталось, что она должна быть всегда открыта для него — всеми доступными способами.

Вытащив дильдо, он с удовольствием наблюдал, как ярко-красное колечко судорожно пытается закрыться. Девушка не переставая хрипло поскуливала.

Надев резинку, Игорь тщательно смазал, стоящий колом член. Потом, не жалея, выдавил еще смазки и на ее развороченный анус.

— Помнишь, держи попку, малыш, — подтолкнув ее под колени, заставил сильнее выгнуться в крестце, чтобы было удобнее.

Катя заплакала.

Игорь не спеша, придерживая член у основания рукой, стал вводить.

— Все, не надо, перестань, — взмолилась Катя.

— Я еще не вошел, это не считается, киска, — сквозь сжатые от напряжения зубы, чтобы не сорваться и не вогнать ей сразу, выдавил он.

— Не могу больше, — стенала она.

— Потерпи, котенок, я не двигаюсь, попытайся расслабиться, — он рукой залез под нее и стал сильно теребить клитор, отвлекая от боли, — вот, умничка, еще чуть-чуть. А теперь сама качнись ко мне. Я не буду двигаться, обещаю. Делай, как сама захочешь.

Игорь и правда не двигался, лишь быстро-быстро тер ее перевозбужденный клитор. Катя медленно поддалась попкой назад, ему навстречу, закусив губу от боли.

— Не торопись, не торопись, котенок, по-немножку.

Девушка истошно рычала, медленно нанизываясь своей девственной попкой на его член, пока не почувствовала, что еще чуть-чуть и взорвется — то ли от сводящей с ума наполненности в анусе, то ли от оргазма под его руками.

— Еще чуть-чуть, котик, — стонал ей в унисон Игорь, — вот так, — он весь полностью, хуем залез в ее тугую попу, а девушка все еще продолжала своими руками держать ее открытой для него — крышу сносило от такого.

— Все... все... пожалуйста, хватит, — взмолилась Катюшка.

— Конечно, малыш.

Он легко выскользнул из нее, вырвав из девушки облегченное рыдание. Затем сдернув резинку, резко перевернул очумевшую Катюшку, закинул ноги себе на плечи и вонзился в мокрое, узенькое влагалище. Бешенная скачка продолжалась недолго, скоро он обильно спустил в нее, чувствуя давно забытую болезненность в мошонке, как в молодости.

Катя лежала под ним ни жива ни мертва, тщетно пытаясь восстановить дыхание. В голове был полный разброд, тело требовало своей доли. Ее только что выебали в жопу, как последнюю шлюху... Что если после этого он бросит ее, раз получил от нее все, что хотел?

— Девочка моя ненаглядная, — заботливо сказал он, сам удивляясь искренности той теплоты, теснившейся в груди. — Про тебя то мы забыли, котенок.

Рука его привычно скользнула меж ее влажных бедер. В несколько минут, он умело довел ее до оргазма.

— Ну как ты? Понравилось?

Катя было закрутила головой, но заметив напряженное ожидание в его глазах, лишь потупившись вымолвила:

— Не знаю...

Руки его все еще бродили между ее ног, когда он ласково дотронулся до снова сжавшегося в крошечную звездочку ануса, девушка невольно сморщилась.

— А мне очень понравилось, спасибо, милая, — не стесняясь, прямо заявил он, — за несколько деньков отойдешь, потом попробуем еще, — Катюшка вымученно кивнула. — Мне хочется трахать мою девочку во все ее сладкие дырочки.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!