Являет читателю иностранку, обиженную супругом и масс-медиа. Похоть сносит крышу симпатичной переводчице, имевшей до этого минимальный половой опыт всего с двумя мужчинами.

Айгуль с дочерями-подружками, сидели в зале, в полглаза поглядывали телепрограмму и вели дружескую беседу. Сегодня должна приехать клиентка из-за рубежа. Португалка, с переводчицей. Даша не сказала какого возраста гостьи, только попросила придумать больше развлечений. Какие могут быть развлечения поздней осенью в глуши.

Банька само собой, катание на лошадях, путешествие в Краснодар на дискачи. Больше ничего не шло в голову. Мужчины пропадали на строительстве хоромов. Начались отделочные работы, требующие постоянного пригляда.

— Говорила Жене о предложении Веры... ? Чтобы наши мужики трахнули ваших мамочек...

— Нет ещё. Всё пытаюсь подобрать слова... с чего начать разговор. Про себя я уже решила, что согласна... , и даже нахожу юморные стороны в этом... Ты-то уже привыкла, что Нина с вами спала, а я как представлю, так лыблюсь как идиотка.

— Давай я начну разговор с Женькой при Юре, посмотрю его реакцию... Да, точно сегодня в сауне и начну. Мамочка, ты посматривай со стороны на его лицо, как он воспримет.

— Я помогу вам, чем смогу. Но сегодня будут гостьи, уместны ли такие темы при них?

— Да мы не при них, когда останемся наедине.

— Как там, кстати, наша сестричка Света? Сколько детей заказала?

— Двойню. Опасаются её родители за генетику. Она с матерью, Дилярой, сейчас гостят у родичей в Киргизии, тем сказали, что муж Светы ответственный работник, не может ни на день вырваться. Света уже хорошо сидит в седле, гоняет по пастбищу целыми днями, может и ходить сможет.

***

Как всегда, к трём часам, Дарья привезла гостью с переводчицей. Сабрина оказалась некрасивой, худосочной женщиной, сорока лет. Переводчицей оказалась русская женщина из Самары, представилась Ольгой Петровной. В доме на тот момент собрались все живущие в нём. Пока переводили текст договора на португальский язык, пока гостья знакомилась с ним, подошло время ужина. Шесть бутылок «Мадеры» были презентованы как подарок из солнечной Португалии. Не знавшие о крепости напитка молодые люди быстро захмелели. Начали более дружественно относиться к иностранке. Ольга еле успевала переводить фразы. Ужин закончили пораньше, чтобы доработать договор.

В зале остались Юра со своими женщинами.

— Любимый мой, — начала Айгуль, — скоро сюда приедут родители Жени и Насти. У молодых людей напряжённые отношения с матерями супругов. Чтобы наладить отношения, есть предложение — ты переспишь с мамой Жени, а Женя с тёщей. Как ты на это смотришь?

— О! Да тут тайны мадридского двора затеваются... Для мирного сосуществования я сделаю всё возможное. И даже с Женей поговорю. Узнаю, почему у него неприязнь к тёще. Насть, ты знаешь?

— Разность возрастов, взглядов на проблемы, интересов потребления. Мама считает, что мы много тратим на безделушки, пытается лезть в планирование нашего бюджета. Никаких других размолвок нет... О, кажется, договорились. Юрка! От отработанных ритуалов не отойдёшь?

— Если только на мизер, другой...

— Юра, обо всем договорились. — Начала разговор Дарья. — Три-четыре коитуса! Ну, разумеется, с игрой, дабы прославить тебя и наше предприятие.

— Ольга Петровна, переведите, пожалуйста, Сабрине, что мы можем начать прямо сейчас, если она желает.

Переводчик повторила на португальском слова Юры. Та согласилась.

— Мы можем совершить просто коитус в спальной, но я предлагаю игру. Мои помощницы, весталки, так сказать, должным образом подготовят сеньориту к акту. Ничего серьёзного, ни к чему не обязывающая игра...

Выслушав перевод, португалка согласилась.

— Девчата, давайте, как с Александрой поиграем, только не так страстно, я слышал о страсти пиренейских женщин. Сначала расслабляющий массаж после сауны, затем опять сауна, ополаскивание. Ольга вы будете с нами?

— Да, по условиям контракта, я должна всюду находиться с сеньорой Сабриной. Только позвольте мне не обнажаться... Я так же слышала о страсти дам с той части света.

Она перевела свою беседу Сабрине, та временами улыбалась, временами морщила лоб. Но окончательно сказала:

— Sim, еu cоncоrdо! (Да, я согласна!)

— Ольга, вам нужен купальник? — Опомнилась Айгуль. — Могу предложить свой, я его с июня месяца не надевала.

— Да, спасибо. Мой промах... , никогда не приходилось работать в банях. А почему не надевали? Нудисты?

— Да, всё верно. Ох! Я уже до того расслабилась, что забываю про свои шрамы. — Амазонка кратко рассказала о причинах появления шрамов и попросила дословно перевести Сабрине её рассказ.

За это время все находящиеся дома — двое мужчин — Юра с Женей, и семь женщин с гостями заполнили парную. Одетой осталась только Ольга, но и она через десяток минут обнажилась, видя натуральное общение людей. Для женщины это было первое обнажение перед чужими мужчинами.

Ольга вдовствовала уже семь лет, отдавала себя работе и воспитанию двойни. Нечастые перепихоны с женатым братом мужа, покрывали потребность в тестостероне. Других контактов она боялась, начитавшись «жёлтой» прессы, наслушавшись зомби-ящика.

Сабрина, женщина со своим житейским горем, с малолетства худощавая, некрасивая лицом и телом, не привлекала мужчин, поначалу отталкивая их принципами феминизма, затем возрастом. Однажды задумавшись о наследниках, скоропостижно вышла замуж, но мужа интересовали только её средства, супружеские обязанности исполнял скверно, за три года супружества коитусы ни разу не совпали с периодом овуляции. Сейчас супруг живёт на уединённом острове в окружении охранников и старых шлюх. Такая своеобразная тюрьма. Папарацци, вечно следящие за богатыми особами, не позволяли ей сойтись с кем-либо для зачатия, поэтому такое предложение ей было на руку. В условиях контракта был пункт, обязывающий хранить тайну в течение пяти лет. Россия всё ещё считалась страной за железным занавесом, журналюги не могли додуматься, для чего она вошла в самолёт под одним именем, а вышла под именем Сабрина.

Она достаточно согрелась и ждала дальнейших команд, Алиса с Настей повели её ополоснуть пот, и затем начали массажировать, хоть неумело, но энергично. Ольга стояла рядом и переводила фразы. Айгуль с Верой и Юра начали подготавливать Евгения к тяжёлому разговору. Сперва поинтересовались у него, что он думает о Юриной связи с Ниной, поощряет ли он инцест с тёщей.

— Во-первых, это вообще не инцест. Только межкровная связь считается инцестом. Во-вторых, ты ведь с ней первой начал, потом только с Алисой. В-третьих, это не моё дело — твои связи.

— А сам бы смог переспать с Настиной мамой?

— Э-э-э-э... Не задумывался, если честно. Восемь из десяти, что нет, не переспал бы.

— Женечка, миленький, а когда приедут ваши мамы?

— Через месяц, когда надо будет обустраивать дом, Насте одной тяжело будет.

— Жень, братан, мы к чему разговор завели... Вот если для семейного счастья, тебе требовалось бы трахнуть бабу Ягу, трахнул бы?

— Ага! Я догадался — вы предлагаете мне переспать с Валентиной Петровной... ? Э-э-э... Э-э-э-э... Ладно, буду честен! Мне понравился коитус с тобой, мамочка Айгуль, есть какая-то изюминка во взрослых женщинах. И если после соития или даже множества соитий Валентина перестанет наставлять, то пересплю. Но Настя...

— Настю мы берём на себя. Валентина не перестанет передавать свой опыт вам, но это уже будет опыт твоей женщины. А как насчёт... того чтобы она родила от тебя? Проверить твою сперму на качество, может с Настей у вас не получается на генетическом уровне.

— Кхы, кхы. Вот даже какие у вас намётки... Юра, Сабрина готова.

Сабрина вошла в парную, блестя маслом, раскрасневшаяся, в полнейшей неге от массажа. Женщины угостили всех травяным чаем, сами так же были возбуждены эротическими касаниями о стороннее тело.

— Оля, спросите, у Сабрины, хочет ли она вашего присутствия при коитусе.

— Я уже интересовалась, по-моему, она эксбиционистка... Ну, заодно проверю себя на вуайеризм, хи-хи. — Хмель ещё кружил голову женщине.

Она перевела некоторые фразы диалога Сабрине. Дама уже отошла от неги массажа и ждала продолжения. Юра подал ей руку, помогая встать с полока, повёл в помывочную. Охлаждаясь сам, начал гладить тело женщины. Небольшое самовнушение, позволило Юре не брезговать острыми мослами и рёбрами. Поцелуй в тонкие губы не принёс радости, однако начал щекотать нервишки. Ладонь, пущенная по животу вниз, зарылась в густую чащу венериных волос, донырнула к непропорционально развитым половым губам. Большой клитор, встретил Юрины пальцы неожиданной твёрдостью. Молодой человек намылил ладонь, начал омывать срамные губы, анус и копчик. Эту часть тела Юра начал мыть после неприятного соития с одной из клиенток. Дурной запах, шедший от копчика, испортил тогда приобщение женщины к стаду лошадок.

— Сеньора должна сама помыть мой ствол, как я омывал её пещерку. — Просил перевести Ольгу Юра. Пенис не думал подниматься, готовясь к битве. «Блин! Как бы не опозориться из-за страхолюдины. О! Если что, попрошу и Ольгу вклиниться в игру — видны её возбуждённые соски и глаза, сверкающие как у кошки!» — Додумался парень.

Опыта у Сабрины было мало, она действовала нерешительно. Когда не нужно давила рукой на пенис сильнее, когда требовалось нежное обращение с яичками — сдавливала.

— Сабрина, ты забыла омыть мои анус и копчик.

Ольга, переведя фразу, подошла к парочке ближе, отведя одну ягодицу парня, видимо подзабыв необычные слова, указала на анус и рудимент хвоста. От неё исходил запах чистой женщины, смешанный с ароматом травяного чая. Настоящие груди призывали к ласке.

— Это переводить не надо — если я не смогу возбудиться на неё, прошу помочь. Скажи ей, что мы приступим через пять минут, и ещё что-нибудь приплети.

Ольга посмотрела парню в глаза. Блеск усилился до желания целовать их по очереди, исследовать на реакцию после оргазма. Она хотела отказать, но вместо отрицательного жеста головой, кивнула. Удивилась своей ошибке, внутренне поняла, что желает взглянуть, только (!) взглянуть, на эрегированный фалдус. Только теперь, женщина учуяла свой запах, который у неё возникал при любовных играх с мужем.

Впервые запах феромонов она почувствовала в первую брачную ночь. Для чувствительного обоняния девушки, аромат казался запахом перезрелых фруктов, готовых перерасти в гниль. Он отталкивал и притягивал одновременно, смешиваясь с выделениями мужа, дразнил аппетит совокупления. Затем аромат смешался с запахом пота, скрылся, чтобы появиться перед новым коитусом.

Свой собственный запах возбуждал её больше запаха мужчины, он кружил сознание, поэтому она кивнула, поэтому она на сто процентов стала уверенной, что желает смешать свой аромат с запахом тех капель влаги, выделяющихся из канальца молодого человека.

Юра повёл Сабрину в спальную, мысленно представляя другую женщину. Доступнее было позвать с собой Алису или Веру, но объясняться без переводчика с португалкой он не хотел. В спальне, обставленной в стиле ампир, как считала Вера, самом возбудительном манере, Юра положил клиентку на спину, опустив её ноги на пол. Нежно подняв ступни на край, припал к нижним устам с намерением начать с куни. Стараясь не обращать внимания на худобу тела, ласкал языком нежную плоть срамных губ, вновь отвердевший клитор.

Женщина, изголодавшаяся по мужским ласкам, старалась включиться в игру, но в сухом теле было мало влаги, Юре приходилось выпускать слюну, чтобы смочить головку клитора.

— Оля, скажи, что нужна помощь женщины. Можно пригласить мою супругу или что ты можешь помочь.

Сабрина быстро согласилась на любой вариант.

— Что мне делать? — Неожиданно быстро спросила Ольга.

— Дай ей полизать свою промежность. Если это тебя не коробит.

Остатки алкоголя, похоть, окончательно взявшая контроль над разумом женщины, убрали все этические барьеры. Только Валера, брат мужа, несколько раз в состоянии опьянения лизал ей губки, поэтому ноги сразу затекли свинцом, отяжелели, еле подчинялись командам. За несколько неуклюжих движений она села над лицом Сабрины. Капли влаги сразу окропили губы португалки, она, раз лизнув, уже не могла перестать вылизывать, там и там появляющиеся струйки.

Юру возбудил вид ануса Ольги, он напомнил ему о другой Ольге, полюбившей анальный секс. Пенис от воспоминания вздрогнул, наливаясь кровью, восстал. Он дождался появления из канальца своей смазки, проверил увлажнённость влагалища Сабрины. Хлюпать не будет, радости не доставит, но примет сперму.

Царапая ствол о мослы, пенис оказался в узкой трубе вагины. Неожиданно глубокое расположение матки, призвало «нырнуть» глубже. Ольга на скрюченных от оргазма ногах отползла в сторонку. Юра, стараясь меньше касаться торчащих костей, совершил несколько фрикций, резко вогнав ствол, разрядился.

По появившейся привычке, несколько секунд полежал на твёрдой фигуре, затем заткнул щель тампоном. Приказал лежать два часа. Пообещал разбудить её поцелуем. Позвав Ольгу с собой, закрыл двери спальни.

— Надеюсь беременность располнит её. Если бы не твоя помощь, я бы не возбудился. Хочу отблагодарить тебя. Согласна... ?

— Разве так возможно... ? Ты же только...

— Да, возможно. Или другой вариант, я ночью приду к тебе в спальную.

— ... Ночью... ? Да, я так хочу.

— Пошли тогда в баню, там наши еще парятся...

***

— Настя, ты согласна... ? А как мы её подговорим?

— Да! Просто так не подойдёшь, не скажешь: «Раздевайся, тебя трахать будут». Нужна будет помощь мамочек — Айгуль, Нина, Лена, ну, и Вера конечно. Женечка, у тебя от этих разговоров червячок шевелится... ? И у меня аналогично. Пошли в спальную... И я тебя люблю.

***

Они разминулись с возвратившимися Ольгой и Юриком. Женя так же привык не скрывать эрекцию, чем очень удивил женщину.

— У вас тут так принято — расхаживать с возбуждённым пенисом?

— Да. Завтра наши с Алисой мамы и Ульяна приедут. Тогда чуть смирнее будем себя вести, всего лишь на капельку — наденем семейные трусы... Мамочка, ты не перепаришься? Алис, и тебе нужно быть осторожнее, милая.

— Да, в предбаннике чаёвничали, только зашли... Ну, как там клиентка... ? Получилось, значит. У меня бы не встал, ха-ха-ха. Мам, у тебя было бы желание?

— Любимая, грешно смеяться над немочью людей. Никогда, слышишь, никогда не делай так!

— Прости. И как всегда, спасибо за урок. А сколько она заказала... ? Забыл... ! Ну, ещё не поздно.

— Чего она должна была заказать? — Ольге ещё не говорили.

— Сколько она хочет за раз выносить малышей.

— Опять смеётесь над...

— Теперь уже все серьёзно. — Начала Айгуль. — Мы, шутя только сказали, сколько хотим... Алиса, шутя, сказала пятерых, Настя семерых. У меня четверо будут. Ульяна, Вера и Нина по двойне выносят. Света в Казахстане двойню заказала. Про остальных не скажу, тайна. Вижу, ты не веришь. Сейчас с нами нет Веры и Даши, пойди и прямо спроси про такие интересные беременности.

— Стоп, стоп! Вы хотите сказать, что все женщины здесь беременны от Юры?

— Да, Оленька, от него. Только Елена Сергеевна от моего папы. В отместку, так сказать. Кем будет этот ребёнок по отношению ко мне, как жене Юры и дочери Егора? Может, ты сведуща в таких изворотах родовых понятий.

— Алиса, любимая, Оля мне помогла. Я решил отблагодарить её... Да, этим самым... Ночью. Не пора ли будить Сабрину? Хотя можно до утра не тревожить.

— Тоже хочешь забеременеть?

— Нет. Я с двумя еле справляюсь... Вдова. В аварии погиб... Прощаю... Интересно у вас тут. Пойду я уже, не привыкла много париться.

— Да и мы тоже по кроваткам.

***

Молодая ещё женщина, исстрадавшись по мужским ласкам, пройдя в свою спальную, принялась раздумывать о предстоящей ночи. Для страстной вдовушки пара-тройка коитусов в месяц — это как чайная ложка сахара на ведро воды — не сказать, что пресная, но и сладости не чувствуется. И здешняя атмосфера вседозволенности, мужчины с эрегированными органами, пузатенькие женщины, от которых шёл возбуждающий аромат, сжали пружину желания для выстрела.

Ольга раздумывала, а ладони уже совершали полёты над эрогенными зонами.

Женщина вспомнила причину и последствия первого онанизма. В тот день простывшая девочка не пошла на занятия. Глядя в окно, увидела стайку собак. Несколько кобелей преследовали породистую сучку. Худенькая собачонка далматинец, увёртывалась от псов. Те огрызаясь на соперников, нюхали ей под хвостом, старались заскочить на спину.

Одному из них удалось совершить такое. Несколько раз дёрнувшись, пёс замер. Остальные кобели сразу разбежались. Ольга увидела, что к склещивщейся парочке подошёл мужчина. Он успокаивал сучку, ждал, когда они расцепятся. Процесс уже длился с десяток минут.

Мужчине видимо надоело ждать, он потянул пенис пса. Вот тут-то из окна второго этажа с расстояния десятка метров Оля увидела громадину, поместившуюся в щель сучки. Мужчина растягивал собак в стороны, пенис пса вырвался наружу. Пёс сразу присел на асфальт, начал лизать свой ещё громадный орган. Успокаиваясь, пенис скрылся в теле кобеля. Но до Олиного спокойствия было ещё далеко...

Она ещё у окна, не осознавая своих действий начала поглаживать те бугры, мучавшие её с весны. Чувство тепла, возникшее в паховой области, привлекло Оленьку своей настойчивостью. Она просто опустила ладошку к ласковому теплу и уже не смогла убрать её оттуда. Какой-то первобытный инстинкт, овладев сознанием девушки, призывал к энергичному поглаживанию ареолы и валиков промежности. Ольга улеглась на свою кровать, подняв подол платья выше бугров, опустила трусики до колен. Приятные поглаживания таинственного тепла, разожгли его до жара. Ускорив ласки ладонями, Оленька вдруг провалилась в небытие. Сколько она находилась в стране счастья и грёз, Оленька узнала, глянув на часы.

Тепло пропало. Но стоило девочке вспомнить свою игру, как тепло проявлялось, звало возобновить ласки. Вечером мама увидела состояние дочери, начала объяснять женскую физиологию...

И вот сейчас опыт детства, не раз выручавший в моменты скуки, опять пригодился. Пальцы-пианисты опять вызвались совершить столь геройский поступок, нырнули, расталкивая складки стенок, в пещерку, достали край услады. Изгибая в лук тело, Оля сношала себя пальцами, прессовала соски фалангами, забыла о соблюдении конспирации — стонала в такт фрикциям. Однако это помогло ей довершить начатое — спазм мышц влагалища остановил движение не только пальцев, но и всего тела. Стрела-экстаз влетела в сознание, ударила там по каким-то участкам центра наслаждения, вызвала фейерверк салютов в глазах.

***

— Шитель, я тебя ревную... Да, помню, предупреждал. Вроде от спермотоксикоза не страдаешь... Женька согласен заделать тёще ребёночка... Легко согласился, видимо подсознательно желает её. Остаётся Валентину поставить на путь согласия.

— Ловко ты ушла от темы ревности... Наверно всё-таки это на генном уровне в меня вложено осеменить как можно больше самок. Или это Рыбачий так на меня действует... Я же говорю — место такое, не хочешь, а тянет блядануть.

— Я сейчас хочу... Давай на боку только, боюсь я за малышей.

***

Поначалу уснувшая Ольга, проснулась от зова Сабрины. Женщина объяснила клиентке, что все уже спят. Её не будили, так как она сладко спала. Сабрина, сходила по малой нужде в туалет, затем уснула. Ольга уже не могла спать. Прислушивалась к звукам в доме. Кто-то громко храпел, кто-то хихикал во сне. Вот послышались шаги. Явно мужские. Звук струи в унитаз, слив из бочка. Шаги остановились у её дверей. Лёгкий шорох по ковру. Деформация матраса от тяжести другого тела.

Она задохнулась от нехватки воздуха — дурёха, как малолетка не дышала, видимо забыла и, если бы не рефлекс, так и померла бы от удушья. Мужская ладонь, убрала чёлку с её лица, пролезла к шее, притянула голову. Поцелуй влажными губами, Ольга встретила как сухой песок капли влаги. Её маленькая ладошка, отправилась исследовать только виданный ею фалдус. Это был пенис третьего мужчины. Нарасти два предыдущих — получишь такой как у Юры.

— О, Господи! Прошу, будь осторожен. Я не встречала пенис такого размера.

— Да, я буду нежен, ты сама впустишь, сколько захочешь.

Юра, нанося точечные поцелуи, опустился к промежности, раскопал в глубинах зарослей горошину, губки. Просунул ладони под ягодицы, прося женщину помочь с удобствами. Оля поняла, что от неё требуется, подхватив ноги под колени, подтянула их к лицу, подняв таз. Валера, не говоря уже о Сабрине, не могли конкурировать с лёгкими ласками Юры. А когда он добавил ещё пару пальцев, запустив их в вагину, она мгновенно поплыла. Разноцветные круги раскрасили сознание. Хотелось остановить парня, чтобы получить передышку, но говорить не хотелось. Влагалище сжимало пальцы парня, отпускало. Наконец голова Юры показалась у лица. Она сама начала целовать его, слизывая свои соки. Капелька сока прилипла к верхней губе под носом. Её любимые феромоны оказались в такой близости, что заглушали все остальные ароматы.

— Я лягу на спину, ты будешь сама...

— Нет! Нет! Я не могу пошевелиться.

Юра улёгся удобнее между отпущенных бёдер Ольги. Большой, ровный пенис сразу оказался у входа в пещерку. Последовало медленное введение фалдуса в лоно, женщина естественно захотела большей прыти, но Юра уже знал, если не будет форсировать, то удастся за пару-тройку толчков погрузить меч в ножны по самый эфес. Болезненным поцелуем он отвлёк её от фрикций, продолжил сам двигаться. Упругие груди призывали к осязанию их, манили остротой сосков, рельефностью ареол. Крупный сосок, образовавшийся от одновременного вскармливания двойни, отдавался ласкам языка Юры, быстро восстанавливал форму после прикусов губами.

Наконец-то Юра стал совершать нужные для женщины фрикции. Воллюст сразу охватил Ольгу, подмахиваниями она требовала ещё большей скорости, амплитуды. Член полностью выходил из вагины, мгновенно нырял внутрь, лобок больно бился об лобок, следующие после входа пердежи, сливаясь со стонами Ольги, звучали гимном сладострастию.

— А... я... боялась... его вели... чия... Ох... , ах... , не... останавли... вайся... , умоля... ю-йу-йу-йу.

Для любовников это был первый экстаз, вызвавший сквирт — струйный оргазм. Первым струю заметил Юра, он почувствовал мошонкой и лобком обжигающую жидкость, решил, что это у него такое количество спермы выделилось. Ольга, осознав, что изливается, пыталась остановиться, но это было невозможно, тело действовало самостоятельно, отключив все дополнительные функции, отдавая освободившуюся энергию на необычный оргазм.

— Не знаю... , что сказать... Со мной это впервые... , а ты, многоопытный, что скажешь?

— Про сквирт я читал... , но ты первая... женщина. Двигайся на мой край, не лежать же в луже.

— Надо матрас вынести сушить... Хорошо давай отдохнём.

Через пяток минут они вдвоём, стараясь не шуметь, подняли пружинный матрас, и поволокли его к солярию. Там поставили мокрой стороной к восходу солнца. Чистую простыню, и покрывало, Юра принёс в другую спальную, заправив с помощью Ольги постель, чмокнул её и пошёл под бок к Алисе.

***

На завтра передали хороший прогноз — невиданная в ноябре жара до тридцати градусов. Юра посоветовался с женщинами и устроил «конное» осеменение. Прихватив женщин, он поехал на бусике к озерцу. Так как неподалёку шло строительство и были посторонние, то практически у воды поставили большую палатку. Ольга объяснила Сабрине суть игры, сама с удовольствием приняла участие в ней. Помочилась так же как Айгуль на траву у входа в палатку. Португалка выдавила из себя тонкую струю, видимо половые губки не так мешали потоку.

Тут-то Ольга и почувствовала тонкость своего обоняния, моча Айгуль, пахла чем-то необычным, в отличие от выделений её и Сабрины. Химический состав мочи беременных включает хорионический гонадотропин человека. Она решила поэкспериментировать в доме, попросив помочиться женщин и Сабрину в баночки. <а hrеf="http://еtаlеs.ru/">эротические рассказы А сейчас её заняло начало игры. Она только успевала переводить Сабрине фразы, её ответы. Айгуль видя вялость члена, «помолилась», помазала головку прихваченным лубрикантом, с приговорами, помогла ввести член во влагалище, легла под «лошадку», добросовестно ласкала сисечки, побритую утром половую щель, целовала Сабрину в губы.

Этот акт был продолжительнее первого — сказались ночная игра с Ольгой и утренняя с Алисой. Обоюдный оргазм любовников, произошёл после десяти минут фрикций, Юра старался представить Ольгу в коленно-локтевом положении. Сперма заполнила полость влагалища, мужчина отпал на одну сторону с лежащей Ольгой, вставил тампон в лоно клиентки. Поглаживая её мослы, говорил приятные слова. Уснул и сам под своё монотонное бубнение.

Сабрина, которой порекомендовали не вставать час, так же уснула. Оля рассказала о своём замечательном обонянии Айгуль. Та поддержала её идею эксперимента, предложила даже добавить мочу мужчины. Ведь это замечательный опыт, возможно Ольга сможет без тестов определять беременность. А там возможно и определение определённых заболеваний.

Затем Ольга поделилась своей историей жизни.

— Мы с супругом встретились в библиотеке, он, так же, как и я изучал иностранные языки, вместе мы совершенствовали произношение. Старались распознавать диалекты разных областей Италии, Испании и конечно Португалии. Первый поцелуй, произошёл на его день рождения. Ему понравилась моя целостность, о которой я ему сообщила. Поклялся тут же под небом голубым взять меня в жёны. Свадьба состоялась как раз в годовщину нашего знакомства. В ту ночь я впервые услышала свой аромат, я знала, что он исходит именно от меня, так как он волной следовал за мной, когда я посетила туалет. Но сто процентной уверенности не было.

В том, что шлейф исходит именно от меня я убедилась утром. Так как во время торжества, пищу я практически не ела, под ложечкой сосало. Голод обострил мои рецепторы. Чем больше я вдыхала свой аромат, тем более возбуждалась. Запах не смешивался с пОтом мужа, только притенялся. Этот, второй коитус, произошедший на утро после ночи, моё самое восхитительное воспоминание. Супруг до этого имевший отношения с женщинами, не предлагал соития немедленно, ждал, когда у меня заживут ранки. Однако, как потом я узнала, утренняя эрекция, возникшая от объятий с такой красоткой как я, просила разрядки. Схитрив, супруг раскрыл интересный факт. А уж как только я заметила эрекцию, то мгновенно получила порцию своего аромата, исходящего из моего межножья. Шлейф повёл меня до унитаза, вытеснил часть воздуха и в наглую возбуждал меня. И, как ты догадываешься, о том, что у меня во влагалище ранки, я напрочь забыла. Быстро произведя утренний обряд подмывания, я вошла в спальную обнажённой, уже не стесняющейся своей наготы ни на йоту.

Перевернувшаяся на другой бок Сабрина, задержала рассказ.

— Я залезла под одеяло к супругу. Поцелуи, ласки, всё это как-то мимолётно пронеслись в тот раз. Всё ещё находясь под опьянением феромонами, я ждала главного действа. Супруг лёг на меня, нежно ввёл орган. «Не больно?» — спросил он. Я сказала, что всё прелестно. Боли действительно не было. Потом только я узнала, что возбуждение купировало боль. Но муж не торопился с фрикциями, был очень нежен со мной. О, Господи, как мне приятны воспоминания этого коитуса. Пенис, скользя внутри меня, походил на волшебный инструмент лекаря, производящий восстанавливающий массаж влагалища. Оргазм наступивший буквально сразу, ошеломил меня, неискушённую девушку. Как будто внезапная вспышка молнии в ночи, засветила мои глаза. А вагина, что вытворяла... Она, как самостоятельное существо, дёргаясь, начала массировать пенис. Супруг радостно заойкал, крепко поцеловал. Спазмы длились секунд пять, затем я уже сама начала подмахивать, требуя от супруга энергичности. В один момент, его член, раздулся, начал выплёвывать сперму, а влагалище заклещило пенис в тиски. А супруг изливался и изливался, казалось, что он решил весь перейти в меня. Толчки спермы, бьющие по шейке матки, совсем оглушили меня. «Страстная ты девушка, любимая Оля!» — сказал, отвалившись через минуты супруг. А я была пьяна... Феромонами, спермой, пОтом. Мы бы поспали ещё часик-другой, но тут пришли родители, приглашая на второй день.

— Завидно мне. — Сказала казашка. — Мой супруг, даже не интересовался, удобно ли мне, не больно ли. В первую ночь три раза просыпалась от его требований. Следующую ночь также не давал отлежаться... Накачивал спермой с регулярной частотой, а у меня в ноздрях вонь перегара, жирного мяса. — Боль воспоминаний выдавила слёзы. Но Айгуль быстро спохватилась, вспомнив, о жалости к себе, как упрашивала всех не проявлять сочувствия. — СТОП! Это было не со мной! Так что ты рассказывала об хорошем обонянии?

— С тех пор... Наверняка я сразу забеременела... , беременность изменила состав мочи и выделений, ещё ярче проявились ароматы феромонов. Стоило мне только подумать о сексе, как я начинала течь, выделения дразнили меня. В русском мате есть точное выражение — ебливая кошка. Это относилось и ко мне. Только на третьем триместре поубавилось моё либидо. Муж успокоился, отдыхал от меня.

После родов, обоняние изменилось, видимо детские выделения оказались сильнее. Либидо моё снизилось до нормы. Жизнь потекла своим чередом, пока авария на трассе не унесла моего Лёню. Без него я хмарилась на глазах, чернела мешками под глазами. Свекровь поняла причину моего недуга — недостаток тестостерона. Пригласила меня к себе. В гостях у неё был старший сын Валера. Она напрямую, тараном в лоб, сказала нам обоим: «Ольга скоро помрёт без мужчины, ты, Валера, должен, нет, просто обязан помочь ей. Я сейчас уйду, сынок, развесели сношеньку мою, не хочу, чтобы детки остались сиротками». Как была в домашней одежде, так и вышла из дома. Я встала, хотела уйти вслед за ней, до того это было неожиданно и напористо сказано, но шлейф феромонов, поднявшись за мной, изменил мои намерения. Я направилась в баньку, там подмылась и села на топчане, набираясь решимости.

Валера пришёл за мной, я прикрыла срам полотенцем. Он разделся, ополоснулся прохладной водой, сел рядом, не решаясь приступить. Как малолетки, начали касаться друг дружки, первый бесцельный поцелуй. Последующие уже страстные лобзания, переходящие в похоть, продолжились уже на топчане. Он предательски скрипел, выдавая наши движения. Два года без мужской ласки прошли для меня. Теперь раз, два в месяц мы встречаемся там же у свекрови. Она деликатно уходит, забирая с собой моих подросших сыновей.

— Я сегодня ночью слышала вашу с Юриком возню. Ты ведь так же часто вставала по ночам пописсать?

— Да, плоды тоже выделяют мочу. Я всё удивляюсь отношениям Юры с Алисой, необычная пара. А ты как решилась забеременеть?

— Тоска по детскому теплу. Я свою дочь уже двенадцатый год не вижу. А тут нарожаюсь от души. Вода наверно прогрелась. Хочешь искупнуться?

— Голышом... ? А давай, подразним мужиков, хи-хи.

Женщины выскочили из палатки, сразу нырнули в воду. За несколько минут они замёрзли. Выходя из воды, Ольга обратила внимание на троих строителей, наблюдавших за голыми женщинами. Дамы сразу бросились в палатку к печке-Юрке. Легли по бокам от него. Он проснулся, чмокнул мамочку, Ольгу. Ладони женщин охватили ствол, двигаясь по нему вниз, менялись местами — пока одна продвигалась до мошонки, другая перехватывала головку.

— Сейчас я буду лошадкой, ты ложись, как я лежала под Сабриной. Ласкай меня, потом поменяемся... Дай мне свои губы... Горячие какие... Юра, быстрее, прошу тебя... Оль, левый сосок... Ах!!! Сейчас... сейчас... О, Аллах.

.. ! Всё. Юрик, любимый, теперь Оленька тебя ждёт.

— Я буду в такой же позе. Юр, начинай — еле терплю... Ой, стоп! Давай передвинемся на траву — боюсь повторения ночного происшествия... Ох и дубинушка! Согласна со мной... ? Он у меня... третий мужчина... , не сильно от тебя отличаюсь... Ах, даже так? Ещё пятеро?! Ты развратная... женщина, милая Айгуль... Что ты... там вытворяешь? О, боже!!! Где ты... этому научилась... ? В каких... университетах? Юра, быстрее... Вот-вот-вот... Ой-ой-ой-ой... Да, в меня... , в меня... А-а-а-ах!!!

Струя опять ударила из неё. Ольга упала грудями на живот лежащей под ней Айгуль и чвыркала, чвыркала. Жидкость была смесью мочи и влагалищной жидкости. Масса феромонов опять ворвалась в ноздри женщине, окончательно отрубили ей сознание.

Проснувшаяся Сабрина, с удивлением наблюдала за любовным актом. Поняла, что Ольга не сможет ей ответить, ждала продолжения. Айгуль высвободилась из-под тела Ольги, присела, поджав колени. Опять дивилась поворотам судьбы, пославшей ей таких необычных людей.

— Вода в озере достаточно тёплая, можно там ополоснуться. — Сказала Ольга и перевела это Сабрине.

Женщина отказалась показываться голышом перед неизвестными людьми. Наблюдала из палатки, как Юра бесился с женщинами, как они не боялись быть опорочены папарацци. Произнеся: «Tudо fоi pаrа о infеrnо!» (Пошло оно всё к чёрту!), бросилась в толщу воды, лишь на мгновение засветив наготу. В отличие от остальных она выходила из воды, низко наклонив голову, прикрыв лицо руками. А Ольга и Айгуль демонстрировали свои тела строителям, бросившим работу и наблюдавшим за красотой человеческих тел.

***

После обеда приехали горожане, как их стали называть жильцы дома в Рыбачьем. Знакомство, не обошедшееся без возлияний той же мадерой. Выполняя сегодня роль водителя, Вадим сразу положил глаз на Ольгу. Подсел к ней и начал «охмурять», кадрить женщину. Опьяневшая Ольга позволила пригласить себя на тур вальса. Настя, дававшая уроки танцев всем желающим, оценила страстность движений пары на пять. Страстность выражалась в интимности движений танцующей пары. Широко разведённые пальцы мужчины, то опускались до копчика, то охватывали загривок, как бы грозя притянуть голову для поцелуя. Так же проявляя похоть, Ольга прижималась лобком к бедру мужчины, оттопыривала попу навстречу ладони.

— Ты обучалась искусству танца? — Спросила Настя женщину, присевшую отдохнуть.

— Была такая строка в моей биографии. И Вадим хороший партнёр. Женя танцует?

— Женя танцует. Но Вадим так же хорош как партнёр в постели. — Влезла в разговор, ревновавшая Алиса. — Да, у нас бывают свингерские вечеринки. И он сегодня голоден — Ульяна бережёт плоды.

— Я хотела предложить соревнования между нашими парами, — проигнорировала выпад Ольга, — судьями пусть будут зрители.

— Женечка, любимый, иди ко мне... Сейчас мы развлечём друзей танцами. Ольга с Вадимом приглашают нас на соревнование... Моя, ж ты лапушка! Друзья! Наслаждайтесь, как мы будем наслаждаться своей грацией.

Чувствовалось превосходство Насти и Жени. Хоть и выпирал животик, женщина показала своё мастерство. Женька еле поспевал за её пируэтами. В конце концов, Ольга и сама залюбовалась изяществом выполнения танца. Она же первая подбежала и подняла Настину руку как победительнице. Настя так же поблагодарила женщину.

Не заметить флирт Вадима было невозможно. Все поняли, до чего он дойдёт в интрижке, оставалось только надеяться, что Ольга не откажет.

«Определённо это место на меня так действует» — думала женщина — «Еще вчера, я ударила бы наглеца, лапавшего мою ягодицу!« Проведя взором по лицам присутствующих, только в глазах Алисы увидела гнев, а остальные выражали радость и приветливость.

— А кто желает сегодня вспомнить лунную дорожку? — Вскричал Вадим.

— Мы с Алисой... ! Я не дам тебе и деткам замёрзнуть, в озере не позволю купаться.

— Я тоже, хочу! Жень ты со мной?!

— Что это означает? — Спросила Ольга. Когда ей объяснили, она поговорила с Сабриной и согласилась на ночёвку. Сказала, что Сабрина тоже желает.

— Нет, ей нельзя, вот родит, вырастит детей, тогда пусть приезжает, мы ей устроим отдых. А кстати, сколько она хочет детей?

— Троих. Двух мальчиков и девочку. — Перевела Ольга, после краткого объяснения причин вопроса. — Но она не верит, думает это шутка.

Настя сходила в свою спальную, принесла снимок УЗИ. Показала своих деток.

— Главное она сказала количество. Остальное дело природы. — Вставили одновременно мамочки Нина и Лена.

— Сегодня восход луны в двадцать тридцать. — Посмотрев в планшет, сказал Юра. — Нина... Тебе тоже не дам замёрзнуть. Женщины, вы развлекаете гостью. Поучите её вязать. О, господи, я даже не представляю, чем её можно ещё развлечь. Оль, спроси, чем она интересуется.

— Ей нужен пароль вай-фай, она хочет узнать, что там на родине.

— Но это всё после ужина, а сейчас я с Юрой по точкам проедусь, налоги соберу. А поехали с нами, Сабрина. Будет чем тебя развлечь. Оль, ну ты естественно с нами.

— Вадя пусть рулит, Юра, как я думаю, сегодня уже напахался. — С неожиданной защитой сказала Ульяна.

***

— Родненький мой, ещё хочешь маму Нину! Мам, он так посмотрел на тебя при встрече... Айгуль сказала о необычном обонянии Ольги. Надо будет разузнать, чем мой запах отличается от твоего.

— Я и так знаю — возрастом. Вон она с Вадькой уже купается в серебре. Иди и ты, любимый.

Юра за пару взмахов руками оказался у парочки, прислонился к попке Ольги.

— Не замёрзла?

— Есть немного, но ты прикрыл... Нет, не смей лапать меня за там, ха-ха-ха. У тебя жена ревнивая... Вот вы чумная компания. Трахаетесь с матерями жён, с их подружками.

— Мы молоды. Станем старичками, будем замаливать грешки молодости. Ты так же молода... Не спорь, лучше оторвись. Ладно! Развлекайтесь, я поплыл греться.

Выйдя на берег, он закрыл своим телом свет луны. Молодое мужское тело, каплями воды отражая свет, привлекало взоры женщин и Женьки, не пожелавшего искупнуться. Он беседовал с Настей о связи с тёщей, обговаривая все мелочи, выспрашивая её запросы.

— Валя! Я, как только увидел тебя, — начал игру Женя, — как только узнал, что ты моя будущая тёща, возгорелся...

— Возгорелся!? Нет, не так патетично...

— захотел... ? Захотел тебя как женщину, как образ своей мамы... , ты, верно, догадываешься, что мальчики видят в своих мамочках объект сексуального преклонения!? Позволь мне один, да всего лишь один раз окунуться между твоих холмиков грудей, вдохнуть тепло их. Не отталкивай меня.

— А как же Настя? Нет! Я не желаю бед своему чаду. Поди прочь... Ах, что же ты со мной делаешь охальник негодный. Вот неугомонный... На, дыши моими ароматами... Это, однако, уже не ложбинка меж грудями, а между ягодицами...

— Ох, тёщенька, я изнываю. Твоё тело прекрасно, как у Насти. Она, кстати, знает о нашей встрече, здесь в дальней комнате. Я буду любить вас обеих так же как одну.

— Ах! Я сумасшедшая если позволяю запускать шаловливые пальцы в святая святых... О! Боже! Женя, ты мой самый молодой любовник! Я позволяю тебе всё! Возьми меня прямо здесь, на этом неудобном ложе. Ой, Жень, осторожно, не наваливайся так на живот... Выеби свою мамочку всякими развратными способами.

— Выеби!?

— А к чёрту этику... Жень, я тебя люблю... Да, так хорошо, ой как хорошо. Смотри, как Юрка красиво выглядит в свете луны. Кончишь, пойдёшь... купаться, я уверена... , что и ты так же хорошо... смотришься.

— Тёщенька... , ты отправляешь зятька... в северный... ледовитый океан? Вернусь, отомщу. Вот так буду мстить. Вот так!!! Ах... , моя любимая... попочка... Кончаю...

— Поздравляем. — Вадим и Ольга слышали их речи, воспалялись ими.

— Нет! Точно вы офигительная компашка! Одни громко стенают, другие поздравляют.

— Сейчас послушаем твою тишину. — Отозвался Юра.

— И я в вашей братии не лучшая. Вроде не сильно пьяна, а оргия ваша меня пленила. Ну, что, любовничек, согрелся... ? О, Господи! Этот ещё больше...

— Влезет, не бойся. Улькин торс, всего в три раза длиннее его, но впустила... В тебя можно кончать?

— Да, я на гормональных...

— Ну, что ж. Тебя можно поздравить... с беременностью. Мама так же... на гормонах была... , но Юркины живчики пробили... барьер. — Всё не унималась Алиса, подставляя попку для торпедирования мужем. Её завела мысль, что на соперницу перекинулся Вадим.

— Подтверждаю всё сказанное дочерью, — отозвалась Нина, — сколько сперма в тебе находилась?

— Ой, не от... влекай... те... Это... куда же... ты проник так... больно-желанно? Ой, ой, ой... Остановись!!! Давай вылезем наружу... Чувствую опять обоссу ложе.

Она встала в третью позицию. Вадим, подсвеченный луной, грозно смотрелся со своим направленным в тело женщины фалдусом, нескольких движений хватило для прорыва плотины — из уплотнения ягодицы-лобок вырвалась струя. Так же сверкая в лучах, завораживала зрителей. Ольга не стала сдерживать эмоций — громко закричала: «А-а-а-а-ах!!!» Ноги её предали — не удержали тела. Оно осело в лужу. Теперь Вадькины выделения сверкали в лучах светила.

— Поздравляем!!! — Хором вскричали друзья.

— Ну, что? Наша очередь оргазмировать? — Спросила Нина. — Алиса, ты как... ? Да, я хочу, так же развратно стоять. Вставай, зятёк, любовничек, сладенький мой. Оля! Искупнись и на зрительское место! Мы покажем, как случилось то соитие, после которого я залетела.

— Я на смартфон зафиксирую. — Предложил Женя. — Насть, лежи не высовывайся. Оль, всё? Улеглась? Начинайте. О! Какой вид! Поторапливайся не заморозь мамочку.

— Стойте! У меня предложение. Оля! Давай изобразим зеркальное отражение их. — Бес похоти подсказал Вадиму свежую идею.

— Говори, как!

— Стань так же как Нина, я сзади как Юра. Нина, возьмитесь с Ольгой как борцы в стойке.

— Настя, Алиса, возьмите свои камеры, не хочу потерять такое волшебство — у Вадима опять встал. — Быстро решилась Ольга.

Алиса перебралась под одеяла Насти с Женей. Трёхглазое чудище, отражая лунный свет, взирало на две пары любовников, фиксировало каждый момент оргии. Действуя синхронно, будто работают двуручной пилой, мужчины толкали свои члены во вцепившихся женщин. Нина даже предложила целоваться, от чего Ольга не отказалась.

Вид сношающейся четвёрки возбудил Женю. Он встал, продолжая снимать видео, подошёл к любовникам. Вадим сразу переиграл композицию. Повернул Ольгу к себе, поднял её и опустил на пенис. Женя понял идею. Пристроился сзади Ольги и ввёл второй смычок. Женщина вскрикнула, на мгновение потеряла сознание, но когда очнулась, то поняла, что там сзади вошло в неё.

— Вы... вы... вы... ! Нет... , не надо... Не вынимай! О чёрт! Я не хочу... Я хочу... Аааааааааааа!!!

Её крик стал сигналом для мужчин, одновременно начавшим сливать сперму, которая тем же образом смывалась сквиртом. Придерживаемая двумя мужчинами Ольга не упала, просто держалась за шею Вадима.

— Поздравляем! — Хором сказали Алиса с Настей. Они остались лежать под одеялами, остальные пошли смывать липкую слизь оргии.

— Нина, ты только ополосни межножье... Всё иди к Алисе.

— Да-а-а-а! И как теперь мне жить?

— Как я... Да, да! Тоже поучаствовала в таких играх. Уже завтра ты будешь с блаженством улыбаться, глядя в глаза этих мальчишек. В старости будешь внучкам рассказывать...

— Внучкам?

— Это я образно, конечно. Будешь вспоминать сегодняшнюю ночь, и желать внучкам такого же счастья.

— Счастья?! Этому нет названия!!! Приехала сюда, можно сказать девственницей — сутки спустя уже превратилась в блядешку... О, Господи! Я это сказала?! Вот видите, я уже как шлюха разговариваю. Хорошо, что в понедельник уезжаем, не то стану проситься на член, курить и хриплым голосом посылать святош на... , а к чёрту... на хуй.

— Все-таки утончённые личности сильнее переносят такие стрессы, смотри, как тебя кидает, ебливая кошка. — Алиса почувствовала внезапную жалость к женщине. — Домой приедешь, обнимешь сыновей, всё и забудется.

— Ебливая кошка? А какая она? Никогда не держала кошек из-за аллергии.

— Я как-то видел ролик на ю-тубе. — Начал Юра. — Спаривали сфинксов. Кот долго примащивался, топча как петух курицу, кошку. Секундный коитус и кошка ка-а-ак начала носиться по полу, мордой об пол отирается, заигрывает с котом. А говорят, что только люди испытывают оргазм... Посмотри сама. Я уже спать хочу. Спок.

— Да! Давайте спать уже. Вадим! Больше не приставай.

***

Три параболы, четыре гиперболы фонтанировали ранним утром, когда осеннее солнце разбудило приключенцев. Две не рожавшие щели с лёгким шипением опорожняли мочевой пузырь. Нина издавала самый громкий звук. Олина струйка, разлетаясь от щёлки, завёртывалась вихрем, у самой земли опять объединялась в кучу, чертила в песке лунку, вырывалась из неё протуберанцем, разлеталась дальше.

— Надеюсь, вы не какаете сообща...

— Оставь надежду всяк приехавший к нам девственник. — Пошутил Вадим, но Оля приняла это серьёзно.

— Шутит он...

— Это так можно скульптуру испоганить, я к своей кладке никого не подпускаю. — Не угомонился Вадим.

— Может сегодня Сабрину в город на экскурсию свозим? Да, точно. Сейчас приедем, позавтракаем, затем третий коитус и поедем в город.

***

Планам не суждено было сбыться — Айгуль и Сабрина нашли общий язык, с помощью интернета конечно. Айгуль сказала, что угостит гостью бешбармаком, а Сабрина пообещала сделать калду верде, густой овощной суп с колбасками чоризо. Втроём с Верой они отправились за продуктами, наказав молодым вывести животных на пастбище. Ольга вздрогнула от взглядов Юры и Вадима, но согласилась на прогулку. Шанс уединиться с Юрой решила не упускать Нина. Юра двинулся с лошадьми, а Вадим с женщинами на жигулях. Туда же закинули палатку и сопутствующие вещи.

Животные уже окончательно привыкшие к шуму стройки, паслись, щипали траву, а люди... А люди, будто завтра апокалипсис, еблись перед кончиной. Особенно отрывалась новенькая, если позавчера она только слышала про глубокий минет, то сегодня, давясь, но заглотила сначала фалдус Юры, затем и вадимовский смогла.

А начиналось все достойно — нежные поцелуи Юры в уста Нины, сменившиеся куннилигусом, в свою очередь уступившему медленному вхождению во влагалище стойкого солдатика Юры. Оля с Вадимом так же не форсировали действия. Разве что поза отличалась — Оленька закинула ножки на плечи мужчины, скрутилась калачиком под ним, Нина лежала на боку, принимая Юру сзади. Такая поза сменилась на скачку женщины сверху в позе «воинственная амазонка», основным отличием от позы «пленная амазонка» является обращение либо лицом к лицу партнёра, либо спиной к нему. Второй позой воспользовалась новенькая.

Трепетная Нина закончила скачку довольно быстро, не доставив блаженства зятю. Но он не обиделся, направился к другой парочке, поднёс фалдус ко рту женщины. Она сначала глянула в глаза Юре, будто умоляя не заставлять её ЭТО делать. Но ствол был так сладко звенящим от напряжения, что она, мысленно сказав: «К чёрту! На хуй всё!», впустила сначала только головку за щеку, а там уже и до заглота осталось от хуя маленько.

Нина, жалея горло Ольги, подсказала ей расслабиться, позволить пенису произвольно входить в гортань. Ученицей Оленька оказалась сообразительной, за каких-то пять минут у неё пропал рвотный рефлекс, а тут ещё Вадим начал напрягать ягодицы, тараня вход в саму матку. Она ловила кайф от осознания, что всё делает как ебливая шлюха. Первый оргазм со сквиртом произошёл после полного заглота фалдуса.

Самцы дали сучке отдохнуть с полминуты, затем Юра толкнул Ольгу на живот Вадима, лёг между её ног и полизал эту жидкость. Член зазвенел от нескольких лизаний клитора. Парень ввёл ещё один смычок во влагалище женщины, она

уже не реагировала, решила оторваться во все щели.

Мужчины не выдержали обоюдного трения пенисов друг об дружку и кончили. В унисон с ними опять обоссалась женщина.

— Ой, мне помыться надо, а потом вы мне за всё ответите. — Сказала уже сучка, правда хрипловатым голосом. — Вот любовник охереет от моих пожеланий. Нина, а ты откуда знакома с техникой сосания?

— Студенчество в техникуме. Молодость, молодость. В горло уже двадцать лет не брала...

— Мам Нин, а мне, почему не предлагала?

— Говорю же двадцать лет. И про анальный секс не говорила. Ну, что подруга, позволишь мальчишкам... ? Да в жопу. У меня с собой крем для тела есть, подойдёт.

— А сама?

— Поплыли на тот берег, там есть кустарник, там опорожним кишечник как сможем. Купальники только наденем, а то строители набегут, будут советами мешать. Хотя Тулпар должен о посторонних предупредить.

Ольга прямо на грязное тело надела купальник Айгуль, Нина не сильно грязная, так же облачилась в свой строгий монокини. Завернув салфетки в пакет, сунула его под ткань. Мужчины, вышли голыми, скрытые от строителей палаткой, помылись, обтёрлись. Выпили по кружке вина, прибрались в палатке. Кинули жребий, кто будет первым в новеньком анусе. Как всегда, выиграл везунчик.

Скрывшись за палаткой, женщины разделись, опять вошли в воду, хорошенько омыли все органы.

— Пусть сначала Юра распечатает...

— Распечатает?

— Да. Распечатает твоё колечко, у него тоньше пенис.

— Ага, подразумевается, что и Вадим... ?

— Не устоит, поверь мне.

— Уступишь мне обоих... ? Буду как курица на гриле один в рот, другой в попу.

— Да-а-а-а, это что же деется то? Ой-ёй! В элитные проститутки пойдёшь?

— Не-а! Только здесь оторвусь. Наебусь. Буду песняка давить: Ой, снег-снежок, белая метелица! Напилась, наеблась, аж самой не верится!» Действительно не верится...

— Пошли уже, сучка!

— Такого охота, что боюсь сказать...

— Озвучь...

— Ещё строителей позвать...

— Точно ёбнулась баба. Ты сначала этот этап пройди, а то жопа пополам лопнет как сухой ствол. Ха-ха-ха. Ладно, пошли уже, мне самой не терпится.

Мужчины точили клинки, жало сверкало матовым блеском головки. Нина сказала о желании Ольги. Предварительно заглотила орган зятя по самый упор, показывая напарнице вид скользящего в глотке члена. Ольга повернулась к другому жалу, помня урок, постепенно всосала фалдус. Нина бросила сосать, вспоминая студенческие оргии, развела ягодицы женщины в стороны, Юра обмазал член, а затем анус кремом. Нина до боли растянула Ольгины полужопенки, смотрела, как головка скрылась наполовину, затем и полностью погрузилась в кишку. Небольшой возврат и опять движение вовнутрь. Ольга всё это время просто стояла, держась за поясницу Вадима. Кряхтела, как будто тужилась на горшке. После вхождения головки, дело пошло лучше.

Исполнилась мечта Ольги — она вертелась на двух хуях, как ярочка на вертеле. Однако очень скоро у неё устало горло, она уже не могла говорить, а только хрипела. Юра сказал:

— Нина, любимая моя тёща, как ты будешь стоять? Так же как Оля?

— Да. Только сосать грязный член не буду, брезгую.

— Одним обойдёшься! — Вскричала хрипло Ольга. — Ой. Чувствую, сейчас меня этот колун расколет! Боязно, но хочу... Ну, что, сучка! Выходи пороться!

Две женщины опять встали в борцовскую стойку. А мужчины подкатили орудия к задним бортам яхт. Обе «яхты» разом вскрикнули от боли, но отпрянуть не смогли. По главной причине — не хотели.

Вот так через боль и приходят к человеку радости. Зато потом как они стонали, как подкашивались их колени! Как не странно, но толи жидкость в органе закончилась, толи не те точки раздражались, но сквирта не было. Было обильное извержение спермы, были обильные слюновыделения из ртов женщин.

— Нина, а почему ты Алису этому не научила? Давай её вместе распечатаем?

— Ты же видишь, какая она противница. Лучше сейчас не будем настаивать, так лет через пяток... Успеем ещё.

— Ты права, мудрая моя женщина. А Егор знает?

— Нет! Ты что! Это наша с тобой тайна. Ты, подруженька не выдай ни себя, ни нас. Если походка станет необычной, скажи, что пыталась на лошади покататься...

— А горло хрипит, что мороженку лизала? — Действительно сильно хрипло сказала новоиспечённая блядь. — Нин, я напоследок воспользуюсь обеими хуями?

— Хорошо хоть строителей не зовёшь. Парни! Отдерите эту кошку! Напоследок с извращениями.

— Пошли, ополоснёмся, сука!

Ольга поняла, что она скрытая мазохистка, ей нравятся унижения, потому, что мгновенно поплыла к омуту вожделения. Сначала мужчины вышли, омылись до плеч. Посмотрели на строительство, явных наблюдателей не увидели, осмелевшие женщины так же омылись до плеч. Нина тщательно помыла анус, влагалище. Обтёрлась полотенцем. Одевшись полностью, вышла к животным, чтобы не возбудиться похотью напарницы.

— Ну, что, похотливая блядешка? — Начал Вадим игру. — Сейчас тебя выебут во все отверстия, если окажется мало дыр, будем совать в ноздри, в уши. Их не хватит, сделаем ножами ещё дырки и туда тоже загоним по два жеребячьих елдака.

— Ой, мальчики только в глаза не ебите, пожалуйста, я вас умоляю... Да, да, два хуя в одно отверстие это я ещё вытерплю. Ай, хорошо-то как, — вдруг крикнула она, это Юра больно шлёпнул её по ягодице, — да, истязайте меня. Надрежьте мне щёки — две залупы в рот не залезают. Ай, ай-яй! Ещё, ещё. Гм-гм-гм.

Вадим заткнул ей рот фалдусом, а Юра подвёл член к анусу. Сфинктер уже спокойно пропустил член. Вадим вынул залупу, поднял её ноги, в то время как Юра придержал женщину на весу. Второй член не хотел лезть в анус, но легко вошёл во влагалище.

— Юра, соски онемели, помассируй их... Да, вот так... , можно грубее... О-о-о-ля! Ты ебливая... тварь, что же это... такое со мной?!!! Ой, остановитесь... , помираю! Нет... ! Не тормозите... , лучше от этого взлететь к ангелам-чертям. Ах-ах-ах-ах-ах-ах.

Ахи совпали с эякуляцией мужчин.

***

Дома их ждали бешбармак и калду верде. Шурпа вылечила горло Ольге, она уже могла спокойно говорить. О несвойственной походке, её никто не спрашивал. Две рюмки водки, выпитые перед португальской едой, продезинфицировали повреждения в горле. Алкоголь окончательно развеселил женщину. В сознании всплыл мотив, она начала громко петь:

— Ой, снег-снежок... — Допеть ей не дала Нина, закрыв ей рот ладонью.

— Бела заваруха, чтоб у тебя хуй стоял, как у зайца ухо! — Докончила за неё Вера.

Все рассмеялись, смеялась даже Сабрина, не понявшая причину смеха. Ольга перевела ей, как могла песню, тогда клиентка расхохоталась ещё громче. Что-либо подобное в памяти Сабрины не было, она хотела соригинальничать, придумать своё, но таланта врать у неё не оказалось.

Хмель окончательно всех раскрепостил. Вдруг Айгуль напомнила о необычайной способности Ольги. В гранёные стаканы, оказавшиеся у Веры после покупки нескольких домов, помочились все. Руководительницей выступала трезвая Ульяна. Она оцифровала каждого человека и его стакан. Ольга при этом естественно не присутствовала. Нюхая мочу, она смогла определить мужские порции. С женскими вышла заминка — во всех оставшихся семи стаканах моча беременных женщин запахами не отличалась.

— Все женщины, включая меня — беременны! Ох, ё-моё!

— Может, ты ошибаешься? — Сказала Вера. — Сейчас позвоню девчатам, приедут поссать сюда.

Она быстро набрала номер администратора борделя.

— Что будешь с беременностью делать? — Спросила Алиса, внутренне напрягшись от понимания, что могут возникнуть какие-то проблемы.

— Не знаю, ещё не думала...

— Может скажешь, что не хочешь рожать. Будет выкидыш. — Посоветовала Лена.

— Торопиться с пожеланиями не буду.

Через несколько минут приехавшие три девушки очень удивились необычной просьбе хозяйки, но написсали в свою посуду. Их стаканы смешали с остальными. Нюхачка точно определила мочу девушек.

— В моче одной из девушек присутствует патоген молочницы. Вот это чей стакан... ? Тебе нельзя работать, пока не вылечишься. У остальных всё в норме. По крайней мере я ничего не чувствую.

— А сперму понюхать... ?

— Спасибо! Напробовалась... Ха-ха-ха!

— Проверишь остальных моих девушек... ? Поехали с ними. Девчата в бусик садитесь.

Ольга перевела Сабрине обо всём происшедшем. Попросила остаться в доме, сама уехала.

***

Ехать вечером на пляж никто не пригласил. Да и Ольга себя плоховастенько, грубо говоря, мягко выражаясь, чувствовала. Юра разбудил Сабрину прощальным коитусом. Он уже адаптировался к неудобствам фигуры клиентки, довёл её до сильнейшего оргазма, заткнул уже не требующийся тампон.

Вадим на своём микроавтобусе пообещал довести гостей до Адлера, откуда у них самолёт до Домодедово.

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!