Мы с сестрой пол жизни ненавидели друг друга. Люто и страстно. Я ненавидел ее всем сердцем, как и она меня. Она была старше меня на четыре года. Мы постоянно ругались из за всего, и чем старше мы становились, тем сильнее ругались. Но однажды, между нами произошла драка, а после нее, внезапное соитие. Знакомьтесь, это Арина

Причем такое бурное, что никто ничего не успел понять. Моя сестра к тому времени уже успела с кем то повстречаться, но быстро рассталась. После нашего внезапного секса, мы оба пару недель ходили в странном состоянии. Мы понимали, как это было неправильно. Нам было до ужаса стыдно. Мы почти не разговаривали, и старались не замечать друг друга. Спустя пару месяцев, когда сестра должна была сдавать экзамены на выпуск из школы и на поступление в вуз, она пришла ко мне в комнату и быстро проговорила

— Я не знаю, что происходит, и я не знаю, как с этим справиться, но меня тянет к тебе. И если тебя тоже, то приди ко мне в комнату сегодня вечером, если нет, не приходи и никогда об этом разговоре не вспоминай.

Наступил вечер. Я постучал в комнату сестры. Потом вошел. Она лежала на кровати и читала какую то книжку. Она посмотрела на меня, отложила книжку и сказала

— Я боялась, что ты придешь.

— Я тоже.

Арина вздохнула.

— Блин, это не правильно, понимаешь?

— Понимаю.

— Ты же мой мелкий брат!

Она отчаянно закусила губу.

— Но... блин... просто... я не могу понять!! У меня при мысли о том разе... блин, у меня между ног все намокает! Бля!

И она уставилась на меня, ожидая ответа.

— Ну... , — промямлил я неуверенно, — это вообще болезнь. Я читал у Фрейда.

— И что, можно вылечить?, — с надеждой спросила сестра.

И тут я сказал фразу, которая все решила

— А зачем?

Арина в упор посмотрела на меня. Она лежала на кровати в майке и трусиках.

— Хочешь меня?, — спросила она тихо.

— Еще бы... , — ответил я.

— Это неправильно, — прошептала она.

— Почему?

— Я не знаю...

— Но ты хочешь, чтобы я тебя трахнул?

— Меня возбуждает мысль, что меня ебет мой младший брат. Бля, я больная...

— Нет. Потому что меня тоже это возбуждает. Зачем стыдиться?

— Тогда трахни меня, — прошептала Арина.

И в эту ночь мы окончательно скрепили наши узы. Прошел год. Теперь по всей моей комнате валялись учебники за девятый класс, а Арина поступила в престижный вуз. Хотя бы раз в неделю мы урывали вечер, чтобы потрахаться. У нас сложились собственные предпочтения. Иногда, когда очень хотелось и родителей не было дома, я мог подойти к сестре и попросить мне отсосать или подрочить. Она почти никогда не отказывала. Так же, как и я. Она приходила вечерами после пар, и хотела куни. И я исправно лизал ей киску.

Наша мать удивлялась, как это мы внезапно из злейших врагов стали лучшими друзьями. Мы пожимали плечами. Но однажды утром, мать тормознула меня на кухне и спросила

— Что это ты так часто к сестре вечерами шастаешь?

— Мы болтаем?

— О чем?

— О всяком, ма!

— Ладно, ладно! Я просто спросила.

Когда мать ушла, я вдруг понял, что зверски хочу потрахаться перед школой. Я пошел в комнату к сестре. Арина была в одной майке и трусиках, но уже накрашенной.

— Арина, мне надо.

— Что?

— Я очень хочу.

— Ты идиот? Мне надо на учебу.

— Я быстро! Арина, пожалуйста!

— Нет, выйди! Я собираюсь.

Я подошел к ней, и шутливо повалил ее на кровать, потом перевернул ее на живот и сел сверху.

— Пожалуйста пожалуйста блять препожалуйста!, — ныл я., — я сделаю все что попросишь! Мне очень надо! У меня неврозы!

Арина засмеялась. Потом сказала серьезно.

— Блять, ладно! Но за это будешь лизать мне ноги сегодня вечером!

— Хорошо, — ответил я. Лизать ее ноги мне нравилось. Арина всегда была чистой, и загорелой.

Я достал из трусов уже давно вставший член, оттянул Аринины трусики и начал искать вход во влагалище. Головка уткнулась в анус сестры.

— Ниже! Не туда!, — шипела сестра.

Наконец я нащупал вход и медленно погрузился внутрь. Узкая и теплая вагина сестры быстро меня расслабила. Кайф разлился по телу.

— Ты тяжелый, слезь с меня!

Я оперся на руки. Посмотрел, как мой член скрывается в шоколадных булках сестры и спросил

— Фаст ор слоу?

— Какой слоу, я на учебу опаздываю! Кончай уже и слезай с меня!

Я понял намек и начал быстро двигать тазом. Арина в это время что то писала в телефон. Ее влагалище стало мокрее, и член скользил как по маслу. Я начал постанывать. Внутри сестренки было так тепло, ее вагина приятно щекотала член. Прошло минуты две. Арина кряхтела подо мной, строча сообщения в вотс апе. Ее узкая и тугая вагина так плотно сжимала мой хуй, что я не хотел кончать.

— Ты там скоро?, — недовольно спросила сестра.

— Да, сейчас... сейчас... , — пыхтел я, вгоняя в нее свой член.

— В меня не кончай, мне некогда подмываться.

От такого я даже замедлился.

— Арина, ну пожалуйста!, — захныкал я.

— Нет! Я что сказала, ты глухой?

— Я тебе отлижу на выходных.

Арина недовольно цокнула. Но я знал, что ей нравилось, как я лижу. Я начал снова потрахивать ее.

— Арина, пожалуйста...

— Блять, ладно! Все выходные будешь лизать, когда я захочу и где захочу!

— Хорошо!

Я быстрее задвигался в внутри нее. Арина постанывала, глядела на часы и отвечала на сообщения, пока мой член орудовал внутри нее. Я закрыл глаза, и еще пару минут двигался внутри Арины, и вдруг понял, что готов осеменить сестренку. <а hrеf="http://еtаlеs.ru/">эротические рассказы Еще пара толчков. Арина тихо стонет, и жмет на кнопку отправки сообщения. И тут Хуй напрягся, и меня будто молнией шибануло. Член запульсировал, и я начал изливать сперму прямо во влагалище Арины.

— Ох, бля... , — прошипела она, — у тебя там опять река?

Я стонал, не сдерживаясь, продолжая медленно двигать членом туда сюда. С каждой струей меня скручивало от кайфа. Я сливал сперму, и горячо дышал сестре в шею.

— Все? Опорожнил яйца?

— Еще немного...

— Все, слезай!

Арина начала подниматься. Я обессиленно откатился в сторону на диван. Член с хлюпаньем выскользнул из вагины сестры. Она встала и пошла в ванную. Подмывшись, она оделась и сказала

— Кровать заправь!

И ушла оставляя за собой шлейф запаха дорогих духов. Я оделся поплелся на учебу.

Вечером, когда родители спали, я прошмыгнул в комнату сестры и отрабатывал сегодняшний секс. Арине нравилось мастурбировать, когда я лизал ей стопы и сосал пальцы. Фут фетишь это не мое, но тут было приятно, Арина всегда брила ноги, они всегда были чистыми и смазанными вкусным кремом. Я обсасывал каждый палец на ее ногах, а она лежала на спине, и рука ее теребила клитор, пока Арина не вгибалась от оргазма, сдерживая стоны, и ее не начинало трясти. Потом она обессиленно разваливалась на кровати, и засыпала. Я ушел обратно, по пути встретив маму.

— Ты чего не спишь?

— Я... в туалет ходил.

Мама странно на меня посмотрела.

— В комнате сестры?

Я усмехнулся.

— Ага, это я ей зарядку от телефона отдавал.

— Иди спать, ночь на дворе, — пробормотала она и пошла в свою комнату.

Всю следующую неделю был завал на учебе. Я все вечера делал домашку. В один из вечеров я сидел и корпел на логарифмами, которые нужно было сдать завтра. Я услышал, как дверь отворилась, потом закрылась.

Сестра подошла ко мне, взяла стул и села рядом.

— Что решаешь?, — спросила она

— Логарифмы. Не мешай.

Она положила руку мне на член.

— Мне грустно, — сказала она, — все парни какие то унылые.

— Есть такое.

Арина продолжала мять мне член. Он понемногу набухал.

— Арина, мне к завтра нужно решить всю эту страницу! Давай потом?

— Мне грустно сейчас.

Сестра вынула мой член из трусов и начала подрачивать. Я дорешал пример и взялся за другой. И тут сестра опустилась вниз, взяла мой хуй в рот и начала сосать.

— Арин, я занят.

Но та продолжала сосать мне член, не обращая внимания на мои возгласы. Я попытался сосредоточиться на математике. Голова сестры ходила вверх вниз, да и сосать она умела. Так что, как я не пытался, ничего не выходило.

— Арина...

Она вопросительно хмыкнула, не выпуская изо рта мой член.

— Мне нужно сделать домашку.

Арина подняла голову и посмотрела на меня укоряющим взглядом.

— Когда тебе надо, я не отказываю., — сказала она.

Я вздохнул, она была права.

— Ладно. Прости., — ответил я.

Арина опустилась и снова взяла в рот мой хуй. Немного пососала головку, потерла о щеку, и начала медленно сосать его с заглотом. Я такое не очень любил, но ей, почему то нравилось. Я откинулся на кресле и думал, как решить задачку с этими ебучими логарифмами, а сестра сосала мне член. Арина причмокивала, и переодически мычала от удовольствия. Что она с ним только не делала. Она неистово его сосала, потом начинала нежно и медленно ласкать его ртом. Целовала, и лизала его, как лединец. По комнате расплылся запах ее духов. Мой хер набух, головка стала очень чувствительной, но Арина знала, как с ней обращаться. Решение пришло мне в голову, и я быстро записал его в тетрадку. Арина причмокивала, и насасывала мой хер, будто хотела его отполировать. Так продолжалось с пол часа. Я наконец то дошел до кондиции.

— Арина, я сейчас... , — пробормотал я.

Она задвигала головой быстрее. Член скользил в ее теплом рту. Пухлые губы плотно сжимали ствол и ласкали головку.

— Сейчас...

Я задрожал и сжал в руках шариковую ручку. Член начал пульсировать. Арина резко убрала голову перед моим первым залпом. Я тихо застонал, и струйка спермы вылетела из уретры прямо на тетрадь. Арина взяла член в руку и медленно дрочила, пока Я кончал ей в кулак. Я обмяк на кресле. Логарифмы решать больше не хотелось.

— Прости, в рот сегодня нельзя, я иду на свидание., — сказала она, вытирая руку салфеткой., — у тебя такая горькая сперма, что потом пол дня привкус во рту странный.

— Ты довольна?, — проворчал я., — я бы мог уже доделать эту сраную математику!

— Буду должна, — сказала Арина, и пошла к двери из комнаты.

— Погоди! А с кем свидание?

— Однокурсник.

— При бабле и унылый?

Арина фыркнула.

— У меня других не бывает.

— И чем ты им нравишься?, — спросил я., — ты же так, на любителя.

— Пошел в жопу!, — со смехом сказала она.

— Если только в твою, — ответил я.

— Слушай... есть одна проблема...

— Говори.

— Короче, я... ты же мне друг?

— Я твой самый первый друг из всех.

Арина вздохнула.

— Короче, я... походу я хочу свою однокурсницу.

Мы немного поболтали о том, как бы дело провернуть. Решили, что Арине нужно быть не сильно настойчивой, но хитрой. Я ее полностью поддержал.

На этом, она ушла на свидание воодушевленная, и оставила меня с логарифмами и обвисшим членом. Я все таки нашел в себе мужество дорешать домашку. Арина пришла домой уже поздно вечером, когда все легли спать. Я слышал, как она включила воду в душе. Спустя минут двадцать, я услышал тихие шаги. Дверь в мою комнату отворилась, и Арина тихи зашла и залезла ко мне в кровать под одеяло.

— Как прошло?, — спросил я.

— Дебил какой то.

— Как обычно.

— Ага.

Мы молча лежали в темноте. Тут я почувствовал на своем члене руку сестры. Она по двинулась к моему уху и шепнула

— Теперь можешь кончить мне в рот.

На этом она опустилась вниз. Я закрыл глаза, и почувствовал, как член оказался внутри арининого горла.

Две следующих недели выдались просто чудовищными в плане учебы. Мы даже толком поболтать не успевали. Виделись только по утрам, а по ночам спали, как убитые. Родители постоянно были дома, и в промежутках между учебой нам все никак не удавалось потрахаться. Я видел, как у Арины все зудит между ног, ей очень хотелось. Поэтому она запиралась в душе на сорок минут. Я решил не дрочить и копил сперму в яйцах. И ждал, когда же родители свалят уже куда нибудь, чтобы я мог спокойно и с оттяжечкой выебать свою сестренку. В один из дней я уже не мог терпеть. Я проснулся с колом стоящим хуем. Всю ночь мне снились порно сны. Мимо меня в одних трусах и ночнушке прощеголяла сестра. Я быстро догнал ее и схватил за руку.

— Ты че?!

— Мне надо!

— Блять, мне тоже! Родичи дома, дебил!, — прошипела она.

— Давай где нибудь встретимся. Я уже не могу, посмотри!

Я показал на торчащий из трусов хуй. Арина посмеялась и сказала

— Блин, такое добро пропадает.

— Ну пожалуйста, Арин, давай потрахаемся.

Внезапно в коридоре появился папа. Я быстро отпустил Аринину руку.

— Здорово, ребята!, — сказал он, и прошел мимо., — душ надолго не занимайте.

— Хорошо, пап, — сказали мы хором. Сестра прошла по коридору дальше, она открыла дверь в ванную, и тут я бросился за ней и в последний момент успел заскочить в ванную. Я защелкнул дверь.

— Ты что, охуел?, — вскричала Арина.

— Я не могу! Хотя бы подрочи мне!

— Сам себе дрочи!

— Я кончу за минуту, пожалуйста!

— Идиот блять! Мне нужно идти на учебу! И что ты скажешь родителям, если нас тут застукают?

— Не застукают, если ты все быстро сделаешь.

Арина попыталась меня вытолкать, но я сопротивлялся.

— Арина, я уже не могу терпеть!

— Нет, пошел отсюда!

Сестра была непреклонна. Я понурил голову.

— Но ты же сама хочешь...

— Да! Но не сейчас!

— Давай сегодня, пожалуйста, иначе я умру!

Арина цокнула. Тряхнула взъерошенной головой и сказала

— Давай, после школы, набери мне. Дома не вариант. Я знаю одно местечко возле института.

Весь учебный день я сидел как на иголках. Все, чего я хотел — это вставить свой член в горячую киску Арины. Она уже даже начала казаться мне симпатичной. Хуй все время стоял, как кол. Как только прозвенел звонок, я вылетел из школы и помчал к институту сестры, по пути звоня ей по телефону. Мы встретились на остановке возле института. Она стояла с какой то девчонкой. Я подошел.

— Познакомься, это Уля, моя «однокурсница». Уля, это мой брат. Я тебе про него рассказывала.

Сестра произнесла это слово с ударением, и я понял, что это та самая однокурсница, в которую ты была влюблена. Ну, ничего так, оценил я ее про себя. Хорошее тело, интересное лицо.

— Привет!, — сказала Уля.

— Привет, — сказал я.

— Нам с братом надо зайти за подарком маме. У нее именины. Встретимся в институте.

Уля и Арина чмокнули друг друга в щеки и мы разошлись.

Арина повела меня в какие то дебри через высотки, и вывела во дворы, домов, где в закутке посреди них стояла поросшая кустами и деревом, недостроенная церковь. Были только бетонные блоки, и лестницы. Мы пролезли через проем в заборе. И зашли за несущую стену, так, чтобы нас не было видно. Мы были окружены бетонными стенами, окурками и лужами. Май месяц неплохо грел. Как только мы зашли за стену, я впился в губы сестры, и мы начали сосаться.

Я лапал ее что есть мочи, мял ее ягодицы, гладил ноги, лизал губы. Она мне активно содействовала. Я запустил руку ей под майку и принялся мять ее сочные сиськи. Арина постанывала, а я не мог оторваться от ее пухлых губ. Сестра расстегнула мне джинсы и достала член. Взяла в руку и начала подрачивать. Он моментально стал каменным. Арина резко опустилась вниз, и взяла его в рот, хуй утонул в тепле. Я взвыл от кайфа. Арина начала медленно и крепко сосать его. Ее пухлые губы скользили по стволу, оставляя на нем мокрый блестящий след. Я шумно выдыхал, и гладил ее по голове. Я помогал ей, и немного двигал тазом. Арина со смаком отсасывала, лаская головку языком. Терла ее о внутреннюю сторону щеки, и глубоко заглатывала. Я поднял ее за волосы и поцеловал в губы, ощущая во рту привкус своего члена. Теперь я опустился вниз, сестра спустила джинсы и трусики, я развернул ее спиной к себе, наклонил, и впился ртом в ее сочную сладкую киску. Арина издала протяжный стон.

— Как же давно я этого хотела.

Вся ее пизда сочилась смазкой. Мое лицо моментально намокло. Я лизал ей киску, проникал языком во влагалище, потом нащупал клитор и принялся его теребить и целовать. Арина тихо стонала, и выгибала спину, как кошка. Я вылизывал ей пизду так тщательно, как мог. Глотал ее сладкие соки и подрачивал себе член. Арина дрожала от прикосновений моего языка. Клитор набух, и я посасывал его, лизал то быстро, то медленно. Сестра глухо стонала, выгибалась, и вот вот готова была кончить. Я обеими руками взялся за ее попку, и начал трахать ее языком. Потом резко переместился к клитору и быстро начал его вылизывать. Арина застонала громче, я учились напор, она задрожала. Я крепче взялся за ее попку. И тут она кончила с таким криком, что он эхом разнесся по заброшенной церкви. Ее трясло, она вскрикивала, и из киски брызгали трубки смазки прямо на мои губы, но я продолжал лизать.

— ааааахххааааа!, — вскричала Арина.

Ноги у нее подкосились, и она чуть присела, держась за стену. Ее трясло, она тяжело дышала.

Я медленно поднялся. Арина оперлась головой о бетонную стену. Я взял член и приставил его к горячей мокрой киске. Головку обожгло, и я надавил. Ее пизда была настолько влажной, что Член легко скользнул внутрь. Арина вздохнула, а я издал стон. Я начал медленно и глубоко трахать ее. Наслаждался каждым сантиметром ее узкого влагалища. Арина стонала, и я стонал ей на ухо. Мы еблись как звери, как неистовые любовники, потому что любили друг друга крепче. Мы были настоящей семьей. Мой член скользил внутри сестренки, доставляя ей наслаждение. Я мял ее крепкие сочные сиськи. И тут я заметил, как в дальнем углу здания стоит бомж и смотрит на нас. Я помахал ему рукой. Он был старый и дряхлый и двинулся к нам. Я продолжил ебать Арину. Шепнул ей на ухо

— У нас тут зритель

— Кто?

— Какой то бомж

— Хуй с ним! Еби меня!

Я продолжил трахать мою сестренку. Бомж подошел и встал у стены, чуть дальше от нас.

— Вы это... не останавливайтесь... я просто... погляжу...

Он достал свой грязный сморщенный хер и начал его подрачивать. Нас это подстегнуло, я взял Арину за волосы, заломил ей руку, и начала жестко долбить ее киску. Арина вскрикнула. Сиськи в ее декольте тряслись так, что бомж только туда и смотрел.

— Какая девочка... , — шептал он., — Ох бля, какая девочка... , — при этом он яростно дрочил член.

Арину все это порядком возбудило. Я сделал пару мощных толчков и она снова начала кончать. Она так громко и страстно это делала, ее вагина так сильно сокращалась, а я так давно не трахался, что от этого тоже начал кончать, извергая литры спермы в киску своей сестры. Бомж зарычал и из его сморщенного члена потекла белая жижа. Я отпустил Арину, она оперлась о стену, я продолжал иметь ее, но уже медленнее. Я гладил ее бедра и мял сиськи. Мои яйца сжимались, выталкивая струи густой спермы, а мысль о том, что я кончаю в родную сестру добавляла кайфа. Я стонал не сдерживаясь. Спермы было так много, что член болел. Наконец, последняя струйка была выплеснута в киску Арины. Сестра тяжело дышала. По ее бедру текла сперма. Я медленно вынул из ее уютной вагины блестящий от смазки член. Арина достала из кармана кожанки салфетки и подтерлась. Я тоже взял у нее салфетку, вытер хер и заправил его в штаны. По телу разливалось великолепное ощущение расслабленности. Настроение резко улучшилось. Бомж стоял, опершись плечом на стену с опавшим членом в руках и пожирал глазами Арину. Она мельком взглянула на него и сказала мне

— Кажись, впечатление ему на всю жизнь оставили.

Я кивнул. Арина подтянула трусики и джинсы, и мы вышли из недостроенной церкви, оставив бомжа в состоянии ахуя. Уходя, мы слышали как он кричал хриплым голосом

— Можно ножку девочки понюхать? Ради Христа! Ножку только ее понюхать!

Пока мы шли обратно к институту, Арина спросила меня

— Как тебе Уля?

— Симпатичная. С характером. Ты ей уже сказала?

— Ага.

— И что она?

Арина замялась.

— Вот я тебя хотела попросить...

— Погоди! Так она сказала, что ты ей тоже нравишься?

— Да! Но есть проблема...

— Какая?

— Она еще девственница.

Я присвистнул.

— Но она меня хочет, я по глазам вижу, — сказала Арина.

— Девственница, это проблема, — поддакнул я., — со страпоном будет проблема.

— Поэтому я хочу, чтобы это сделал ты.

Повисла пауза.

— Я?

— Ага.

— Почему я?, — я этого никогда не делал!

— Потому что тебе я доверяю, ты мой брат.

— Логично.

— Она очень хорошая! Пожалуйста!

— Бля, это очень ответственно, Арина. Лишить телку девственности. Это тебе не на велике прокатиться.

— Давай потренируемся перед этим!

— Как?

Арина задумалась.

— Тебе нужно действовать уверенно.

— Она наверняка будет кричать от боли.

— Ты должен быть тактичным и терпеливым.

— Бля, да я обязательно растеряюсь.

Внезапно Арина подпрыгнула радости. Мы шли по оживленной улице, и тут она крикнула

— Я придумала! Я гений! Ты трахнешь меня в жопу!

Люди вокруг начали оборачиваться.

— Не ори так!, — Прошипел я.

— Прости! Так вот, ты трахнешь меня в задницу, и лишишь меня анальной девственности. Это будет хорошая тренировка.

Трахнуть ее в зад я давно хотел, но все никак не решался предложить.

— Черт, Арина. А вдруг...

— Никаки блять вдруг! У нас нет выбора! Уля должна быть моей! И она будет!

Я тяжело вздохнул, кладя себе на плечи тяжелое бремя анала с сестрой и лишения девственности ее подруги сердца.

— Ладно, — проговорил я, — все таки мы семья. И должны помогать друг другу.

Мы условились, что проделаем это, когда родители в выходные свалят на дачу.

Сестра купила смазку, и отказалась от анального расширителя, чтобы «было как надо». Я прочел все статьи в интернете сначала про анальный секс, потом про лишение девственности, и в теории был экспертом.

Арина так была сосредоточена на переписках с Ульяной, что дважды, когда я ночью приходил к ней потрахаться, мне приходилось смотреть на ее макушку. Пока я трудился сзади, Арина лежала и смеялась, комннтрировала сообщения, и вообще почти не обращала на меня внимания. Я трахал ее, кончал и уходил, а она даже не говорила спокойной ночи. Продолжала клеить свою Улю во время наших соитий. Учитывая то, что до отъезда родителей было три недели, они постоянно присутствовали, а ночью трахаться было опасно, потому что папа часто вставал в сортир и мог нас застукать. Я оставил свои хождения к сестре в комнату, и снова начал копить сперму в яйцах. Почти полторы недели я терпел. На второй неделе воздержания, мой привыкший к удовлетворению член начал проситься в теплую вагину.

Я начал замечать, что мама как то странно смотрит на меня, и задает вопросы типа

— Вы с сестрой как? Ладите? Не ругаетесь?

Я таких вопросов от нее ни разу не слышал. Может, она начала подозревать, думал я. Надо быть аккуратней.

За пару дней до отъезда родителей, вечером, когда я уже собирался ложиться спать, в мою комнату забежала сестра. Она была радостная и воодушевленная. Я сидел на кровати в одних трусах. Она подскочила, прыгнула на меня, повалила на кровать и села сверху.

— Она сказала, что любит меня!, — пропищала Арина, — ты представляешь?

Я был рад.

— Это было так круто! Она так нежно это сказала, и у меня в животе разлилось что то теплое.

На этих словах сестра поцеловала меня в губы, и мы начали сосаться. Я оторвался на секунду.

— Ты закрыла дверь? Мама дома.

Арина что то прошептала и снова начала целовать меня.

Она начала спускаться вниз, поцеловала живот, подцепила своими крашенными коготками мои трусы, приспустила их, и оттуда вырвался мой напряженный хуй.

— Он ждал меня, — сказала она с улыбкой, и медленно взяла его в рот. Боже, как она сосала. Я не могу это описать. Такие минеты делают раз в жизни. Ее губы были так нежны, ласкали края головки, уздечку и самый кончик, язык облизывал ствол. Я тяжело дышал, у меня даже не было сил стонать. Голова кружилась.

Арина сосала медленно, тщательно. Ее пухлые губы плотно облегали ствол. Я положил руку ей на голову. Я не вытерпел и пяти минут. Арина сжала губами мой хуй, и я сжимая в кулаке простыню кончал в рот сестре всем, что накопил за эти недели. Арина глотала, и посасывала головку. У меня потемнело в глазах. Оргазм был такой силы, что я не мог дышать. Когда последняя капля спермы вылилась в рот Арины, она еще немного пососала мне хуй. Потом поднялась и поцеловала меня в губы. Я обнял ее. И мы лежали так.

— Я рад за тебя, сестренка.

— Спасибо.

И тут, без стука, в комнату вошла мама. Если бы Арина легла рядом с другого бока, то мой опавший хуй предстал бы перед матерью во всей красе. Она стояла в дверях и странно на нас смотрела

— Что это... вы тут делаете?, — спросила она.

Арина понимала, что если она встанет, то все пропало. Поэтому она начала вздрагивать и всхлипывать.

— Мам, — сказал я, — мы разберемся. Тут... есть проблема...

Но мать не верила.

— Эй, Арин, ты же скакала как коза десять минут назад. Что внезапно случилось.

Мать двинулась к нам. Еще шаг, думал я. И пиздец. Но тут Арина внезапно оседлала меня, закрыв матери обзор, и начала бить меня. Я быстро подтянул трусы и спрятал хер.

— Ты мудак!, — вопила Арина, — если бы не ты...

— Дети! В чем дело!

— У нее неполадки с парнем.

— Заткнись!

Мать растерялась.

— Забей ма, мы сами разберемся. Просто я дал ей плохой совет.

— Потому что надо у матери спрашивать, — сказала мама.

Видя, что опасность миновала, Арина слезла с меня. И вышла из комнаты. За ней вышла и мать. Уже ночью ко мне пришла сестра, и сказала

— Кажется, она что то подозревает.

— Ага, мне тоже так кажется.

Зная нашу мать, она могла сделать что угодно, чтобы проверить свою безумную гипотезу.

— Блиииин... , — протянула Арина, — резко захотелось кончить.

Она подошла ко мне, подняла правую ногу и поставила ступню мне на член.

— Полижешь?

— Только давай в твоей комнате.

Мы ушли в комнату сестры. Сначала я лизал ей киску. Арина положила подушку себе на лицо и стонала в нее. Когда она кончила, то через пять минут снова была готова. Пришлось лизать ей ноги, сосать пальцы и ласкать ступни. Надо отдать должное — почти все, кто видел Аринины ноги хотели сдохнуть, лишь бы разок облизать их. А я это делал как зажравшийся кот — нехотя и с полным осознанием собственной исключительности. Ноги у нее были вкусные. Арина дрочила пальцами клитор, и кончив второй раз, упала на подушку. Я укрыл ее и ушел спать. Когда я открыл дверь, на моей кровати сидела мама.

— Где ходил?

— Укладывал Арину.

— С каких это пор она сама не может заснуть?

— С тех пор, как у нее проблемы со сном.

— А из за чего?

— Наверное, из за всех этих парней. Она никак не может встретить подходящего.

— У вас с ней прямо идиллия.

Я понял, к чему мама клонит.

— Ага, — ответил я, — полное взаимопонимание.

Мама встала с кровати.

— Хотела сказать, что мы никуда не едем на выходные.

Я старался не меняться в лице. Но, видимо, плохо старался.

— Ты не рад?

— Я думал, вы хотите отдохнуть?

— А что, ты тут собирался вечеринку устроить?

— Нет.

Мы помолчали.

— Ложись спать.

И мать вышла из комнаты.

— Вот пиздец, — прошептал я.

Однако они все таки уехали, и ночь была в нашем распоряжении. Едва стемнело, мы с сестренкой расположились на кровати.

Немного поласкавшись, я перевернул Арину на живот, и начал вылизывать ей анус. Было приятно на вкус, сладковатая. Арина постанывала. Потом я взял смазку и обильно налил ее на анус сестры, потом на свой член. Засунул ей в попку сначала один палец, потом два. И вот настал черед члена. Мы оба волновались.

— Что бы я не кричала, не останавливайся., — сказала сестра.

Я приставил дрожащей рукой член к ее анусу и надавил. Головка наполовину вошла в анус Арины. Сестра зашипела от боли и вцепилась в одеяло. Я надавил сильнее.

— Ай бля! Все все! Хватит!

Но я продолжал засовывать член внутрь. Арина рефлекторно попыталась вырваться, но я заломил ей руку за спину, и не давал вырваться. Арина громко и протяжно стонала. Наконец головка вошла внутрь попки полностью.

— Бля... боже, как больно то...

Я замер, и дал ей привыкнуть к этому ощущению. Затем начал входить дальше. Арина стонала от боли. Я вошел в ее тугую попку полностью. И замер.

— Такое ощущение, что во мне бревно...

Я начал почуть чуть потрахивать Арину. Ей было больно, но она терпела. Мне было приятно трахать ее в узкий анус, но это было связано скорее с тем, что я давно хотел проникнуть в ее задницу. Так, анал меня не очень впечатлял. Но Арина так громко стонала, что я начал боятся. Член скользил в ее тугой попке. Я лапал ее тугие сиськи.

— Кончай быстрей, пожалуйста, кончай!, — шептала она сквозь стоны боли.

Я начал работать тазом быстрее. Булки Арины колыхались от траха. Я мял ее сиськи и гладил бедра. Арина повизгивала, когда член входил слишком глубоко.

— Кончай, пожалуйста, кончай!, — хныкала сестра.

Я еще больше ускорился. Арина вскрикивала и начала всхлипывать.

— Я уже... сейчас... , — сказал я.

— Давай, давай!

Я вдавил член глубже и почувствовал, как по уретре идет волна спермы. Арина стонала, а я накачивал ее попку спермой. Меня скрутило так, что я не мог пошевелиться. Член пульсировал внутри попки моей сестры. Мы оба тяжело дышали. Я медленно вынул член. Арина повернула ко мне заплаканное лицо.

— Бля, как же это больно.

— У тебя охерительная попка.

— Больше об этом никто не узнает!

Арина поковыляла в душ. Внезапно дверь в квартиру открылась.

Блять! Наверняка это мама нас наебала! Я услышал шаги и быстро сполз под кровать.

Дверь в комнату сестры открылась, и я увидел, как мама зашла в комнату. Она огляделась, никого не увидела и вышла. Теперь она пойдет в мою комнату. Черт! Я выполз из под кровати. Арина

тем временем вышла из душа и наткнулась на мать в коридоре.

— Привет!, — услышал я голос сестры. — вы вернулись?

— А ты не рада?

Повисла пауза.

— А где твой брат?

— Я не сторож брату своему, — сказала Арина.

— Его обувь здесь и куртка висит, — сказала мама, — а ты решила на ночь душ принять?

— Ма, у меня единственный выходной и я не хочу скандалить.

Арина прошла вперед по коридору и зашла в комнату.

— Блять!, — прошипела она.

Я услышал, как мать меня зовет.

— Черт, и как мне быть?!, — зашипел я.

— Скажи, что выходил покурить!

— Но у меня нет сигарет!

Арина порылась в сумке и дала мне сигарету и зажигалку.

— Я уведу ее на кухню, а ты пройдешь в подъезд.

— Блять, да она мне за такое всыпет!

— Лучше сказать, что ты ебал сестру в жопу?!

Арина оделась, и вышла в коридор, увела мать на кухню. Я натянул какую то майку, которую нашел у сестры, нашел трусы, которые я ей когда то подарил, и прошмыгнул в коридор. План сработал. Я вернулся обратно, весь пропахший сигаретным дымом. Мать очень расстроилась. Случился скандал. Короче, мы сильно поругались, но это было меньшее из всех зол.

Анал с сестренкой мне помог. Арина организовала нашу встречу с Ульяной. Это было не сильно лицеприятное действо. Я лишил Ульяну девственности, кричала, но я старался быть нежным. Арина целовала ее и успокаивала. Я порвал ей целку, и крови было достаточно, чтобы испугаться. Но я знал, что это нормально. Я сделал несколько движений внутри ульяниной киски, чтобы вагина привыкла к члену и мы закончили. Решили подождать недели две, чтобы все зажило.

После этого, Арина каждую ночь приходила ко мне, и позволяла мне трахать ее между сисек и кончать на лицо.

Спустя две недели мы втроем решили отправится на приключения. Арина предложила ту саму недостроенную церковь.

Мы пришли туда же, где мы еблись с Ариной. Они с Ульяной немного пососались, потом Арина переключилась на меня. Пока мы с сестрой целовались, Ульяна расстегнула мне джинсы, достала член и взяла его в рот. Я ахнул от неожиданности.

Ульяна грубо, но в тоже время со смаком сосала мне хуй. Арина занималась моими губами. Я сосался с сестрой, пока ее подружка орудовала внизу. Уля сосала так мощно, что причмокивания разносились по всей церкви. Я слышал, как Ульяна постанывает. Член набух, и я чувствовал, как она лижет ствол и головку языком. Арина кусала мне губы, и лизала десна. Потом она опустилась вниз к Ульяне и сказала ей

— Давай, я им займусь.

Уля поднялась, и впилась мне в губы своими губами. Арина принялась нежно сосать мне хуй. Ульяну не портил привкус члена во рту, и я сосался с ней с удовольствием. Лапать я ее не решался, но очень хотелось. Арина лизала уздечку, когда я, на секунду оторвавшись от губ Ули, увидел у противоположной стены бомжа. Того самого, который был здесь прошлый раз. Он опять полез в штаны за своим хуем.

— Девушки, — сказал я, — нам пора передеслацироваться.

Арина сосала и мычала от удовольствия. Ульяна прошептала

— Зачем?

— Там бомж сзади.

Ульяна обернулась.

— Хотите посмотреть?, — крикнула она ему.

— А можно?, — хрипло прокричал бомж.

— Да!

Бомж заковылял к нам. Ульяна сменила Арину. И снова мой член был во рту у этой блондинки, как в тисках. Даже делая минет, девченка показывала характер. Бомж стал поодаль и дрочил член.

— Уля... , — проговорил я, — я сейчас кончу...

— Угу, — сказала она с моим хуем вот рту.

Я поднапрягся, и через несколько мгновений уже сливал сперму в рот девушке. Ульяна проглотила все до капли. Арина была счастлива. Бомж тоже.

— Пора заняться делом, дамы.

И мы троем отправились к Ульяне домой, оставив бомжа мечтать. Мы были так возбуждены, что Ульяна предложила зайти в какой нибудь подъезд по дороге и немного поразвлечься. Мы зашли в какую то многоэтажку, поднялись на десятый этаж и вышли на лестничную клетку. Арина прижала Ульяну к стене и начала ее целовать.

Потом она задрала ей юбку и спустила ей трусы

— Выеби ее!, — крикнула она мне.

— Нельзя! У меня член в сперме!

Арина рыкнула, села передо мной на колени, достала мой хуй и начала его сосать. Через минуту он был чист. Ульяна стояла у стены, оттопырив попку в предвкушении. Я подошел, прижался сзади, и нащупал членом горячую киску девушки.

— Только выходи медленно, — прошептала она.

Я надавил. Головка раздвинула половые губы и погрузилась в узкую киску Ульяны. Она издала протяжный стон. Киска моментально увлажнилась. Я начал глубоко трахать ее, а Арина целовала Уле лицо и губы. Ульяна стонала, я гладил ее бедра. Ее тугая киска плотно сжимала мой хер, я медленно вынимал блестящий от смазки член, и засовывал обратно. Я смотрел, как две девчонки страстно сосутся друг с другом. Это было великолепное зрелище. Уля дергалась в такт толчкам, я медленно трахал ее, наслаждаясь каждой секундой в ее влагалище. Ульяна стонала, и эхо ее стонов разносилось по лестничной клетке. Сестра поцеловала меня в засос и прошептала на ухо

— Нравится киска?

— Очень тугая.

Арина улыбнулась и стала смотреть, как мой хуй входит в ее подружку. Я быстрее заработал тазом. Ульяна сладко стонала, а я еб ее что есть сил. Шлепки и стоны были все громче, и вот я уже сливаю сперму на загорелую попку Ульяны. Я рычал и кончал. Арина завороженно смотрела, как мой хуй извергает на попку ее подруги струйки кончи.

— Блин, — сказала Ульяна, — у меня нет салфеток.

Не долго думая, Арина слизала сперму с попки однокурсницы, и они целовались в засос, пока я заправлял опавший член в штаны. Надо признаться, что я уже иссякал. Спермы почти не было, да и головку мне порядком натерли. Я обо всем этом честно заявил, и мы пришли к согласию, что сейчас пойдем к Ульяне домой, и весь вечер будем смотреть фильмы и болтать. А вот ночью...

Ночью, Арина и Ульяна донага разделись и устроили мне лик. без по лесбиянским утехам. Я смотрел на то, как моя сестра отлизывает Ульяне, как так кончает, и они сосутся, а потом меняются местами. И теперь Ульяна сосет груди Арины, и лижет ей клитор, та громко кончает и они лежат в объятиях друг друга. Я не мог терпеть. Я полностью разделся, и влез к ним на кровать. Я начал сосаться с Ульяной, гладил ее тело, затем начинал сосаться с сестрой.

Я лизал ее упругие большие груди, и почувствовал, как Ульяна взяла в рот мой член. Она так хорошо отсасывала, что я не мог сдержать стонов, я ласкал сестру. Тут Арина села мне на лицо, и я тут же начал лизать ее гладкую пизду. Я смотрел вверх, как на ее упругом пресе и грудях играют блики света. Уля крепко сосала мой хер, лизала его как лединец. А я обрабатывал аринин клитор. Тут я почувствовал, как мой хер входит во влагалище. Ульяна села на него, и начала скакать на мне верхом, вверх вниз, стоная так громко, что ее с Ариной стоны слышал, наверное, весь дом. Ее киска туго обхватывала меня, и Ульяна всячески изощрялась в положениях, так что мой хер доставал до самых потаенных уголков ее вагины. Арина вцепилась мне в волосы и затряслась. Я заработал языком быстрее, и она начала кончать с таким звериным рыком, что чуть не выдрала мне волосы. Сок из ее киски залил мне все лицо. Арина слезла с меня. Я поднял туловище, обнял Ульяну, и мы начали трахаться интимно, в объятиях, чувствуя дыхание друг друга. Она оплела меня своими ногами, и мы целовались, двигаясь в унисон. Мой хуй орудовал внутри нее, пока сестра сзади Ули целовала ей спину. Затем Ульяна резко встала, и ее место заняла Арина. Она села на мой хер и начала ебать меня с так, что хлюпанье разносилось по всему дому. Стоны слились в один, и я почти терял сознание от кайфа. Вагина сестры плотно облегала меня, Арина трахалась с такой страстью, что я боялся, оторвется хер. Но тут Арина резко толкнула меня вниз, и сказала

— Уля, сядь ему на лицо! Он отлично лижет!

Уля так и сделала. Я лизал ее клитор, сосал его, и всячески уделял ему внимание, пока сестра ебла и себя и меня внизу. Ульяна затряслась, взвизгнула и кончила так сладко, что я умилился и начал кончать сам. Член запульсировал и начал извергать сперму внутрь моей сестры. Арина постепенно замедляла темп, а я был выжат как лимон. Член сокращался, но из него почти ничего не вытекало. Оргазм был очень сильным, я почти потерял сознание. Ульяна слезла с меня и легла рядом. Арина медленно поднялась с моего члена. Мы немного отдохнули. Я встал на колени возле сестры. Она лежала на спине. Я взял ее левую ногу и начал сосать пальцы и лизать стопу.

Арина тут же начала ласкать клитор. Ульяна тоже поднялась и взяла правую ногу моей сестры, начав как и я, ласкать ей стопу. Ее пухлые губы лизали подошву, целовали пальцы и впадины на стопе. Мы лизали стопы сестры, а та дрочила клитор, стонала и извивалась на кровати. Я поглядывал на Ульяну, шикарное тело которой в полутьме комнаты блестело от пота. Я слышал, как она постанывает от возбуждения, облизывая стопы сестры, и мой хуй снова встал. Ноги сестры, стройные и мощные, возбудили бы даже мертвого, а уж мы с Улей были на пике. Арина начала глубоко стонать, и тут ее затрясло

— Бля! Бля! бля!!, — закричала она, и ее тряхнуло так, что она выгнулась в дугу и снова рухнула на кровать. Арина тяжело дышала. Мы легли по обе стороны от нее. Уля прижалась к сестре, и обняла ее. Мы проспали так до утра. Сходили в душ, оделись, и вышли из квартиры, чтобы проводить Улю на факультатив. По дороге мы завернули в какую то подворотню, потому что Ульяне внезапно захотелось трахаться. Я выеб ее, пока Арина стояла на шухере. Мимо изредка проходили люди, но нам это не особо мешало. Узкая киска Ули сделала свое дело, наконец то я мог лапать ее за все места.

Я мял ее груди и задницу, целовал шею. Уля стонала в рукав джинсовки. Я кончил девочке в рот, потом Арина ей хорошо подрочила, и Ульяна кончила так громко, что стон эхом пронесся в пустом дворе многоэтажек.

Домой мы с Ариной решили возвращаться по отдельности.

Арина пришла домой чуть раньше. И сразу отправилась в душ. Я пришел через час, когда она уже на чисто вымытая спала к своей комнате. Я зашел к ней, и сел рядом. Она безмятежно спала, и я не стал ее будить. Я наклонился к ее уху и прошептал

— Я люблю тебя, сестренка. Я надеюсь, что ты будешь с ней счастлива.

Арина улыбнулась сквозь сон. Я встал и направился в свою комнату, стараясь не скрипеть половицами.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!