Придя домой после собеседования, Катя первым делом отправилась в душ. Когда струи горячей воды попадали на натертую дырочку она морщилась. Выйдя из душа, она повернулась к зеркалу спиной, наклонилась, потянула ягодицы в стороны и, как смогла, попыталась рассмотреть свою попку. Прежде маленькая аккуратная дырочка превратилась в заметное отверстие. И ей предлагают туда вернуться?

Но воспоминания о «собеседовании» заставляли ее киску увлажниться. Она вспомнила, как она елозила по столу с гигантским членом Федора в попке и рука сама потянулась к киске... Кончив, она открыла глаза и улыбнулась: у нее есть возможность туда вернуться!

На следующий день, Катя была у знакомой двери ровно в восемь. Снова ей открыл Игорь. Она улыбнулась ему как старому доброму знакомому:
— Привет!
— Здравствуйте! Рад, что Вы приняли наше предложение! Шеф очень хорошо о Вас отзывался!

Они прошли в его кабинет и приступили к оформлению документов. Ей пришлось заполнить длиннющую анкету с вопросами не только о предыдущих местах работы, но и о предыдущем сексуальном опыте. Причем вторых было гораздо больше, чем первых. Игорь просмотрел ее анкету:
— Очень хорошо! Держите Ваш магнитный пропуск и абонемент в фитнес-центр.
— А это зачем?
— Наша компания заботится о здоровье своих сотрудников! Так что посещение строго обязательно!
— Хорошо-хорошо. Я просто спросила.
— Вход в исследовательский центр, где Вы будете работать за углом. До встречи!

Катя вышла на улицу и, завернув за угол, нашла такую же дверь под козырьком, только вместо звонка на ней был контакт магнитного замка. Она приложила пропуск и дверь щелкнула. Войдя внутрь она попала в маленькую приемную, где за стойкой с мониторами сидел охранник:
— Здравствуйте! Меня зовут Катерина. Я сегодня первый день. Куда мне дальше.
— Добрый день! Одну минуту подождите, пожалуйста.

Охранник позвонил кому-то:
— Светлана? Привет, это Семен с охраны. Тут пришла новая девушка к нам на работу. Встретишь? Спасибо. — И обратился к Кате: — Сейчас она подойдет.

Вскоре из двери за его спиной вышла молодая женщина в белом халате:
— Катерина? Привет. Меня зовут Светлана. Давай знакомиться. — И она протянула Кате сильную узкую ладонь.
— Здравствуйте.
— Можно на ты. Идем.

Они прошли в следующее помещение, оказавшееся просторным залом, разделенным на множество кабинок без дверей.
— Это раздевалка. Вон там будет твоя кабинка. Номер четырнадцать. Проходи, раздевайся полностью и иди вон в ту дверь, я буду тебя там ждать. Там же выдам тебе рабочую одежду. — И она ушла.

Катя осмотрелась вокруг. В каждой кабинке висело по халату, стояла обувь. Обычное дело. Только зачем раздеваться догола? Но раз сказано... Она прошла в свою кабинку, сняла всю одежду, развесив ее по многочисленным крючкам и аккуратно разложив на полочке, всунула ноги в мягкие шлепанцы и отправилась следом за Светланой.

За той дверью ее ждала широкая кушетка с высоким штативов с висящей на нем большой полупрозрачной емкостью, заполненной какой-то жидкостью, с длинным шлангом с утолщением в десятке сантиметров от конца шланга и небольшой резиновой грушей, соединенной с этим утолщением. Странная конструкция... Возле кушетки стояла Светлана:
— Каждый твой рабочий день будет начинаться здесь. Залезай на кушетку и вставай на четвереньки.
— Зачем это?
— Чтобы подготовить твою попу к работе.

Катя нерешительно потопталась и залезла на кушетку, встав раком.
— Федор сказал, что ты претендуешь на позицию старшего аналитика. — Рукой в резиновой перчатке она ощупала заднюю дырочку Кати. — Да, действительно. Рада за тебя!

Она вставила шланг Кате в задний проход. Когда шланг погрузился внутрь Катерины вместе с утолщением, она взяла за грушу и стала ритмично сжимать ее в руке. Утолщение на шланге стало надуваться. Катя беспокойно зашевелилась.
— Стой смирно! Терпи, это тебе поможет. — Катя замерла. Пузырь в ее попке становился все больше. — Вот так.

Светлана повернула что-то в месте соединения шланга с шаром, надувшимся в Катином заднем проходе, и внутрь нее потекла прохладная жидкость.
— Когда я тебя отпущу в туалет, сядешь на унитаз и нажмешь на клапан в основании груши. Пробка сдуется и вода сможет выйти. Спущенную пробку бросишь в стоящее там большое ведро для стерилизации.
— Ясно... — Негромко проговорила Катя. Ее живот уже раздулся и свисал. Только большой шар, растягивающий ее внутренности и запирающий ее задний проход, не позволял ей изобразить фонтан прямо здесь.

В этот момент открылась дверь и вошла еще одна девушка в белом халате с какой-то блестящей железкой в руке.
— Света, привет! Вы тут еще долго?
— Кристин, привет! Нет, скоро закончим, подожди немножко.

Катя впервые оказалась в такой ситуации: стоит раком на кушетке во время промывания кишечника, а посторонний человек смотрит! Ей показалось, что у нее даже спина покраснела от смущения. Светлана это заметила:
— Катюш, не смущайся. Здесь все в одинаковом положении скоро привыкнешь! Кстати, знакомься — это Кристина. Наша звезда! Ведущий аналитик!
— Очень приятно... — — В пол-голоса пробубнила Катя.
— Приветик! — Чирикнула Кристина. — Рада познакомиться!

Подождав еще пару минут, Светлана отсоединила шланг:
— Туалет вот за это перегородкой. Не спеши.

Последнее предупреждение было явно лишним. Поскольку, хотя ей хотелось скорее освободить свой кишечник, но двигалась Катя с трудом. Ей мешал раздувшийся живот и шар в попе. Ковыляя широко расставленными ногами, она отправилась туда. Усевшись на унитаз, она дрожащей рукой нащупала клапан у груши и нажала на него. Раздался свист быстро уходящего воздуха и затем вся жидкость с громким шумом вышла из нее. Кате показалось, что она разом похудела на несколько килограмм. Просидев на унитазе еще несколько минут, и убедившись, что теперь она совершенно пуста, Катя вернулась обратно.

Кристина стояла на кушетке в той же позе, что и Катя недавно. На ее раздутый живот было страшно смотреть! Ее глаза были зажмурены, пальцы рук судорожно сжимались и разжимались. Она быстро и шумно дышала.

— Катюш, ты все? — Обратилась к ней Светлана, как будто забыв про другую коллегу, страдающую на кушетке. — Вот возьми халатик. А это — расширитель. В течении дня он постоянно должен быть в тебе. И чем шире сможешь держать его раскрытым, тем лучше.
— Почему?
— Потому что ранг аналитика и твоя зарплата зависят от вместительности твоей попы. А по ней будут судить по шкале расширителя.

Кристина взяла в руки пакет, в котором было приспособление, похожее на металлический бутон из четырех лепестков с перекрестьем из двух длинных штырей в основании.
— — Как им пользоваться?
— Сейчас отпущу Кристину и покажу. Обрати внимание: на нем стоит номер. Запомни его. Вечером ты должна оставить его в баке для стерилизации, а утром взять, не перепутав. Хоть они и стерилизуются, но желательно пользоваться своим: это и гигиеничнее, и привычнее. Да и размер точно будет твой.

Вошли еще три девушки. Также в халатиках на голое тело и с такими же расширителями в руках. Катя накинула свой халат и стала ждать. Светлана отключила шланг от Кристины и помогла ей подняться. Придерживаясь за стену, та пошла в туалет и вскоре оттуда послышался шум воды и громкий протяжный стон облегчения. Светлана повернулась к Кристине:
— Смотри, этот бутон надо смазать и вставить в попу. Затем крутишь вот здесь и лепестки раскрываются. Крути медленно. Если становится больно, делаешь перерывчик и крутишь дальше. Повернись и наклонись.

Катя уперлась руками в кушетку и наклонилась, стоя спиной к девушкам, ожидающим своей очереди. Она почувствовала, как ей в попку вошло что-то холодное и металлическое. Затем это что-то стало увеличиваться в размерах. Она тихо застонала.

— Дальше давай сама. — Светлана взяла ее руку и положила ее пальцы на расширяющее кольцо регулировки. — Крути, пока можешь терпеть. Следующая!

Новая девушка скинула халатик, отложила свой расширитель и встала на кушетке на четвереньки. Светлана достала из большой коробки новую надувную пробку, присоединила ее к шлангу, смазала и вставила в попу ожидающей девушки.

Катя отошла в сторону и стала крутить кольцо расширителя, немного наклонившись. К этому времени Кристина уже вернулась из туалета:
— Смотри, так удобнее. — Она села на корточки, вставила свой расширитель себе в попку и принялась его быстро вращать. Наконец она остановилась, и встала, оставаясь немного наклонившейся. — Вот, смотри.

Она повернулась к Кате и та увидела, что попа девушки превратилась в большую дыру, удерживаемую в открытом состоянии блестящим металлом.
— Про-офи! — С уважением протянула одна из ожидающих девушек.
— Да, мне бы так... — Вздохнула вторая.

Кристина повернулась к Кате: давай помогу. Катя наклонилась и постаралась расслабить свою уже распертую попу. Сжав зубы она застонала — расширитель в ней становился все больше!
— Думаю, пока хватит! — Услышала она голос Кристины. — Молодец! Почти как у меня! Ну, до встречи!

Кристина накинула халат и ушла. Катя попыталась выпрямиться, но у нее это не получилось. Она повернулась к Светлане, заправляющей шланг с пробкой в очередную девушку:
— Куда мне теперь?
— Прямо по коридору, вторая дверь налево. — Ответила Светлана не оборачиваясь.

Катя открыла дверь и пошла, слегка согнувшись и ступая шире обычного. Войдя в указанную дверь, она попала в комнату, в которой за столом сидел Петр Сергеевич. Он поднял на нее глаза:
— А, Катюш, заходи! Добро пожаловать! Теперь здесь твое рабочее место. И по крайней мере первое время мы будем работать в паре. Мы работаем парами: маркетолог и аналитик. Маркетолог проектирует изделие, передает проект инженерам, те изготавливают его, аналитик анализирует эффект от него, — он глазами указал на кушетку и гинекологическое кресло с ремнями на подножках и подлокотниках, стоящие у стены. — и передает информацию маркетологу, а тот или выводит новую продукцию на рынок, или вносит изменения в конструкцию.
— Понятно. — Слегка смутившись негромко ответила Катя.
— Теперь скажи, что ты знаешь о секс-игрушках?
— Ну, они бывают разные...
— Разные — это слабо сказано! — Хохотнул Петр Сергеевич. — Наша компания специализируется на игрушках для анального секса. Причем ориентированных на профессионалов, вроде порно-актрис, и продвинутых любителей. Мы хорошо известны по всему миру, как производители высококачественной продукции. Наши изделия недешевы, но благодаря работе твоих коллег все они высокоэффективны, за что и ценятся, за что и платят. Например, как тебе расширитель в твоей попе?

— Очень туго...
— Зато оцени, как удобно и эффективно! Обычные расширители — наследники гинекологических инструментов и имеют только два лепестка. Наши разработаны с нуля, специально для попы, имеют четыре лепестка и намного лучше работают!
— Это да... — Вынужденно признала Катя. Она стояла немного согнувшись, опершись одной рукой о стол.
— Покажи-ка... — Петр Сергеевич подошел к ней, взял за плечи и заставил наклониться ниже. Обойдя ее, он полюбовался ее растянутым отверстием. — Совсем неплохо, Катюш! Умничка! Садись в кресло.

Катя оторвалась от стола и с помощью Петра Сергеевича устроилась в кресле. Лежа на спине с разведенными ногами она чувствовала себя неловко, выставив напоказ свою растянутую заднюю дырочку. Петр Сергеевич, как будто, почувствовал ее смущение:
— Стесняешься? Все в порядке. Скоро привыкнешь. Я уверен, тебя это даже возбуждает. Я прав? — Он подмигнул ей. Действительно, ее стиснутая снаружи вагина увлажнилась от чувства стыда и беспомощности. — Давай-ка опробуем это изделие. Я намереваюсь серьезно доработать его, вижу большой потенциал и простор для творчества.

Он достал из ящика стола анальную пробку устрашающих размеров. Черная и блестящая, она имела форму луковицы, но толщиной была в его руку. От пробки отходило два провода. Один заканчивался обычной вилкой, другой — каким-то пультом.
— Это рабочий прототип, конечно. Над дизайном мы с тобой еще поработаем.

Он подошел к ней и стал быстро крутить кольцо расширителя. Катя застонала от облегчения в растянутых мышцах. Впрочем, чувство облегчения длилось недолго: Петр Сергеевич быстро смазал пробку, приставил кончик к Катиному отверстию и нажал. Пробка вошла почти полностью, но дальше дырочка отказывалась растягиваться.
— Ну-ка, пусти! — Скомандовал он и больно ущипнул Катю за бедро.

Она вскрикнула и отвлеклась. В этот же момент он сильно нажал на пробку и кольцо ануса сомкнулось вокруг ее основания. Катя негромко застонала. Какая она большая! Как она растягивает ее попочку! Когда расширитель растягивал ее дырочку, это было довольно болезненно. А теперь... Теперь она была заполнена внутри почти как надо! Она лежала с закрытыми глазами, прислушиваясь к своим ощущениям внутри и ощущая взгляд начальника на ее промежности. Это было приятно, унизительно и возбуждающе.

— Умничка, не открывай глаза. Ты все делаешь правильно: сосредоточься на своих ощущениях. — Услышала она его голос. И почувствовала, как его сухие прохладные пальцы коснулись ее там. — Преддверие влагалище увлажнено. Значит твое тело реагирует правильно. Попробуй пальцами постимулировать свой клитор, как ты обычно это делаешь.

Катя покраснела, но сняла правую руку с подлокотника и коснулась своих лепестков. Действительно, они были влажными. Она стала водить своим пальцем вверх и вниз между ними, скользя подушечкой пальца по кончику клитора. Непривычные ощущения в растянутой попке немного отвлекали поначалу. Но когда ее тело привыкло и начало отзываться на ее прикосновения, это чувство наполненности стало приятным. Она ускорила движения пальцем, ее бедра инстинктивно задвигались, а из киски стала сочиться смазка. Забыв, про наблюдающего за ней мужчину, она стала второй рукой ласкать свою грудь. Как хорошо... Как приятно ласкать себя, когда внутри ты так заполнена... Ее дыхание участилось, а губы изогнулись в слабой улыбке.
— Достаточно. Остановись! — Неожиданно услышала она голос Петра Сергеевича.

Катя остановилась и открыла глаза, обиженно и удивленно глядя на него.
— Не спеши, рабочий день только начинается. — Примиряюще улыбнулся она. — Расскажи о своих ощущениях.
— Эээ... — Катя запнулась. Еще никогда ей не доводилось обсуждать ощущения от того, когда она делает это сама.
— Сейчас ты протестировала изделие. Мне нужно, чтобы ты проанализировала эффект от него.
— Понятно. — Кивнула Катя. Она положила руки на подлокотники и, глядя в потолок, постаралась сосредоточиться на воспоминаниях об ощущениях. — Ну сначала было как-то не очень. Непривычно. Но потом стало приятно.
— Так. — Серьезно отозвался он. — Если сравнить ощущения от обычной мастурбации и от мастурбации с пробкой внутри, то что можно сказать?
— Сначала пробка отвлекает. — Немного подумав проговорила она. — Но затем становится приятнее, чем обычно. От того, что чувствуешь такую заполненность внутри.
— Понял тебя. Хорошо. Примерно это я и ожидал. Попробуем теперь протестировать твои ощущения от уже внесенных изменений. — Он что-то сделал с пультом и Катя почувствовала, как пробка в ней завибрировала.
— Ох! — Она закрыла глаза и сжала руками подлокотники. Это было... Необычное ощущение. Приятное... Но, какое-то не слишком возбуждающее.
— Ну как? — Вибрация прекратилась, Катя расслабилась и открыла глаза.
— Как-то не очень. Не возбуждает. Как будто, вибрирует не там, где надо...
— Да? Понятно... А так?

Внезапно пробка внутри Катиной попы запульсировала.
— Ооооо! — Катя застонала, ее тело напряглось и непроизвольно выгнулось. Огромная пробка, распиравшая ее изнутри, пульсировала,

стимулируя всю ее женскую часть. Катя слабо извивалась всем телом и стонала. Вдруг пульсация прекратилась, также неожиданно, как и началась.
— Ну, что скажешь?
— Ох... Это... Это было супер!
— Хорошо. Теперь поработай пальчиками, и я выну пробку.

Катя снова стала ласкать себя пальцами. Правда после перенесенного потрясения от пульсации, пальчики уже не очень впечатляли. Петр Сергеевич покачивал пробку в ней:
— Потужься...
— Хорошо... Ох! — Раздался громкий «ЧПОК»! И Кате показалось, что она сдулась, как воздушный шарик — больше ничего не растягивало ее изнутри. Петр Сергеевич бросил пробку в пакет.
— Не открывай глаза и продолжай ласкать себя.

Катя продолжила стимулировать свою кнопочку наслаждения, но опустевшее тело теперь отзывалось неохотно. Тут она услышала, как защелкали пуговицы, зажужжала молния и зашелестела одежда. «Неужели теперь он сам хочет протестировать меня? Снова?» — от этой мысли Катино тело взбодрилось, соски затвердели, а киска охотно увлажнилась. Она чуть приоткрыла веки и увидела, как Петр Сергеевич, уже голый, одевает презерватив на своего красавца.
— Подглядываешь? — Улыбнулся он.
— Немножко. — Улыбнулась она в ответ, открыв глаза полностью.

Петр Сергеевич был мужчиной «в самом соку»: крепким, не худым и не толстым. Чуть выше среднего роста. И с весьма солидным достоинством! Проницательные глаза на умном интеллигентном лице смотрели на нее весело:
— Теперь анализируй это! — Смазанный член легко вошел в ее разработанную попку и стал двигаться внутри нее. Она закрыла глаза и снова сжала подлокотники кресла. «Какой наслаждение!». Его руки сильно сжали ее груди, а бедра при каждом толчке шлепали о ее зад. Кресло поскрипывало.

Твердый поршень легко двигался в ее подготовленной попке. Колечко ануса с благодарностью обхватило более подходящий по размеру предмет и посылало всему телу сигналы наслаждения.

Катино влагалище, недавно стиснутое пробкой, теперь пульсировало в такт движению члена вдоль него. Она стонала и двигала бедрами навстречу ему:
— Да, да, да, да...

Какой бесстыдство! Какой разврат! Какое наслаждение! Ее собственный начальник разработал ей задницу и теперь трахает ее! Как хорошо! «Боже, еще, еще! Пусть он трахает меня еще! Всегда! Как хорошо! Господи! Какой член! Давай, трахай меня! Пожалуйста! Не останавливайся!»
— Не остановлюсь! — Кате казалось, что она думает про себя, но ее губы тихо шептали и Петр Сергеевич все слышал. Он не ошибся с выбором сотрудницы!

Он продолжал трахать эту развратную задницу! Которая сама молила его об этом! Он усилил напор и вскоре Катино тело взорвалось неистовым оргазмом. Она громко закричала и забилась на кресле. Ему пришлось придержать ее, продолжая долбить ее ненасытную задницу.

Когда же Катино тело успокоилось, Петр Сергеевич вынул свой член из развороченной дыры с покрасневшими краями и снял презерватив:
— Катюш, слезай оттуда.

Ноги и руки не слушались ее и ему пришлось помогать ей. Он помог Кате слезть с кресла и лечь на кушетку. Катя была благодарна ему за возможность свести, наконец, ноги. Только лежать было немного неудобно — он положил ее ногами к изголовью и ее голова свисала. Она собралась было лечь поудобнее, как вдруг он взял ее голову в свои руки:
— Ну-ка открой ротик...
— Что... — Попыталась сказать она, но стоило ей разомкнуть губы, как пахнущая презервативом головка уже заполнила ее рот.

Петр Сергеевич держал Катину голову в ладонях и стал быстро-быстро трахать ее ротик короткими толчками. Он понимал, что протолкнуть его дубину глубже он не сможет. Но сейчас... сейчас... еще немного... Он застонал и рот Кати заполнился его семенем. Она стала глотать, но спермы было слишком много и она вытекала из уголков ее рта.

Когда толстая головка замерла у нее во рту, она начисто вылизала ее, высосав все до последней капли.
— Спасибо. Умница. — Проговорил Петр Сергеевич, отстраняясь от нее.
— И Вам спасибо! — Искренне поблагодарила она, с сожалением выпуская изо рта этот прекрасный член.
— На сегодня ты можешь быть свободна. Теперь мне надо поработать с нашими результатами. Завтра приходи также к 9. Не забудь взять свой расширитель в баке на входе.
— Все понятно. До свидания!
— До завтра.

Катя встала. Ее опустевшее, удовлетворенное тело было готово оторваться от пола и улететь. Ей казалось, что она парит, едва касаясь пола ногами, а улыбка не помещается на лице: она еще никогда не испытывала столько мощных ощущений за раз! Проходя через кабинет Светланы, она помахала ей рукой, широко улыбаясь:
— Света, пока! До завтра!
— До завтра! — Улыбнулась та в ответ. Как приятно, когда в коллектив вливаются новые позитивные люди!

   

   
   

   

   

   
© Lovecherry.ru. Все права защищены!