Наступило лето, а с ним и пора активного отдыха на природе. Не могу себя отнести к фанатам рыбалки, но в качестве разнообразия своего летнего времяпрепровождения, выезд на речку, чтобы половить рыбку, показался мне отличной альтернативой похода в боулинг или в кино.

За эту свою идею, отправиться на рыбалку, я вцепился намертво и со всей присущей мне серьезностью принялся развивать эту тему. В этот момент я заметил, что человек наиболее скрупулёзно и обдуманно скорей займется планированием своего отдыха, нежели планированием собственной судьбы... поэтому неудивительно, что моя изначальная задумка — посидеть с удочкой на берегу пялясь на болтание тупого поплавка, быстро переросла в организацию небольшой прогулочной экспедиции на лодке на какой ни будь дикий островок, которых так много на нашем огромном водохранилище.

С собой я решил взять старого друга Кешу. Его крайне тяжело было назвать порядочным, вежливым, эрудированным молодым человеком, скорей наоборот, главными чертами характера Кеши были грубость, несдержанность, похотливость. Последняя его черта была довольно ярко развита и часто играла с ним злую шутку. Наверное, не было ни одной девочки в нашей школе, которой Кеша не предложил бы ему отсосать. И что удивительно, ему сосали! Одни это делали добровольно и даже с энтузиазмом, других же Кеша фактически принуждал сосать. Дошло до того, что однажды из школьного туалета, посреди урока, с шумом и плачем выскочила длинновязая старшеклассница у которой сопли вперемешку с кешеной спермой жирными каплями свисали с подбородка... За свою наглость, Кеша часто отгребал, сначала от родителей и директора школы, потом и от милиции. Наблюдать за всем этим, мне всегда приносило огромное удовольствие, вот и сейчас я решил взять Кешу на рыбалку только потому, что был уверен в том, что Кеша и в этот раз что-то учудит.

Для поездки на водохранилище мы с Кешей взяли надувную лодку, к ней купили самый дешевый китайский мотор. Из развлечений у нас были мангал, маски с ластами, бутылка коньяка и газовая винтовка Кеши для стрельбы стальными шариками. И только перед самым выездом вспомнили что хорошо бы и удочки прикупить, раз уж собрались на рыбалку. Себе я взял новенький спиннинг, а Кеша присмотрел для себя целый рулон браконьерской сетки.

Рано утром, прибыв на берег водохранилища, мы погрузили все свои пожитки в лодку и отчалили от берега.

— Ебнутый движок! — с нескрываемой злобой бурчал Кеша, поглядывая как кряхтит и задыхается китайский мотор.

— Главное, что ненужно пахать веслами, — пытался я хоть как-то подбодрить подпорченное настроение Кеши.

— Пидарасы китайские! — не унимался Кеша. — Такую дрянь делают! Сейчас заплывем черт знает куда, движок сдохнет, жопа нам будет, течением унесет до самой дамбы, никакие весла уже не помогут, когда засосет в шлюзы!

Однако, несмотря на унылое жужжание мотора, наша лодка плыла довольно шустро и отлично справлялась с течением. Берег, на котором мы оставили машину понемногу начинал скрываться за горизонтом. Наша лодка огибала островки, поросшие лесом и камышом на берегу которых еще с ночи, сидели сонные рыбаки.

— Капец, гандоны позанимали лучшие места! — сказал Кеша, и взял в руки свою газовую винтовку.

— Всё будет хорошо, Кеша, вот увидишь! Сейчас заплывем подальше, на дикие острова, там все места свободные!

— Может жахнуть по жирному что сейчас пялиться на нас с берега? Физиономия мне его не нравиться, уж больно он на китайца похож, попаду ему в яйцо, будет знать гад, как движки говняные делать! — после этих слов, Кеша направил винтовку в сторону рыбака на берегу и принялся целится.

— Кеша, ты угомонись, уверен, что это не тот китаец, что твой мотор собирал. — От этих слов Кеша ненамного задумался, и посмотрев на меня сказал:

— Если ничего не поймаем, на обратном пути я жахну по нему?! — то ли спрашивая моего одобрения, то ли констатируя факт сказал Кеша, и бросил винтовку в лодку. Себе же я пообещал, что на обратном пути, поведу лодку в обход этого берега с китайцем.

Примерно через час мы заплыли так далеко, что вокруг уже не было видно ни одного рыбака. Здешние острова, казалось не знали человека вовсе, оно и не удивительно, кому придет на ум ради рыбалки заплывать черт знает куда, затратив для этого тучу бензина.

— Смотри! — сказал я показывая на берег большого острова к которому приближалась наша лодка. — Это девственный лес!

— В смысле, девственный? Как целка что ли?

— Типа того.

— Главное, чтобы здесь не было китайцев, иначе я за себя не ручаюсь! — грозно пробурчал Кеша, и чтобы показать свою решительность снова взял в руки винтовку.

— Брось ты, какие здесь могут быть китайцы, Кеша? Смотри какой остров классный, там до нас небось никого и не было. Представь себе, целый остров будет наш!

Вскоре мы подошли к берегу с песчаным пляжем. Не сдерживая своих эмоций, Кеша с винтовкой в руках, первый спрыгнул на берег и тут же принялся отливать на ближайшие кусты, видимо тем самым наглядно демонстрируя, что именно он лишит девственности этот лесной остров.

Остров и правда был хорош, он был настолько большой, что имел собственный непроходимый лес, на исследования которого могли бы уйти часы, здесь даже была своя маленькая речушка — тонкий прохладный ручеек идущей откуда-то из глубины острова к нашему песчаному пляжу.

Разложив все свое снаряжение на берегу, мы с Кешей принялись ловить рыбу. Пока я стоял на берегу и забрасывал спиннинг, Кеша тем временем уселся в лодку и на веслах отошел от берега чтобы удобней было растягивать сеть. Хоть Кеша и отплыл от берега на значительное расстояние, до моих ушей все-таки доносились его бурчание по поводу нового разочарования:

— Вот суки! Это не сетка, а говно собачье! И тут напортачили, уроды...

Не успел я посочувствовать кешеному горю, как понял, что мой мочевой пузырь уже достаточно переполнен и пора бы отлить. Подойдя к кустам меня как будто бы, обдало кипятком — на песке были отчетливо видны следы ног. Совершенно явно, это были человеческие следы, правда они были какие-то маленькие, будто бы детские, и совсем свежие. Складывалось такое впечатление, что кто-то неизвестный из кустов, шпионил за мной с Кешей пока, мы подплывали к берегу и выгружали наши пожитки. Представляю как эта новость не понравится Кеше...

— Дрянь какая! — шумел Кеша, всматриваясь в следы на песке. — Какого хрена здесь происходит?

— Может это рыбаки? — предложил я. — Тоже, как и мы приплыли на этот остров, чтобы...

— Нет! Это не рыбаки! — перебил меня Кеша на полуслове. — Это была баба!

— Как ты понял, что это баба, ты умеешь читать по следам?

Кеша не стал ничего больше объяснять, а просто пошел к нашему импровизированному лагерю, достал свою винтовку и вернулся к месту, где я обнаружил следы:

— Ты пока подрочи своей удкой, — деловито начал Кеша, — а я пойду поохочусь на эту сучку!

Больше всего мне не хотелось, чтобы в наше отсутствие кто-то хозяйничал с нашими вещами, поэтому мне ничего не оставалось как согласиться и остаться на берегу дожидаясь возвращения Кеши. Сам же Кеша с винтовкой на перевес быстро исчез в зарослях, а я остался совершенно один. Впрочем, я не унывал, похоже начиналось новое веселое приключение, и главное Кеша вошел во вкус. Недолго думая, я уселся на берегу, и достал бутылку коньяка. Что-то во всем происходящем приятно будоражило мои мысли: этот дикий остров, на котором Кеша устроил охоту на неизвестную девку, теперь вот коньяк начался. «Интересно, если Кеша таки поймает эту шпионку, что он с ней сделает?» — в моей охмелевшей голове стали проноситься самые дикие сцены и образы, связанные с Кешей и его манерой общаться с женским полом, от чего мои шорты натянулись до предела от проснувшейся эрекции.

Спустя час я основательно охмелел, и рыбалка меня совсем перестала интересовать, больше всего меня стала волновать судьба Кеши, куда это он запропастился?! Но не успел я додумать свои тревожные мысли, как где-то из глубины острова я услышал несколько щелкающих выстрелов, а затем веселые улюлюканье Кеши. Еще примерно через минут двадцать, тяжело пробираясь сквозь заросли на берег вышел Кеша, на плечах он тащил свою добычу...

Пленница была без сознания. Кеша уложил ее на песок и жадным взглядом похотливого кабана стал рассматривать ее тело. Она была маленькой, не более 130 сантиметров в длину, еще было очевидным, что это был не ребенок, а взрослая женщина необычайно маленького роста и с непропорционально большой головой.
Ее настоящий возраст выдавали налитые как яблоки груди и тугие широкие бедра. Это была карличка. Её странный образ дополняла одежда, по всей видимости сделанная кустарным путем из полиэтиленовых мешков, и беспорядочно разлохмаченные волосы.

— Кеша, что ты сделал с её волосами? — мне почему-то сразу представилось, что Кеша тащил эту беднягу через весь лес ухватив за волосы.

— Не трогал я её волосы, она в таком виде шлялась по лесу. — оправдывался Кеша. — Дура наверное!

Продолжая рассматривать лежащую на песке маленькую женщину, я обратил внимание, что импровизированная юбка нашей пленницы настолько задралась вверх, что полностью оголила её ноги и даже немного стало видно покрытый кучерявыми волосками лобок.

— Кеша, что мы будем с ней делать?

— Как что делать?! — негодованию Кеши в тот момент не было предела. — Конечно же мы будем её трахать! Чтобы знала сучка, как шпионить за нами!

— Почему она не приходит в себя?

— Эта дрянь, стала сильно брыкаться и кусаться, когда я её изловил. Пришлось навернуть её прикладом по башке, иначе бы она искусала мне все пальцы. — пытался оправдаться Кеша, демонстрируя мне покусанные пальцы на левой руке.

— Я хотел было предложить Кеше коньяк, но Кеша в тот момент был полностью поглощен своей добычей, и никакой выпивкой его было невозможно подкупить. Он стянул с женщины её полиэтиленовый наряд, и перед нами открылась ее обнаженное тело. Она тихо дышала, складывалось впечатление что она просто мирно спит. При каждом вдохе её маленькая пышная грудь вздымалась вверх, а её соски были такие тугие, что казалось из них вот-вот хлынет горячее молоко.

Когда в мохнатую щелку бесцеремонно проник толстенный член Кеши, женщина всхлипнула от неожиданности, но при этом продолжала лежать без сознания. Кеша трахал свою пленницу жестко и грубо, с каждым разом ускоряя темп. Удивительно, но похоже карличка, не приходя в сознание начинала получать кайф от того, что в нее без ее ведома вгоняют такой огромный кукан. Она стала постанывать, а ее вагина настолько размякла и расскисла, что кешина ритмичная долбежка превратилась в приятное на звук похлюпыванье.

Зрелище было настолько увлекательным, что я не сразу осознал, что активно надрачиваю свой член глядя на происходящее на этом пляже.

Через пару минут Кеша резко остановился, вогнал свой член по самые яйца, и его начало судорожно трясти — в этот момент, крупные потоки горячей спермы стали выдавливаться в лоно пленницы. Почувствовав жар кешеного семени у себя между ног, женщина очнулась, и с дикой яростью стала визжать и брыкаться своими короткими ручонками и ножками. Кеша всей своей массой, лежащей на карличке, получал несказанное удовольствие от неожиданного секса и не обращал никакого внимания на дикие протесты своей жертвы. Это продолжалось до тех пор, пока маленькая женщина не вцепилась своими острыми зубками в Кешин правый сосок.

Кеша в этот момент взвыл как медведь, севший задницей в слоновий капкан. Кеша с силой ударил женщину по голове рукой, после чего та снова потеряла сознание.

— Во сука! Прокусила до мяса, блядь! — Из-за всех сил возмущался Кеша. С его повреждённого соска ярко красным потоком на живот стекала кровь.

— Давай бегом к лодке, там у нас есть аптечка, приложи вату!

По всей видимости, последний удар Кеши был настолько силен, что женщина не приходила в сознание больше часа. К тому времени Кеша становил кровь и даже выпил со мной пару рюмок коньяка, от чего настроение Кеши резко улучшилось.

Подойдя к лежащей на песке голой женщине, Кеша достал из трусов свой затвердевший член и стал тыкать им в лицо своей жертве.

— На бля, соси давай! — выглядело это даже немного смешно, Кеша прекрасно знал как страшно кусается эта маленькая дрянь, и все равно пихал ей в рот свой единственный член.

Не стану скрывать, меня в этот момент одолевали мысли навалиться на сверху и тоже потрахать эту девку, но вид волосатой вагины с засохшей в ней и вокруг неё кешниной спермы, отбивал у меня всякое желание совать туда свой член. Но дрочить в свое удовольствие я не переставал, и дошло до того, что я стал кончать.

Моя сперма брызнула на живот и ноги лежащей без сознания женщины. Несколько капель даже попало на Кешу, но тот уже не обращал на это никакого внимания, он был полностью поглощен своей новой игрушкой:

— Гля, гля! — ревел от удовольствия пьяный Кеша, вставивший свой член в рот карлички, — Сосет сука, как миленькая. И тяга у неё хорошая как у доильного, аппарата. Гы, гы!

Страшно было представить откуда Кеша мог знать, какая тяга у доильного аппарата. Впрочем, само по себе зрелище происходящее на этом пляже было довольно милым: обнажённая миниатюрная женщина с шикарными формами, залитая спермой двух мужиков, как козленочек с закрытыми глазками усердно сосет толстый член Кеши.

— Слы! — Начал было говорить довольный как хряк Кеша, — Может её себе оставить?

— В смысле себе оставить? Как ты себе это представляешь?

— Затащим её на лодку и отвезем на берег, а дальше, что с ней делать это уже будет моя забота, отвезу её к себе на дачу к бабке, будет у меня там жить. Выдрессирую её так, чтобы она нам обоим одновременно сосала, ну и бабке по хозяйству помогала.

— Кеша, ты с ума сошел!

Тут Кеша в очередной раз подошел к оргазму и стал кончать прямо в рот сосущей женщине.

— Хорошая сучка! Ты смотри глотает даже не закашлялась!

— Мне кажется, её лучше отпустить в лес, не думаю, что мы её довезем даже до берега, там же полно рыбаков, а твоя девка, когда очухается орать будет как резаная, не дай бог еще и лодку нашу резиновую прокусит.

— Не ссы! Всё будет пучком! Я уже подумал об этом, орать она не будет, я ей кляп из своих трусов сделаю. — От возникшей у меня в голове картины, меня едва не стошнило, а Кеша тем временем продолжал, — А чтобы не брыкалась дуреха, ща достану сетку и замотаю её как следует. Будет у меня как миленькая лежать в лодке, а когда проголодается я уже знаю, чем её накормлю... — многозначительно сказал Кеша.

Кеша уселся в лодку и поплыл вынимать сеть. Перед отплытием Кеша вручил мне свою винтовку и велел глаз не спускать с лежащей все еще без сознания голой миниатюрной женщины.

Сказать по правде, отвести взгляд от Кешеной пленницы было не легко. Она в самом деле была очаровательной дамой, ей бы сходить в парикмахерскую, сделать макияж и надеть обтягивающие шмотки, получилась бы не дурная тетка, маленькая в росте, да разве это так важно при таких-то аппетитных формах?! И все же было в ней что-то странное, например, ее одежда, она была сшита тупо из кусков строительных мешков, а в место швов были обычные монтажные скобы. Да и тело её, если приглядеться, было укрыто мелкими шрамами, а ее босые стопы, были хорошенько истоптаны долгими скитаниями по здешним лесам. Что она вообще здесь делала на этом безлюдном острове? В моей голове было слишком много вопросов, связанных с этой женщиной, но из-за не проходящего опьянения коньком, я не хотел задумываться над чем-то более сложным, чем: «Может правда вздрочнуть на неё еще раз, пока Кеша далеко заплыл?» Но не успел я додумать эту мысль, как лежащая девушка зашевелилась и открыла глаза.

Я схватился за винтовку и стал целиться в приходящую в себя обнаженную женщину. Она приподняла голову и сразу же увидела меня с направленной в её сторону винтовкой. Я в этот момент от страху немного охренел, с одной стороны, я знал какой злобной может быть эта дура, сразу на ум пришел окровавленный сосок Кеши, но, с другой стороны, я не знал куда мне целиться на её шикарном теле, ведь эта винтовка могла здорово подпортить сексуальность этой женщины.

— А ну ты, не рыпайся! — пытался я угомонить проснувшуюся женщину. Мой голос был нерешительным, а ствол винтовки немного дрожал.

Её взгляд забегал по сторонам, она быстро оценила обстановку, сначала посмотрела в сторону воды, где метрах в ста от берега пьяный Кеша тащил в лодку запутанную сетку. Затем женщина перевела свой взгляд на меня и на винтовку в моих руках. Ей хватило секунды, чтобы разглядеть мое замешательство и нерешимость. Через мгновение голая вскочила на четвереньки, сверля меня своим злобным взглядом, при этом она приглушенно выла как разозлённая кошка, над которой дурак держит свою руку. Казалось, что она вот-вот прыгнет на меня и своими зубками в этот раз доберется до моего соска, тогда уже и Кеша мне не успеет помочь. Но у девушки были свои планы, она встала на ноги и рысью помчалась к лесу.

— Дурень, стреляй в эту блядь! — орал с лодки как паровоз разъярённый от злости Кеша.

Мне было жаль причинять боль этой очаровательной дикой женщине. Я видел, что делают с воробьями выстрелы газовой винтовки, воробей словно стеклянная новогодняя игрушка разлетался на куски. Я стрелял вслед убегающей женщины с тем расчетом, что стальные шарики будут пролетать, мимо нанося вред лишь деревьям и кустарникам.

Девушка давно исчезла в зарослях, а я продолжал методично, и в тоже время безуспешно обстреливать растущую у берега зелень. Кеша причалил к берегу, и не говоря ни единого слова, тигриным прыжком влетел в заросли, и ломая всё на своем пути помчался вслед за своей добычей.

Я снова остался сам на берегу. Я не сомневался, что Кеша огорчился, что из-за меня сбежала его женщина, впрочем, я особо не печалился из-за этого, потому что винтовка была теперь у меня, я знал, что Кеша всегда с уважением относился к вооружённому человеку, и это играло мне на руку.

Прошло более трех часов с момента как Кеша и беглянка покинули берег, а я все еще был один, и не получал от Кеши никаких известий. Эту длительную задержку Кеши я поначалу объяснял сам себе тем, что видимо Кеша таки догнал эту женщину и сейчас где-то в лесу активно ее ебет, тем самым наказывая строптивый женский характер.

Когда прошел четвертый час без Кеши, я впервые серьезно стал волноваться, причем не столько за Кешу, сколько за себя. А вдруг Кеша не справился с этой голой карличкой, может быть она его перехитрила, и Кеша попал в ловушку?! Один бог знает, что эта ненормальная может сделать с Кешей! А когда она покончит с Кешей, она обязательно вспомнит обо мне и вернется на этот пляж... От этих мыслей мне становилось не по себе, я забрался в лодку, покрепче прижал к себе винтовку и с ужасом поглядывал в сторону леса.

Когда моё сознание полностью очистилось от паров алкоголя, я принял для себя решение, что сидеть на берегу сложа лапки и ожидать мести злобного карлика я не стану. Я сам отправлюсь в лес, найду и спасу Кешу, а все, кто станет у меня на пути получат пулю.

С собой в опасный путь я взял походную аптечку, винтовку, и весь запас металлических пулек. Около пяти часов вечера я выдвинулся в глубь острова.

Более-менее я понимал куда мне идти, потому что после недавней Кешиной беготни, в лесу было много истоптанной зелени и поломанных кустарников. Этот лес оказался куда больше, чем я предполагал. Я прошел не меньше километра, по-прежнему мне встречались следы искалеченной Кешей природы, а самого Кеши как след простыл.

Через некоторое время, до моих ушей стал доноситься приглушенный шум, он шел откуда-то из самых густых кустарников, и могу поклясться, что тогда я почувствовал в воздухе запах дыма, такой запах словно где-то неподалеку жарят шашлыки. Мое сердце похолодело, я впервые стал переживать за судьбу Кеши...

Осторожно приблизившись к источнику шума, я наткнулся на стену маленького деревянного домика построенного прямо в глухом лесу, а возле него был еще один и еще такой же домик. Здесь была спрятана целая маленькая деревушка в центре которой происходила странная возня и горел костер. Я старался быть максимально незаметным, поэтому залег под кустом волчьей ягоды и стал внимательно всматриваться в происходящее в деревне.

Здесь были люди, правда они все были карликами и все как один были оборванцами. Одеждой им служил всякий хлам и мусор, видимо они его находили на берегу водохранилища и «шили» из него одежду.

А вот и источник сладкого запаха шашлыка — из камней и земли эти люди устроили нечто вроде мангала, на котором готовили проткнутых острыми палками лягушек, которых из-за летней жары развелось несметное количество в местных камышах.

Все люди здесь были грязные с беспорядочно взъерошенными волосами, от чего мне все казались на одно лицо. Если одни были заняты приготовлением лягушек на костре, то другие, около 20 гномов скопились в плотную группу в самом центре деревни и что-то шумно там обсуждали. Понять, о чем они говорят было решительно невозможно, они все одновременно шумели, пели, и просто свистели.

Одно было ясно наверняка, у них здесь происходил какой-то праздник, это можно было понять по тому, что эти пузатые уроды стали навешивать на себя венки из цветов одуванчика и обмазывать себя лягушачьими внутренностями.

Все деревенские были до того веселые, что у маленьких мужчин из щелей поганой одежды нескрываемо торчали эрегированные члены, которыми они весело крутили во все стороны и обильно обмазывали их каким-то жирным маслом. Только когда толпа немного расступилась в самом ее центре я увидел Кешу. Он стоял абсолютно голый в грязи на четвереньках, по рукам и ногам Кеша был закован деревянными кандалами, а к шее был привязан на короткой веревке большой булыжник. В таком положении Кеша не мог пошевелиться, он только жалостно скулил и пускал большие пузыри соплей из разбитого носа. Но на этом мучения Кеши небыли окончены. Карлики, пользуясь удобной позой Кеши, активно драли его своими членами в зад. Похоже они это делали с ним так давно, потому что когда очередной абориген, уставший от ебли отходил от зада Кеши, у последнего дырка в жопе мне показалось невероятно огромной, и если присмотреться, то можно было увидеть, как плещется сперма там глубоко внутри жопы Кеши.

Но то, что стало происходить далее, вывело меня из себя еще больше. Недалеко от «главного действа», двое карликов камнями тесали и обтачивали непонятный на первый взгляд продолговатый деревянный предмет. Присмотревшись повнимательней до меня дошло, что эти сволочи, готовят огромный деревянный фалос, и судя по всему, они собираются вбить его Кеши в зад.

Увиденное в деревне поразило меня до глубин души, нужно было как можно скорей спасти несчастного Кешу, иначе эти пидарасы его прикончат. Напасть на них сходу было бы глупо даже с моей мощной винтовкой. Во-первых: гадов было слишком много, и если они набегут на меня все разом я просто физически не успею их всех перестрелять, во-вторых: у меня в голове сформировался план, который поможет мне отвлечь большинство жителей этой деревушки, чтобы я смог добраться до бедного Кеши, и спасти его.

Первым делом я вернулся на берег к своей лодке и снял с нее китайский мотор, который так невзлюбил Кеша. Не теряя времени, с мотором под мышкой я снова вернулся к деревне карликов. Где-то в 50 метрах от ближайших домов, глубоко в зарослях я уложил мотор лодки на землю и завел стартер. Двигатель взвыл и поднял много шума вокруг, в том числе и в деревушке карликов. Оперативно я скрылся в зарослях и стал быстро пробираться к деревушке с обратной стороны, от которой я оставил двигатель.

Добравшись до первых строений деревни, я обнаружил что мой план неожиданной атаки начинал срабатывать. Жители деревни услышав поблизости своих домов дьявольский шум двигателя, собрались в одну боевую группу и

все вместе стали уходить из деревни на поиски источника звука. Тем временем Кеша, смирившись со своей участью продолжал стоять закованный на четвереньках, а из его зада сочилась сперма как минимум десятка членов. Он даже не сразу сообразил, что с его шеи я срезал огромный булыжник.

— Кеша, приди в себя! — говорил я продолжая резать веревки которыми были связанны его руки и ноги. — Нам нужно срочно убираться отсюда. Они скоро поймут, что я их наколол и вернуться сюда!

Такого Кешу я еще никогда не видел, он был полностью разбит, в тот момент он не мог сказать ни единого слова. Он продолжал стоять в этой дурацкой затраханой позе даже после того, как я снял с него последнюю веревку и освободил его от кандалов.

В глубине леса, откуда доносился рев мотора нашей лодки, и куда ушли жители деревни послышался треск и массовое постукивание после чего мотор как бы закашлял и окончательно сдох. Затем мы услышали радостный гомон карликов, победивших ужасный механизм.

— Кеша, подъем! Они сейчас придут и порешают нас с тобой!

Кеша начал приподниматься на ноги во время чего из его раздолбанного зада на землю, словно из открытого крана вода полилась густая сперма.

Кеша, держи винтовку, будем отходить в лес!

Почувствовав в своих руках оружие, магическим образом Кеша как будто бы перевоплотился в горячего и стойкого мужика. Его лицо стало свирепым, спина выровнялась, а дуло винтовки начало искать свою первую цель.

— Нам нужна царевна! — сказал «обновленный» Кеша.

— Кеша, ты в своем уме? Какая еще царевна? Нам бежать нужно, скорееей! Слыш, они уже идут сюда!

— Я должен ее найти!

— Кого, Кеша?

— Царевну! Которую я поймал сегодня утром, и которую ты так тупо упустил! — последние слова Кеша произнес с особенной злобой направленной в мою сторону, каким-то чудом он не стал в этот момент палить в меня из винтовки.

Кеша, абсолютно голый, хромая на широко расставленных ногах подошел до самого большого из имеющихся домиков в этой деревни. Не обращая внимание на дверь, Кеша прикладом винтовки пробил проход прямо в стенке дома и как медведь проникает в беззащитный курятник, так и Кеша проник внутрь этого дома. Изнутри послышалась возня и хруст домашней утвари, примешанный с бранными словами Кеши. Через пару секунд из той же дыры в стене вылез Кеша с плеч которого свисало тело бесчувственной карлички.

— Бегом к берегу! — прорычал Кеша и вместе со своим ценным грузом и винтовкой в руке кинулся в заросли леса.

Шум позади не стихал, а только нарастал. Пришедшие в деревню веселые дикари обнаружили что их гигантский пленник исчез, а дом вождя разбит, как если бы на него налетел мамонт. Ярости этих дикарей не было предела, они взвыли словно дикие животные и с шипением и визгом бросились за нами в погоню.

Пробираясь через лес к берегу, я, наверное, раз двадцать спотыкался и падал, но каждый раз вскакивал на ноги и снов бежал за Кешей. Страх приближающейся смерти подгонял меня лучше всякого допинга.

Когда мы выскочили на берег, то обнаружили что Солнце уже приближается к закату, наша лодка по-прежнему на месте и ждет своих хозяев. Мы с Кешей не посчитали нужным тратить драгоценное время на сбор вещей, а просто вкинули в нее царевну и позапрыгивали сами. Затем и принялись лихорадочно грести: Кеша греб веслами, а я просто руками по собачьи, лишь бы скорей отплыть от этого проклятого берега. Через секунду на берег повыскакивало несколько десятков мерзких карликов, они орали как резанные, швыряли в нашу сторону палки и камни.

Они кричали на своем непонятном языке разные ругательства, но в воду ни один карлик так и не полез.

— Глядика! — сказал Кеша! — Пидарасы воды боятся!

Когда мы отплыли на безлопастное расстояние от острова, уставшие от погони, мы улеглись на дно лодки пытаясь наконец-то отдышаться. Кеша сразу же подтянул к себе бесчувственное тело выкраденной им карлички и сразу же принялся пихать ей в рот свой член.

— Пускай пососет милая, сегодня был тяжелый день. — с этими словами Кеша открыл ротик царевны и запихал в него свой член.

— Оставишь её себе?

— Ну да, будет у моей бабки жить на даче. — немного помолчав глядя на заходящее в воду Солнце, Кеша добавил. — Главное на цепку не поскупиться, веревку то она быстро перегрызет.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!